А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Нет, — ответил он, — не уничтожу. Я не дам ему тронуть тебя… разумеется, если ты останешься при мне. Все, что ты можешь сделать, — отдать шкатулку мне на хранение. Насколько мне известно, если морок заполучит ее, то отдаст Бьярнхарду.
Сигурд отвернулся, крепко прижимая локтем к боку шкатулку. Теперь он всегда носил ее с собой.
— Плохо стараешься, Йотулл. Хальвдану, и тому лучше удавалось завоевывать доверие у меня, дурака, хотя Хальвдан и вполовину не так хитер, как ты, — во всяком случае, я так думаю. В страхе ты смыслишь гораздо больше, чем в доверии, так ведь?
Йотулл едва заметно сумрачно усмехнулся.
— Страх действует так же успешно… если не лучше. По крайней мере я буду уверен, что ты от меня никуда не денешься.
— Даже Бьярнхард умнее тебя, Йотулл. Гляди, какую богатую одежду он мне подарил, не говоря уже о новом седле и вот этом щите! Сегодня ночью, сказал он, я получу еще более ценный дар. Пожалуй, можно счесть, что Бьярнхард славный малый, хотя и урод. — Сигурд усмехнулся, видя, как помрачнел маг. — И еще он говорит, что избавится от тебя, как только перестанет нуждаться в твоих услугах.
Йотулл сухо хохотнул и снова уселся в кресло.
— Это для меня не новость, так что не думай, будто тебе удастся натравить нас друг на друга. Хочу предупредить: у каждого подарка, который сделает тебе Бьярнхард, длинные и липкие щупальца. Ты пожалеешь, если вдруг окажешься обязан ему.
— Твое открытое принуждение, конечно, куда честнее, — язвительно заметил Сигурд, глядя, как Йотулл поудобнее вытягивается в кресле.
— Совершенно верно, — отвечал маг, прикрывая глаза.
Позднее, когда Бьярнхард вручал Сигурду свой дар, тот заметил, что маг вовсе не так беззаботен, как пытается показать. Йотулл не отступал ни на шаг, когда Бьярнхард провел их к надежно запертой на замки и засовы двери в свою сокровищницу. В немом изумлении озирал Сигурд богатую добычу, которую взял Бьярнхард у своих побежденных врагов. В резных сундуках лежали все мыслимые вещи, которые когда-либо мастерились из золота или украшались драгоценными камнями; среди безделушек и украшений вперемешку валялись мечи, секиры, кинжалы, копья, шлемы и прочие весьма полезные вещи.
Бьярнхард отпер искусной работы погребальный сундук и достал меч в ножнах.
— Вот что я дарю тебе в знак нашей дружбы. Я требую, чтобы ты принял этот дар, иначе сочту себя тяжко оскорбленным. — Он ухмыльнулся и подмигнул Сигурду, точно маленький веселый тролль. — Если Хальвдан вдруг придет за тобой, лучше встретить его с мечом в руках. Черный день будет это для Хальвдана, а? — Бьярнхард оскалился и многозначительно подмигнул Йотуллу, который с отвращением отвернулся.
Сигурд взял меч и внимательно его оглядел, мысленно отмечая, что такая тонкая резьба и инкрустация сами по себе стоят немало. Рукоять меча была обильно выложена золотом, а клинок был острым и сверкающим. Бьярнхард пристально следил за Сигурдом, и его острые глазки сверкали не хуже меча.
— Ну, как? По душе ли тебе этот меч? — хитро осведомился он. — Если нет, я подыщу другой… только боюсь, он будет не такой искусной работы и не так подходящ для твоей цели.
Сигурд не обманывался насчет щедрости Бьярнхарда. Этот меч всего лишь плата за услугу, которую хочет получить от него ярл доккальвов. Сигурд слегка улыбнулся при мысли, как он будет разочарован — не говоря уже о том, что лишится замечательного меча.
— Благодарю тебя, он великолепен, — ответил Сигурд, влагая меч в ножны.
— Надеюсь отплатить тебе за щедрость как сумею.
Бьярнхард покачал головой:
— Нет, нет, это подарок, и ничего более. Дань уважения, так сказать.
Бери и владей.
— И пусть этот меч послужит тебе так же хорошо, как прежним своим хозяевам, — добавил Йотулл, переглянувшись с Бьярнхардом, который сверкнул на него глазами.
Рольф разглядывал свои стрелы, когда Сигурд явился к нему с мечом. Он обнажил меч и бросил его на войлочный ковер рядом с Рольфом, чтобы тот мог приглядеться к оружию.
