А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Могу тебя обрадовать. Ты не превратишься в груду высушенных солнцем костей, – сказал он без всякого восторга в голосе.
– Почему?
– Видишь то крошечное пятнышко? К нам кто-то летит!
– А ты точно никого не вызывал?
– Русским языком тебе говорят, это невозможно!
2
С каждым мгновением пятнышко увеличивалось. Я нетерпеливо вглядывался в него, но пока не мог ничего различить. Вероятно, зрение талисмана было острее, потому что он вдруг быстро забормотал как бы про себя:
– Я тут вообще ни при чем! Меня вынудили! Насильно надели на шею! Имей в виду, что я так все и представлю.
– А ну прекрати гнать волну, или я сброшу тебя со скалы! – пригрозил я.
– И чудесно! Бросай скорее! – с радостью согласился полумесяц. – Лучше быть сброшенным вниз и слегка помятым, чем угодить в лапы к...
– К кому?
– Бросай же меня, бросай! – застонал полумесяц. – Не бросаешь? Я так и знал, что это наглый блеф! Протри глаза! Разве ты не видишь, что к нам летит Оскаленный Мертвец!
– Что? Король мертвецов? – с ужасом воскликнул я.
– Собственной персоной. И не надейся на снисхождение! Так и знай, если он припрет меня к стене, я тебя заложу! Воссоздам объемную картину твоих зверств и издевательств надо мной, несчастной жертвой людского равнодушия!
– Воссоздашь, воссоздашь, – пообещал я. – А пока, если тебе не трудно, воссоздай тишину.
Теперь я и сам уже видел, что, стремительно рассекая воздух, к нам приближается потрескавшаяся крышка склепа. На крышке склепа бесформенной грудой несвежей плоти громоздился Оскаленный Мертвец.
Он нетерпеливо взмахнул рукой, и крышка склепа неподвижно зависла в нескольких метрах от стеклянной горы. Опухшее лицо с белыми заплывшими глазками повернулось ко мне.
– Ну вот мы и встретились, – просипел король мертвецов. – Я же предсказывал, что рано или поздно это произойдет. Еще никому не удавалось отсидеться в моем склепе, а потом не вернуться в него.
Я проглотил слюну.
– Это в-вы послали за нами стиральную машину? – спросил я.
– Стиральную машину? – недоуменно скривился он. – А, да, разумеется, я! Я следил за вами. Перехватив твое транспортное заклинание, я немедленно послал за вами машину и велел ей привезти вас сюда. Согласись, эта гора – прекрасное место для таких встреч. Кстати сказать, сюда любят прилетать Гарпии.
– Это было чудесно! Гениальный план! Прекрасное воплощение! Знайте, что я самым искренним образом восхищаюсь вашим злодейским гением! – заголосил вдруг полумесяц.
Оскаленный Мертвец нахмурился.
– А это что еще за пищащая медалька? – спросил он.
– Р-разрешите представиться! Ваш поклонник! Счастливый амулет! Талисман! Полумесяц! Захвачен в заложники этим юным негодяем. В вашем лице я приветствую своего спасителя, избавителя от невыносимого ига рабства! – завопил мой вероломный приятель.
Однако в его голосе я ощутил обиду: сравнение с пищащей медалькой талисману явно не понравилось.
Король мертвецов ухмыльнулся:
– Значит, говоришь, ты мой поклонник?
– Совершенно верно! Давний поклонник! Слежу за всеми слухами и публикациями. Ношу майку с вашим изображением. Собираю в альбом ваши фотогра... – сообразив, что с фотографиями он, пожалуй, хватил лишку, полумесяц прикусил язычок.
Оскаленный Мертвец задумчиво почесал тронутую гробовой плесенью щеку: – Хорошо. Ты меня уговорил. Вначале я хотел бросить тебя здесь, но теперь ты отправишься со мной в склеп.
– Что? В склеп? – взвыл талисман. – С какой это стати?
– Ты же мой поклонник. Разве нет? – сказал король мертвецов. – Теперь у тебя будет возможность не расставаться со мной днем и ночью. Разумеется, у меня в саркофаге попахивает, но, учитывая, что ты ко мне так привязан, едва ли это тебя смутит.
Сколь ни идиотским было мое собственное положение, я расхохотался. Далеко не всегда предательство приносит именно те плоды, которых ожидает предающий. Чаще бывает наоборот.
Оскаленный Мертвец хмуро воззрился на меня:
– Смеешься? Что ж, посмейся. Твое мясо от этого будет только вкуснее.
– Мое мясо?
