А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Есть опасность инфекции, если в подвале плавают тела, - пояснил лейтенант Врен.
- А что, там действительно так много воды?
Они переглянулись.
- Ты никогда не была в здании после пожара?
- Нет.
- Когда войдем, поймешь, - сказала Таккер.
- Звучит зловеще.
- Это не нарочно, - ответила она.
У Таккер совсем не было чувства юмора, а у Врена - слишком много. Он был весьма предупредителен, когда мы облачались в костюмы. Лично замотал меня лентой и даже сейчас зря тратил на меня ослепительную улыбку. Но ничего слишком явного, ничего такого, чтобы можно было сказать: «Послушай, у меня уже есть парень». Насколько я поняла, он со всеми так, и я буду выглядеть дурой, если приму на свой счет.
- Надень маску, и я помогу тебе приладить шлем.
Я затрясла головой:
- Вы мне дайте обыкновенный шлем, и я надену маску.
- Если упадешь в воду без герметичного шлема, то от костюма будет толку ноль.
- Рискну, - ответила я.
Таккер пояснила:
- Ты с трудом дошла сюда от грузовика. Когда пообвыкнешь, будет легче, но даже нам иногда трудно бывает устоять на ногах.
Я снова затрясла головой. У меня сердце так колотилось, что дышать было несколько затруднительно. Потом я надела маску, сделала глубокий вдох, и раздался этот ужасный звук. Будто дыхание Дарта Вейдера, но на самом деле это дышала я сама. В воде, в темноте твое дыхание - единственный слышный звук. И он бывает невыносимо оглушителен, когда ждешь смерти.
- Надо затянуть лямку, - сказал Врен и начал подгонять лямку, будто мне было пять лет и меня кутали, чтобы я поиграла в снегу.
- Сама могу! - донесся мой голос из динамика маски.
Врен поднял к небесам руки в перчатках, не переставая улыбаться. Его невозможно было оскорбить - я уже не раз пробовала. Он был из тех добродушных ребят, от которых все отскакивает. Никогда не доверяйте людям, которые постоянно улыбаются. Либо они пытаются что-то продать, либо не очень умны. Врен не показался мне глупцом.
Хуже всего, что я не смогла подогнать лямку на этой чертовой маске. Всегда терпеть не могла работать в перчатках, если они толще хирургических. Сорвав с себя маску, я вдохнула настоящего воздуха - слишком громко, слишком глубоко. Меня прошибал пот, и не только от жары.
Браунинг и «файрстар» лежали на борту пожарной машины. На костюме карманов хватило бы на дюжину пистолетов. Обрез из комплекта охоты на вампиров я привесила на спину в импровизированном чехле. Да, это незаконно, но Дольф однажды вместе со мной охотился на вампира-упыря. Эти ребята - как наркоманы на феноциклидине: боли не чувствуют, а физически сильнее обычного вампира. Сила ада с клыками. Я показала Дольфу обрез, и он одобрил. В тот раз дело кончилось двумя мертвыми охранниками и одним полисменом-новобранцем. Теперь хотя бы у Дольфа и его людей были серебряные пули. Он и Зебровски чуть не погибли из-за их отсутствия, и тот случай сдвинул колеса бумажной мельницы. Я им подарила тогда на Рождество коробку патронов до того, как их стали регулярно выдавать. Не хотелось мне, чтобы ребят поубивали из-за недостатка серебряных пуль.
Ножи я оставила в ножнах на запястьях. Класть обнаженный клинок в карманы водо- и воздухонепроницаемого костюма - это несколько отдает пораженчеством. Если мне придется лезть за ножами под костюм, потеряв оба пистолета, то нам наверняка каюк и не стоит беспокоиться. Серебряный крест болтался у меня на шее. Лучшее препятствие для вампирят, которое мне известно. Им не пробиться мимо обнаженного креста - если он подкреплен моей верой. Одного только вампа я знала, который смог пробиться мимо пылающего креста и вцепиться в меня. Но он уже мертв. Забавно, сколько их этим кончило.
Таккер повернулась ко мне:
- Я тебе помогу подогнать маску.
Я помотала головой:
- Оставьте меня напоследок. Чем меньше я проведу времени в этой штуке, тем лучше.
Она облизала губы, хотела что-то сказать, передумала и спросила:
- Как ты вообще?
В обычной ситуации я бы сказала «нормально», но сейчас они зависели от меня. Может быть, даже их жизнь от меня зависела. Насколько я боюсь? Боюсь.
