А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Гамильтон Лорел

Анита Блейк - 17. Торговля кожей


 

На этой странице выложена электронная книга Анита Блейк - 17. Торговля кожей автора, которого зовут Гамильтон Лорел. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Анита Блейк - 17. Торговля кожей или читать онлайн книгу Гамильтон Лорел - Анита Блейк - 17. Торговля кожей без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Анита Блейк - 17. Торговля кожей равен 389 KB

Гамильтон Лорел - Анита Блейк - 17. Торговля кожей => скачать бесплатно электронную книгу


Анита Блейк - 17
Торговля кожей
Глава 1.
Часть выполняемой мною работы непосредственно связана с серийными убийствами, но ни один из убийц не присылал мне еще человеческой головы в коробке. Это было что-то новенькое. Я смотрела внутрь на голову, будто призрачную, завернутую в пластиковый пакет. Коробка стояла у меня на столе, поверх регистрационной книги, и ничем не отличалась от сотен других пакетов, попадающих в Аниматор Инкорпорейтидс, иллюстрируя девиз "Здесь восстает Жизнь и погибает Смерть". Голова была упакована в лед, и по всему миру было полно специальных служб, готовых ее доставить адресату. Вероятно, они так и поступили, ведь вампиры могут быть крайне убедительными, и отправлял его именно вампир. Имя этого вампира Витторио. Им же была приложена записка на которой каллиграфическим подчерком было выведено "Анита Блейк". Он хотел, чтобы я знала, кому сказать спасибо за этот скромный сюрприз. Он и его люди зверски убили десяток человек в Сент-Луисе, после чего он с частью этих людей исчез в неизвестном направлении. Ну, не теперь уже не в таком неизвестном. На пакете был обратный адрес. Это был Лас Вегас, штат Невада.
Как вариант, Витторио там скрывается или же в любом другом месте, желая скрыться от содеянного. Он мог быть в Лас Вегасе или же мог просто отправить оттуда свое послание, а сам находиться в любом другом месте в данный момент. И к тому моменту, как я запрошу информацию, не успеет ли он уже смыться?
Этого нам уже не узнать. Я слышала, как наша дневная секретарь, Мэри, бьется в истерике в соседней комнате. По счастью у нас сейчас не было клиентов. Всего полчаса назад я приняла своего первого на сегодня клиента и, вот удача, он был так же первым на сегодня клиентом во всем Аниматор Инкорпорейтид. Мэри совсем расклеилась, и наш ведущий менеджер Берт пытался ее успокоить. Возможно, я могла бы ему помочь, но я являюсь федеральным маршалом, так что дело прежде всего. Я должна была связаться с полицией Лас Вегаса и поинтересоваться, не завелся ли у них в последнее время серийный убийца в городе. Счастливого чертова понедельника.
Я снова села за свой стол, телефон был у меня в руке, но я не воспользовалась им. Я стала рассматривать семейные фото на своем столе. Изначально стол был чистым, все папки хранились сваленными в кучу в ящиках, но Менни Родригез стал первым, кто поставил на него фотографии своих родных. Снимок был одним из тех, что есть в каждой семье; где люди на фотографии слишком серьёзны, и лишь одному-двум удается действительно искренне улыбнуться. Менни выглядел раздраженным и чувствующим себя неуютно в строгом костюме и галстуке. Единственным предметом, который он вечно забывал надевать, был галстук, но Розита, его жена, но Розита, его жена, которая была на пару дюймов повыше и куда шире своего стройного супруга, настаивала на галстуке. Обычно она одевала его для подобных этому событий. Менни вообще-то не подкаблучник, но он не всегда уверен в том, что его голос в его доме решающий.
Две их дочери, Мерседес и Консуэлла (Кони) уже выросли, вытянулись и сложением напоминают отца, довольно милые внешне, чем-то напоминают Розиту, но с чуть более грубыми чертами. Его дочери заставляют меня задуматься о том, что же он нашел много лет назад в Розите, маленькой розе, так схожее со значением ее имени. Его сын Томас еще ребенок, он ходит в школу. В третий, или в четвёртый класс? Я не помню.
