А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Шум же складывался из следующих элементов.
Бряцание жетонов, бросаемых в автомат.
Стук дергаемой рукоятки. Самый худший из всех, просто ужасный, – это грохот выигранных жетонов, сыплющихся в металлическое корыто. Выкрики игроков. Все это, вместе взятое, по части шума оставляло далеко за собой мельницу или ткацкий цех.
Подобное стояние на страже имело место у лучших автоматов. Лицо, стоящее на страже (обычно сидя на стульчике у соседнего автомата), не только рисковало получить нервный тик и расходящееся косоглазие, но к тому же должно было следить за другим лицом у другого соседнего автомата, стоящим на страже за тем же самым. Нужно признать, что датские старушки с поздней весны до ранней осени вели крайне разнообразную жизнь и наверняка не морочили голову своим родным из более молодого поколения жалобами на то, что им скучно…
* * *
Кто сказал, что на автоматах нельзя выиграть?
Лично я была свидетелем следующих событий.
Играю я себе с большим удовольствием в маленьком зальчике недалеко от моего дома. Наверное, следует пояснить, что в течение года я жила напротив входа в Тиволи, на бульваре Андерсена, благодаря чему три раза в неделю любовалась из окна фейерверком, что не имеет никакого отношения к нашей теме. Короче говоря, я играла в зале со стороны этого бокового входа, почему-то там не было толпы и свободные автоматы радушно поджидали клиентов. К одному из таких свободных агрегатов рядом со мной подбежал мальчик, лет этак десяти, бросил один жетон, и у него высыпалось этого мусора пятьдесят штук. Он выгреб все и, плюнув на дальнейшую игру, понесся кататься на электрокарах. Мудрый ребенок!
Я играю в большом зале, поздно вечером, когда толпа уже сошла. Через зал тащится дама, молодая старушка среднего возраста, расползшаяся и, похоже, уставшая. Нашла на полу один жетон, бросила его в автомат прямо рядом со мной, и ей выпало четырнадцать. Она начала играть этими четырнадцатью жетонами, а когда уходила (что самое странное – добровольно), у нее было четыреста. Это я точно знаю, поскольку из чистого любопытства все время за ней считала.
Я играю, вся в проигрыше и бешенстве, когда за моей спиной начинает куражиться какой-то кретин. Южанин, черный, довольно толстый, небольшого роста, страшно элегантный, окруженный толпой баб. Он дергает за рукоятку чуть ли не повернувшись к автомату спиной и объясняет всем и каждому в отдельности, что он всегда выигрывает, что для него этот автомат – ерунда, вот, пожалуйста!.. Пожалуйста!.. Вот, опять!.. О, пожалуйста! Каким чудом я понимала, что он говорит, до сих пор не знаю. На каком языке говорил, тоже не помню. Но самое невероятное было то, что меня не разбил паралич: он выигрывал, а я-то совсем наоборот!
А однажды я видела типа (он даже производил внешне неплохое впечатление), который пытался поднять три мешка жетонов, выдоенных из автомата. До этого я сидела к нему спиной и меня все время раздражал грохот его автомата, и только потом я оглянулась назад. Единственное удовлетворение доставила мне мысль, что самой не нужно тащить такую тяжесть.
Как раз там же, в Тиволи, я наткнулась на автомат совсем иного типа, напоминающий флотацию меди . Страшная вещь. Жетоны для него должны быть большего размера, в отдельных отсеках они громоздятся огромными кучами, жертва страсти вбрасывает свои жетоны, которые толкают собратьев, вся эта громадина постепенно продвигается вперед, туда, где зияет пропасть, нависает над ней и, наконец, должна упасть, свалиться в корыто, а что в корыте – то наше.
Жетоны нависают толстым мощным слоем, уже едва-едва держатся, еще чуть-чуть – и свалятся. Вот сейчас! Нет, еще нет, но через мгновение… Ну! А фигушки, не падает, зараза. Но уж сейчас-то! Сейчас должны свалиться, а?.. И опять эта дрянь не падает…
Зато клиент несется за очередными жетонами, еще пять крон, еще десять, и уж тогда вся эта обойма рухнет! С ума можно сойти. Адское нависание производит обманчивое впечатление и лишает любителя остатков состояния.