- Не совсем, - ответила я.
- У тебя клаустрофобия?
У меня, наверное, был удивленный вид, потому что она сказала:
- Многие хотят быть пожарными, но посреди пожара, в маске, и когда дым такой густой, что собственной руки не видно, клаустрофобия очень мешает.
Я кивнула:
- Понимаю.
- Есть такое упражнение, когда полностью закрываешь глаза и подгоняешь снаряжение на ощупь, будто в дыму. Оно показывает, кому наше дело не под силу.
- Я могу надеть костюм, но без дыхательного аппарата. Тут все дело в сочетании костюма и звуке собственного дыхания. У меня был несчастный случай в колледже при погружении.
- Ты сможешь? - спросила она. Не тоном обвинителя - просто хотела знать.
- Я вас не брошу, - кивнула я.
- Я не об этом спрашивала.
Мы с ней поглядели друг другу в глаза.
- Дайте мне пару минут. Я просто не знала, что такое этот костюм. Все будет нормально.
- Ты уверена?
Я кивнула.
Она больше ничего не сказала, просто отошла, оставив меня собираться с духом.
Врен отошел поговорить с Фултоном. Он и Таккер шли с нами, потому что были фельдшерами, и их медицинская подготовка могла понадобиться. А вот Фултона, честно говоря, мне не хотелось тащить в темноту к вампирам. Он слишком на них реагировал. Я не ставила ему это в вину, но иметь его за своей спиной тоже не хотела. Ну, если посмотреть, как я тяжело дышу и покрываюсь испариной, то и меня там, внизу, тоже можно не захотеть. Ладно, черт возьми, я справлюсь. Должна справиться.
К нам подошла детектив Тамми Рейнольдс, переваливаясь в неуклюжем костюме. Для Дольфа не нашлось подходящего размера, и потому она была моим вооруженным резервом. Вот радость-то! Ну уж никак нельзя посылать пожарников внутрь, если Тамми будет их единственным прикрытием.
Она как-то смогла нацепить наплечную сумку на костюм. Эта сумка была с единственным ремнем через плечо, без продевания рук в лямки. Раньше, когда я ходила за покупками, кобуры, перекинутые через плечо, слишком сильно ерзали. Частично это из-за узких плеч. Пришлось их подогнать. Никогда не покупаю вещей, с которыми надо возиться. Ни платьев, ни кобур.
Рейнольдс мне улыбнулась:
- Ларри действительно расстроился, что не может пойти с тобой.
- Мне так легче, - ответила я.
Она нахмурилась:
- Я думала, ты хочешь, чтобы он прикрывал тебе спину.
- Это да, но пистолет не очень ему помажет, если обрушится потолок.
- Ты думаешь, он обрушится? - спросила она.
Я пожала плечами и сосредоточилась на одевании, на мелочах, на добродушных подколках Врена. Сумела отвлечься от мысли, что мы пойдем по полу, который может под нами подломиться, потом спустимся под потолок, который может свалиться сверху, и будем шлепать по воде, полной гробов и вампиров. Что может быть лучше?
- Скажем так, что я осторожна.
- И ты не хочешь рисковать жизнью Ларри.
- Так и есть. Мне не нравится мысль о том, что Ларри пострадает - от чего бы то ни было. - С этими словами я посмотрела на нее пристально.
Она мигнула карими глазами, потому улыбнулась:
- И мне тоже, Анита. Мне тоже.
Я кивнула и закрыла тему. Свою родительскую роль я исполнила. Не знаю, почему я не доверяла Тамми, но так и было. Женская интуиция, а может, я вообще больше никому ни в чем не доверяла. Может быть.
Таккер вернулась к нам:
- Пора одеваться. - Смотрела она прямо на меня.
Я кивнула. Она помогла мне отрегулировать маску. Я закрыла глаза и сосредоточилась на дыхании - вдох, выдох, вдох, выдох. Если при погружении дышать слишком быстро, можно легкие порвать. А сейчас - только заработать гипервентиляцию.
Таккер пристроила шлем мне на голову. Я смотрела, как она это делает, понимая, что глаза у меня чуть расширены.
По рации в маске раздался жизнерадостный голос Врена:
- Дыши свободно, Анита!