– Разумеется. А ты думал, я затащу тебя в склеп, чтобы играть с тобой в шашки? Еще вопросы есть?
– Есть. Где Настя?
– Настя? Ты говоришь о девчонке? Понятия не имею. На твоем месте я узнал бы об этом у мумии фараона.
– А куда полетела мумия?
– Слишком много дурацких вопросов! – прорычал король мертвецов. – Куда еще она могла полететь? Разумеется, в Безумную Пирамиду. И, если девчонка уже там, я ей не завидую.
Я едва не застонал. Безумная Пирамида! Ходившие о ней слухи были самые скверные. Неудивительно, что Красная Рука предпочла спрятать свой палец именно там. Вообразить себе место хуже было невозможно.
– Послушайте! – взмолился я. – Я знаю, что это наглость, но отвезите меня к Безумной Пирамиде!
Оскаленный Мертвец протянул ко мне синюю руку:
– Хватит шутить, заморыш! Мое чувство юмора давно испортилось так же, как и мои глаза. Полезай в склеп, мальчишка! Мои друзья упыри приготовили прекрасный соус из гробовых червей и ляжек висельников. К этому соусу не хватает только главного блюда – гы-гы! – тебя! Что касается твоей души, я помещу ее в один из черепов на кладбищенской ограде. Если ты не будешь сопротивляться, то, так и быть, этот череп будет твоим собственным. Если же нет, я засуну ее куда придется...
Видя, что я не спешу прыгать к нему, Оскаленный Мертвец нетерпеливо мотнул головой. Крышка склепа пришла в движение и стала надвигаться на меня.
Попятившись, я замер на краю стеклянной площадки, спиной ощущая под собой пропасть. Больше пятиться было некуда. Позади зияла пустота. Нужно было или прыгать вниз, или становиться обедом для короля мертвецов.
– Пожалуй, я сверну тебе шею прямо сейчас. Ты слишком подвижный, чтобы перевозить тебя на большое расстояние. К тому же едва ли ты успеешь сильно испортиться за несколько часов, – задумчиво сказал Оскаленный Мертвец.
Его пухлые руки потянулись к моему горлу.
– Караул! – пискнул талисман. – Убивают!
– А ну цыц, медалька, или плохо будет! – рявкнул Оскаленный Мертвец.
– Разве я что-то сказал? Очевидно, это были мысли про себя, случайно высказанные вслух. Не меня убивают, ну и ладно! Какое мне дело, ведь верно? – мигом оправился полумесяц.
Видя, что меня всерьез вознамерились прикончить, я сделал единственное, что было возможно в моем положении, – заслонился шкатулкой, которая до этого была у меня под мышкой. Разумеется, это было нелепо, но утопающий, как известно, готов схватиться даже за соломинку.
– Дешевый трюк! Прочь этот хлам!
Король мертвецов нетерпеливо ударил по шкатулке и выбил ее у меня. Шкатулка распахнулась. Палец Красной Руки выскользнул из нее и, извиваясь, упал на стеклянную площадку под моими ногами.
– А это еще что такое? Палец? Людоедствуешь понемногу, а мальчишка? Все вы, люди, тайные людоеды! – ухмыльнулся Оскаленный Мертвец.
– Это палец Красной Руки! – прохрипел я.
– Красной Руки? Плевать я хотел на Руку! Пора ломать тебе шею, сопляк!
Лежащий у меня под ногами палец выпрямился и запульсировал. Стеклянная площадка под ним начала плавиться.
3
Позади Оскаленного Мертвеца в воздухе образовался огненный контур. Языки пламени тянулись друг к другу и перекрещивались, складываясь в зловещие знаки древнеегипетских заклинаний. Из огненного контура выплыл черный плащ. В его капюшоне горели красные, как головешки, глаза. Рядом с одним из пустых рукавов плавала ослепительно сверкавшая, невероятной остроты большая коса.
– Тень Смерти! – с ужасом пропищал талисман.
– Отпусти мальчишку! – прогудел хриплый голос из складок капюшона.
Оскаленный Мертвец обернулся, продолжая тянуться к моему горлу. Непохоже было, что он напуган.
– Проваливай отсюда, костлявая! Он мой! – злобно прорычал он.
– Он не твой! Ты можешь убить лишь того, кто записан в Вечной книге. Я же не вписывала туда его имени.
– Я могу убить кого угодно – и тебя в том числе! Сейчас ты это увидишь, костлявая! Только вначале прикончу мальчишку.
Оскаленный Мертвец рванулся ко мне.
– Нет, не трогай! – закричал я.
