А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Йотулл тотчас же развернул целую охапку карт и показал ему не один путь, а дюжину, все относительно безопасные и не слишком отягощенные глубоким снегом, голодными троллями и патрулями доккальвов. Остановились на дороге, огибавшей спорный край между горами и низинами, на который предъявляли права и льесальвы, и доккальвы. Если б случилось что-то неладное, путники запросто отступили бы в горы и, быть может, даже отыскали укрытие в каком-нибудь льесальвийском форпосте. Они надеялись, что доккальвы не станут преследовать их в горах, и тогда им удастся избежать низин, сделав крюк на северо-запад, в направлении Свартафелла.
Когда путники спустились в низины, Рольф все чаще оглядывался на горы, которые высились у них за спиной в свете звезд и вершины которых омывал таинственный и зловещий отблеск колдовских огней, плясавших в небесах.
Снег в низинах был не так глубок, зато тролли многочисленней и куда хитрее горных. Йотуллу не всегда удавалось обмануть их чародейскими ловушками и прочим колдовством, и он прибегнул к иному средству: поражал троллей волшебными молниями, покуда не приучил их держаться подальше. Сигурд ненавидел этих троллей даже больше, чем ободранных и жалких горных тварей.
Низинные тролли усаживались тесными группками на склонах холмов и, ясно видные в звездном свете, отражавшемся на снегу, вели вполголоса долгие разговоры, о чем-то совещаясь. У них были свои вожаки, которые рассылали гонцов во все стороны. Пару дней спустя стало ясно, что тролли просто наблюдают за путниками, следуют за ними неотступно и сообщают о каждом продвижении своей добычи. Такая сообразительность, неожиданная для троллей, тревожила Сигурда куда больше, чем голод и необдуманная ярость горных троллей.
Рольф тоже боялся этих хитрюг и все чаще настойчиво предлагал вернуться в горы. Йотулл на это лишь качал головой:
— К великому сожалению, мы уже не сможем вернуться, даже если б и захотели. Я где-то ошибся в расчетах, и мы оказались не на том берегу реки, с которого легко отступить в горы. Мне стыдно за такую промашку, но вы же видите: река к востоку от нас, именно там, где бы ей лучше не быть.
Видно, я взял неверное направление от последнего стоячего камня.
Сигурд поглядел на восток, на туманы, клубившиеся над рекой, — воды ее были глубоки и теплы от горячих ключей, которые брали начало под ледником, от обжигающих сводов расплавленного камня в самом беспокойном сердце Скарпсея. Переправлялись они гораздо ниже, там, где остывшая река затянулась льдом.
— Можно вернуться назад по своим же следам, — продолжал Йотулл, — или же продолжать идти вперед. Река, вне всяких сомнений, исчезнет в горах, из которых и вытекает, и нам даже не придется переправляться через нее. Если хотите знать мое мнение, дела наши не так уж и плохи.
— Если только тролли не решатся напасть на нас, — вставил Рольф. — А когда решатся, мы не сможем отступить в горы, где, как известно всем добрым льесальвам, высоко и безопасно. Не нравятся мне эти низины. На мой взгляд, мы чересчур близко к Муспеллю, а там, как известно, из земли бьют кипящие ключи.
— Замечательное место для купания, — проворчал Сигурд. — Нам бы всем не повредило поплескаться в горячей водичке — прополоскать косточки от холода. И потом, гляди — вокруг горячих ключей еще остался мох и даже зеленая травка для лошадей, так что мы еще и сбережем зерно. Нет, не думаю, что мы напрасно спустились с гор… только надо поскорее как-то обойти эту проклятую реку.
Река между тем уводила их все глубже в пересеченную местность, где на пути то и дело вставали лавовые утесы. Этот край был так надежно защищен от снега и ветра, что путники невольно медлили, не желая слишком быстро покидать его. Кони запросто выкапывали копытами из-под тонкого снежного слоя сухую траву, а в лавовых утесах в достатке было пещер и глубоких впадин, вполне сухих и пригодных для ночлега. Лишь одно не на шутку тревожило Сигурда — голоса троллей, перекликавшихся на утесах над головами путников. С самого Тонгулля не слыхал он этого пронзительного клича — диких визгов, которые эхом перелетали от утеса к утесу, как некогда перекатывались над водой фьорда Тонгулль, сопровождаемые низким рокочущим ревом, похожим на мычание дикого быка. Часто Сигурд просыпался в ужасе — ему чудилось, что он снова оказался в доме Торарны и тролли раскапывают крышу, чтобы добраться до него.
