А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хмелевская Иоанна

ТТ, или Трудный труп


 

На этой странице выложена электронная книга ТТ, или Трудный труп автора, которого зовут Хмелевская Иоанна. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу ТТ, или Трудный труп или читать онлайн книгу Хмелевская Иоанна - ТТ, или Трудный труп без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой ТТ, или Трудный труп равен 237.93 KB

Хмелевская Иоанна - ТТ, или Трудный труп => скачать бесплатно электронную книгу



TPash
Иоанна ХМЕЛЕВСКАЯ
ТТ, или Трудный труп
Анонс
Пани Иоанне и ее подруге Марте срочно понадобился труп. И не просто труп, а свежий и желательно необычный. Нет-нет, некрофилия тут ни при чем, просто дамы получили заказ на сценарий для детективного сериала. На ловца, как известно, и зверь бежит – вот и труп очень кстати подвернулся на пути у пани Иоанны. Она о него буквально споткнулась, придя с визитом в роскошный отель. Но радовалась писательница недолго, ибо труп оказался слишком уж необычным – с гнусным характером и подлым норовом. Мало того, что с первой же минуты пани Иоанна и ее подруга попали под подозрение, так еще труп упорно не желал подчиняться сценарным законам, злорадно выкидывая фокус за фокусом. И дамам пришлось заняться расследованием – дабы поставить зарвавшийся труп на место, осадить обнаглевшего любовника Марты, а заодно разоблачить убийцу.
"Трудный труп" – детектив в лучших традициях Иоанны Хмелевской, напоминающий ранние книги писательницы, которые сделали ее знаменитой.
– 1 -
Поиски трупа заняли у меня как минимум несколько месяцев.
Нет, я не разрывала курганы и могилы, не лазила по свалкам и старым подвалам, не посещала морги, не прочесывала заросшие пруды и разные там заброшенные водоемы. Искала я столь необходимый мне труп в собственном воображении, в рассказах и пересудах знакомых и незнакомых мне людей и, разумеется, в средствах массовой информации, которые с таким наслаждением потчуют нас всевозможными ужасами и просто заваливают всяческими трупами. А мне ни один не подходил, потому как требовался не первый попавшийся, а, так сказать, элитарный. Простые владельцы громадных состояний, мафиози и прочие уголовники меня не устраивали, ибо не укладывались в разработанные мною мотивы, в силу которых данный персонаж и был убит, став трупом.
Именно такого персонажа от меня требовала Марта.
Марта работала на телевидении. Это ей пришло в голову создать некий потрясающий телесериал, и она уговорила меня взяться за столь грязное дело. Взялась я с неохотой, ведь телевидение – область для меня совершенно чуждая. Марта успокоила. Писать будем вместе, все телевизионные реалии она берет на себя, мое дело – детективный сюжет. В совместном сценарии мы намеревались ярко и убедительно вскрыть закулисную сторону кошмарных телевизионных интриг. Марта, будучи режиссером, сама собиралась снимать и ставить наш сериал, и я всячески поддерживала ее в этом стремлении. Ну и нам не хватало трупа. Убить какую-нибудь телезвезду, популярного телеведущего или режиссера вроде Деленга, Нины Терентьев или Вайдыi мы не решались, к ним, впрочем, мои мотивы тоже не подходили. А кроме того, красавчик Деленг нам требовался во всех сериях, глупо убивать его в самом начале, попробуй найди второго такого, красивого, молодого и легкомысленного, из-за которого бабы были готовы перегрызть глотки друг дружке. Сейчас я говорю в переносном смысле. А в нашем сериале, кроме закулисных телевизионных интриг, вовсю бурлили страсти, похлеще, чем в венесуэльских мыльных операх. Любовные перипетии тянулись спиралями и серпантинами из серии в серию, с красавцами же и красавицами в Польше напряженка, в отличие от Венесуэлы.
Итак, задуман был сериал, которому и в подметки не годились всевозможные "Рабыни Изауры", "Санты-Барбары" и прочие "Кланы". Первоначально погрязший в социальных вопросах и любовных хитросплетениях, наш сериал медленно, но верно превращался в детектив, вытесняя все прочее на второй план. Несомненно, это происходило по моей вине, поскольку с преступлениями я уже давно сроднилась, а социальная проблематика нашего, телевидения для меня – темный лес. Такие метаморфозы Марта всячески поощряла.
