А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Страшно тяжёлая, холера! Сможешь сейчас ненадолго выйти?
— Да.
— Минут через пятнадцать, хорошо? Я подъеду со стороны улицы Статковского.
— Никак невозможно, пан директор.
— Что невозможно? Через пятнадцать минут или со стороны Статковского?
— Нет.
— Через пятнадцать минут…
— Да.
— Значит, со стороны Статковского не можешь?
— Увы, не могу, пан директор.
— А где можешь?
Поскольку в распоряжении Хлюпа имелись лишь краткие «да» или «нет» и ничего не говорящие «пан директор», определить место встречи оказалось затруднительно. Он сделал осторожную попытку внести некоторое разнообразие в свою лексику.
— И это будет конец, пан Яцек! — с отчаянной решимостью произнёс Хлюп.
Карпинский напрягся. Где может быть конец? Конец чего? Со стороны улицы Статковского было бы всего ближе, но по каким-то соображениям Севу это не устраивает. Он хочет подальше. А что там подальше? И почему «конец»?
— А! — догадался он. — Старая трамвайная петля?
— Вот именно, пан директор! — обрадованно воскликнул Хлюп.
— Идёт, буду через четверть часа. Не торопись, я подожду.
— Не за что, пан Яцек. Примите мои лучшие пожелания, пан директор.
Подозрительная супруга не преминула заметить:
— И всегда ты с этим Настаем как-то странно разговариваешь. Чего ему от тебя надо? Опять какие-то электрические причиндалы?
Следует отметить, что пани Богуся, будучи отличной хозяйкой, не умела даже вбить гвоздя, прочистить засорившуюся раковину, а уж перед всеми электроприборами испытывала просто панический страх.
— Нет, речь шла о математических расчётах, в которых он не уверен, вот и советовался. И благодарил. Нет худа без добра, напомнил мне, что я забыл выслать наши предложения на торги, а сегодня последний срок, ведь он определяется по дате на почтовом штемпеле. Придётся выскочить, почта работает до восьми.
— Высылаешь предложения, высылаешь, а все без толку. Наверняка там надо кого-то подмазать, где тебе сообразить! Ладно, заодно купи деревенского творогу. Две упаковки.
На ворчание жены Хлюп внимания не обратил, а поручение его только обрадовало. Во-первых, можно будет сослаться на то, что пришлось творог поискать, а во-вторых, жена готовила из него на редкость вкусные вещи, каждый раз по-новому. И хорошо, что переключилась на творог, — спроси она о предложении и торгах. Хлюп вряд ли сумел бы членораздельно сказать, о чем идёт речь.
Каждый подъехал на своей машине к старой трамвайной петле, Хлюп уже с творогом.
— Из нашего окна как раз видно кусок Статковского, — пояснил другу Хлюп. — Правда, из окошка на чердаке, но кто её знает. Что у тебя за вещь такая?
Обречённо вздохнув, Карпинский во всем чистосердечно признался. Хлюп проникся и встревожился. Друзья вместе перенесли тяжеленный портфель в машину Хлюпа, и оба в ней закрылись, дабы обсудить проблему легальности имущества, способы избавиться от проклятого жулика и место сокрытия несметных богатств.
Хлюп проживал в собственной вилле, хотя назвать так его жилище можно было лишь с большой натяжкой. Построенный ещё прадедом Хлюпа, просторный деревянный дом к этому времени совсем обветшал, денег же на капитальный ремонт не находилось, зато в доме имелось множество укромных помещений, всевозможных чуланчиков, каморок и вообще тайников, так что хозяину не составит труда спрятать не слишком громоздкий предмет.
— Можно на чердаке, можно в старом сундуке, — рассуждал Хлюп. — А лучше всего в моем шкафу, где рыболовные снасти.
К рыболовному помешательству супруга Богуся испытывала столь непреодолимое отвращение, что никогда не заглядывала в шкаф с удочками, спиннингами и прочими причиндалами. Ну и само собой предполагалось, что ни жене, ни детям, и вообще никому на свете Хлюп и словечка не проронит о доверенных ему сокровищах.