Две другие фотографии были вставлены в одну общую рамку. На одной из них Ларри Киркланд и его жена детектив Тамми Рейнолдс в день их свадьбы. Они выглядят так, будто с ними произошло нечто чудесное, все светятся надеждами и обещаниями. На другом фото их дочка, Анжелика, если коротко Эйнджел. Малышка родилась с окруженной, как у папы, кудряшками головой. Он стрижет свои огненно-рыжие волосы максимально коротко, чтобы завитков не было видно, но каштановые волосы Тамми передались темным цветом и Эйнджел с самого рождения. Получилось нечто среднее между рыжим и коричневым, как волосы Натаниэла.
Почему я не поставлю фото Мики и Натаниэла у себя на столе? Я знаю, что у остальных аниматоров из Аниматорс Инкорпорейтид на столах тоже стоят фотографии их родных. А нужны ли мне еще фотографии? Если я решусь поставить здесь фото, где я с двумя мужчинами, придется ли мне выставлять фотографии и с остальными моими возлюбленными? Когда ты постоянно живешь с по меньшей мере четырьмя мужчинами и встречаешься еще с пятью или шестью, кто же должен в результате оказаться на портрете?
Я ничего не ощущала по отношению к посланию на моем столе. Я не была напугана или растеряна. Я вообще ничего не чувствовала, внутри у меня была огромная, всепоглощающая пустота, будто тишина, что расползается в моей голове, когда нажимаешь нас спусковой крючок. Настолько ли я хорошо собой владею или же у меня просто шок? Хмм, не могу сказать, но мое такое мнение, что, скорее всего, второе. Прекрасно.
Я встала и взглянула на голову в пакете, и подумала "никаких фотографий моих любимых, только не на работе". У меня была куча клиентов, которые в результате оказались плохими парнями или девчонками. Я не хотела, чтобы они видели людей, которых я люблю. Никогда не давай плохим парням зацепку, они способны придумать невероятно ужасные вещи, дай им только ключ.
Нет, никаких личных фото на рабочем месте. Это плохая идея.
Я набрала справочное, потому что раньше никогда не имела дела с полицией Лас Вегаса. Это был шанс обзавестись новыми друзьями или же новыми рьяными противниками, со мной дела могли развиваться в обоих направлениях. Цель у меня была, конечно, не такая, но сложилась такая традиция быть непонятой и нарываться на трения. От части потому, что я женщина в нашем шовинистском обществе, от части тут была и просто моя личная заслуга.
Я села обратно, я просто не могла смотреть внутрь коробки. Я уже созвонилась с местной полицией. Мне нужны были судебные инструкции о том, что делать с посылкой, хорошо, с уликой, и помощь в поимке этого ублюдка. Чья это была голова и за что мне досталась такая радость? Почему ее послали именно мне? Означало ли это, что он затаил злобу на меня за то, что я убила столько его вампиров, когда они, в свою очередь, убивали людей в нашем городе, или же это значило что-то иное, что-то, что никогда ни коим образом не было бы связано со мной?
Есть много профи, работающих над серийными убийствами, но я думаю, они допустили один промах. Вы не можете думать, как серийные убийцы. Не взаправду. Но вы можете попытаться. Вы можете проникнуть в их мысли, но никогда уже не будете прежними, но, в конце-концов, если вы не серийный убийца, вы никогда так и не поймете, зачем они это сделали. Вы не поймете серийных убийц, пока не станете одним из них. Они эгоистичные создания, заботящиеся только о собственных прихотях, о своих отклонениях. Серийные убийцы не станут помогать вам ловить других серийных убийц, за исключением ситуаций, когда это поможет их тайным планам. Конечно, найдутся люди, кто скажет, я - серийный убийца. Я одна из лучших легальных истребителей вампиров в США. В этом году я перевалила за сотню. Имеет ли значение, что я не получаю удовольствие от убийств? Изменит ли что-то, если я скажу, что не получала никакого сексуального удовольствия из этого? Будет ли это более значимым, если я брошу это занятие? Тот факт, что я имела на руках ордер на ликвидацию, сделал ли эти убийства оправданными, менее жестокими? Бывали серийный убийцы, которые для убийств использовали яд, не вызывающий боли - они были милосерднее меня. Впоследствии я начала задаваться вопросом, а что же отличает меня от таких существ, как Витторио? Я начала задаваться вопросом, а важно ли моим столь законным жертвам, каковы были мои мотивы?
На звонок в Лас Вегасе ответила женщина, и я осталась ждать на линии, пока меня соединят с кем-то, кто мог бы сказать мне, чья же это голова в коробке?
Глава 2
У помощника шерифа Руперта Шоу был низкий, грубый голос; или он часто орал, или слишком много курил последние годы.