И все же я встречала таких, кто выигрывал и на этой заразе. Болтался вокруг механизмов старый бородатый тип, который и без грима мог бы запросто сыграть Вернигору. Он старательно выбирал наиболее разгоряченных безумцев и сторожил за их спинами. В конце концов наблюдаемый безумец приходил в отчаяние и пасовал, или же у него попросту кончались деньги, и тогда в дело вступал этот Вернигора. Ситуацию он оценивал безошибочно, ему действительно хватало пары жетонов, чтобы изготовленный кем-то завал падал в его корыто. Вернигора использовал свой шанс, после чего уходил. Он никогда не продолжал играть на одном и том же автомате, прекрасно зная, что соблазнительные остатки опять не будут торопиться упасть. Пусть уж лучше на них нарвется какой-нибудь глупец.
В Брюсселе я как-то встретила у подобного автомата соотечественника. Там был еще и дополнительный соблазн, а именно: на кучах двигающихся жетонов лежали зажигалки и электронные часы, в то время вещь довольно дорогая. Они падали вместе с жетонами. У соотечественника в кармане уже было трое часов, и он охотился за четвертыми. Он признался мне, что у него есть покупатель, которому он продает их по двести франков за штуку и таким образом зарабатывает себе на поездку в Англию. Набрал уже три четверти необходимой суммы и через пару дней уедет.
Сейчас Тиволи идет в ногу с прогрессом: почти все автоматы там заменили новыми, электронными. Несколько штук старых, механических, еще осталось, специально для консерваторов, чтобы им не было обидно, – в Дании уважают человеческие чувства. Новые, как правило, не имеют рукоятки, за которую нужно дергать, – нажимать следует на кнопку. Вот интересно, как их назовут ворчуны. «Однорукий бандит» уже не пойдет, так кем же он будет теперь? Нажимным бандитом?..
Между нами говоря, все это безумство в Тиволи представляло собой чистое искусство ради искусства, так как даже выигрыш был миражом и обманом. За ворота его нельзя было вынести по той простой причине, что никто не менял жетоны обратно на деньги. Все следовало потратить внутри ограды. Правда, было на что. Я уже не говорю о кафе, барах, киосках и страшно дорогих ресторанах, но до сих пор вся территория парка усыпана магазинами, и в принципе там можно купить все, от спичек до автомашин. По-моему, Вернигора неплохо питался на эти жетоны.
Признаться, отсутствие обратного обмена коснулось и меня лично, причем весьма болезненно и чувствительно. В прежние времена я еще об этом не знала. Собравшись однажды на скачки, где меня ждал мой конский сообщник, временно не располагавший материальными благами, по пути я завернула в Тиволи и из имевшихся на благородные беговые цели ста крон проиграла почти семьдесят. Нет, прошу прощения, отнюдь не проиграла, наоборот, вышла из этого разврата с огромным выигрышем, но только в жетонах. Обрадованная доходом, я помчалась в кассу, чтобы мне вернули деньги, и тогда-то выяснилось, что ничего подобного, обратного обмена нету. Я чуть не упала замертво. Оставалось только произвести рациональные закупки в виде сигарет, потому что понятно, что на сигареты человек и так должен будет тратить деньги, здесь или в другом месте.
Сообщник, рыцарь по натуре, не сказал ни слова, только получил защемление челюсти, так как все время скачек простоял с крепко сжатыми зубами.
Теперь в Тиволи все по-другому: жетоны выходят из употребления и игра ведется на обычные, обиходные монеты. Хотя и случается, что человек бросает в пасть Молоха живые деньги, а высыпается ему какое-то барахло, которым можно в лучшем случае заплатить за пиво.
Пратер
Со стыдом вынуждена признать, что понятия не имею, как выглядел Пратер тридцать лет тому назад. Сейчас у него совсем иные пропорции, чем у Тиволи. На большей, чем в Копенгагене, площади залы игральных автоматов занимают значительно меньше места и не бросаются в глаза издалека, а основу развлечений составляют наводящие ужас механизмы, в которых пассажиры передвигаются преимущественно вниз головой. Мне лично доставляет удовольствие мысль, что не я сижу на этой штуке.
