А-П

П-Я

 


— Она просит пощады, — возразил он, и не слишком приятным голосом.
— Блин, — высказалась я и направилась в тот конец комнаты.
Что-то ухватило меня за лодыжку. Рефлекторно ствол ружья опустился вниз. Один из «мёртвых» вампиров зашипел на меня. Хоть и с дырой во лбу, он держал меня за ногу и собирался вонзить клыки. С расстояния меньше двух футов обрезом было бы сподручнее, но времени не было. Я разрядила ружьё ему в голову и спину, и он выпустил меня, а из тела потекла кровь и другие жидкости.
— Хадсон, «мёртвый» — это у которого не менее половины мозгов вышибли, и солнышко видно через грудь.
Он не стал спорить, просто подошёл к другому вампиру и стал его обрабатывать выстрелами. Наверное, сделав невидимого вампира видимым, я заработала в глазах сержанта пару очков.
Вытащив патроны из магазина на прикладе, я вставила их в магазин ружья, направляясь к Мендесу и вампирше. Она все ещё рыдала, все ещё молила:
— Они нас заставили, они нас заставили!
Женщина на кровати была голой, и глаза её начали стекленеть. Хреново. Но надо полностью очистить комнату до того, как можно будет заняться жертвой. Очистить в моей профессии значит нечто отличное от того, что понимают под этим большинство полицейских. А именно: все, что не на нашей стороне, должно быть мёртвым.
Киллиан шёл к кровати посмотреть, как там потерпевшая. Я только надеялась, что он ещё сможет ей помочь, потому что тяжело терять людей, пытающихся спасти тех, кто уже спасён не будет. Юнг пытался зажать рану у себя на шее. Тело Мельбурна лежало на боку, одна рука вытянута в сторону съёжившейся вампирши. Он не двигался, а вампирша ещё двигалась. Несправедливо. Но я знала, как это исправить.
Дробовик я уже перезарядила, но закинула его на плечо. На таком расстоянии обрез действует лучше, и без лишней траты патронов.
Мендес отвернулся от вампирши ко мне, потом посмотрел на сержанта.
— Я не могу стрелять в того, кто просит пощады.
— Нормально, Мендес, я могу.
— Нет, — сказал он и посмотрел на меня. У него слишком сильно были видны белки глаз. — Нет.
— Отойди, Мендес, — скомандовал Хадсон.
— Сэр…
— Отойди и не мешай маршалу Блейк работать.
— Сэр… так нельзя.
— Ты отказываешься выполнять прямой приказ, Мендес?
— Нет, сэр, но…
— Тогда отойди и не мешай ей работать.
Мендес все ещё колебался.
— Ну?!
Он шагнул назад, но я сейчас не доверяла ему у себя за спиной. Он не был зачарован, он только был обманут её глазами. Все гораздо проще: полицейских учат спасать жизнь, а не отнимать. Если бы она на него напала, Мендес бы её застрелил. Если бы она напала на кого-нибудь другого, он бы её застрелил. Будь она с виду кровожадным чудовищем, он бы её застрелил. Но она, съёжившись в углу, была совсем не похожа на чудовище, и ручками, не больше моих, она закрывалась от того, что на неё надвигалось. Она сжалась в комок, как ребёнок в своём последнем убежище перед поркой, в буквальном смысле слова загнанная в угол. Ни словом, ни действием нельзя отвратить неотвратимое.
— Пойди встань возле сержанта, — сказала я.
Он глянул на меня, дыша слишком часто.
— Мендес! — позвал Хадсон. — Ты мне здесь нужен. Немедленно.
Мендес подчинился голосу, как его выучили, но поглядывал на меня и на вампиршу в углу.
Она глядела на меня поверх руки, а так как на мне не было освящённых предметов, она могла смотреть мне в глаза. Её глаза были светлыми в рассеянном свете, светлыми и напуганными.
— Пожалуйста, — сказала она. — Не надо меня трогать. Он нас заставлял делать такие страшные вещи! Я не хотела, но мне нужна была кровь. Нужна была. — Она подняла ко мне тонкое лицо. — Я должна была.
Нижняя часть её лица была алой маской.
Я кивнула и подняла ружьё, упирая приклад в бедро, а не в плечо.
— Знаю, — сказала я.
— Не надо! — произнесла она и выставила руку вперёд.