Да и то сказать, мы взяли неплохой темп, каждая серия получалась завлекательной, дамско-мужские интриги с ходу заинтриговывали, а служебные, известные Марте и отраженные в сериале, и вовсе захватывали дух. У нас уже довольно ясно вырисовывались мотивы преступления, а трупа все не было.
Труп, ясное дело, Марта требовала от меня, я и не отпиралась, что трупы по моей части: ведь детектив без трупов не бывает. Только вот где же мне взять подходящий?
Об этом я и думала, сидя у себя в кухне и пытаясь одновременно читать корректуру, присматривать за кипящими макаронами и еще краем уха слушать радио, вдруг ненароком упомянут о каком-нибудь удачном для нас убийстве. И ожидала телефонного звонка из какого-то журнала. Меня попросили авторизовать мое собственное интервью, и я согласилась, ведь из всех авторизаций эта была наименее трудоемкой и во всех отношениях логичной.
Телефон, спасибо ему, позвонил сразу после того, как я покончила с макаронами.
В трубке я услыхала голос Аниты, моей давней приятельницы, еще со времен Дании. У нее была служебная командировка, ехала она из Стокгольма в Копенгаген почему-то через Варшаву, ну, так получилось, и очень хотела увидеться со мной. Я тоже обрадовалась возможности встретиться. И хотя мы обе были кошмарно заняты, поднапрягшись, все-таки выкроили время для короткой встречи, в гостинице, где она остановилась. Ко мне она приехать не могла, поскольку ей срочно надо было еще вымыть голову. Зная Аниту, я не стала возражать, она никогда не доверяла парикмахерам и считала, что ни один из них не способен сделать ей прическу к лицу; такие уж волосы, что с ними может справиться лишь только она, руководствуясь многолетним опытом. Поскольку я сама всю жизнь мучилась с волосами, то прекрасно понимала Аниту и согласилась заехать к ней в "Мариотт".
Значит, договорились о встрече в номере Аниты. Я в ускоренном темпе провернула все запланированные дела и в "Мариотт" явилась точно к назначенному часу.
Еще по дороге, воспроизводя в памяти процесс мытья головы, накручивания волос на бигуди и сушки мокрой головы феном, пришла к выводу, что Анита оставит двери своего номера для меня незапертыми, ведь не угадаешь, в какой стадии процесса ее застанет мой приход: с головой под струей воды или под завывающей сушкой, когда не услышишь стука или не сможешь оторваться. Поэтому я сразу же настроилась на незапертую дверь, даже не стала стучать, и, разумеется, сделала правильно. Дверь Анитиного номера оказалась открытой.
Я шагнула внутрь, в прихожую. Из ванной не доносилось никаких ожидаемых звуков – не лилась вода, не завывал фен. Полная тишина. Но в конце концов, отель такого класса, как "Мариотт", имеет право быть звуконепроницаемым. Прямо по коридорчику прикрытая дверь в комнату. Толкнув ее, я вошла, и…
И мечта моя осуществилась. Проклятый труп во всей красе лежал прямо посередке.
Нет, я не наступила на него, даже не споткнулась, а замерла на месте, увидев на полу мужские ноги. Что мужские, это я поняла по размеру ботинок, ведь в наше время брюки ни о чем не говорят.
Постояв, я прошла вперед, не слишком испугавшись. Почему бы, действительно, и не лежать какому-то мужику на полу в номере Аниты? Может, пьяный, а может, ему просто так нравится. Испугалась, лишь подойдя поближе и увидев голову лежащего.
Точнее, полголовы, переднюю ее часть. Еще точнее – лицо, обращенное ко мне и украшенное на лбу аккуратной дырочкой. На мертвом лице застыло выражение дикого бешенства, и главным образом именно поэтому я вспомнила, где же видела покойника.
Не сразу вспомнила, добрых минут пять стояла как пень, не сводя глаз с мертвого лица, словно это было бог весть какое приятное зрелище, и вспоминала. Что-то с памятью моей стало… Наконец, очень неохотно, она заработала.
Ну конечно же, много лет назад я встречала этого человека. В двух местах, не имеющих друг к другу никакого отношения. На бегах и в суде. На ипподроме я на него натыкалась много раз, в суде только однажды. Я тогда еще очень удивилась, увидев его в зале суда вот с таким точно бешено-яростным выражением на лице. Не знаю, в каком качестве присутствовал он на том процессе, но более идиотского дела и не припомню: бандит судился с психопатом, обе стороны с их защитниками несли полнейшую чушь, а двойное дно находилось наверняка в центре земного шара, до него никто так и не докопался.