-Как вы говорите, вас зовут? - спросил он.
Я вздохнула и повторила в сотый раз:
-Я маршал США Анита Блейк. Я хочу поговорить с кем-нибудь компетентным, коим, полагаю, являетесь вы, шериф Шоу.
-Раздери мою задницу, но именно о вас орут по всем каналам.
-О чем вы говорите, шериф?
-Вы не видели анонсов?
-Если вы о телевизоре или радио, то у меня нет ни того, ни другого. Так что я пропустила?
-А зачем вы сюда звоните?
Я откинулась на своем стуле немного озадаченная.
-У меня такое чувство, что если бы я не позвонила вам, вы бы начали звонить мне, шериф Шоу.
-Зачем вы сюда звоните? - Он вновь это повторил, выделяя каждое слово, чуть более напряженным тоном, почти возмущенно.
-Я позвонила вам, потому что прямо передо мной, на моем столе, лежит посылка, присланная из Лас-Вегаса.
-Что за посылка? - спросил он.
Настал ли момент пересказать всю историю целиком? Я пока никому ничего не сказала, потому что как только ты сообщаешь кому-нибудь сведения подобного рода - вроде того, что тебе доставили человеческую голову в коробке, - как люди начинают склоняться к мысли, что ты псих. Я уже достаточно общалась с журналистами, чтобы научиться притворяться, мне бы хотелось, чтобы меня восприняли всерьез вместо того, чтобы принять за психа.
-Кто-то прислал мне по почте человеческую голову. Обратный адрес - ваш город.
Он на минуту замолчал. Я слышала его хриплое дыхание. Держу пари, он курильщик. Когда я уже собиралась его окликнуть, он заговорил.
-Вы можете описать эту голову?
Он мог бы сказать многое, но такого в моем списке не было. Слишком равнодушно даже для полицейского, и слишком практично. В тот момент, когда он попросил меня описать ее, я уже знала, что у него на примете есть кто-то, кто лишился головы. Вот дерьмо.
-Голова в пластиковом пакете, укомплектована льдом. Волосы кажутся темными, но это может быть из-за льда, в который она упакована. Выглядят они прямыми, но я опять не поручусь, что это не из-за воды, которая их могла такими сделать. Смуглый, в этом я уверена, и глаза, вроде, светлые; серые, или, может, голубые, хотя могли обесцветиться после смерти. У меня нет возможности назвать время смерти, так что не уверена, насколько они выцвели.
-Вы не нашли в посылке чего-то еще?
-У вашей жертвы отсутствует что-то ещё кроме головы? - спросила я.
-Значок и палец. На пальце должно быть кольцо.
-Сочувствую вам относительно этой последней детали.
-Почему?
-Сообщать его жене - я вам не завидую.
-Вам часто приходится это делать?
-Я довольно часто видела убитые горем семьи, чьи близкие стали жертвами вампиров. Это всегда ужасно.
-Да, это всегда ужасно, - согласился он.
-Я жду судебных экспертов, прежде, чем коснусь чего-либо. Если там есть улики, я не хочу, чтобы они были испорчены из-за моей поспешности.
-Сообщите мне, что они обнаружат.
-Непременно. - Я ждала, что он что-нибудь добавит, но он промолчал. Все, что я слышала, его дыхание, хрипящее, тяжелое. Я задавалась вопросом, когда он в последний раз проходил медобследование.
-Что случилось в Лас-Вегасе, шериф Шоу? Почему на моем столе часть тела одного из ваших подчиненных? - наконец, спросила я.
-Мы не уверены, что это именно он.
-Нет, но это было бы слишком большим совпадением, если у вас есть подчиненный, который лишился головы, а у меня голова в посылке, присланной из вашего города, а ее описание даже на первый взгляд соответствует вашему подчиненному. Я на такие большие совпадения не покупаюсь, шериф.
Он вздохнул, затем прокашлялся; это был очень тяжелый кашель. Возможно, он наконец решился поделиться информацией.
-Я тоже, Блейк, я тоже. Я пойду вам в этом навстречу. Мы скрываем факт того, что у нас пропала голова и значок. Мы так же не говорим журналистам, что на стене, где убили моих людей, было сообщение. Оно написано их кровью и адресовано вам.
-Мне? - повторила я, и мой голос прозвучал не таким уж уверенным, каким бы мне хотелось его слышать. Теперь была моя очередь откашляться.
