А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

в одной руке у неё пылесос, в другой — калькулятор, третьей с нежной улыбкой на устах она подливает чаек дорогому муженьку, четвёртой исправляет ошибку в школьной тетради ребёнка, пятой связывает в узел грязное бельё, чтобы отнести в прачечную, шестой… погодите, погодите, это какой-то осьминог получается! Да ладью уж, шестой делает себе изысканный макияж, седьмой поливает цветочки… Восьмой моет посуду.
* * *
Ну, скажем, узел с бельём удастся всучить мужу, хотя они прачечной терпеть не могут, Странное дело, чистая, условно чистая и даже грязная наволочка на подушке не производит на них ни малейшего впечатления, та же самая наволочка, пересчитываемая в прачечной, потрясает их до глубины души. Удивительное явление-Узел, однако, весит порядочно, что даёт нам аргументы. Мужчина, как почти все животные мужского пола, физически сильнее, а даже если это и не так, ни за что в жизни не признается. Вот пусть и таскает.
Ясное дело, существуют честные и благородные, которые помогают женщине по дому и на кухне. А вообще непорядок. У нас равноправие или нет? Равноправие. Тогда почему на кухне мужчина помогает женщине, а не наоборот? Должно быть все поровну. По чётным дням она ему помогает, по нечётным — он ей, а о високосных годах, так и быть, спорить не будем.
А раз такой случай, давайте представим себе этот перевёрнутый мир, где женщина оказывается на месте мужчины, а мужчина — на месте женщины. Бот красотища-то!
Да, есть такие, есть, что и в магазин сходят, и посуду помоют, и картошку почистят, и на родительское собрание в школу пойдут, и сами себе постирают трусы и носки, и даже чай женщине подадут. Все сделают, мрачнея день ото дня, и в конце концов пас разлюбят, ибо вовсе не такая каторга — цель всей их жизни.
* * *
Нет, не совсем так.
Одни нас разлюбят, а другие на нас женятся.
Тут их сам черт не разберёт. Одно ясно: что бы они ни сделали, цель будет одна — избавиться от традиционно бабской работы.
Таким макаром женщины с воплями протеста, размахиванием направо и налево белой рабыней, эксплуатацией человека человеком, ущемлённым биологическим видом, дискриминацией по половому признаку и прочими подобными бреднями достигли ошеломляющего успеха в виде каторжной работы для себя и фантастических льгот и привилегий для мужчин. А последние с огромным здравомыслием, а следует признать, что когда речь идёт о том, чтобы избавиться от утомительных обязанностей, они проявляют прямо-таки потрясающую расторопность, тут же сообразили, в чем дело, ничуть не сопротивлялись и с чувством удовлетворения приняли предложенные им выгоды.
А видя при этом жуткую глупость женщин, перестали их уважать.
Беда женщин в связи с эмансипацией так велика и необъятна, так глубока и всестороння, содержит в себе столько аспектов, что не знаешь, с какого боку к ней и подступиться. Своей хронологии эта гадость не имеет, поэтому пройдёмся по разделам.
* * *
Начнём с самого жестокого и отвратительного.
С денег.
Ладно уж, что там говорить, было время, когда какая-нибудь такая несчастная, даже с солидным капиталом, доступа к нему не имела, так как имуществом распоряжался папенька, супруг, брат, дядюшка или ещё какой-нибудь представитель явно худшей половины человечества. Но как известно, голь на выдумку хитра, притесняемые дамы прекрасно приспособились к существующим порядкам и вытягивали из всех этих господ денежки самыми разнообразными способами, правда, иногда с удивлением обнаруживая, что доить-то уже и нечего, так как те тоже умеют транжирить. Весьма прискорбно. Понятно, такое положение дел следовало изменить, что и было сделано.
Но получив право распоряжаться собственностью, надо было на этом и остановиться, а не лезть очертя голову дальше.
Мужчины в прежние времена знали, что должны зарабатывать на дом, семью и детой, ещё на случайные связи с дамами известного поведения, а также на всякие прочие собственные хобби и развлечения. Ну, и зарабатывали, как миленькие, ведь им и в голову не могло прийти, что может быть как-то иначе. Они по природе своей ленивы и консервативны. Так все и шло привычным путём. И вдруг — вот радость-то — эти глупые бабы по своей собственной воле кинулись освобождать их от обязанностей, перекладывая всю тяжесть на собственные плечи,
Надо сказать, удалось.