Я выстрелила ей в лицо с расстояния меньше двух футов. Лицо исчезло в брызгах крови и клочках мяса. Тело её село очень прямо, долго так просидело, и я спустила курок, направив ствол ей в грудь. Она была хрупкой, мяса на ней было мало, и я пробила дыру с одного выстрела.
Голос Мендеса прозвучал в наушниках:
— Нам полагается быть хорошими парнями.
— Заткнулся бы ты, Мендес, — сказал Юнг голосом более сдавленным и хриплым, чем надо бы.
Я склонилась к нему.
— Посмотри, как там Мельбурн, — шепнул он.
Я не стала спорить, хотя знала наверняка, что это бесполезно. Попытавшись нащупать пульс на шее, я наткнулась на рваное кровавое мясо. Ковёр под ним пропитался кровью как губка. Они не стали даже пить, просто разорвали ему шею, чтобы убить.
— Как он? — спросил Юнг.
— Хадсон! — позвала я.
Хадсон уже был рядом, и я встала, предоставляя ему самому сообщить Юнгу дурные вести. Не моя это работа — сообщать тяжёлые вести раненым. Не моя работа.
Я вышла на середину комнаты. В холле послышалось движение, и от меня потребовалось усилие всей моей воли, чтобы не выстрелить в пришедших санитаров. Хадсон вызвал их по рации, но я не слышала. Чертовски напряжённая выдалась ночь.
Они бросились к раненым со своими ящиками и сумками, и я отошла вглубь комнаты, потому что больше мне было делать нечего. Над человеческой смертностью у меня власти нет. Вампиры, иногда оборотни, но не простые смертные. Их я не знаю, как спасать.
— Как ты могла сделать такое, глядя ей в глаза?
Я обернулась к Мендесу. Он уже снял маску и шлем, хотя — спорить могу — это было против правил, пока мы не вышли из здания. Прикрыв микрофон рукой, чтобы никто не услышал случайно о чьей-то смерти, я ответила:
— Она перегрызла горло Мельбурну.
— Она говорила, что другой вампир её заставил. Это так?
— Может быть, — сказала я.
— Так как же ты могла её просто застрелить?
— Потому что она виновна.
— Кто же это умер и оставил тебя судьёй, присяжными и па… — Он замолчал, не договорив.
— Палачом, — договорила я. — Исполнителем. Истребителем. Строго говоря, правительство страны и штата.
— Я думал, мы — хорошие парни, — сказал он, и это был голос ребёнка, который вдруг узнал, что добро и зло иногда не так противоположны друг другу, как две стороны монеты. Бросишь её одной стороной — добро, другой — зло. Но бывает, что это зависит от того, с какой ты стороны ружейного ствола.
— Так и есть, — ответила я.
Он замотал головой:
— Ты — нет.
Нет у меня оправдания для того, что я потом сказала, кроме того, что он задел мои чувства и высказал вслух то, о чем я только начинала задумываться.
— Если ты не выдерживаешь жара, Мендес, уматывай из кухни к трёпаной матери. Найди себе конторскую работу. И что бы ты ни сделал, но прямо сейчас отвали от меня ко всем чертям.
Он уставился на меня.
— Мендес, пойди подыши на улицу. Это приказ, — сказал Хадсон.
Он глянул на нас обоих неприязненно, потом направился к двери. Хадсон проводил его глазами, потом повернулся ко мне.
— Он не имел этого в виду.
— Имел.
— Он не понимает, что ты делаешь.
Я вздохнула:
— Это верно.
— В кино у вампиров мирный вид. А здесь ничего мирного не было.
— Я не мир приношу, сержант. Я приношу смерть.
— Ты больше спасаешь жизней, чем отнимаешь.
— Хотелось бы так думать.
Он хлопнул меня по спине — кого-нибудь из своих он бы обнял, но я это восприняла как комплимент, которым этот жест и был.
— Вы отлично сегодня работали, Блейк, и не позволяйте никому вам этого замутить.
— Спасибо, — сказала я.
— Что-то вы не слишком убеждены в этом.
— Я вам скажу, сержант: через какое-то время устаёшь убивать тех, кто молит о пощаде.
— Они вампиры, они и без того мертвы.
Я покачала головой и улыбнулась:
— Хотела бы я в это верить, сержант Хадсон, очень хотела бы.