Он почти обрадовался, когда Йотулл приметил среди утесов местечко пониже и повел их вверх по склону. Когда они добрались до вершины, ветер торжествующе завыл, словно приветствуя их возвращение. Рольф указал на глубокое ущелье, рассекавшее горы на юге, — там холодный мрак едва озарялся слабым отблеском белого света.
— Глядите-ка! — воскликнул он. — Вот-вот наступит солнцестояние.
Никогда не думал, что так обрадуюсь близкой весне!
Свет скоро погас, но все же его вид ободрил путников. Кони пригорюнились, вернувшись в сугробы, и неспешно побрели вперед, осторожно ступая по камням, прикрытым снегом. Долгое время путники не слышали переклички троллей и не видели, как мелькают по склонам утесов их уродливые тени. Йотулл озирался по сторонам, гадая, что бы это могло значить.
— Они нас потеряли! — счастливо посмеивался Рольф. — Мы обвели их вокруг пальца, когда ушли от реки. Хорошо бы они все там и остались!
Скоро — чересчур скоро, с точки зрения Рольфа, — высокое нагорье, по которому шли путники, оборвалось, снова круто спускаясь в долину реки.
Спуск выглядел не слишком приветливо, а долина и того хуже, тем более что метель подступала все ближе, однако мысль о приятной ночевке в сухой лавовой пещере превозмогла даже отвращение Рольфа к низинам. Едва передвигая ноги, путники устроились на ночлег. Йотулл нацарапал вокруг входа в пещеру круги и магические руны и приготовил несколько колдовских ловушек для троллей. Затем он уселся у костра, покуривая трубку и глядя на снежную круговерть, бушевавшую снаружи. После скудной трапезы, которая состояла из сушеной рыбы и чая, Сигурд прилег и смотрел, как багровые отсветы огня пляшут на пыльных стенах пещеры, лениво размышляя, что здесь совсем неплохо и, будь у него выбор, он бы задержался здесь подольше.
В полусне он прислушивался к реву троллей, но ему лень было даже сказать Рольфу и Йотуллу, что нежеланные спутники снова отыскали их след.
Несколько раз Сигурд открывал глаза, когда Рольф брал лук и стрелы и перешагивал через Сигурда, чтобы занять позицию у входа в пещеру.
Пронзительные вопли снаружи извещали, что Рольф не промахнулся, и Йотулл что-то одобрительно ворчал. Затем поднялся дикий гвалт, и Рольф перевалился через Сигурда, со стоном хватаясь за стрелу, торчавшую из его плеча. Йотулл начал сыпать проклятьями и молниями обстреливать тьму, между делом крича на Сигурда, чтобы он пошевеливался и занялся делом. Сигурд вскочил и с ужасом наклонился над Рольфом, не зная, ранен он или убит. У Рольфа сильно текла кровь, но, к большому облегчению Сигурда, стрела только проткнула мякоть плеча, ничего другого не задев.
— Могло быть и хуже, — заверил друга Сигурд, торопливо перетягивая рану, чтобы остановить кровотечение. — Чуть-чуть правее — и стрела бы вовсе тебя не задела, но все равно повезло: если б она летела левей, то проткнула бы тебе горло.
Рольф заскрежетал зубами от боли.
— Ну да, я вообще везунчик. Кто знает теперь, как долго еще я не смогу взять в руки лук? Я видал, как такие ранки начинали воспаляться и гнить и убивали куда дольше и мучительней, чем один точный выстрел в сердце. Да уж, есть за что благодарить судьбу. — Он закрыл глаза, безнадежная бледность залила его лицо. — Будь им пусто, троллям этим! Кто бы мог подумать, что они стреляют так метко? Дай-ка мне стрелу.
Сигурд протянул ему стрелу, которую пришлось переломить пополам, чтобы извлечь из раны. При виде оперения стрелы Рольф яростно вскрикнул:
— Проклятье! Глядите — красно-черные перья! Это доккальвийская стрела.
Сигги, там, снаружи, не только тролли; с ними доккальвы.
— Боюсь, что ты прав, — отозвался Йотулл, который, опустившись на колени, выглядывал из пещеры. — Я вижу их коней, да и шлемы ясно различимы в свете звезд.
Сигурд загасил костер одним из простейших заклинаний, которые он выучил у Адиля.
— Ты стоял против света, Рольф, так что мишень из тебя была отменная.