Переложили.
Таким образом, приобрели обязанности наравне с мужчинами и, хочешь не хочешь, теперь женщины вынуждены:
1. Получать образование и профессию.
2. Вставать в шесть утра и спешно выбегать из дому, невзирая на погоду и самочувствие.
3. Заставлять себя обдумывать вопросы, чуждые вашей натуре, а то и просто отвратительные.
4. Контактировать с людьми, которых терпеть не можешь.
5. Держать язык за зубами.
6. Поджимать хвост.
7. Заниматься хищениями, злоупотреблениями и созданием недостачи.
8. Принимать молниеносные решения, что для каждой особи женского рода высшего порядка является сущей пыткой. (Для особей низшего порядка — это не проблема, например, для атакующей пантеры.)
9. Портить с таким трудом раздобытую одежду в общественном транспорте.
10. Считать.
(Здесь следует обратить внимание на явление таинственное и необъяснимое. Из ста женщин считать умеет максимум одна, как редчайшее исключение на некоторые сотни приходится две, из ста , мужчин считать умеют девяносто восемь. "Исключения только подтверждают правило. И ведь во всех расчётных отделах, кассах, банках, бухгалтериях и прочих счётных заведениях сидят женщины. Вкалывают эти несчастные в поте лица и совершенно справедливо полагают, что их труд тяжелее, чем у шахтёров в забое. А значит и должен лучше оплачиваться. И правильно, шахтёр делает своё дело, то, что умеет, они же — совсем наоборот. Во всем этом нет ни малейшего смысла. И кто подобный идиотизм выдумал? Не иначе, как какой-нибудь ярый антифеминист!..)
11. Короче говоря, зарабатывать деньги.
Да ещё при всем при этом женщины докатились до такой стадии кретинизма, что если какая-нибудь может работать на производстве и зарабатывать деньги, но не делает этого, считают её законченной дурой.
* * *
Вообще-то зарабатывание денег само по себе дело весьма приятное. Свои собственные заработанные можно потратить на что твоей душе угодно и даже ко всеобщему осуждению растранжирить. Однако тут возникает один недостаток: проявляется некая отвратительная и крайне обременительная черта — чувство ответственности.
И тут в душе страшный конфликт, который все разрастается и превращается в настоящий ураган. Шляпка или счёт за телефон?.. Летний костюмчик или арматура для раковины, что вчера окончательно накрылась?.. Скромненькая накидка из норки или ремонт в ванной?.. Перчатки или мясо на обед?..
Надо сказать, в последнем случае любая женщина, даже сверхответственная, предпочтёт перчатки, ведь от еды только толстеешь. И совершенно правильно сделает.
Чувство ответственности, как таковое, заложено в женщинах самой природой, но ограничивается только элементами, биологически ей присущими. А именно — детьми. Чрезвычайно редко случается, чтобы женщина, вынося из горящего дома тефлоновую сковородку и новые туфли, забыла о детях, сладко спящих в колыбели. Столь же редки случаи, когда она забывает забрать своих чад из детсада, забывает об их ветрянке, обеде и вообще существовании. Дети закодированы в её подсознании. Ребёнок, оставленный дома, гложет её не меньше, чем пираньи в реках Южной Америки, и может совершенно отравить удовольствие от бала в Венской опере. Ребёнок, самостоятельно разогревающий обед после школы, заставляет её кидаться к телефону во время:
— конференции на высшем уровне;
— операции желчного пузыря и сердечного клапана;
— ревизии в ювелирном магазине;
— продажи билетов в железнодорожной кассе пассажирам, чей поезд отправляется через сорок секунд;
— забега на сто метров для женщин на Олимпийских играх;
— а также любых других занятий. Вот, пожалуй, клинический случай.