Санитары стали уносить раненых. Мельбурна они оставили на месте, но девушку с кровати забрали. Они сортировали материал, забирая только тех, кого ещё можно спасти, мёртвые никуда не денутся. Во всяком случае, те мёртвые, что в этой комнате.


Глава семьдесят девятая

Я спорила с сержантом Хадсоном. Мы старались это делать тихо, укрывшись позади фургона со снаряжением, чтобы репортёры не взяли нас в камеру, но все равно это был спор.
— Это не они, сержант, — говорила я.
— Ладно, есть среди них ещё один или два вампира, что не оставили следов на первых жертвах. Значит, за это время успели создать новичков.
— Мастер этой группы достаточно силён, чтобы скрыть свою силу и от Церкви Вечной Жизни, и от Мастера Города. Никто из тех, кого мы сегодня убили, такой силой не обладает.
— Мы потеряли троих. По-моему, это приличная сила.
Я покачала головой:
— Почти все это были младенцы, новички. То, что я видела на прежних жертвах, это не был жор, это было методичное действие. Вампиры в этом кондоминиуме были больше похожи на животных, чем на разумных существ. Слишком они дикие были для организованной охоты.
— Я не знаю, что вы имеете в виду под организованной охотой. У вас убийство людей звучит как охота на оленей или кроликов.
— Для некоторых вампиров это так и есть.
Он покачал головой, держа руки на бёдрах, и пошёл ходить узкими кругами, но наткнулся на открытую дверь фургона и остановился.
— Число вампиров совпадает. У них была одна мёртвая стриптизерша, и одну они почти убили. Вполне достаточно.
— Они её взяли и оставили полицейского штата свидетелем, чтобы мы знали. Они хотели, чтобы мы пришли этой ночью. Зачем?
— Нам устроили засаду в холле, Блейк. Я думаю, мы просто оказались более подготовлены, чем они рассчитывали.
— Может быть, но была ли это засада, чтобы убить нас? Что если это была засада, чтобы убить вампиров?
— Это… это просто бессмысленно.
— Вы готовы закрыть дело. Готовы объявить их мёртвыми, разгромленными. Мы убили нескольких вампиров, нашли несколько убитых людей в квартире, и вы готовы верить, что это и были наши серийные убийцы.
— А кто это ещё мог быть? Вы хотите сказать, что нам подсунули подделку?
— Нет. Я хочу сказать, что если мы закроем это дело, они могут просто переехать в соседний город. И начать сначала.
— То есть нам оставили несколько юных вампиров, чтобы мы их убили и решили, что покончили со всеми? Они пожертвовали своими?
— Да, именно это я и хочу сказать.
— Знаете, что я думаю, Блейк?
— Нет. Что?
— Я думаю, вы просто не можете с этим расстаться. Просто не хотите, чтобы это кончилось.
Пришёл мой черёд пуститься кругами, но я поменьше, и стояла чуть подальше от дверей, так что описала почти полный круг. Не помогло.
— Я хочу, чтобы это кончилось, Хадсон, куда больше вас. Потому что если вампиры, оставленные здесь, были жертвенными агнцами, то это меня использовали, чтобы их убить. Они нас использовали как оружие — своё оружие.
— Езжайте домой, Блейк, к мужу, к бойфренду, к собаке или кто там у вас есть, но езжайте домой. Ваша работа здесь закончена, вам это ясно?
Я смотрела на него и думала, как ему это объяснить. И наконец попробовала нечто, в чем мне не хотелось бы сознаваться перед полицией в целом.
— Я сегодня ночью в церкви заглянула в память нескольких вампиров. Видела несколько лиц. Узнала несколько имён. Этих лиц здесь не было. И имена не будут в списке убитых.
— Это дело будет закрыто, Блейк, следовательно, ваш ордер будет выполнен. Вы кончили работу, езжайте домой.
— На самом деле, сержант, только я могу решать, выполнен ордер или нет. И поверьте мне, если мы не прижучим этих парней в Сент-Луисе, они переместят свою лавочку. Некоторых из них мы сегодня убили, но не всех, и если не убить главного мастера, он просто переедет и начнёт делать новых вампиров. Это как в раковой хирургии: если не вырезать все, опухоль будет расти.
— Я думал, у вас роман с вампиром.
— Да.
— Для женщины, которая встречается с одним из них, у вас очень мрачная на них точка зрения.