— Ну-ка, посмотри! Бьярнхард подарил мне этот меч в знак дружбы, и более ничего. Во всяком случае, так он говорит. Как по-твоему, что это значит — дружба или взятка? — Говоря это, он с восторгом разглядывал руны, покрывавшие меч от рукояти до острия.
Рольф глядел на меч, мерцавший в отблесках пламени, и глаза его раскрывались все шире. Вдруг он выронил стрелы, закрыл руками глаза и отпрянул, побелев и задрожав.
— Убери его, Сигурд! — вскрикнул он. — Не могу больше видеть его!
Сигурд торопливо вложил меч в ножны и сунул его под одеяло.
— В чем дело, Рольф? — спросил он. — Ты прочел что-нибудь в этих рунах?
Уверен ты, что это не просто игра пламени? Это же древние руны — вряд ли они могут быть важны для нас.
Рольф покачал головой, все еще дрожа. Глаза его блестели от пережитого потрясения.
— Я знаю, что я увидел. Руны мерцали и плясали, точно пламя, и на одно мгновение я смог прочитать их. Каждому альву дано видеть разные знамения, и я прочел… — Он оборвал себя и с силой потер глаза костяшками пальцев, точно пытаясь стереть картину увиденного.
— Что же ты прочел? Что там написано? — не отставал Сигурд, раздираемый желаниями успокоить Рольфа и броситься через комнату, выдернуть клинок из ножен и взглянуть на руны.
Рольф безнадежно вздохнул, глядя на огонь.
— Что там написано?» От сей руки ты погибнешь»— вот что. Я увидел мою смерть, Сигурд. От этого меча… и от твоей руки.
Глава 10
— Да нет же, не может быть! Ты ошибся, Рольф. Мало ли какие мрачные надписи бывают на древних мечах! Тебя все еще лихорадит, Рольф, если ты можешь поверить, что я способен убить тебя. Я скорее бы сам умер! — Сигурд покосился на место, где он спрятал меч. — Наверняка ведь эта надпись не предназначалась именно для тебя!
— Нет, для меня. Я знаю, что для меня. Я смотрел на это сплетение рун и думал, что никто на свете не сумеет их прочесть… а миг спустя отсвет пламени выхватил из путаницы отдельные руны, и я прочел их. Сигурд, это неизбежно.
Сигурд торопливо метнулся к двери — поглядеть, не подслушивает ли кто снаружи. В коридоре что-то шуршало — всего лишь крысы.
— Отдам меч Бьярнхарду и скажу, чтобы он сломал его. Хотя этот меч так хорош… нестерпимо даже думать о том, чтобы уничтожить его. И право же, не понимаю, как может меч сам решать, кого ему убить. Нет, правда же, Рольф, тебе все это привиделось. — Сигурду отчаянно нужен был меч, а хороший клинок найти нелегко, особенно когда нет золота, чтобы купить его.
— Нет, я знаю, что видел. Этот меч предназначил мне умереть.
— Но почему же? Что ты такого натворил, чтобы заработать особые магические руны? Если уж на то пошло, то меч должен бы убить прежде всего меня, ведь мне принадлежит шкатулка, за которой охотятся все кому не лень.
Как по-твоему, может, послание предназначено мне?
Они воззрились друг на друга, и Рольф покачал головой.
— Нет, — со вздохом сказал он, — руны обращались именно ко мне, как бы я ни хотел поверить в обратное. Я предчувствую, что обречен.
— Признаться, мне не по себе стало, когда я впервые увидел меч… да и Йотулл сказал о нем что-то странное, а Бьярнхард глянул на него так, словно мечтал перерезать ему горло. Пускай-де меч послужит мне, как служил прежним своим хозяевам. Йотулл был довольно раздражен, словно этот меч — так себе, пустяк… но мне сдается, что на нем проклятие. Я верну его Бьярнхарду, да еще и скажу, какого я мнения о том, кто дарит проклятый меч своему как бы другу. Может, я и прав, что сомневаюсь и опасаюсь их обоих.
Может быть, надо…
Рольф схватил его за руку.
— Сядь и помолчи, олух! Ты им ничего не скажешь, чтобы не вызвать у них подозрений. Сигурд, ты даже представить себе не можешь, во что мы вляпались! Будь ты альвом, ты бы лучше понимал, как обстоят дела, но иногда, пожалуй, лучше и не знать, что тебе грозит. Слушай меня, Сигурд, и поступай так, как я тебе скажу, иначе, клянусь душой, ты не успеешь даже горько пожалеть о случившемся — погибнешь скорее. Погоди, я знаю, что ты сейчас скажешь: что все не так уж плохо, что ты позаботишься о нас обоих… но есть, быть может, способ сделать то, чего хочет Бьярнхард, и все же остаться в живых. Пока что надо нам держаться как можно более мило и с ним, и с Йотуллом. Продолжай в том же духе — считай меч подарком друга. Кто знает, быть может, они искренни в своих дружеских к тебе чувствах. Твоя ненависть к Хальвдану — бальзам на Душу.