Зато никаких расходов не требуется, так как вход в парк свободный. Платить нужно только за явное и горячее желание повисеть головой вниз, так чтобы дух захватывало. Дело вкуса и пристрастия.
Залы игр, собранные в одной части парка, располагают великим разнообразием автоматов, деньги там меняют в обе стороны, и к тому же обслуживающий персонал подает бесплатную выпивку в виде вина и пива. Как я ни люблю Тиволи, все же с большой печалью вынуждена констатировать, что там запрещено даже входить внутрь с напитками или едой, однако я попытаюсь это заведение оправдать. Видимо, слишком часто игроки проливали друг другу пиво на спину…
Во всяком случае, с этой точки зрения Пратер имеет решающее преимущество.
Информация в последний час: в Тиволи уже можно входить с чем хочешь.
* * *
Разумеется, автоматы есть и в казино.
(А также в кафе, на паромах, в вокзальных залах ожидания, в различных игральных салонах и вообще где попало. Однако я не на всех играла, по разным причинам. Больше всего мне понравился один, на пароме Свиноустье – Копенгаген. В этот аппарат можно было бросать шведские и датские кроны, которые как раз у меня имелись, но, к несчастью, я оказалась в компании своего кавалера, который азарт на дух не выносил. Одного его взгляда хватило, чтобы у меня парализовало руки, и мне оставалось лишь бросать на любимую технику тоскливые и жалобные взгляды, но не жетоны.
Если кому-то интересно, от неподходящего мужчины я сразу же после этого избавилась.).
Автоматы в казино представляют собой целую эпопею.
Нет, что я говорю! Не целую. Это сами казино – целая эпопея, а автоматы – только часть ее. Правда, весьма существенная, если они есть даже в Монте-Карло, не говоря уже о Лас-Вегасе.
Автоматы как таковые
В нашей дорогой Польше они появились одновременно со сменой общественного строя и сразу же вызвали у населения живой интерес.
Кажется, первым местом, в котором народ смог до них дорваться, было прежнее кафе «Стылева» на углу улицы Кошиковой и площади Конституции, сейчас… Господи, что же там сейчас? Ах да, магазин «Хортекс».
Вот склероз, чтоб мне дома не ночевать!
И в этой прежней «Стылевой», которая к тому времени, возможно, уже сменила свое название, на втором этаже стояли три автомата, окруженные толпой разгоряченных игроков. Сразу скажу, что толпился там отнюдь не цвет и гордость нации, если, конечно, не считать цветом нации пролетариат, в то время осуществлявший достойную сожаления диктатуру. Автоматы были уже модифицированные..
Минуточку, тут нужно вернуться обратно в Тиволи. Я забыла сказать, что самые старые механические автоматы позволяли вбрасывать в себя только по одному жетону, не давая тем самым повышать ставку, и лишь позднее появились разные усложненные устройства, допускавшие большую свободу в этом плане. Наши автоматы из «Стылевой» разрешали вбрасывать до пяти жетонов, что вышеназванным народом было оценено как пятиместное устройство. Пять личностей толкались у одной машины, каждая бросала по одной штуке, а иногда, в порядке исключения и после многочисленных скандалов, кому-то разрешалось бросить два или даже три жетона.
За справедливостью крайне сурово следили и судорожно ее придерживались не только игроки, но и целое стадо разгоряченных зрителей, сидящих у игроков на шее. Гневные крики типа «Не правда, это не он! Это тот с усами! Тот в красном шарфике! У той пани было два! Эй ты, отвали, ты бросил один!» и тому подобные звучали беспрерывно.
Между нами: «та пани» – это я.
Был там один любитель – знаток механизмов, как правило лично дергавший за рукоятку, против чего никто не возражал, ибо он освоил самый выгодный способ дерганья. В большинстве случаев автомат ему платил, чем, несомненно, и объяснялась необычная уступчивость общества, отказывавшегося от собственноручного развлечения. Дело в том, что автоматы довольно скоро стали прилично раздерганными, поскольку неопытные и страстные азартные игроки вкладывали в дерганье всю силу, сотрясая оборудование до основания, а уж бицепсами их Господь не обидел.