— А вы меня спросите, что я иногда думаю о людях. Меня столько раз вызывали на случаи серийных убийств, которые казались работой монстра — нельзя было поверить, что это дело рук человеческих.
— И давно вы этим занимаетесь — охота на вампиров, расследование жутких преступлений?
— Шесть лет. А что?
— В отделах по насильственным преступлениям стараются выполнять ротацию персонала не реже раза в два — пять лет. Может, вам следует на время перейти на что-то менее кровавое.
На это я не знала, что сказать, и потому ушла в сторону.
— Там наверху, когда в углу прятался мастер вампиров, никто из вас его не видел?
— Пока вы его не ранили.
— Я его почувствовала. Я точно знала, где он. Он управлял всеми прочими в этой спальне. Если бы он не умер, они бы продолжали нападать, даже когда освящённые предметы были на виду. Мы бы ещё людей потеряли.
— Может быть. Но к чему вы?
— Мои способности работы с мёртвыми — генетические, как экстрасенсорная одарённость. Никакие курсы и тренировки не научат видеть невидимое. Во всей этой стране не найдётся и двадцати человек со способностями, хотя бы близкими к моим.
— В программе федеральных маршалов куда как больше двадцати человек, — возразил он.
Я кивнула:
— Ага, и некоторые из них отлично знают дело. Кое-кто из них ощутил бы его силу, но я больше никого не знаю, кто точно знал бы, куда стрелять.
— Вы хотите сказать, что только вы можете выполнить эту работу?
Я пожала плечами.
— Знаете, Блейк, примите совет от человека, который этим занимается куда дольше вас. Вы не Бог, и всех вы не спасёте, и полиция до сих пор в этом городе работала вполне нормально и без вашей опеки. Вы не единственный в городе коп, и не единственный, кто может сделать эту работу. Расстаньтесь с этой мыслью, иначе спятите. Начнёте обвинять себя за то, что не можете работать круглые сутки без выходных. Начнёте думать, что если бы только вы там были, не случилось бы той беды или этой. Так вот, это не так. Вы просто человек, с некоторыми исключительными способностями и хорошим соображением, но не пытайтесь взвалить себе на плечи вес всего этого чёртова мира. Раздавит.
Я посмотрела в эти карие глаза, и что-то мне подсказало, что этот совет продиктован горьким опытом. Будь я просто себе девчонкой, я бы ответила что-то вроде «вы будто по опыту говорите», но я давно ошиваюсь среди мальчишек и научилась себя вести. Хадсон мне приоткрылся, хотя и не был обязан. Вызнавать его личные переживания — проявить себя неблагодарным дерьмом.
— Я очень долго была единственной.
— Вы одна ходили в эту квартиру? — спросил он.
Я покачала головой.
— Тогда не ведите себя так, будто так и было. Вас кто-нибудь дома ждёт?
Голос его был мягче, чем когда он первый раз сказал мне ехать домой к мужу или бойфренду.
— Да, меня ждут.
— Тогда езжайте домой. Позвоните ему из машины, скажите, что информация о потерях среди полиции к вам не относилась.
Имена пострадавших никогда не сообщались прессе до тех пор, пока не были оповещены все семьи — для пострадавших легче, но чертовски тяжело для всех остальных семей, где ждали полицейского со службы. Все они начинали ждать звонка по телефону или, хуже того, в дверь. Сегодня ни один родственник полицейского не хотел бы видеть копа у себя на крыльце.
Я вспомнила, как бросила Мику и Натэниела на автостоянке. Как велела им везти домой Ронни. Как даже не поцеловала никого из них на прощание. В глазах у меня стало горячо, горло сдавил спазм.
Я кивнула — быть может, чуть слишком быстро. И голос у меня дрожал только чуть-чуть.
— Я поеду. И позвоню.
— И поспите, если сможете. Завтра станет лучше.
Я кивнула, но не глядела на него. Сделав два шага, я обернулась к нему снова и сказала:
— Готова поставить что хотите, что криминалисты со мной согласятся, Хадсон. ДНК из укусов первых жертв не совпадёт с ДНК тех вампиров, что в квартире.
— Вы просто не хотите это дело так оставить?
Я пожала плечами:
— «Так оставить» — я просто не знаю, как это делается, сержант.
— Спросите у того, кто знает, Блейк. Либо вы научитесь, либо перегорите.