Во время различных конных состязаний на ипподроме раз двадцать в сезон из громкоговорителя раздаётся отчаянный призыв к некоему папаше, чей маленький Павлик ожидает в секретариате. Старики не упомнят, чтобы подобный призыв хоть раз был обращён к матери, которая в вихре азарта позабыла о своём Павлике напрочь. И не думайте, пожалуйста, что мамаши бывают на ипподроме реже. Кому как не мне, завсегдатаю, это знать.
Ответственность за Павлика присуща матери биологически. Я же говорила, что биология отстаёт!
Все остальное — совсем наоборот. Точно так же биологически мамаша уверена, что за все остальное должен отвечать мужчина. Собственная ответственность только портит ей характер.
* * *
Сражаться с биологией не рекомендуется. Результаты могут быть самыми плачевными. Пока ещё в этой борьбе никто не победил, а если и победил, то только себе навредил, впрочем, так ему и надо.
Вне всякого сомнения, не иначе как дьяволом подсказанная идея самой зарабатывать деньги родилась где-нибудь на кухне во время утомительной домашней работы. Возможно, у хозяйки как раз что-нибудь на плите убежало.
И хозяйка размечталась. Сидит она себе элегантно одетая и причёсанная с изысканным макияжем в каком-нибудь учреждении, вокруг — только взрослые люди, которые не размазывают по лицу слезы грязными руками, ревя при этом во все горло, иногда даже мужчины, которым она совсем не обязана штопать носки и гладить рубашки… (И никто её не заставит, даже если на них все, как корова жевала!) Обязанности её строго ограничены, тюкает себе спокойненько на машинке, перекладывает бумаги из одной стопочки в другую, бумажки лёгонькие, беленькие, не кипят, не пригорают, есть не просят и мыть их не надо, восемь часов сплошного удовольствия, отдыха и спокойствия, И за все это ей ещё и заплатят! Ну скажите по совести, кто о таком счастье не мечтал?!..
Воображение — вещь непредсказуемая и практически безграничная — могло нарисовать и другие картины.
* * *
Вся дорогая семейка за столом: ребёнок опрокинул на себя тарелку супа, муж требует соли, второй ребёнок отказывается есть морковь, в кухне подгорают сырники; а почему бы все то же самое не делать за деньги? Официантка! Какая прекрасная профессия! Не хочет дурашка моркови — и не надо; суп разлили — можно подтереть с вежливой улыбочкой и таким приятным сознанием, что менять одежду сопляку и стирать её будет кто-то другой. А что там подгорает, её вообще не касается; и за такое удовольствие ещё и деньги платят!..
Или вот ещё: делает она анализы в лаборатории, всякие химические опыты, интересные и приятные, ну, разве что запах слишком сильный; а то раскраивает ткань, что-нибудь новенькое придумывает или ухаживает за ноющим и стенающим болваном не сутки напролёт, а всего несколько часов и получает за это бешеные деньги. Разве не рай?! И какого черта она даром мучается, сидя дома?!
Вот такие-то голубые мечты и привели к известным нам последствиям. Только проклятое воображение не учло одной мелочи.
Рай — раем, удовольствие — удовольствием, но собственный-то дом, муж и дети никуда не делись. Благоприобретённая профессия отнимает свои восемь часов, преодоление пространства между местом жительства и местом работы тоже требует времени, итого будет часов девять. В жалкий остаток, что эмансипированная женщина сэкономит от светового дня, ей надо затолкать:
— уборку квартиры;
— как минимум обед и ужин, если у неё хватило ума спихнуть на кого-нибудь завтрак;
— покупку продуктов — и здесь возблагодарим Господа, что в родной стране кончился очередной государственный строй (от слова «очередь», если кто не понял);
— постирушку;
— и ещё несколько мелочей.
Женщине не остаётся времени на себя.
Но об этом подлое воображение не сказало ни слова. Не предостерегло. Не продемонстрировало портрет запущенной кикиморы с висящими патлами или клоком соломы на голове, с обломанными ногтями, с увядшей, но зато с обильными морщинами кожей и прочими прелестями, что так щедро нас украсили. Ни звука не проронило о платье, которое, конечно, не красит человека, но женщину может вконец изуродовать. В общем, надуло нас самым подлейшим образом.
Надо признать, погорели мы основательно. А что хуже всего, мужчины воспользовались случаем моментально и всесторонне.