Наконец друзья расстались, не подозревая, что злой рок уже носится над их головами, с дьявольским свистом рассекая воздух…
* * *
Вернувшись домой. Хлюп въехал на машине в сарай, служивший гаражом, но лишённый ворот. С домом этот примитивный гараж соединяла внутренняя дверца. Войдя через неё в дом. Хлюп отнёс жене заказанный творог и был обруган за медлительность — где столько времени ошивался, такого только за смертью посылать, теперь вот придётся в темпе ужин готовить. С привычным терпением проглотив взбучку, глава семейства воспользовался занятостью благоверной и опять проник в гараж. Извлёк из машины порученное ему другом сокровище и, нервно оглядываясь, поволок его в дом. И тут наткнулся на сына Стася, с грохотом сбегавшего по деревянной лестнице. Судорожно дёрнувшись. Хлюп попытался укрыть портфель, сунув его под лестницу, и зацепил при этом за балясину, отчего ручка ветхого портфеля оторвалась, и тот тяжело шлёпнулся на пол. Но Стась ничего не заметил, поскольку в данный момент его заботило сокрытие собственной ноши — предметов, служащих для изготовления экспериментальной бомбы. Стась исчез где-то в закоулках нежилых помещений первого этажа, а его отчим, всецело поглощённый одной задачей, даже не обратил внимания на тянущийся за парнем шлейф адского запаха серы.
Путь наверх освободился, и хозяин, схватив в объятия бесценный груз, устремился в своё убежище — кабинет. Однако коли уж не везёт, так во всем. На площадке второго этажа его остановил вопрос приёмной дочери Агаты, как назло выглянувшей из своей комнаты.
— Что это у тебя, папочка? — ткнула она пальцем на что-то непонятное в руках Хлюпа.
За годы жизни со второй женой изрядно натренировавшись в молниеносных ответах на самые каверзные вопросы, папочка не моргнув глазом спокойно ответил:
— Инструменты. Очень тяжёлые, черт бы их побрал. Даже ручка оторвалась. Видишь?
Ни инструменты, ни ручка девочку не интересовали, однако, опять же натренированная мамашей всегда и во всем следить за отчимом, она все-таки обернулась, прежде чем спуститься вниз. Хлюп это предвидел и, ввалившись к себе в кабинет, дверь не закрыл, портфель небрежно швырнул на стол, а сам поспешил в ванную и там заперся.
Затвори он дверь кабинета, Агата непременно бы пробралась туда и обследовала содержимое принесённого отцом портфеля, теперь же, поскольку отец не пытался его скрыть, спокойно спустилась в кухню, откуда уже вторично донёсся ворчливый призыв матери на ужин.
У хозяина дома появилась редкая возможность действовать свободно, но времени было в обрез. Поэтому из всех возможных тайников он выбрал тот, что оказался под рукой, — огромный старинный шкаф в кабинете, забитый до предела его, Хлюпа, удочками, сетками, сачками, блеснами, спиннингами, старыми куртками, резиновыми сапогами, множеством коробочек и банок с крючками, мушками и прочими приманками для рыбы. Портфель с оторванной ручкой надёжно погряз в недрах этих многолетних залежей.
Карпинский тоже вернулся домой, где Кристина с Эльжбетой попеременно стерегли Клепу. Тяжесть свалилась с души Карпинского, хотя до конца преодолеть сомнения так и не удалось. Правильно ли он поступил? Другу Карпинский верил, как самому себе, однако слишком хорошо знал его жену. У бабы собачье чутьё, а мужа она держит под каблуком. И хитрости не занимать. Правда, все эти негативные качества жуткой бабы проявляются под воздействием её патологической ревности, но как знать…
Почувствовав, что больше не в силах совладать с душевной раздерганностью, Карпинский решил часть её переложить на плечи близкого человека, раз уж судьба послала ему на сей раз женщину не только любимую и красивую, но к тому же умную и рассудительную.
Правда, умная женщина не сразу правильно поняла посылаемые сигналы — судорожные кивки, конспиративное подмигивание и конвульсивные жесты. Призвав Эльжбету, Кристина передала ей Клепу с рук на руки за кухонным столом, а сама поспешила в спальню. Муж устремился следом и плотно прикрыл дверь.
— Мне нужно тебе кое в чем признаться, — взял он быка за рога, так как рассусоливать было некогда. — Видишь ли, я тут занялся с одним типом бизнесом…
— Я догадывалась, — перебила Кристина, с тревогой глядя на свою надежду и опору.
— ..ну и этот бизнес у нас получился, — докончил Карпинский.
У женщины отлегло от сердца, ведь она уже давно поняла, что её любимый и бизнес — вещи несовместимые. И вдруг такое!