В результате напрочь разрегулированный автомат надлежало дергать с чувством, и именно это умел делать упомянутый знаток.
Автоматы в «Стылевой» теперь уже история.
Возможно, они представляли собой первую ласточку социальных перемен, так как их установили еще в период настойчиво повторявшихся «ошибок и отклонений от линии партии». Каким чудом это могло случиться, понятия не имею. Я в политике не разбираюсь.
Первое серьезное отечественное казино – Салон автоматических игр – я увидела в «Гранд-отеле» (в просторечье – «Гранде»)…
Нужно будет обратиться к собственной книге, чтобы вспомнить, как это выглядело вначале, потому что с течением времени произошли громадные перемены. Появились новые типы техники, некоторые из прежних автоматов полностью исчезли, модифицировался способ игры и получения выигрыша.
Вначале был хаос…
Нет, что это я пишу, какой хаос, это я перепутала с сотворением мира. Вначале было просто здорово: меняешь в кассе деньги на жетоны, жетоны были по тысяче злотых на старые деньги… ну вот, посмотрите, как слаба человеческая память, особенно пораженная склерозом. Не исключаю, что к одним автоматам они были по тысяче злотых, к другим – по две тысячи, а к некоторым – всего по пятьсот злотых. Во всяком случае, совершенно точно, что брать их нужно было в кассе. Это, значит, во-первых. Во-вторых, почти везде стояли стульчики, и можно было играть в комфорте. В-третьих, не было буфета, но, к счастью, ресторан «Гранд-отеля» находился под рукой. За пивом или каким-то иным напитком можно было сбегать к официанту. В-четвертых, в противоположность Тиволи, ни один автомат не высыпал весь выигрыш. Напрямую он платил только до определенного предела, а при большем везении ворчал, бренчал, играл легкомысленную мелодию, столь сладкую для всех игроков, мигал лампочками и не позволял продолжать игру. Должен был прийти техник (возможно, он был инженером или даже кандидатом наук, это неважно, в казино он работал техником, вот и все), разблокировать железяку, зафиксировать выигрыш и принести из кассы деньги. Или же дать выигравшему квитанцию, чтобы тот получил деньги лично. В-пятых, уже тогда там стояли покерные автоматы.
* * *
Дело в том, что автоматы бывают самые разные.
Причем различия заключаются вовсе не в том, дергать нужно или нажимать, поскольку в новых электронных автоматах ручка для дерганья полностью исчезла. Нет, все дело в картинке, которую показывают в окошке.
Самые простые, начиная с тех старых, механических, демонстрировали в окошечке разные сливы, апельсины, черешни, арбузы – короче, витамины, кроме того – колокольчики, а также – что было самой желанной картинкой – три семерки или три так называемых «бара» (это такая надпись). Выигрыш автомат платил только тогда, когда на одной линии выходило три одинаковых фигуры.
В окошке автомата видны три горизонтальные линии, разбитые каждая на три клетки, в которых и показываются эти самые картинки. Нормальный простой автомат платит за то, что показано на его средней линии, например подряд три апельсина или сливы, а комбинации из трех одинаковых фруктов, появляющиеся на верхней и нижней линиях, могут, самое большее, вызывать сердечную боль и зубовный скрежет. Игра при этом ведется единичным жетоном, единичной ставкой.
Чуть более сложные автоматы начали постепенно принимать все более разнообразный вид.
Появились радуги, пейзажи, рога изобилия, разные головы, то человеческие, то звериные, маски, мешки денег, драгоценности и черт знает что еще. Вдобавок эта разномастная гадость отличается тем, что платит за совпадение трех одинаковых фигур сразу по восьми линиям: за три по горизонтали, три по вертикали и две наискосок.
Кроме того, есть теперь и аппараты, у которых в линию располагаются не три картинки, а четыре, и играть можно как в левую сторону, так и в правую, необходимо только, чтобы выпало три одинаковых фигурки подряд. В результате на таких агрегатах единичная ставка превращается в шестнадцатикратную и есть шанс выиграть целое состояние. После чего человек получает инфаркт.