Особы с безразлично каким уровнем интеллекта, но зато с инстинктом выше среднего не только справляются с вышеописанным катаклизмом, но даже кое-что при этом выигрывают. Прежде всего:
1. В рамках педагогической деятельности снимают со своей шеи детей. Ребёнка надо подготовить к жизни, а значит, он должен уметь:
А) мыться сам, включая уши;
Б) одеваться сам, включая правильное сопоставление петель и пуговиц;
В) приготовить себе завтрак из продуктов, не угрожающих здоровью, и даже его съесть;
Г) попасть из школы прямо домой, не выискивая по дороге дополнительных развлечений на свою и нашу голову;
Д) понять, хотя бы приблизительно, зачем ходить в школу и почему ему все-таки лучше эту школу окончить. Задача, конечно, не из лёгких, но достижимая;
Е) выполнить примитивные домашние обязанности, как то: вымьипь за собой тарелку и стакан, не разбив при этом ни один из предметов, а также поместить извозюканные
— грязью;
— соком;
— яйцом всмятку;
— маслом от заглотанных в спешке шпрот;
— пастой из ручки;
— смазкой от случайно встреченного бульдозера
Предметы гардероба в корзину для грязного белья, а не на подоконник среди только что принесённых из магазина продуктов, или. под стопку книг и тетрадей;
Ж) собственноручно и эффективно вычистить свои ботинки;
З) и прочее в таком, роде.
Далее:
2. Используя изощреннейшие приёмы, постепенно или же одним ударом приучают и заставляют мужчину делать абсолютно то же самое, что и ребёнка. Сверх программы, неумеренно восхищаясь его физической силой, склоняют к занятию тяжёлой атлетикой, то есть делать покупки. Речь идёт, естественно, о простых и однородных продуктах, ведь ничего другого мужчина купить не в состоянии. В конце концов, нельзя же от него требовать слишком много.
3. Беспощаднейшим образом избавляются от глубоко укоренившегося атавизма — чувства долга, а следовательно, принимают во внимание, что:
О.) принадлежащий ей мужчина — не паралитик;
Б) у него имеются две функционирующие руки и в придачу две ноги;
В) над конечностями возвышается голова, а в пей расположено устройство, называемое мозгом;
Г) устройство информирует его, что:
— он голоден;
— ему нужны чистые трусы и рубашка;
— все это ему должна предоставить женщина;
— а фигушки, женщины под рукой нет, так как она отправилась на работу;
— если даже и есть, то категорически отказывается от предоставления услуг;
— человек может продержаться без еды сорок дней, но при этом неважно себя чувствует;
— что же до трусов и рубах, то в грязном виде они обычно производят дурное впечатление;
— нужно что-то делать.
После безрезультатных попыток склонить женщину к выполнению обязанностей, которые перестали быть её обязанностями, устройство предлагает несколько аварийных вариантов:
1. Удовлетворить свои потребности самому.
(Отвратительно.}
2. Учинить жуткий скандал.
(Ненадёжно. Может не подействовать.)
3. Пригласить специалиста.
(Дорого.)
4. Заменить женщину.
(Интересно.)
* * *
После чего обычно мужчина порастает нас. любить и отбывает в неизвестном направлении. Вот и вся польза женщинам от равно правил…
То есть нет, не так, я совсем другое хотела сказать. Они в состоянии сменять женщину на другую, всегда и везде, при любых обстоятельствах, без малейшего повода и каких-либо стараний с нашей стороны. Это своего рода стихийное бедствие, которому трудно что-нибудь против сопоставить.
Если все же женщине с инстинктом выше среднего удастся только что описанную акцию провернуть без достижения радикального эффекта, то есть без потери мужчины, она приобретает огромные преимущества.
Возвратившись с работы, она совсем не должна:
1. В дикой спешке готовить еду.
(Да чего уж там. Ладно. Кто-то вес равно должен приготовить. Но пусть она сделает это в свободное время и оставит в холодильнике, а вечером только подогреет. На это уйдёт но больше пятнадцати минут.)
2. Мыть посуду, накопившуюся за весь день.
3. Сломя голову кидаться стирать, убирать, гладить, пришивать и исправлять, чистить и препираться, искать и находить.