-Да, звучит оно так: Скажите Аните Блейк, что я буду ждать ее.
-Прекрасно, только... жутковато, - сказала, наконец, я. Я не могла придумать, что еще сказать, это было похоже на секундный разряд тока, на миг возобладавший над ужасом. И я знала этот разряд - страх.
-"Жутковато" и это все, что вы можете сказать? Этот вампир послал вам человеческую голову. Что-нибудь для вас изменится, если я скажу вам, что это голова местного истребителя вампиров?
Я размышляла об этом в течение нескольких вздохов, ощущая нечто среднее между ударом тока и тем опьянением, что бывает от шампанского.
-Какой ответ вас осчастливил бы, Шоу? Он оставил себе сувениры от остальных убитых?
-Вы хотите спросить, не обезглавил ли он кого-нибудь еще?
-Да, я говорю именно об этом.
-Нет. Он и его подручные убили троих оперативников, но от их тел сувениров не взяли.
-Оперативники... т.е. истребитель был с группой захвата?
-Все ордеры на ликвидацию автоматически попадают в группу повышенного риска, так что спецназ помогает "вручать" осуждённым ордера на их уничтожение.
-Да, в Сент-Луисе о таком нововведении тоже поговаривают. - Я все еще не была уверена, что чувствую относительно необходимости таскать на охоту спецназ. Часть меня ликовала от того, что спину прикрывали, а вот вторая была категорически против. В последний раз, когда меня прикрывал спецназ, некоторые из них погибли. Мне не нравилось нести ответственность за кучу народа. Кроме того это была непростая задача - убедить их в том, что я достойна встать с ними плечом к плечу, чтобы выбить очередную дверь.
-Если наши люди и убили кого-то из противников, у нас нет ни одного доказательства этому. Похоже, будто они попадали замертво, где стояли.
Я не знала, что ему на это ответить, потому проигнорировала его слова.
-Когда все это произошло?
-Вчера, нет, позавчера ночью, да. Я немного замешкался; вы теперь не найдете след.
-Я знаю.
-Что, черт возьми, вы сделали этому вампиру, чтобы он начал так вам благоволить?
-Понятия не имею. Возможно, позволила ему сбежать и не стала преследовать его. О черт, Шоу, вы знаете, что в отношении этих безумных кроликов не действует никакая логика.
-Безумные кролики, - повторил он.
-Ладно, серийные убийцы. Живые или мертвые, но они руководствуются только своей личной логикой. Она не понятна нам всем, потому что мы-то не безумные кролики.
Он издал звук, похожий на мой взгляд, на смешок.
-Нет, мы не безумные кролики, пока. Газеты и телевидение кричат о том, что вы прикончили кучу его сподручных.
-Не без посторонней помощи. Со мной был спецназ. И они потеряли своих.
-Я читал статьи, но честно, я думал, что вы всю славу припишете себе и не упомяните полицию.
-Они были со мной. Они рисковали своими жизнями. Некоторые из них погибли. И это было неприятно. Не думаю, что смогла бы о них забыть.
-Ходят слухи, что вы - пресс-потас...шавка, - сказал он, заменив слово, которое собирался использовать, на менее оскорбительное.
Я почти рассмеялась, что было хорошим знаком. Я не совсем в шоке, о да!
-Я не пресс-шавка и не пресс-шлюха, шериф Шоу. Поверьте мне, я итак слишком часто мелькаю в прессе, чем мне хотелось бы.
-Для того, кто не хочет шумихи, вы получаете просто адскую ее порцию.
Я пожала плечами, понимая, что он не увидит этого, и сказала:
-Я связана с несколькими пугающими историями, шериф; это привлекает ко мне журналистов.
-Вы - еще и красивая молодая женщина и встречаетесь с Принцем города.
-Мне поблагодарить вас за комплимент до или после того, как я скажу, что моя личная жизнь не ваше дело?
-Только, если она пересекается с вашей работой.
-Проверьте отчеты, шериф Шоу. Я стала убивать больше вампиров с тех пор, как начала встречаться с Жан-Клодом.
-Я слышал, вы отказались исполнять казни в морге.
-Я потеряла вкус к прокалыванию сердец прикованных цепями и беспомощных приговоренных.
-Они ведь спят или что там они делают, да?
-Не всегда, и поверьте мне, когда вам впервые приходится смотреть в глаза кому-то, кто молит вас о жизни... Скажу только, что даже с практикой, если прокалываешь кому-то сердце - это медленная смерть. Они умоляют и упрашивают до последнего.