«Бары» вначале были одиночными, то есть могли выйти только на одной линии, лишь позднее появились двойные и тройные, и на экране это могло выглядеть так:
BAR BAR BAR
Или:
BAR BAR BAR
BAR BAR BAR
Или даже:
BAR BAR BAR
BAR BAR BAR
BAR BAR BAR
Довольно монотонно. Но зато как желанно!
Разумеется, эта последняя комбинация была (и есть) самой ценной, поскольку она всегда давала самый большой выигрыш. С другой стороны, все это стало ужасно скучным, картинки поменялись, число фруктов ограничивалось только одним видом, и в результате по экрану бегали одинокие черешни и одинокие «бары». Зрелище весьма отупляющее. Зато вместо фруктов появилось нечто такое, от чего можно заработать тик.
Прибавилось еще одно развлечение, но об этом ниже.
* * *
А ведь есть еще и покерные автоматы, столь любимые картежниками!
На экранчике, как следует из самого названия, появляются карты. Пять штук, как в покере. Выигрывают точно такие же комбинации, как и в настоящем покере: две пары, тройка, каре и так далее. Нужно ли объяснять, что такое пара или каре (в просторечье «карета»)? Ну хорошо, пара – это две карты одного достоинства, а каре – четыре карты, например четыре двойки, четыре дамы, четыре семерки, четыре туза или еще какие-то четыре карты. Теперь, наверное, понятно каждому.
Ну и, как в обычном покере, карты можно заменять, щелчком по кнопке на небольшом пульте вы оставляете нужные, а вторым щелчком меняете ненужные. Это общий принцип, причем большинство автоматов само сохраняет те карты, которые вам нужны. Не всегда, правда, в соответствии с вдохновением игрока, но это уже мелочь, глупое решение машины можно исправить. Наиболее интересные и желанные автоматы имеют к тому же джокера, который, как и в обычных картах, заменяет любую из них, благодаря чему появляется шанс расклада, который не встречается в настоящем покере. Это так называемая пятерка, каре с джокером. Каждый игрок мечтает о ней, стиснув зубы, потому что это самый большой выигрыш. А для сведения новичков – размеры выигрыша за каждую комбинацию указаны на табличке рядом с экраном.
В «Гранде» вначале стояли более покладистые автоматы, они себе голову не морочили, азартному игроку самому нужно было заботиться о своих картах…
Так вот, получаете вы свои пять карт и видите, что судьба подкинула вам подарочек в виде двух валетов. А остальные карты – дрянь редкостная, да к тому же разномастная. Что делать?
Разумеется, оставлять валетов и скидывать гадость, вместо которой, возможно, привалит что-нибудь получше. Меняете карты, глядь, а и в самом деле валет привалил, так что получилась тройка. Правда, какой выигрыш вы за эти три валета получите, да и получите ли вообще, – решает сама машина. Разумеется, за более ценные и крупные комбинации выигрыши значительно больше, чем за такие мелкие.
Минуточку. Минуточку. Прежде всего, нужно упомянуть о дублировании – призрачной возможности, которая, думаю, кое-кого уже свела в могилу. Это своего рода наложение одной игры на другую.
Предоставляли ее, эту возможность, почти все более сложные автоматы, фруктовые и, разумеется, покерные. Она была – впрочем, почему была, она есть, можно сказать постоянно существует, – двоякого рода: «красное – черное» и «меньше – больше», причем «меньше – больше» тоже двух видов. Начнем с более простого.
Отчаявшийся жадный азартный игрок с криком в глубине души «Audaces fortuna iuvat!» нажимает специальную кнопку дублирования, то есть удвоения выигрыша (денежек при этом лишних платить не требуется, зато риск повышается вдвойне). На экране показывается карта рубашкой вверх, а под ней мигают две кнопки: «red» и «black». Что это значит, знают все, а если кто не знает, пусть заглянет в английский словарь. Игрок нажимает на ту кнопку, которую ему подсказывает сердце, и либо угадывает цвет карты, либо нет.
Предположим, он нажимает «красное», карта поворачивается, она и впрямь красная, игрок выиграл и получил свой выигрыш вдвойне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12