* * *
Зато она может:
1. Заварить себе кофейку, расположиться поудобнее и углубиться в чтение.
2. Отдохнув, внимательно поглядеться в зеркало и подумать, чего ей не хватает.
3. Вымыть голову.
4. Сменить рабочую одежду на вечернюю и выйти:
— на встречу со знакомыми;
— в гости;
— в кафе, в кино, на прогулку, прошвырнуться по магазинам, в парк культуры и отдыха. да куда угодно;
— никуда не выходить и провести тихий вечер дома;
— встретиться с интересным мужчиной.
Вот тут-то и начинается…
* * *
Со всем этим равноправием мужчины тоже явно поглупели. Прежде всего демонстрируют полнейшее и поразительнейшее отсутствие логики.
В те незабвенные времена, когда женщина жила ещё исключительно частной жизнью и не взваливала себе на спину дополнительно работу по профессии и проклятье зарабатывать деньги, а значит, когда у нос было меньше обязанностей и нагрузок, с ней цацкались, как с тухлым яйцом. Кидались поднимать обронённые платочки и веерочки…
Хотя нет, платочки и веерочки тут ни при чем. Их обычно роняли, чтобы завлечь свой «предмет». Обычно при этом возникали всевозможные недоразумения и даже несчастья, если поднимать бросался другой, а тот, кто нужен, дурак набитый, столб столбом, не разобравшись в ситуации. Так что к повседневной жизни все это не имеет никакого отношения.
…только совершеннейший медведь неотёсанный раньше мог сидеть, когда женщина стоит. Только совершеннейший болван невоспитанный мог не помочь ей нести что-либо тяжёлое, вырвав оное из слабых дамских ручек. Только распоследний подлец, да будет он проклят во веки веков, заставил бы её заниматься какими бы то ни было делами в присутственных местах, будь то визит к чиновнику или присмотр за ремонтом всего дома, не говоря уж о мытьё экипажа или закладывании лошадей.
* * *
Нынче же, когда добившаяся идиотского равноправия женщина делает все и ещё кое-что, к ней относятся так, что сказать страшно. Она может стоять себе до посинения, когда мужчина сидит развалившись и плюёт в потолок. Может таскать какие угодно тяжести (я лично однажды из чисто спортивного интереса и жуткой обиды в соотношении фифти-фифти как-то взвесила все, что приволокла из магазина. Получилось шестнадцать с половиной килограммов), а мужчина и глазом не моргнёт…
Ну ладно-ладно. В обществе собственной женщины или даже просто знакомой носят, поднимают и стоят. Будь на их месте родной дедушка, что там ни говори, тоже мужчина, и он бы носил, поднимал и стоял. Именно поэтому современные мужчины стараются избегать как дедушек, так и женщин, занятых своими обязанностями.
…Все на неё сваливают, начиная с сантехника и кончая налоговой инспекцией. Я собственными глазами видела, как женщина седлала коня и не по службе, а в частном порядке. А её постоянный поклонник, стоявший тут же рядом, был занят исключительно своим внешним видом.
Если её не заставляют мыть машину, то только потому, что боятся — или вымоет плохо, или, не дай Бог, чего поломает,
Нет, сейчас речь идёт но о взрыве пламенной страсти! Не о том нервом этапе чувств, когда драгоценнейшая ножка никак не может ступить в лужу, даже если обута в резиновый сапог, когда из драгоценнейшей ручки вырывают вечернюю сумочку весом сто пятьдесят граммов и вовсе не с целью грабежа, как кто-нибудь мог подумать, а только чтобы облегчить жизнь любимой, а некоторые идут так далеко, что даже подают чай для двоих. Нет, сейчас речь о последнем этапе, который может длиться и полвека.
Ну, и где тут смысл, где логика?
Эмансипированная женщина, выходя из дома, должна иметь при себе деньги. Или эту, как её, кредитную карточку, все равно.
Так ей и надо. Было время, когда в общественных местах за неё платил мужчина и сгорел бы со стыда, если вдруг денег не хватило. В нынешнее жуткое время никогда не знаешь, может, придётся за него самой заплатить.
1 2 3 4 5 6 7 8