Интересно, как долго сможем мы продержаться в пещере?
— Пока не закончатся съестные припасы, — отозвался Йотулл, — а потом можно съесть и коней, если только ты согласен дотянуть до такого исхода.
Можно бы, конечно, помереть здесь от голода, но такая смерть не кажется мне достойной; не желаю я ни храбро бросаться на их копья, ни гибнуть, точно мученик или берсерк. Если мне суждено попасть в плен, пусть я лучше буду на высоте. — С этими словами он перебросил плащ через плечо и шагнул к выходу из пещеры, вскинул руки в мирном жесте.
— Что? — воскликнул Рольф, с трудом приподымаясь на локте и гневно глядя на Йотулла. — Всего один раненый, и мы уже сдаемся? Вот это герои!
Песни скальдов, Сигги, рождаются на крови.
— Помолчи ты, безумец! — отрезал Сигурд, не спуская глаз с Йотулла, — он был почти уверен, что вторая стрела найдет сейчас свою цель.
— Эгей! — донесся крик снаружи. — Чего вы хотите — мирно сдаться или биться до смерти?
— Мы сдаемся, если вы — доккальвы из Свинхагахалла! — отвечал Йотулл. — Можете подойти. Даю вам слово, что мы не станем более сопротивляться!
Деловито бряцая оружием и доспехами, доккальвы подошли к пещере и уставились на путников через ограду из копий и мечей. Сигурд поразился тому, как богато изукрашены золотом их шлемы, рукояти мечей и секир, — если это, конечно, простые солдаты, а не ярлы. Шлемы доккальвов сильно отличались от практичных конических шлемов льесальвов — это были шедевры оружейного ремесла, и Сигурд удивился, не зная, для чего же они, собственно, предназначены — то ли украшать головы своих владельцев, то ли защищать их от ударов вражеской секиры.
— Откуда вы идете? — спросил вожак доккальвов. Это был красиво одетый малый с надменными манерами, и выглядел бы он совсем внушительно, если бы не узкое лисье личико и бегающие глаза. — Раудборг недалеко отсюда. Может, вы дезертиры из лагеря льесальвов?
— Мы не дезертиры, — поспешно бросил Сигурд, видя, что Йотулл собрался, по своему обыкновению, разразиться многословной речью. — Мы идем из Хравнборга, и наши дела никак не касаются доккальвов Бьярнхарда.
— Помолчи, Сигурд, дай говорить старшим! — сурово одернул его Йотулл, сердито блеснув глазами.
— Когда трое льесальвов рыщут в низинах, их дела касаются именно доккальвов, — проворчал вожак. — По-моему, вы соглядатаи, а значит, самое верное — отвести вас в Свинхагахалл. Бьярнхард особо интересуется соглядатаями и дезертирами. Я-то знаю, как он поступает с беглыми доккальвами; поглядим, что он измыслит для вас.
Доккальвы за его спиной согласно забормотали и обменялись многозначительными взглядами. Под их неусыпным присмотром Йотулл велел Сигурду оседлать коней и погрузить пожитки. Рольф оперся о стену и поглядывал на доккальвов, пытаясь завести с ними разговор.
— Кто из вас пустил вот эту стрелу? — спросил он наконец, сжимая в здоровой руке обломки стрелы. Когда один молодой доккальв, топтавшийся позади всех, признал, что это его работа, Рольф только фыркнул:
— Плохо стреляешь, братец. Будь я на твоем месте, ты уже валялся бы в этой пещере замертво. Впрочем, я тебе благодарен за промах — теперь я смогу увидеть, во что превратился Свинхагахалл, и встретиться с вашим ярлом лицом к лицу.
— Эй, это что такое? — воскликнул вдруг вожак, который неотступно следил за тем, как Сигурд собирается положить шкатулку в седельную суму.
Сигурд стиснул шкатулку в пальцах, а доккальв подобрался ближе, алчно ухмыляясь.
— Похоже, в ней есть кой-что ценное. Дай-ка я ее понесу.
Сигурд смерил его холодным взглядом.
— Обойдешься. То, что есть в этой шкатулке, ценно только для меня. — Глаза его не отрывались от тощей смуглой физиономии доккальва, но он хорошо помнил, где лежат меч и секира.
Доккальв только шире ухмыльнулся и поднял меч.
— Что ценно для тебя, пригодится и мне. Отдай, я сказал, не то не успеешь пожалеть о своем упрямстве.