— Но ведь меч проклят! — перебил его Сигурд. — Что ты скажешь об этом?
Разве подарили бы они мне проклятый меч, если бы не желали мне зла?
Рольф вздохнул и поморщился:
— Да, я чую его проклятие… по крайней мере, что оно касается меня, но тебе оно, быть может, не навредит. Знаешь, на старых мечах проклятий — что блох на овце. Быть может, на всех мечах Бьярнхарда есть хотя бы по одному проклятию. Или он ничего не знает именно об этом проклятии — зато знает Йотулл. Этот лис способен за сотню миль учуять запах чар. У меня ведь было такое же недоброе предчувствие, когда я впервые увидел твою шкатулку, и я понял, Сигги, что беды мне не миновать, если свяжу свою судьбу с этой вещицей.
Сигурд подумал о шкатулке, которую уже уложил в седельную сумку.
— Я еще не знаю, что там за штука, а уже, кажется, ненавижу ее, — с горечью заметил он. — Она поджидала меня в шкатулке еще до того, как я появился на свет. Это же просто нечестно! Смотри, сколько уже бед случилось из-за нее. Знаешь, мне уже не очень хочется открывать шкатулку — чтобы не произошло и чего похуже. Взять хотя бы проклятие… из-за него обезлюдел Тонгулль, умерла прежде времени моя бабка, и потом, я, признаться, всегда подозревал, что с гибелью старого Адиля что-то нечисто.
— Нет, — со слабой усмешкой отозвался Рольф, — по крайней мере, одна польза от этого проклятия неоспорима. Без него мы с тобой никогда бы так не подружились… хоть и неизвестно, надолго ли.
Слова Рольфа мало утешили Сигурда. Он перепрятал меч подальше, чтобы тот как можно реже попадался ему на глаза, затем, против обыкновения с большой неохотой, присоединился к Бьярнхарду и Йотуллу в главном зале.
Никогда еще не казались ему так искренни их щедрость и приязнь, как ни пытался Сигурд разглядеть за ними затаенное зло. Приметив, что Сигурд не в духе, Бьярнхард тотчас прихромал к нему, уселся рядом и принялся серьезно расспрашивать, что так обеспокоило гостя, даже подлил ему эля, чтобы подбодрить.
— Это меч тебя растревожил? — Бьярнхард с довольно хитрым видом постукивал себя по носу. — Неужели боишься, что не сумеешь когда-нибудь отплатить мне за добро?
Сигурд пытался отговориться плохим настроением и тому подобной чепухой, но Бьярнхард не отступал. Юноша и глазом не успел моргнуть, как уже рассказал ему во всех подробностях разговор с Рольфом о мече. Бьярнхард откинулся на спинку кресла, и на лице его отразилось безмерное изумление.
— Хорош же я — подарить в знак дружбы проклятый меч! — воскликнул он, сокрушенно качая головой. — И ты мог поверить, что я сделал это нарочно?
Ты же знаешь, я с тобой совершенно честен. Твои заботы — мои, твой путь — мой, и я не покинул бы Свинхагахалл ни ради какого дела, кроме одного, которое для меня так же важно, как моя жизнь!.. Не хочу стать причиной ссоры между такими друзьями, но все же должен тебе напомнить, что Рольф все еще верен Хальвдану и высоко бы поднялся в его мнении, если бы вернул в Хравнборг тебя и шкатулку. Вспомни к тому же, что бедняга долго болел, и это, быть может, отразилось на его рассудке. Я рад, что ты заговорил со мной на эту тему, — теперь мы сможем лучше позаботиться о Рольфе. Быть может, лучше отговорить его от путешествия — оно наверняка окажется рискованным для того, кто перенес тяжкую болезнь. Если он отправится с нами, то, боюсь, не вернется.
Сигурд отлично знал — ничто не заставит Рольфа остаться.
— А как же меч? — спросил Сигурд. — Ты уверен, что на нем нет проклятия, которое может вынудить меня убить Рольфа?