- Я так и дышу, - сказала я, и собственный голос показался мне странным, громким и зловещим на фоне звука моего дыхания. С загубником во рту не поговоришь, хотя я выяснила, что можно вопить, зажав его зубами. Звуки под водой отдаются - будь здоров.
Шлем на маске видимости не улучшал. Я попыталась повертеть головой, определить размеры слепых зон. Периферийного зрения почти не осталось.
- В этой штуке трудно смотреть, - донесся голос Тамми.
- Привыкнешь, - ответила Таккер.
- Я надеюсь, что не успею, - сказала я откровенно.
- Если крикнем «бежим» - бегите со всех ног, - предупредила Таккер.
- Это потому что пол проваливается? - спросила я.
Кажется, она кивнула, но под всей этой сбруей было не разобрать.
- Именно.
- Ладно, но когда подойдем к лестнице, я пойду вперед, и если я скажу «бежим», значит, вампиры хотят нас сожрать.
Врен и Таккер переглянулись.
- Если ты говоришь «бежим», - сказал Врен, - мы тут же делаем ноги.
- Согласна, - сказала Таккер.
- Отлично.
Сказать по правде, чертовски приятно, когда не надо ни с кем спорить. Никаких обсуждений. Облегчение колоссальное. Если бы я не обливалась потом, слушая эхо своего дыхания как в «Говорящем сердце», и не надо было бы заново учиться ходить в подбитых металлом сапогах, я бы сказала, что работать с пожарными - это передышка. Увы, это было не так. Я бы предпочла вместе с «Дельтой» спускаться на веревках в зону обстрела, чем шлепать тут в костюме мумии, следя, чтобы он с меня не слетел. Черт возьми, это же только фобия! Ничего страшного. Никто меня не трогает.
Но тело не верило логике. Фобия есть фобия, доводы на нее не действуют. Врен шагнул на пол. Перекрытие издало звук, подобный стону спящего великана. Врен застыл, потом топнул так сильно, что у меня чуть сердце изо рта не выскочило.
- А разве не надо идти тише? - спросила я.
Голос Врена прозвучал у меня в ухе:
- Иди точно за мной. Не отклоняйся в сторону.
- Почему?
- Если пол тверд там, где я прошел, это еще не значит, что он и в другом месте выдержит.
- А!
Я шла за Вреном и смотрела на его танец с притопом из первого ряда, так сказать. Зрелище не очень успокаивало. Таккер шла за мной, детектив Рейнольдс в арьергарде.
Я всем раздала кресты и велела положить в карманы костюма. Почему им было не надеть кресты на шею, как сделала я? Потому что Таккер и Врен несли пачку мешков для тел. Мы собирались рассовать вампиров по мешкам и вытащить наверх. В машинах «скорой» и в мешках им нечего опасаться до наступления темноты. Если мы это провернем и потолок до темноты не рухнет, тогда можно будет злиться. Лишь бы он не рухнул, пока мы там. Тогда я злиться уже не буду.
Я шла след в след за Вреном, дисциплинированная, как послушница. Но все же мне пришлось сказать:
- У меня даже без этого костюма шаг меньше твоего, а в костюме я вообще калека. Можно мне делать шаги покороче?
- Лишь бы ты шла точно по моему следу, - ответил он.
Так-то легче.
Пол был покрыт обломками. Из обугленных досок торчали гвозди. Теперь я поняла смысл металлических подошв и радовалась, что они есть, но легче от этого они не стали.
Сбоку шла полоска, уходящая в дыру. Это был жесткий шланг отсоса, присоединенный к слышной издалека помпе. Из подвала откачивали воду. Если подвал водоупорный, он может быть полон до потолка. Утешительная мысль.
Фултон вызвал для откачанной воды цистерну, будто считал вампиризм заразной болезнью. Он и был заразен, но не так, как думал Фултон. Но капитан Фултон был здесь командиром тушения, а я уже поняла, что на месте пожара это звание равно Господу Богу. С Богом не спорят. Можешь на него злиться, как хочешь, но это ничего не изменит.
Я стала глядеть под ноги, высматривая обломки и следуя точно за Вреном. Мир куда-то отошел, осталось только продвижение вперед. Солнце жарило, по спине тек пот, но все это было как-то далеко. Надо было двигаться, а не думать. Я уже стала дышать нормально, когда налетела на Врена.
Я застыла, боясь шевельнуться. В чем дело?
- Что там такое? - спросила я.
- Лестница.