С этим человеком я знакома не была, даже ни разу не разговаривала, а вот теперь он лежал посередине номера в отеле "Мариотт"… Господи, но где же Анита?! Только тут я ударилась в панику, представив, что она забилась где-то в угол с топором в руках. Нет, с пушкой. Это больше соответствует ее характеру.
Оторвавшись наконец от трупа, я осмотрела весь номер. Аниты не было, а ванная не только оказалась пустой, но и сияла первозданной чистотой. После уборки в нее явно не ступала нога человека. И рук тоже никто там не мыл.
Вернувшись в комнату, я опять обшарила ее всю, заглянув в шкафы и даже под кровать. Никого, только проклятый труп посередке.
Я немного успокоилась. Что бы здесь ни произошло, с Анитой ничего не случилось, а жертвой преступления на полу заниматься не буду, нет у меня времени. И желания. Ну, извещу я полицию о своей страшной находке – и застряну тут неизвестно на сколько, и что тогда? Не встречусь с людьми, с которыми заранее договорилась, не успею в банк до его закрытия, не закончу обещанную на завтра статью, не увижусь с Анитой… Езус-Мария, куда же она подевалась?! Не похитили же ее, в самом деле?
Разве что это подруга уделала несчастного и теперь скрывается. Где же, черт побери, ее искать?
Спрошу внизу, в холле отеля, может, у администратора оставила мне какую записку.
Итак, твердо решила – ухожу, а с трупом пусть возятся те, кому положено. Возможно, не очень разумное решение, но уж слишком некстати подвалил мне этот труп, некогда мне, пардон.
И вышла.
Осторожно закрыла за собой дверь. Еще подумала, что следов своего пребывания внутри не оставила, ведь перчаток так и не сняла. И тут, тихонько закрывая дверь, непроизвольно глянула на табличку с номером. Блестящие цифры 2328. Значит, двадцать третий этаж. Холера!
И какая нелегкая занесла меня этажом выше? Я же отлично запомнила три двойки, с которых начинался номер Аниты, так какого же черта нажала в лифте на кнопку 23? Умственное затмение, факт. Только из-за него и ввалилась в совсем не нужный мне чужой номер с трупом.
Никаких логичных причин оказаться в этом номере у меня не было, просто кнопку в лифте нажала не ту, сама об этом не подозревая, значит, труп подложили не специально для меня. И не просто так он там лежал, украшение сомнительное, уж явно не в декоративных целях его туда поместили.
Все, хватит о трупе, ясно – ко мне он не имеет никакого отношения, так нечего о нем и думать. Скорей к Аните!
Аниту я застала в ее номере, она как раз закончила мытье и приступила к сооружению прически.
Анита продолжала заниматься волосами и одновременно общалась со мной. Из-за жуткой спешки говорить нам пришлось хором, да при этом еще и не слушая друг друга. Женщины это умеют, очень неплохо получается. Мы уложились в отведенные для встречи считанные минуты. Коротко поведали о себе, я передала ей обещанные кассеты и тексты для перевода, она мне – посылку из Швеции, мы в темпе разрешили деловые проблемы, и вот уже пора прощаться. Хотела я упомянуть и о трупе, который лежал у нее над головой, да вовремя прикусила язык, хватило ума. Вдруг она где-то нечаянно сболтнет о нем, а тогда я сразу же становлюсь подозреваемой. Нет, на такие глупости жалко время тратить!
Распрощавшись с подругой, я поспешила покинуть отель, старательно обходя второй этаж с его искушениями – казино и кафе.
По пути домой подумала, что неплохо было бы все-таки узнать о мотивах убийства этого человека, хотя его труп вряд ли нам пригодится, уж больно в неинтересных для нас кругах вращался покойный.
– 2 -
Утром Марта влетела ко мне в страшных нервах и как минимум за два часа до условленного срока.
– Знаю, знаю, что слишком рано, но меня подгонял труп. Не поверишь, наконец-то он появился!
Я невольно бросила взгляд на упитанного курчонка, которого как раз собиралась сунуть в духовку. Каюсь, вчерашний труп совершенно выветрился из моей головы. Марта проследила за моим взглядом и встревожилась:
– Он что, фаршированный? И небось начинка сладкая?
Я поспешила ее успокоить:
– Нет, горькая. Вернее, кислая. Точнее, полусладкая.
– Ну, тогда еще ничего. А мне достанется?