— Неужели ты хочешь сказать, что у нас появятся деньги? — недоверчиво вскричала она.
— Тёс! — оглянулся на дверь хозяин дома. — Уже появились, сегодня сообщник передал мне мою часть, и так получилось, что тут же сразу шурина нелёгкая принесла…
— А я тебе уже тысячу раз говорила — не пускать его в дом! Родная сестра общается с ним только через дверную цепочку, а ты?!
— А я.., да, ты права.
— Езус-Мария! — вдруг дошло до Кристины. — Он что.., успел это украсть?!
— Да нет, успокойся, коханая, ещё не успел и теперь не украдёт. Я и сам испугался, поэтому унёс это из дому.
— Куда?
— В безопасное место. Самое спокойное и безопасное.
— Какое такое спокойное? На кладбище закопал, что ли? Ну, что молчишь? Говори же.
А у бедного Карпинского язык не поворачивался назвать Хлюпа, поскольку он лишь сейчас до конца осознал, что вряд ли дом приятеля можно считать безопасным и спокойным местом при наличии там пани Хлюповой, этой гарпии, гидры и дракона в женском обличье. И он, Карпинский, можно сказать, сунул свои сокровища прямо в пасть этим чудищам!
— Место безопасное, — наконец повторил он, не желая волновать жену. — Пусть полежит там до тех пор, пока Клепа не выметется. Вот только потом куда все спрятать?
— Ничего не понимаю! — продолжала волноваться Кристина. — Ты что, выкинул какой-нибудь фортель? Почему не можешь хранить свои сбережения просто в банке?
— Видишь ли, — мямлил Карпинский, — бизнес наш был не вполне легальным…
— Преступным, получается?
— Что ты! Совсем нет. Но деньги от русских, а сама знаешь, как у нас на это смотрят. И слишком уж большая сумма…
— Сколько?
— Больше двадцати миллиардов, — собравшись с духом, выдавил Карпинский.
Кристина на момент лишилась дара речи.
— Ты.., ты сказал…
— Двадцать миллиардов.
— Езус-Мария! Двадцать миллиардов чего?!
— Я пересчитал на злотые. Но оно в долларах.
— Ушам своим не верю! Господи, машина у тебя на ходу рассыпается, холодильник того и гляди выйдет из строя, мы с трудом дотягиваем до первого, а ты говоришь о миллиардах! Да ведь это.., виллу можно купить! «Мерседес»! Два «мерседеса»! Все! На одни проценты можно жить безбедно!
— Вот именно. Я тоже так думаю, И мы ещё решим, что делать с деньгами, но завтра мы оба уезжаем, так что я боялся такую сумму оставлять в доме, вот и припрятал. Надо было и ваши побрякушки туда же отвезти. Хотя, с другой стороны, это такая малость…
— И вовсе не малость, а если и малость — все равно не желаю её лишиться. Ну да теперь ничего не поделаешь. Завтра с утра переговорю с Витовской, а ты постарайся поскорее вернуться из Ольштына и глаз не спускай с Клепы.
Так ничего и не решив пока с Кристиной, Карпинский все же облегчил душу и твёрдо пообещал себе назавтра найти действительно безопасное и спокойное место для своих сокровищ. Авось за одни сутки пани Богуся особого вреда не причинит, а в случае чего верный Хлюп грудью встанет на защиту его собственности.
Но душевное спокойствие продолжалось недолго. В Ольштыне сразу же выявились неисправности в телефонной установке, за которой Карпинский приехал, и устранение этих неисправностей опасно затягивалось. Совершенно издёрганный Карпинский в своём воображении уже видел шурина и Хлюпиху, разворовывающих его имущество. Клепа запихивал в свой чемодан фотоаппарат и фамильную серебряную сахарницу Карпинских, а мерзкая баба, конечно же, обнаружила спрятанные мужем ценности и теперь, злобно хихикая, перепрятывает в такое место, где их не найдёт ни одна живая душа. Чёртов ворюга разыскал-таки коллекцию марок и вот тоже суёт её в свой огромный чемодан, специально, мерзавец, с полупустым приезжает…
Ну наконец-то все дела закончены, можно ехать. Старый «фольксваген» мчался вихрем, нога Карпинского словно приросла к педали газа. И ничего плохого не произошло бы, не будь водитель таким взвинченным. Ничего плохого не произошло бы и в том случае, если бы проклятый трактор с прицепом выехал с просёлка чуть попозже или даже раньше. К сожалению, он выехал именно в этот момент…
* * *
Закончив работу, пани Витовская отправилась домой в Кристинином манто, неся в сумочке драгоценности обеих хозяек, а Эльжбета заступила на дежурство, оставшись с Клепой в квартире один на один и решив прогулять последние лекции. Из-за прогула девушка не особенно расстраивалась, но её злила идиотская обязанность стеречь вора, а кроме того, были кое-какие планы на вечер. Отец же все не ехал. И не звонил предупредить, что задерживается. Зато позвонил Хлюп.