А, подумала я. Теперь мне вести. А я была не готова. Честно говоря, я вообще не знала, как в этом чертовом костюме пойду по ступеням. Я до сих пор понятия не имела, как это трудно.
- В таких домах лестницы - самое опасное, - сказал Врен. - Уж если что и рухнет, так это лестница.
- Ты так хочешь нас успокоить? - спросила Рейнольдс.
- Только подготовить, - ответил он. - Я проверю первые ступени. Если они держатся, я отойду и пропущу Блейк вперед.
Он перестал подтрунивать, был очень деловым и с имен перешел на фамилии.
- Осторожней, там на ступенях тело, - сказал он. И шагнул на первую ступень, топнув так, что я вздрогнула.
Тело было черным, обугленным. Рот открыт в беззвучном крике. Чтобы увидеть клыки, надо было присмотреться. На самом деле клыки у вампов совсем не велики. Сухожилия натянулись так, что могли лопнуть от прикосновения. Тело казалось хрупким, будто коснись его - и оно рассыплется в пыль. Я вспомнила Ларри и череп, который от его прикосновения разлетелся в порошок. Это тело казалось крепче, но не намного. Может ли этот вамп быть живым? Осталась в нем искра, чтобы с закатом он зашевелился и ожил? Непонятно. Вообще-то он должен был сгореть в пепел. Он должен был продолжать гореть, сколько бы воды на него ни вылили.
Голос Врена вывел меня из задумчивости:
- Анита, можешь выходить вперед.
Я поглядела вниз и увидела, что Врен уже спустился почти до середины. Темнота снизу разливалась у его ног лужей. Он достаточно спустился, чтобы предприимчивый вамп мог схватить его за ногу и стащить. А я проворонила. Моя ошибка.
- Вернись, Врен, - сказала я.
Он подчинился, явно равнодушный к возможной опасности. Черт побери.
- Ступени бетонные, - сказал он, - и это довольно надежно. Все должно быть путем.
- А я должна топать по каждой ступени?
- Так безопаснее.
- А если ступень поддастся, мне орать?
- Да, - сказал он, поднимаясь мимо меня.
Я уставилась в стигийскую тьму.
- Мне нужна одна рука, чтобы держаться за перила в этом костюме, вторая для пистолета. На фонарь уже руки не хватит.
- Я могу попытаться посветить, но это получится не туда, куда тебе нужно.
- Не беспокойся, пока я не попрошу.
Минута, если не две, ушла у меня на то, чтобы вытащить браунинг из кармана костюма. Он решительно лег в руку. Чтобы снять его с предохранителя, мне пришлось в этих перчатках действовать двумя руками. Палец я просунула под спусковую скобу и положила на крючок. В нормальной одежде я никогда так не ношу оружие, но палец в перчатке хотел пролезть в скобу.
Все, я была готова. Если поставить на предохранитель, мне ни за что не выстрелить вовремя. В зимних перчатках я тренировалась стрелять, но мне и во сне не снилось, что придется стрелять вампиров в защитном костюме пожарного. Да я, черт побери, вообще не знала до сегодняшнего дня, что это за костюм.
- Почему задержка? - донесся голос Фултона. Я и забыла, что он слышит все наши слова. Вроде как подслушивает.
- Эти чертовы перчатки не приспособлены для стрельбы.
- И что из этого следует? - спросил он.
- Следует то, что я уже готова идти.
Браунинг я держала стволом вверх и чуть вперед. Если я свалюсь и случайно выстрелю, то очень постараюсь не попасть ни в кого из идущих сзади. Интересно, достала ли уже оружие детектив Рейнольдс? Интересно, насколько она умеет стрелять? Как ведет себя в критической ситуации? Я быстро помолилась о том, чтобы нам не пришлось этого узнать, мертвой хваткой взялась за перила и шагнула вперед, сильно топнув. Ступень не провалилась. Я таращилась в густую черноту, идущую от середины лестницы. Луч солнечного света перерезал ее ярким ножом.
- Ну, вперед, мальчики и девочки, - сказала я.
И мы пошли вперед.
46
У последних ступеней плескалась вода. Подвал превратился в озеро. Фонарик Врена скользнул по темной воде миниатюрным прожектором. Непроницаемая чернота скрывала то, что таилось под поверхностью. В десяти футах от лестницы плавал гроб, тихо покачиваясь на темной-темной воде.