-Но они сделали что-то, чтобы заслужить смерть, - возразил он.
-Не всегда; иногда они попадают под закон о трех приводах. Он построен так, что независимо от того, каково преступление, даже если это всего лишь мелкое правонарушение, трёх приводов уже достаточно, чтобы получить на свою задницу ордер на ликвидацию. Я не хочу убивать людей за кражу, совершённую без применения реального физического насилия.
-Но ведь речь идет о больших суммах, правильно?
-Нет, шериф, одна женщина была казнена за кражу менее, чем тысячи долларов. Она была диагностированной клептоманкой прежде, чем стать вампиром; смерть не излечила ее, как она надеялась.
-Кто-то вогнал ей кол в сердце из-за мелкой кражи?
-Так и было, - призналась я.
-Закон не дает специализированным маршалам права отказываться от исполнения своих обязанностей.
-Технически, нет, но я не работаю с кольями. Я перестала их использовать прежде, чем охотников на вампиров сделали маршалами и включили в программу.
-И они вам пошли на встречу.
-Скажем так, у меня налажен контакт с моим шефом. - Договорённость заключался в том, что я не буду давать показания в суде в пользу семьи приговоренной за кражу в магазине женщины, а начальство не будет заставлять меня убивать тех, кто неповинен в чьей-либо смерти. Жизнь за жизнь еще имело смысл. Отнимать жизнь из-за дорогущего костюма не имело никакого смысла. Многие из нас отказались казнить эту женщину. В результате властям пришлось послать в Вашингтон, штат Колумбия, за Джеральдом Меллори, который был одним из первых охотников на вампиров, все еще живой. Он все так же считал, что все вампиры злобные монстры, так что не колебался. Вид Меллори напугал меня. Было в его глазах нечто такое, когда он смотрел на вампира, очень ненормальное.
-Маршал, вы все еще там?
-Простите, шериф, вы заставили меня серьезно задуматься о воровстве в магазинах.
-Это было в новостях, семья предъявляет иск за неправомерную смерть.
-Как раз оно.
-Вы неразговорчивы, не так ли?
-Я говорю только, когда это требуется.
-Вы чертовски неразговорчивы для женщины.
-Я вам не для разговоров нужна. Я полагаю, вам нужно, чтобы я приехала в Лас-Вегас и сделала свою работу.
-Это ловушка, Блейк. Ловушка для вас.
-Возможно, и судя по тому, что мне прислали голову вашего истребителя, это попахивает угрозой.
-И вы все равно собираетесь приехать?
Я встала и взглянула внутрь посылки на голову, смотревшую на меня. Она смотрелась удивленной и сонной.
-Он отправил мне по почте голову вашего ликвидатора вампиров. Он отравил ее по почте в мой офис. Он написал мне послание кровью на стене, под которой убил троих ваших оперативников. Черт, да, я еду в Лас-Вегас.
-Вы кажетесь разозленной.
Мысленно я добавила, что уж лучше быть злой, чем напуганной. Если я останусь разозленной, вероятно, смогу не дать страху разрастись. Поскольку он уже был внутри меня, где-то в глубине моего живота, за гранью разума, крошечная мысль, которая станет огромной, если я ей позволю.
-А вы бы не разозлились?
-Я бы испугался.
Это остановило меня, ведь полицейские обычно ни за что не признаются, что они боятся.
-Вы нарушили правило, Шоу, вы ведь никогда не признаетесь, что боитесь.
-Я только хочу, чтобы вы знали, Блейк, действительно знали, во что вы впутываетесь, вот и все.
-Это, должно быть, действительно фигово.
-Я видел множество мертвых людей. Черт, я и раньше терял людей из своей команды.
-Вы, должно быть, экс-военный, - предположила я.
-Да, - подтвердил он.
Я ждала, что он представится по всей форме; большинство военных так и поступили бы, но он нет.
-Где вы служили? - Спросила я.
-По большей части на секретных объектах.
-Бывшие спецвойска? - Я сделала это полу вопросом, полу утверждением.
-Да.
-Мне спросить, какого типа войска, или заткнуться до того, как вы начнете угрожать мне рутинным "если я вам скажу еще хоть слово, буду вынужден вас убить"?

Гамильтон Лорел - Анита Блейк - 17. Торговля кожей => читать онлайн книгу далее