Йотулл стремительно и бесшумно шагнул к ним.
— Шкатулка тебе не пригодится, — ровным, но твердым голосом сказал он доккальву. — Не советую тебе касаться ее. В ней сокрыта Сила, и я не ручаюсь, что удержу ее, если ты коснешься шкатулки.
Вожак колебался, а между тем слабые порывы Силы уже дергали его плащ и бороду — почти игриво, но едва он решительно шагнул вперед, как Сила Сигурда ударила в него сверкающей и искристой дугой, вышибла меч, и тот пролетел через всю пещеру. Сыпля проклятиями, вожак схватился за руку и затряс ею, с яростью глядя на Сигурда.
— Ну ничего, придется тебе отдать ее Бьярнхарду! — прорычал он. — Вперед, пошевеливайтесь! Пора в путь, и я не намерен дожидаться вас здесь до весны. Да, Бьярнхард немало с вами потешится! Вы еще увидите, как он обращается с дезертирами и соглядатаями.
Глава 9
Когда после почти двух дней весьма нелегкого путешествия прибыли в Свинхагахалл, они тотчас же узнали, как именно Бьярнхард обращается с дезертирами и соглядатаями. Укрепления вокруг горного форта были усеяны кострами, и красноватые отблески пламени хорошо освещали ряд виселиц.
— Верно, поймали еще одну шайку дезертиров, — вполголоса бросил один доккальв другому, пока отряд въезжал в зловещие ворота цитадели Бьярнхарда.
За стенами укреплений высились громадные руины древнего чертога, явно тех же лет, что и донжон старого Адиля. В черных нишах и бойницах горели огоньки — словно множество глаз, взиравших на чужаков. Тут и там с парапетов поглядывали на вновь прибывших кучки доккальвов, но Сигурд так и не услышал приветственных криков, которыми обыкновенно встречали разъезды у льесальвов. Доккальвы неукоснительно исполняли долг, едва смея бросить взгляд по сторонам, когда несли стражу или спешили по поручению.
Пленников торжественно ввели через главный вход чертога в то, что некогда было обширным залом; теперь же большая часть крыши обвалилась, и в гулкой пустоте фыркали кони в денниках. Здесь оставили лошадей пленников, а их самих доккальвы повели вниз по темному туннелю, кое-где освещенному коптящими костерками; над углями съежились стражники, стараясь уловить хоть частичку тепла, прежде чем ледяной ветер погасит последнюю горячую искорку.
— Под землей вы могли бы устроиться куда уютнее, чем в этих стылых руинах, — заметил Йотулл вожаку доккальвов, когда они пробирались через сугробы снега, нанесенного из пролома в стене. — Мне всегда казалось, что доккальвы умеют выбирать себе подходящие жилища — и куда удобней этого.
Вожак поморщился, точно был готов согласиться с магом, но тут же поспешил ответить:
— Ты от меня жалоб не дождешься. Должность у меня здесь низкая, да и не нужны мне особые удобства. Когда доккальвы будут править всем Скарпсеем, наши чародеи вновь отыщут источник вечной зимы, так что надо заранее привыкать к такому существованию. — Он тяжко вздохнул, перебираясь через еще один сугроб. — Славные это будут времена для доккальвов… если прежде все мы не вымерзнем. Каждую стражу мы теряем самое меньшее одного часового. — Вожак остро глянул на стражника у дверей, перед которыми они остановились, но промерзшего насквозь бедолаги хватило лишь на то, чтобы кое-как подняться и отсалютовать. — Это я, Гуннольф. Ну-ка открывай, лежебока! Нечего пенять на холод у этакого жаркого костра.
Рольф и Сигурд глянули на жалкую горстку углей, чадивших на промерзшей земле. Оборванный стражник поспешно замолотил в дверь, и после долгого молчания она наконец едва приоткрылась. Подозрительный голос осведомился, что им нужно. Когда вожак объявил свое дело, дверь со скрежетом приоткрылась еще ненамного и их неведомый собеседник нетерпеливо велел им заходить, а потом торопливо захлопнул за ними дверь и с лязгом задвинул все засовы.
— Что же это за дело такое, если оно, по-твоему, может заинтересовать Бьярнхарда? — Говоривший был так тщательно укутан в меховой плащ с капюшоном, что виднелись лишь кончик посиневшего носа и блестящие глаза под кустистыми бровями. — Если это пустяк — тебе же хуже, Гуннольф. У брода Беда ты себя не слишком хорошо проявил, и Бьярнхард после этой неудачи тебя приметил, да, приметил…
Гуннольф неловко заерзал ногами по полу.