Бьярнхард энергично помотал головой:
— Клянусь всем, что мне свято, — нет! Я бы никогда не вложил в руки друга такое гибельное оружие. — Он вцепился в подлокотники кресла и обжег Йотулла ненавидящим взглядом. — Этот маг спит и видит, чтобы нас с тобой разделила кровь. Может, он что-то сотворил с рунами. Надобно тебе знать, что это он наслал на тебя Гросс-Бьерна. Берегись его, мальчик мой, как бы он не похитил у тебя шкатулку!
— Не похитит, — отвечал Сигурд. — Хальвдан не меньше жаждал ее заполучить, а все же я от него сбежал.
Мгновение Сигурд и хромой ярл мерили друг друга осторожными взглядами.
Затем Бьярнхард стукнул по полу культей и захохотал.
— О да, ты достойный противник Хальвдану! Именно потому я и дал тебе меч. Когда покончишь с Хальвданом, возьмешься ли ты убить Йотулла? — Глаза его сверкали от злобного удовольствия.
— Тогда следующим останешься ты, — без тени шутки отвечал Сигурд, прямо глядя в глаза Бьярнхарду.
Когда пришло время отправляться в путь, снег и ветер неукротимо завывали вокруг Свинхагахалла. Йотулл расхаживал по полуобвалившимся стенам крепости, и ветер свистел, залепляя снегом его бороду. Вернувшись в зал, он раздраженно содрал с себя плащ и объявил:
— Я готов прозакладывать суму и посох, что эта метель порождена магией!
Ветер дует с юга — стало быть, из Хравнборга. Ну, если только это дело рук Миклы! Я повешу дрянного крысеныша вниз головой на полсотни лет!
Рольф при упоминании Миклы просиял, но Сигурда пробрал зловещий озноб, когда он представил, что из Хравнборга на него может направляться враждебная магия. Входная дверь затряслась на петлях, и Сигурду послышалось снаружи сопение морока. Он взялся за рукоять меча… и ветер словно издевательски захохотал, веселясь при мысли о скиплинге, который готов в одиночку бросить вызов бешенству пурги.
— Неужели нельзя все же отправляться в путь? — спросил он. — Весенние метели обычно подолгу не тянутся.
— И эта не протянется, — пробормотал Йотулл, роясь в своей суме. — Мы отразим ее чарами, да такими, что эти ничтожества затрясутся с ног до головы. — Он схватил в охапку какие-то инструменты и амулеты и торопливо зашагал к узкой винтовой лестнице, которая вела на самые высокие стены цитадели — наилучшее место для сотворения чар.
Сигурд ерзал на месте и злился, а Рольф и Бьярнхард сидели у очага друг напротив друга и делали вид, что дремлют, но на самом деле сверлили друг друга подозрительными взглядами. То и дело Сигурд подходил к двери и прислушивался — ему все чудились приглушенные тревожные крики, но он не решался открыть дверь, опасаясь нападения морока. Вместо себя он посылал наружу слуг, одного за другим, — но эти плуты не спешили возвращаться.
Последним отправился за дверь Слинг, прежде всласть поспорив и попеняв, что это-де не его обязанность — быть на посылках; на деле, как подозревал Сигурд, в его обязанности входило развлекать Бьярнхарда и шпынять командиров, которые приходили за приказаниями ярла.
Бездельник едва только успел выскользнуть за дверь, а Сигурд — запереть за ним последний из множества засовов, как Слинг бешено забарабанил в дверь снаружи, захлебываясь от визга. Он ввалился в зал еле живой, с льесальвийской стрелой в спине. Бьярнхард заковылял к двери, хватаясь за меч, но Сигурд уже снова захлопнул и крепко запер дверь.
— Они здесь! — прохрипел Слинг, в ужасе озираясь. — Точно белые волки в снегу. Тишина… смерть… стрелы!
— Это Хальвдан, — угрюмо сказал Бьярнхард, и кривая усмешка рассекла наискось его лицо. Он похлопал Сигурда по плечу:
— На сей раз есть кому биться за меня, и он не подведет. Этот меч выстоит против перчатки Хальвдана. Я знал, что не зря выжил, — горбатый, безногий, но выжил: ради мести, сладостной, бесценной, последней мести.
Рольф поднял взгляд от белого как мел умирающего Слинга — в глазах доккальва, обращенных к Сигурду, остывал немой укор.
— Но, Сигги, ты ведь не станешь драться с Хальвданом? Вспомни, ведь он дважды спас тебе жизнь!
Сигурд вслушался в топот ног, приближавшийся к двери, и дрожь охватила его в предвкушении боя.
— Если он считает, что я покорным пленником вернусь в Хравнборг, — да, я буду с ним драться! Драться до смерти, если он захочет отнять у меня шкатулку. Я-то знаю, что он явился именно за ней!