– Неужели ты полагаешь, что я одна в состоянии такого слопать? И ты вот из-за этого фаршированного трупа примчалась ко мне ни свет ни заря? Так захотелось его отведать? А откуда ты вообще про него узнала?
Вздрогнув, Марта поежилась.
– Не смей употреблять слово "труп", если мне предстоит его есть! Нет, цыпленок тут ни при чем, я примчалась из-за настоящего трупа. Как раз для нас. Дай мне чего-нибудь хлебнуть, не видишь разве, как я потрясена! Что у тебя есть? Пиво, виски, коньяк? Все пропало! Сама себе загубила жизнь!
– Не ты первая, не ты последняя, – успокоила я свою темпераментную соавторшу, зная ее повышенную эмоциональность. Отрегулировала газ в духовке, сунула туда курчонка. – Пиво в холодильнике, можешь сама достать. Виски тоже. Найдется и коньяк, только не в холодильнике.
– Нет, я предпочитаю пиво.
Я достала из буфета стаканы и со вниманием осмотрела Марту. Выглядит чудесно, по ней никак не заметишь, что жизнь ее пропала. Что вздрючена – это да, но такое с ней случалось часто. Правда, на сей раз взбудоражена больше обычного.
– Так что же стряслось?
– Ох, все! Я потеряла мужчину моей мечты, кажется, навсегда, а ходить перед ним на задних лапках не собираюсь, а без него жизнь не мила…
– Погоди! Ты про кого говоришь? Уж не про Доминика ли?
– Ну да, про кого же еще!
Холера, надо же! Если замешан Доминик, значит, дело серьезное. Когда речь заходит о Доминике, моя Мартуся теряет всякую способность соображать, и теперь от нее никакого толку не добьешься. Этот Доминик давно уже сидит у меня в печенках. Какой номер он отколол на этот раз? Минутку, что там Марта бормочет?
– …не выношу истерик и впредь не намерена, а вчера вечером я оставила его, он прекрасно знает почему, хотя и пыталась что-то солгать, а самое плохое – он ни словечка мне не сказал, но так каменно молчал, аж мурашки по коже. Прям как мертвый сделался, сил моих нет… И теперь я раздираюсь на две неравные половины…
– Половины всегда равные, – поучающе вырвалось у меня. И кто за язык дергал? Ведь я в этом не столь уж уверена.
– И вовсе не всегда! – вскинулась Мартуся. – Вот я изнутри на куски рвусь, и эти куски во мне так и летают, так и сталкиваются, как же равные? Нет, ты скажи, что мне, несчастной, теперь делать? Просто разрываюсь, прямо как в песне, дикая страсть бушует во мне, то тянет к мужу, то к жене…
– Да ты никак спятила?
– А я разве говорю, что нет?
Если честно, я ее очень хорошо понимала. Мечется из-за мужика, с кем не бывает? Сама ведь испытала, на собственной шкуре.
И словно воочию увидела его красивое, мужественное лицо, его руки, запястья… Меня с такой непреодолимой силой тянуло прикоснуться к ним, взять в свои руки, прижаться щекой… И он склонен был ответить мне взаимностью, собственно, даже ответил, вот только странно как-то…
Между нами встало казино.
– Тут секс, а там игровые автоматы и рулетка, – лихорадочно продолжала Марта свою исповедь, несчастная и злая, словно заглянув в мои мысли. – Через дверь слышно, а паршивый шарик так я как будто даже видела: вот он прыгнул в двадцатку, а на нее поставили по максимуму, корнеры, сплиты, номера, серые жетоны. А они мои, серые, мои любимые!
Что-то во мне дрогнуло, ведь я тоже охотнее всего играла серыми и однажды угадала зеро три раза кряду!
– А здесь – постель, и его лицо надо мной, это я выражаюсь символически, мы сидели в кафе внизу, на втором этаже… Ну и что мне оставалось делать?
Я очень хорошо знала, что она должна была сделать, и столь же хорошо знала, что сделала бы сама на ее месте. Да нет, без всякого "бы". Сделала. И потеряла мужчину моей жизни навсегда.
Ну ладно, что теперь-то… Но ведь Марта была моложе меня на двадцать лет с гаком! И у меня тогда были уже подросшие дети, а у нее пока их вовсе не было. И она очень хотела их иметь, хотела стать нормальной женщиной, женой, матерью…
– И потому меня с ним тогда не оказалось! – поставила Марта точку в своей исповеди.