— Но ведь я уже искупил свои грехи. Смотри — я поймал соглядатаев из Хравнборга! Бьюсь об заклад, даже Бьярнхард будет приятно удивлен… и простит мне поражение у брода Беда. Ох, что я говорю! Ты ведь не передашь ему, а, Слинг?
Слинг глядел на Йотулла, Сигурда и Рольфа, настолько изумленный, что сдвинул капюшон на затылок, чтоб получше их разглядеть, и открыл лицо с резкими чертами и заплетенную в косички бороду. Пальцы, коснувшиеся капюшона, были щедро унизаны золотыми кольцами и драгоценными перстнями.
— Ну что ж, тогда пошли за мной, — велел он, нетерпеливо вздохнув. — Нечего стоять здесь на сквозняке и болтать попусту — Бьярнхард сам решит, как поступить. А они признались в соглядатайстве? — Он опасливо покосился на Йотулла, настороженный его суровым спокойствием.
— Нет, конечно, — отвечал Йотулл. — Я — маг, а не соглядатай и давно уже хотел повстречаться с Бьярнхардом. Я счастлив возможности лично выразить ему свое почтение. Веди нас к нему, Слинг, и мы охотно последуем за тобой.
Слинг недоверчиво глянул на чужаков, снова укутался в теплый капюшон и повел их вниз по коридору, освещая путь масляной лампой. В узком коридоре было холодно, хотя ледяные ветра остались снаружи и здесь все-таки казалось немного теплее, чем под открытым небом. Путники спускались по лестницам с выщербленными и разбитыми ступенями, миновали комнаты, в которых были сорваны двери на растопку, — из дверных проемов разило сырой землей. Наконец коридор завершился невысокой дверью, у которой дремали над костерком два стражника, бдительно сжимая в руках оружие. Слинг безжалостно разбудил их тычками посоха и изругал за лень и сонливость, а потом только открыл дверь и повел за собой пленников с таким торжествующим видом, словно он, и никто другой, изловил и доставил сюда соглядатаев.
— Приветствую тебя, о повелитель! — провозгласил он, входя в комнату и важно топоча ногами. — Вообрази только: Гуннольф, вечный недотепа, приятно удивил нас, добыв троих пленников. Это соглядатаи из Хравнборга, повелитель! — добавил Слинг, доверительно наклоняясь к большому креслу с высокой спинкой, которое было развернуто к огню.
В тот же миг его отшвырнули прочь, и рослая черная тень встала перед очагом, взмахом плаща заслонив отсветы огня.
— Соглядатаи из Хравнборга! — прогремел зычный голос, зловеще хохотнув.
— Много, о, много лет я ждал этого часа! Это что за дерзкий выскочка с посохом мага? Приучись, дружок, глядеть на меня с большим страхом и смирением. В твоих глазах я вижу наглость, и ты за это еще заплатишь. А это что за оборванцы? Рабы, что ли, или ученики? Вид у них такой, что им бы порка не помешала, а уж виселица тем более пошла бы на пользу. Почему бы и нет? — Он снова рухнул в кресло и неприятно засмеялся.
Сигурд с тревогой взглянул на Йотулла, но маг знаком приказал ему помалкивать, а сам оперся на посох и расстегнул свой плащ.
— Послушай, Бьярнхард, я знаю, что тебе доставляет удовольствие этак дурачиться, но я слишком долго был в пути и чересчур устал, чтобы выслушивать чушь. Перед тобой скиплинг из фьорда Тонгулль — тот самый, которого Хальвдан увел у тебя из-под носа. Ты бы и сам отыскал его, если б был хоть чуточку поумнее.
— Вот для этого ты мне и нужен, Йотулл, — возмещать недостаток ума. Да только не справляешься ты с этим! — огрызнулся Бьярнхард, метнув на мага ядовитый взгляд. — Я вижу, шкатулка все еще у скиплинга.
— Я решил, что безопасней будет увести его подальше от Хальвдана, — быстро ответил Йотулл. — Хальвдан ни на миг не спускал с него глаз, стремясь отнять у него шкатулку. Верно ведь, Сигурд?
Сигурд сильнее сжал шкатулку, переводя взгляд с Бьярнхарда на Йотулла.
— Ну да, верно, — настороженно отозвался он. — Я никому не дозволю и дотронуться до шкатулки, если не буду доверять ему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30