Отшатнувшись, я потерял равновесие и сорвался вниз, в последнюю секунду сумев ухватиться за край площадки. Пытаясь подтянуться, я увидел, как Тень Смерти взмахнула косой и отрубила Оскаленному Мертвецу руку. Мертвец заскрежетал зубами. Его отрубленная рука превратилась в удава. Зашипев, удав быстро пополз ко мне. Тень Смерти ударила удава древком косы, и тот замерз.
Оскаленный Мертвец страшно зарычал. Из его отрубленной культи вылетел рой железных ос и полетел жалить Тень Смерти. Глаза у той вспыхнули, и все железные осы упали замертво. Изрыгая проклятия, Оскаленный Мертвец бросился на Тень Смерти, и завязалась битва. Мертвец превращался то в смрадное облако, то в каменную статую, то в сгусток раскаленного огня. Однако спасенья ему не было. Не прошло и минуты, как взлетела коса и голова Оскаленного Мертвеца, скрежеща зубами, скатилась с плеч и упала в пропасть.
– Отдай мою голову, костлявая! Я достану ее и убью тебя! Напущу на тебя всех мертвецов, которых ты скосила!
Шаря руками, Оскаленный Мертвец прыгнул за своей головой. Несколько томительных секунд спустя снизу раздался глухой звук, какой бывает, когда что-то большое и влажное разбивается в лепешку. В тот же миг крышка склепа, продолжавшая висеть на прежнем месте, рассыпалась в прах.
Стоя на краю площадки, черная тень с косой равнодушно смотрела, как мои пальцы скользят по стеклу.
– Помогите! – крикнул я, но она даже не двинулась с места.
Я до сих пор убежден, что, не сумей я нашарить ногой выбоинку в скале, мне пришлось бы совершить незабываемый полет вслед за Оскаленным Мертвецом.
Наконец с огромным трудом, порезав в кровь руки, я выбрался на площадку. Колени у меня тряслись. После того, что я только что пережил, меня шатало из стороны в сторону, как пьяного.
Пустой плащ с косой молча покачивался в воздухе в шаге от меня. Хотя он только что и спас мне жизнь, не похоже было, что он питает ко мне какие-либо теплые чувства.
Немного погодя я отважился приблизиться к плащу и даже обойти вокруг него. Плащ по-прежнему висел в воздухе, не обращая на меня внимания. Заинтересовавшись, я потянулся пальцем к его косе.
– На твоем месте я бы этого не делал! – подал голос талисман.
– Почему это?
– Потому что это коса Смерти. Главной Смерти. Ей подчиняются все младшие смерти – скелеты с косами! Одна маленькая царапинка такой косой, и... – зашептал мне талисман.
Я вспомнил отряд скелетов, увязавшись за которым я первый раз попал на кладбище. Припомнил я и грозный голос, командующий ими из-под земли. Так вот кому он принадлежал – Главной Смерти.
– А где сама Смерть, если это только ее тень? – спросил я.
Красные глазницы внутри капюшона насмешливо вспыхнули.
– Не спеши увидеть меня, мальчик. Пока с тебя довольно и моей тени, – сипло сказала Смерть.
– Значит, сама ты не здесь?
– Я там, где я должна быть. Не пытайся понять то, чего тебе понять не суждено. Лучше порадуйся, что ты вовремя уронил палец Красной Руки и я почувствовала это. Не подоспей моя тень вовремя, Оскаленный Мертвец прикончил бы тебя и этим бы запутал все еще больше.
– Разве Красная Рука главнее тебя? – спросил я, удивленный тем, что Смерть явилась по зову ее пальца.
Тень Смерти гневно ударила рукоятью косы по скале. По стеклу пошла длинная трещина.
– Ничего подобного! Красная Рука сама по себе, я сама по себе. Красная Рука – авантюра, я – необходимость. Она – преступление, я – закон. Красная Рука – убийца, разящий из-за угла, а я палач, исполняющий приговор. Вот разница между нами. Надеюсь, ты ее понимаешь!
Тень Смерти наклонилась и подобрала со скалы отрубленный палец. Палец яростно забился, но тень, не обращая на это внимания, спрятала его в складках своего плаща.
– Я забираю его с собой. Пусть он будет у меня. Я найду для него должное место, – сказала она.
– Эй, послушай! Зачем ты взяла его? Как же я смогу...
Капюшон нетерпеливо раздулся.