Я посмотрела на него, он на меня, и я подумала, что же такого он сегодня во мне увидел, что предупреждает насчёт «перегореть»? И прав ли он? Или просто все чертовски устали? Он, я, все мы.


Глава восьмидесятая

Я ехала домой, думая о вампирах. Невесёлые были мысли — о тех, кого мы сейчас убили. Было без чего-то три часа утра, и на хайвее кроме меня почти никого не было. Восемь убитых вампиров, плюс один человек. По моему мнению, слуга, поскольку это он убил Болдуина мечом, а это свидетельство давнего искусства. Мало кто из современных людей настолько владеет клинком, чтобы убить бойца спецподразделения с «МП-5» в руках. Восемь — достаточно, чтобы думать, будто мы убрали всех, но я знала, что Витторио мы упустили. Его там не было.
Ночь была ясной и светлой, и когда город остался прилично позади, засверкали звезды, будто кто-то рассыпал мешок алмазов на бархате. Вдруг мне стало хорошо. Почему — не знаю, и не стала в этом копаться, чтобы не спугнуть случайно: усиленное самокопание такое настроение может сбить. Мне было хорошо, я ехала домой, я спасла всех, кого могла, и убила всех, кого могла. На эту ночь моя работа кончена.
Женских трупов было достаточно, чтобы числить среди них Надин и Нелли, ту пару, что соблазнила Эвери Сибрука. Была даже ещё одна, которую можно было бы счесть за Гвеннит, возлюбленную Витторио, но я сильно сомневалась, что эта троица позволила бы нам просто себя перестрелять без серьёзной драки. По тем меркам, к которым я привыкла, серьёзной драки не было. Такой, на которую эта группа была бы способна. По крайней мере одна из них или больше попытались бы удрать, улететь через окно. А снайпер в эту ночь остался без работы.
Только свернув уже на Пятьдесят Пятое к югу, я поняла, что «Цирк проклятых» был бы ближе, и я бы раньше добралась до постели. Теперь было уже поздно — возвращаться было бы столько же, если не дальше. К тому же в эту ночь я хотела лежать в своей кровати. Мне нужен был мой любимый игрушечный пингвин. И Мика с Натэниелом — прямо в эту минуту мне не хотелось видеть других вампиров. Не из-за жертв тех вампиров не хотела я встречаться с вампирами сейчас — из-за своих жертв. Мелькали перед глазами девушка, молившая о пощаде, Иона Купер, безмолвная толпа в церкви, глазеющая на меня. Я пыталась спрятаться за щитом тех ужасов, что они сотворили с женщиной в кухне. Это действительно были ужасы. Когда-то я оправдывала себя, считая, что я из хороших парней, что есть вещи, которые я не стану делать, границы, которых не переступлю. Последнее время границы эти расплывались или исчезали. Я согласна с Мендесом: мы, хорошие парни, не стреляем в тех, кто молит о пощаде. Но из них многие молят. Многие начинают каяться, как только окажутся не с того конца ствола. Но они не каялись, когда убивали людей, пытали людей — нет, тогда они радовались, пока их не поймали.
Что мне сегодня не давало покоя — это её слова: «Он нас заставил». Так ли? Действительно ли Витторио настолько управлял ими, что они не могли ослушаться? От принятых нами лондонских вампиров я узнала, что ты по закону обязан повиноваться своему мастеру, почти что морально обязан, потому что он тебе вроде феодального сеньора. Но не сильнее ли эта связь? Могут вампиры заставить других вампиров делать то, чего они не хотят? Спрошу у Жан-Клода, но не сегодня. Сегодня я устала.
Хайвей тянулся пустой и чёрный. Единственным моим спутником был полугрузовик, тащивший срочный груз через всю страну. Дорога принадлежала нам двоим.
Я была уверена, что, где бы ни был Витторио, там мы найдём и женщин. Криминалисты сравнят ДНК убитых вампиров с ДНК из укусов на первых жертвах, и мы будем знать тогда, скольких мы упустили. В том, что касается полиции Сент-Луиса, дело было закрыто. Мы истребили большинство, а остальных выгнали из города. Беда в том только, что серийные убийцы не прекращают убивать, они просто переезжают и начинают снова в другом месте. Сержант Хадсон и его люди своё дело сделали, и заплатили за это дорогой ценой. Но у меня на значке есть слово «федеральный», и это значит, что я ещё, быть может, не покончила с Витторио и его сообщниками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74