Бьярнхард извлек из ножен свой меч и встал за спиной у Сигурда.
— Толку от меня немного, Сигурд, но я постараюсь прикрыть тебя сзади — как положено истинному другу. — Он метнул злобный взгляд на Рольфа, который все еще склонялся над Слингом.
— Я не подниму руки на Хальвдана, — отрезал Рольф. — И тебе позор, Сигурд, если станешь биться с ним.
Сигурд не слушал его. Дверь сотрясалась под мощными ударами, и хор голосов громко требовал немедля открыть ее. Бьярнхард побледнел и попятился к проему, за которым была лестница, ведущая наверх.
— Тихо, вы все! — один голос заглушил все остальные. — Если нужно будет, мы выбьем дверь молнией. Эгей, Сигурд! Сигурд, ты здесь?
Сигурд бесшумно шагнул к двери.
— А это ты, Микла, ученик мага?
— Кто же еще, болван? А теперь отопри дверь, покуда я ее не сжег. Ты и так нас здорово вывел из терпения!
Сигурд уже хотел зло огрызнуться, когда вдруг по лестнице сбежал Йотулл и в несколько прыжков одолел комнату. Он остановился у самой двери, не обращая внимания на облегченные восклицания Бьярнхарда и делая вид, что не заметил, как хромой ярл пытается улизнуть наверх.
— Так это Микла теперь маг у Хальвдана? — прогремел Йотулл, искрящимся навершием посоха один за другим отпирая засовы. — Очень уж храбро ты разговариваешь для простого ученика. Магом тебя еще никак нельзя считать.
Не могу представить, чтобы даже ты набрался наглости не то что ввязаться в магический поединок со мной, но даже просто скрестить мечи!
Ответом ему был новый оглушительный грохот в дверь.
— Открывай, не то мы похороним тебя и сделаем гроб из этой двери! — прорычал Хальвдан. — Ты один в ответе за все это безумие, Йотулл.
Когда-нибудь мы с тобой найдем время посчитаться, и тогда уж верно один из нас не уйдет живым!
Йотулл почти отодвинул последний засов и тотчас же отпрыгнул, заняв лучшую оборонительную позицию. Новый удар снаружи — дверь распахнулась настежь, едва не слетев с петель. Хальвдан ворвался в комнату и замер на почтительном расстоянии от Йотулла и от Сигурда, стоявшего с мечом в руке.
Бьярнхард опустился в кресло, широко улыбаясь, словно все явились сюда исключительно ради его развлечения.
— Вечер добрый, Хальвдан, мой старый враг и соперник, — произнес он, постукивая культей по полу, чтобы привлечь всеобщее внимание. — Не правда ли, это похоже на добрые старые времена, когда мы то и дело налетали друг на друга, чтобы всласть подраться? Мне до сих пор ужасно не хватает прежнего Хравнборга, того, что был на равнине. Поверь мне, всякий раз, как я вижу его развалины, сердце сжимается от боли.
Хальвдан шагнул в комнату, заснеженный и разъяренный, — полная противоположность невозмутимому Бьярнхарду.
— Я желаю твоему сердцу лишь одной боли — от преждевременной смерти!
Видно, трудней всего прикончить самую бесполезную тварь — змею либо доккальва. Может, на сей раз мне убить тебя, чтобы ты лег рядом со своими стражниками? Я пришел за скиплингом, которого Йотулл похитил из Хравнборга, и без него отсюда не уйду.
— Ну так и побеседуй об этом с Йотуллом и скиплингом, — отвечал Бьярнхард, все еще усмехаясь и поигрывая мечом.
Сигурд и Хальвдан обменялись недружелюбными взглядами. Йотулл оперся на посох.
— Видно, ты не понимаешь, что скиплинг ушел со мной добровольно, — заметил он, — так что о похищении и речи быть не может.
— Это все из-за тебя! — бросил Хальвдан, гневно сверкнув глазами. — Ты отлично знал, что сумеешь убедить его во всем, что тебе выгодно! Он захотел сбежать, и ты, уж конечно, не стал его отговаривать!
— Отговаривать! — воскликнул Сигурд. — Да с какой стати мне было там оставаться? Ты бы не замедлил прикончить меня, убедившись, что я не отдам тебе шкатулку! Я отлично знаю, что ты замышлял нечто подобное.
Хальвдан перевел на него яростный взгляд:
— А Йотулл и Бьярнхард, по-твоему, ничего такого не замышляют? Ты думаешь, они славные, честные ребята и заботятся только о твоем благополучии?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30