– Я догадываюсь, что тебя беспокоит, смертный. Ты надеешься вернуться в свой мир. Что ж, лично я не против, хотя и не собираюсь тебе помогать. Обещаю, если когда-нибудь ты соберешь все пальцы и окажешься у Ледяного Камня, то я верну тебе его. Пока же лучше будет, если палец останется у меня. Согласен?
– Не согласен, – упрямо сказал я.
– Почему?
– Возможно, мне не придется собирать все пальцы. Возможно, хватит и двух. Так сказала болотная ведьма.
Тень Смерти кисло воззрилась на меня.
– Не очень-то ты сговорчив. Ладно, давай договоримся так. Если ты вдруг останешься жив и тебе понадобится этот палец, я верну тебе его. Тебе достаточно будет только протянуть руку и позвать меня. Согласен?
– А ты не обманешь?
Отточенное лезвие косы яростно сверкнуло.
– Клянусь своей косой! Это самое большое, чем может поклясться Смерть.
Голос ее звучал весьма недружелюбно. Видимо, подозревать Смерть во лжи было с моей стороны бестактностью.
Подумав немного, я неохотно кивнул. В конце концов, таскать этот палец с собой не было таким уж большим удовольствием. Так и быть, пусть он будет у дамы с косой. В данный момент меня больше заботило другое.
Внезапно Смерть, словно вспомнив о чем-то, мрачно хихикнула:
– Хи-хи!
– Почему ты хихикаешь? – поразился талисман.
– Доктор прописал. Работа тяжелая, а положительных эмоций не хватает, – хмуро сказала Смерть и снова принужденно хихикнула.
Видно было, что она мнительна и сильно следит за своим здоровьем. Я решил воспользоваться этим временным смягчением ее характера. Подавшись вперед, я с волнением спросил:
– Послушай, раз ты Смерть, ты ведь должна знать, жива Настя или нет?
– Настолько, насколько это возможно, находясь в Параллельном Мире, – туманно ответила тень.
Я испытал ни с чем не сравнимое облегчение.
– Значит, жива?
– Ну... Допустим, – признала она неохотно.
Я едва не завопил от восторга.
– Тогда у меня просьба! Если ты спасла меня от Оскаленного Мертвеца, то сделай еще одно доброе дело – отнеси меня к Безумной Пирамиде. Я должен помочь ей!
Тень Смерти качнула складками капюшона.
– Нет, – сказала она. – Бесполезно даже просить меня об этом. Я даже не спущу тебя со скалы.
– Но почему?
– Я Смерть, а не транспортная контора. Я занимаюсь только тем, чем должна заниматься Смерть. Не я решаю, кому жить, а кому умереть. Мое дело следить за тем, чтобы исполнялось все записанное в книге.
– В какой книге?
Тень Смерти не ответила. Она через силу хихикнула, шевельнула косой, и ее начало медленно втягивать в огненный контур.
– Я ухожу, – буркнула она. – Я должна спешить. Знай, что, пока я болтала с тобой, несколько тысяч людей прожили пятью минутами больше, чем должны были. Это досадное отклонение от плана.
Огненный контур закрылся. Тень Смерти исчезла.

Глава XI
ГАРПИИ
Один мальчик возвращался из школы, видит: на дороге стоит сумка. Он сумку открыл, а в сумке нога в кожаном ботинке. Испугался мальчик, стал убегать, а нога ему вслед кричит:
– Я к тебе сегодня ночью приду, тебя затопчу!
Наступила ночь. Мальчик лег спать, а выключенный телевизор ему говорит:
– К тебе идет нога в кожаном ботинке. Она уже поднимается по лестнице!
Мальчик испугался и спрятался в шкаф, а вместо себя положил плюшевого медведя и накрыл одеялом.
Вошла нога в кожаном ботинке и стала пинать медведя. А у медведя пружинка была. Если на пружинку нажать, то он начинал реветь и вскакивать.
Нога случайно пружинку задела. Медведь заревел и из-под одеяла вскочил. Нога как закричит:
– Ой, я медведей боюсь!
Выпрыгнула в окно и в канализационный люк упала. Не стало ноги.
«Нога в кожаном ботинке»
1
– Ну и где твоя благодарность? Я ее услышу или мне повернуться другим ухом? – раздраженно спросил талисман, когда мы вновь остались одни.
– Благодарность? И кого я должен благодарить? – поинтересовался я.
– Он даже не знает кого! Меня, разумеется. Итак, я поворачиваюсь другим ухом! – заявил полумесяц, энергично перекручиваясь на шнурке.
– Ась? – повторил он громко. – Ась! Говорите громче, я ничего не слышу!
– А что ты хочешь услышать? – поинтересовался я.