— Это ты, Эльжбетка? — замученным голосом поинтересовался Хлюп. Дочь приятеля он знал с её рождения. — А Кристину можно?
— Нельзя! — раздражённо рявкнула девушка. — Она в Кракове. И отца тоже нет. Никого нет, зато имеется дядюшка жу.., ну, вы знаете. А отец ещё не вернулся из Ольштына.
— Я знаю. И что касается отца.., он.., по всей видимости, сегодня домой не вернётся.
— А почему?
— Потому.., ты, главное, не волнуйся. Я тебе сейчас скажу, но ты не волнуйся.
Самый лучший способ заставить человека разволноваться — сказать ему такие слова. У Эльжбеты чуть трубка из руки не вывалилась.
— Я не волнуюсь! — хрипло заверила она отцовского друга, покрываясь холодным потом. — Говорите сразу, что стряслось. Отец жив?
— Жив, жив! — обрадовался Хлюп. — Хотя и не совсем. Несчастный случай под Плонском, он там у них в больнице лежит. У вас сохранилась страховка на машину? Машина, знаешь, вдребезги…
— Да черт с ней, с машиной! Что с отцом?
— Ничего страшного, рука, правда, сломана. Он, к счастью, сразу из машины вылетел и на эту руку упал, так мне сказали. И ещё голова. Головой на что-то твёрдое угодил, так что голова тоже разбита. Пока без сознания, но говорят — будет жить.
Бедная девушка изо всех сил старалась держаться спокойно.
— Кто говорит? — простонала она. — И откуда вам об этом известно? И какая больница?
— Больница в городе Плонске. А мне позвонили, потому как у твоего отца в блокноте был записан номер моего телефона. Своего он, понятное дело, не стал записывать…
— Клепа! — страшным голосом вскричала Эльжбета. — Ты на машине! Сейчас же едем в Плонск! Дядя! Слышишь?
— Дитя моё, я могу тебя отвезти, — произнёс в телефон Хлюп, оглушённый криком девушки. — Я и сам собирался туда.
В ответ Эльжбета громогласно повторила своё требование, хотя у неё чуть не вырвалось — даже несчастье с отцом не заставит её бросить дом на Клепу. А тот послушно согласился, понимая, что в создавшейся ситуации ему не отвертеться. Хлюп больше не настаивал, ведь с него не сводила горгоньего взгляда супруга, не одобрявшая никаких вояжей мужа.
Вспомнили о Кристине. У Эльжбеты был её телефон, и, разъединившись с Хлюпом, девушка позвонила в Краков. К счастью, будущую мачеху она застала в номере гостиницы.
— Отец попал в катастрофу под Плонском, — без предисловий сообщила Эльжбета. — Он в больнице, там говорят — выживет. Еду туда немедленно!
— Позвони мне оттуда, как только что узнаешь, — ответила Кристина, стараясь сохранить спокойствие. — В случае чего прилечу в Варшаву утренним рейсом и тоже туда приеду. Возьму такси, или на Хлюпе.
— Тогда звони Хлюпу, он в курсе, и на всякий случай договорись.
Через час Эльжбета уже была в Плонске и ворвалась в больницу. Дежурный врач её немедленно принял и обо всем подробно сообщил, ибо Карпинский представлял собой очень интересный случай: машина вдребезги, а водитель живой и невредимый, если не считать парочки синяков и сломанной руки. Ну и ещё голова. А так целёхонек.
— Без сознания он из-за травмы головы, — пояснил врач. — Это пройдёт не сразу, недельку, вероятно, так полежит. О смерти и речи быть не может. А потом поглядим, возможно, придётся перевезти его в варшавскую больницу. Впрочем, думаю, дня через три положение больного прояснится. А вам тут сидеть нет никакой необходимости.