К сожалению, отвлекшись на воспоминания, я пропустила мимо ушей последнюю часть ее рассказа, однако поняла главное – своего мужчину Марта потеряла из-за страсти к игре. Мужчину никак не удается совместить с азартом, или он, или игра, уж это я хорошо знала. Женщина в подобной ситуации охотно пойдет на компромисс, мужчина же – ни в коем случае. Ну разве что один из миллиона.
И тут я опомнилась:
– Погоди, когда?
– Что когда?
– Когда и где тебя не оказалось рядом с Домиником?
– О господи, я же тебе твержу – как раз тогда, когда нашли труп!
– Какой труп?
– Да наш же, из-за которого я к тебе примчалась! Только об этом и говорю…
– Весьма хаотично. Я поняла – ты говоришь о страсти, к мужчине и игре, о загубленной жизни…
Марта вдруг перестала дергаться и с тревогой уставилась на меня:
– Иоанна, ты здорова? Нам небеса труп посылают, а ты словно и не рада такому подарку судьбы. Ну я – понятное дело, у меня жизненная катастрофа, но ты почему не реагируешь?
– У меня тоже была такая жизненная катастрофа.
– Так давно ведь, ты успела к ней привыкнуть, а у меня свеженькая, вчера разразилась. Вернее, сегодня ночью.
– И ты привыкнешь. А сейчас расскажи обо всем спокойно и по порядку. Не о Доминике и казино, о них я и так все знаю, а о трупе.
– Да это же все взаимосвязано. У Доминика нет алиби, потому что я его оставила из-за казино, и теперь у него такие неприятности…
Я попыталась уточнить:
– Ты оставила Доминика, когда он его убивал?
– Кто?
– Ну Доминик твой. Погоди, что ты? Успокойся! Если не Доминик, так этот, как его… убийца. Преступник.
Марта сгребла с кухонного стола две банки пива и один стакан:
– Знаешь что, давай лучше присядем в гостиной, а то у тебя, когда стоишь, мозги совсем не работают. Но в общем-то ты права, то есть не знаю, права ли, только вот, сдается мне, неизвестно, когда он его убивал.
Я прихватила оставшийся стакан, хотя принципиально в последнее время перестала пить пиво, потому как худела. Ну да один разик можно себе позволить. Мы наконец уселись в комнате, вернее, я уселась, а Марта, свернувшись клубочком в углу дивана, еще немного поскулила, уткнувшись в круглую подушку. Потом малость успокоилась и отхлебнула из стакана.
– А теперь рассказывай все толком и по порядку, – железным голосом потребовала я.
Мартуся вздохнула:
– Ох, а я-то надеялась, что трупом займешься ты, я же погружусь в свои собственные беды. А ты вон какая…
– Займусь, займусь трупом, не беспокойся, как только узнаю, в чем дело. Где же ты его нашла?
– Нашла не я, а где – в "Мариотте".
– Повтори!
– В "Мариотте". А что?
Сразу вспомнился вчерашний день, как ни старалась я его засунуть в самый дальний уголок памяти. Похоже, сегодняшний будет у нас весьма продуктивным.
– Холера! – мрачно пробормотала я. – Это мой труп.
Марта поперхнулась пивом, забрызгав весь стол.
– Пожалуйста, предупреждай меня о своих сенсациях, хотя бы когда у меня пиво во рту. И пива жалко, и скатерть. В каком смысле он твой? Ты кого-то кокнула ради нашего сценария? Он нам подходит?
– Это ты должна знать, что нам подходит. Кажется, с этого ты и начала, когда ворвалась ко мне в неурочное время, не так ли? Что же касается трупа, я в нем ни за что не признаюсь, не могу признаться, теперь уже по двум причинам. Ну так рассказывай, у тебя-то он почему всплыл?
Марта тоже озадачилась, спустила ноги на пол, села нормально, вылила в свой стакан остатки пива из банки.
– Теперь вижу – лучше бы нам его придумать, – вздохнула она.
– Придуманный у нас уже есть. Клошар. И я не уверена, что он такой уж совсем выдуманный.
– Какой клошар? – не поняла Марта.
– Парижский.
– И что он делал, этот твой клошар? Хотя эти бродяги, как правило, обычно ничего не делают.
– Этот тоже, просто лежал.
– Где лежал?
– На Монмартре. В районе Клиши.
– Мне это ни о чем не говорит, в Париже я была всего раз.

Хмелевская Иоанна - ТТ, или Трудный труп => читать онлайн книгу далее