– Я хочу услышать «спасибо» за то, что я помог победить Оскаленного Мертвеца.
Мне показалось, что у меня плохо со слухом.
– Кто помог? Ты? Да ты меня предал!
– Ничего подобного. Это была тактическая хитрость, – возмутился талисман. – Знаешь, чего мне стоило отвлекать его разговорами, чтобы он не набросился на тебя сразу же? Я выигрывал время, пока не подоспеет помощь.
– И ты знал, что она подоспеет?
– О, разумеется! Это же я посоветовал тебе бросить палец Красной Руки.
От такой наглости я вскипел.
– ЧТО? ТЫ ПОСОВЕТОВАЛ МНЕ БРОСИТЬ ПАЛЕЦ?
– Скажем так, я мысленно внушил тебе эту идею. Тебе лишь казалось, что ты поступаешь самостоятельно. В действительности же я тобой манипулировал, – бесцеремонно заявил полумесяц.
Вспомнив, при каких обстоятельствах был уронен палец, я усмехнулся. Однако у моего закидонистого талисмана могло быть свое видение вопроса.
Горизонт просветлел. Рассветало. Из-за зыбучих песков неторопливо, с сознанием своей силы, выкатился красный шар солнца. Вначале появился его косо срезанный край, затем половина окружности, и наконец все красное солнце повисло над песками. Белесые предутренние тучи тревожно заметались в своих несвежих ночных рубашках. Стеклянная гора, служившая нам тюрьмой, встретив утренние лучи, приобрела нежный алый цвет, густевший с каждым мгновением. Укрытые в недрах горы рубины приветствовали солнце золотистым сиянием.
Талисман, незадолго до этого собиравшийся любоваться закатами и рассветами, равнодушно зевнул.
– Я, пожалуй, вздремну часок. Забудусь беспокойным сном. Это единственное, что избавит меня от твоей черной неблагодарности, – сообщил он.
– А как же эстетическое чувство художника? – удивился я.
– Ты имеешь в виду, почему я не любуюсь рассветом? У меня еще будет возможность полюбоваться им из когтей Гарпий, – сонно откликнулся мой приятель.
– Что?
– Разве ты не слышал, что сказал Оскаленный Мертвец? Эту скалу любят Гарпии. Полагаю, именно здесь они расклевывают добычу. Будь ты наделен таким же острым зрением, как и я, ты увидел бы внизу множество костей. Полагаю, эти кости остались от их пиршества.
Талисман внезапно расхохотался.
– Что ты смеешься?
– Я представил, что Гарпии прилетят с добычей и увидят здесь тебя. Воображаю, как они будут поражены. Приятно поражены, если выражаться точнее.
Я нахмурился. В отличие от талисмана эта картина не показалась мне такой уж забавной.
– А как выглядят Гарпии? – спросил я.
– О, ты их легко узнаешь. Гарпии – древнейшие богини вихря. Крылатые женщины-чудовища. Мерзкие, надо сказать, существа, да и характер злой. Одно меня радует: талисманами они не питаются, – заявил полумесяц.
Вскоре он уже храпел у меня под свитером. Я порадовался его спокойствию, вполне, впрочем, объяснимому.
2
Гарпии не заставили себя долго ждать. Едва солнце успело отлипнуть от горизонта на толщину волоса, с запада донеслись глухие удары крыльев. Гарпий было две. Они летели тяжело, волоча с собой нелегкую добычу. Добыча, болтавшаяся в их орлиных когтях, крыла похитительниц нехорошими словами. Гнусавый голос добычи, далеко разносившийся во влажном утреннем воздухе, показался мне знакомым.
– Двуголовик! – воскликнул я.
– Ба, да это же Кирюх-паша! Какая встреча! А ты что здесь делаешь, братан? – откликнулась на мой зов добыча.
Это и в самом деле был незадачливый жених Русалки, с хмурым видом свисавший у Гарпий из когтей. Несмотря на печальные обстоятельства, в которых мы встретились, я был рад его видеть.
– На стиральной машине прилетел. А ты какими судьбами?
– Дурацкая история, Кирюх-паша! Русалка типа послала меня за жратвой. Я типа потопал, а тут над башкой типа звук, будто кто-то на тебя падает. Я хотел на всякий случай откатиться, а этот чувак (левая голова Двуголовика укоризненно ткнула пальцем в правую голову) тормознул.
– Не верь ему, братан! – возразила правая голова. – Это он тормознул! Я ему ору типа: хватай дубину, баран, отобьемся, а он типа стал дергаться, вот нас и повязали Гарпии поганые!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13