Даже сквозь хрип и свист собственного дыхания я слышала плеск воды. Еще слышался звук трения дерева о дерево, как лодки о причал. Я показала рукой, и Врен посветил туда фонарем. У дальней стены постукивали друг о друга два гроба.
- Три гроба мы видим, но должно быть еще четыре. Один для стража, один для вампира на лестнице и еще два.
Я шагнула с последней ступени в воду. Даже сквозь ткань костюма ощущалась жидкая прохлада, тяжесть воды, охватившей лодыжки. От одного этого у меня дыхание резко участилось, сердце забилось в горле.
- Гипервентиляцию заработаешь, - сказал Врен. - Дыши реже.
Я медленно вдохнула и постепенно выдохнула, считая про себя, чтобы было медленнее. Досчитать до пятнадцати - и новый вдох.
- Как ты? - спросил он.
- Что там у вас? - донесся голос Фултона.
- Пока ничего, - ответил Врен.
- Все нормально, - сказала я.
- Доложите обстановку, - потребовал Фултон.
- Четырех гробов не хватает. Два могли утонуть, но все равно нет еще двух. Вот мы и гадаем, куда они девались.
- Поосторожнее там, внизу.
- Как девственница в брачную ночь, - ответила я шепотом.
Кто-то засмеялся. Всегда приятно поднять людям настроение.
Я попыталась топнуть по следующей ступеньке, глубиной уже по колено, и нога поскользнулась. Только хватка руки на перилах помешала мне полететь вниз. Я плюхнулась в воду по подбородок, ощущая себя перепуганной идиоткой. Комбинация качеств, которая не приводит меня в восторг.
Врен подошел ко мне. Луч фонаря забегал по воде, пока Врен помогал мне встать. Помощь была мне нужна. Я подняла к свету браунинг, с которого капала вода.
- А пистолет будет работать? - спросил Врен.
- Да хоть под водой стрелять можно, - ответила я. Забавно, сколько народу думает, будто капля воды приводит пистолет в негодность. Потом, конечно, его надо тщательно вычистить, но во время стрельбы вода не мешает. Дни, когда надо было держать порох сухим, остались далеко в прошлом.
Я спустилась до конца и медленно сошла в холодную воду. Дышала я неровно, отрывисто. Все-таки боялась, мать его перемать. Встав в воде на ноги и отпустив перила, я могла бы полезть в карман за фонарем или вытащить обрез из чехла за спиной. Но сначала я подождала, пока спустится детектив Тамми, чтобы она меня прикрыла. Насколько она это может, я не знала, но все-таки лучше, чем ничего.
Вода доходила мне до груди - не до подмышек, но почти. Я медленно двинулась вперед, скорее наплывом, чем шагом, держа оружие в двух руках и готовая к действию. Настолько, конечно, готовая, насколько можно быть по грудь в воде в космическом скафандре с чужого плеча.
Очень мне не нравилось, что нет двух гробов с вампирами. Может, они утонули, но у меня живот сводило от напряженного ожидания, что сейчас меня дернут за ноги и уволокут под воду.
Тут я наткнулась ногой на что-то твердое, и на секунду у меня перехватило дыхание. Я потыкала ногой. Кажется, банка с краской. В конце концов, даже вампиры держат в подвалах всякое барахло - как и мы с вами.
- Под ногами какой-то предмет, - сказала я.
- Доклад настоящего пожарного, - прокомментировал Врен.
- Гроб? - спросила с лестницы детектив Тамми. Слезла в воду наконец.
- Да нет, какая-то банка.
Гроб почти подплыл ко мне. Без усилия. Я протянула руку, удерживая его на расстоянии.
- Когда Врен и Таккер доберутся до этого гроба, я отойду в сторону. Прикрой меня, пока я вытащу обрез.
- Будет сделано, - отозвалась Тамми.
Она держала фонарь над пистолетом, и свет передвигался вслед за стволом. Тамми была готова уловить в воде малейшее, движение. Когда я это увидела, напряжение несколько отпустило меня.
- Гроб не открывать, пока я не буду готова, - сказала я и успела сообразить, что дышу нормально. Удушающая теснота отступила под приливом адреналина от ситуации - по грудь в воде в окружении вампиров. Фобию оставим на потом, если живы будем.
Врен и Таккер взялись за гроб с двух концов. Даже им было трудно двигаться в воде в полном снаряжении.
- Рейнольдс, достаю обрез.
- Прикрываю, - ответила она.
Я отошла назад и перебросила чехол со спины на грудь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36