Наглядевшись на отца и убедившись, что тот подключён ко всевозможным приборам, но дышит нормально, Эльжбета, вернувшись домой, позвонила Кристине.
— Оставайся в Кракове до конца ярмарки, с отцом все равно не сможешь поговорить. А уход за ним нормальный.
— Он вообще хоть что-то сказал? — встревожилась Кристина.
— Не знаю, я не спрашивала. При мне спал. Вряд ли сказал, раз все время без сознания.
— А завтра ты съездишь к нему?
— Конечно. Хоть раз в жизни Клепа на что-то пригодится.
Прошло три дня, Клепе надоело ездить в Плонск, и он отдал машину Эльжбете, пусть ездит сама, у него дела, он чрезвычайно занят. Девушка не возражала, но, уезжая, всегда оставляла в квартире домработницу, и та добросовестно сторожила гостя в отсутствие хозяев.
Через три дня Эльжбета с Кристиной сидели у постели больного, с надеждой глядя на лечащего врача. Вид у того был крайне задумчивым. Казалось, он боялся сказать лишнее, поэтому многозначительно молчал. Наконец посоветовал перевезти больного в варшавскую больницу и неопределённо добавил: «У них там больше возможностей».
Кристина почувствовала неладное и взмолилась:
— Пан доктор, скажите всю правду. Что-то ужасное?
— Нет-нет, ничего опасного. Впрочем, так и быть, скажу, вижу, вы не собираетесь впадать в истерику. Понимаете, у нас возникли опасения, что больной потерял память. Амнезия может оказаться частичной, вообще возможна ошибка и никакая амнезия больному не грозит, но на всякий случай я счёл целесообразным вас предупредить.
На следующий день Хенрика Карпинского перевезли в Варшаву, и Эльжбета перестала пользоваться машиной дядюшки. Кристину угнетало не только состояние мужа, но и тайна, которую он доверил ей накануне автокатастрофы.
Где сейчас эти деньги? Будь у них, могли бы и машину купить, и лучший медицинский уход обеспечить. Как бы сейчас пригодились! Что за тайник он нашёл для своих миллиардов?
Видя безысходную угрюмость на лице будущей мачехи, падчерица пыталась утешить её:
— Ну что ты так расстраиваешься?! Даже если отец и потерял память — ничего страшного. Мы с тобой обо всем ему напомним, и он станет прежним. Скорее бы очнулся!
Удручённый Хлюп старался навещать больного друга как можно чаще, часами просиживал у его постели и страдал от собственной беспомощности. И не знал, на что решиться. Сказать Кристине о деньгах Хенрика? А как же обещание молчать, никому ни слова? Никому! Может, Хенрик боялся, что женщина не сумеет держать язык за зубами? А как бы сейчас им с Эльжбеткой пригодились денежки!
Со своей стороны, Кристине очень хотелось посоветоваться с лучшим другом мужа, спросить, может, ему что известно о припрятанных мужем сокровищах? Но ведь Хенрик намекнул на не совсем легальное происхождение своего богатства, так что лучше уж помалкивать и ждать, когда он придёт в себя. Хоть бы поскорее, хоть бы словечко от него услышать!
Словечко Карпинский меж тем произнёс уже давно, и не один раз, да медперсонал помалкивал об этом.
Ещё когда на месте автокатастрофы санитары несли его на носилках в машину «скорой помощи», Карпинский вдруг открыл глаза и тихо, но отчётливо произнёс:
— Хлюп!
— Алкаш! <Непереводимая игра слов Фамилия Хлюп звучит так же, как словечко в излюбленном возгласе польских алкоголиков «No, to chlup!», соответствующем нашему «вздрогнули», «поехали», «будем» и, т, п.> — прокомментировал один из санитаров. — Наверняка ехал под мухой.
— Интересно, сколько алкоголя найдут в крови, — отозвался коллега. — Может, какой рекорд побил.
— Потому легко и отделался, — заключил первый. — Машина в лепёшку, видел же. В таких случаях клиента по кусочкам на местности собирать приходится…
— ..если вообще не ложкой сгребать! — закончил второй.
Пациент не побил никакого рекорда, алкоголя в его крови совсем не обнаружили, однако профессиональное мнение санитаров стало известно всему персоналу местной больницы. Поэтому когда больной во второй раз произнёс это словечко, то сестра (а она как раз ставила ему капельницу) твёрдо заявила:
— Нет, проше пана!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33