А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хмелевская Иоанна

Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги


 

На этой странице выложена электронная книга Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги автора, которого зовут Хмелевская Иоанна. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги или читать онлайн книгу Хмелевская Иоанна - Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги равен 235.84 KB

Хмелевская Иоанна - Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги => скачать бесплатно электронную книгу



Яночка и Павлик – 2


«Особые заслуги»: Фантом Пресс; 2002
ISBN 5-86471-296-5
Оригинал: Joanna Chmielewska, “Wielkie zaslugi”
Перевод: Елена Полецкая
Аннотация
«Особые заслуги» — вторая книга о приключениях Яночки и Павлика, юных героев известной польской писательницы Иоанны Хмелевской, и их умнейшего несравненного пса Василька. Любознательность дружной троицы не всегда доводит до добра. Даже на отдыхе нет им покоя. Столько событий! А тут ещё следы странного преступления… Волей-неволей детям приходится в одиночку противостоять преступникам. С юмором и неизменной изобретательностью ведёт автор своих героев к победе. Разумеется, великолепный пёс и верный друг оказывает детям неоценимые услуги.
И. Хмелевская славится умением сочинить запутанную интригу, но, пожалуй, ещё большую славу принесли ей юмор и неизменное жизнелюбие.
Её герои, всегда обыкновенные люди, с достоинством противостоят хитроумным преступникам, благодаря своему здравому смыслу, настойчивости и нежеланию давать себя в обиду.
Особые заслуги
(Яночка и Павлик — 2)
* * *
Автоматически отмахиваясь от комаров, Яночка с Павликом сидели на ступеньках крылечка летнего домика и старательно притворялись абсолютно глухими. Разговор, который вели в домике их родители, явно не предназначался для детских ушей.
— Какой же ты идиот! — кричала на мужа пани Кристина не помня себя. — Балбес, остолоп, дуралей! Да, да! Дурак — слишком мягко для тебя! Привезти семью в такое гиблое место! Я ехала купаться в море, а не тонуть в болоте! И ни минуты здесь не останусь!
Пан Хабрович неуклюже пытался оправдаться:
— Согласен, дорогая, у меня тоже возникли кое-какие сомнения. Но ведь директор…
— Директор! Дебил, маньяк твой директор! Кретин!
— Хорошо, пусть будет кретин! Так убить его за это, что ли?
— Следовало бы! На благо всему комбинату! Обществу! Всей стране!
— А, может, и всей Европе? Ну, согласен, место для базы отдыха действительно выбрано немного по-идиотски, но я-то тут при чём?
— По-идиотски — это ещё слишком мягко сказано! — продолжала бушевать пани Кристина. — Да я уверена, её построили в самом широком месте косы, а от моря нас отделяет её высочайшая вершина! Хуже нарочно не придумаешь.
— С самого начала было ясно — тут что-то не так, — пробормотала на ступеньках Яночка. — Как только папа по дороге начал задавать глупые вопросы, я сразу догадалась.
— Факт! — согласился с сестрой Павлик. — Но он побоялся признаться.
Яночка кивнула, сочувственно вспоминая неуклюжие попытки отца .разобраться в создавшейся ситуации и спасти положение. Уже в Эльблонге пан Хабрович почуял неладное. Явно обеспокоенный, он принялся допытываться о ширине косы и её высоте над уровнем моря, а также интересовался структурой образующих её геологических пород. На все вопросы дочка отвечала охотно и без малейшего труда, поскольку география всегда была её самым любимым хобби.
— Пески! — с издёвкой выкрикивала в домике пани Кристина. — Песчаные дюны! Ха-ха! Покажи мне эти пески! И дюны! Лично я вижу лишь болота и трясины!
— Вот и я удивляюсь, — подхалимски соглашался её муж. — Ты совершенно права, дорогая. Как могли образоваться болота на песчаных почвах?
Пани Кристину не так-то легко было умиротворить, она явно не желала смягчаться и продолжала бушевать.
. — И как только могло прийти в голову строить в таком месте кемпинг! Нет, для этого мало быть идиотом, ваш директор просто извращенец какой-то!
— И к тому же эгоист и прохиндей! — с готовностью подхватил пан Роман. — Пристань, видите ли, ещё построил…
Павлик на ступеньках вполголоса прокомментировал:
— Они правы, эгоист и прохиндей. Ну, тронулся человек на почве яхт, это я могу понять. Но зачем было при этом возводить базу отдыха за горкой, подальше от моря?
Оглянувшись, Яночка бросила взгляд на крутые склоны холма, поросшие лесом.
— Да, отсюда жутко далеко до пляжа. А кроме того, его здесь нет.
— Кого нет? — не понял брат.
— Да директора этого. Ведь сюда он приезжает недельки на две. И изза этих двух недель возвёл целый посёлок. Плевать ему, что Отдыхающие должны будут карабкаться по крутым склонам и тащиться до моря тысячу девятьсот метров.
— Тут и в самом деле так далеко?!
— Может, немного меньше, да какая разница?
Но и нам придётся карабкаться и тащиться, и только из-за того, что ему, видите ли, захотелось на две недели иметь свою яхту под рукой. Скотина! Павлик кивнул.
— Я слышал, их трое, этих директоров-извращенцев. И все с приветом, помешались на яхтах. Подкупили кого надо из госконтроля, те и подписали бумагу — отличное место для постройки базы отдыха. А директора уж позаботились о том, чтобы разрекламировать райское местечко для отдыха. Не уверен, что мне здесь понравится.
— Я тоже не уверена. Надо сначала осмотреться.
Бурный протест пани Кристины и нелестную оценку её детей вызвал кемпинг, вернее база отдыха текстильного комбината, в котором пан Хабрович случайно раздобыл путёвки. И очень гордился собой. Правда, с текстильной промышленностью у пана Романа не было ничего общего, но, будучи причастным к парусному спорту, он знал многих его любителей, в том числе и упомянутых директоров-извращенцев. Много слышал от них о кемпинге, ещё больше о том, как чудесно ходить тут по заливу под парусом. Ходить под парусом он не собирался, но, узнав, что по другую сторону косы находится море, решил, что это прекрасное место Для отдыха с семьёй.
Море оказалось труднодоступным. Место для кемпинга и в самом деле было выбрано на редкость неудачно — на берегу залива. Неудачно для всех за исключением яхтсменов. Это сколько же пришлось потрудиться, чтобы на песчаной косе разыскать такое роскошное болото — настоящий рай для комаров! Домики кемпинга, вернее базы отдыха комбината, наскоро построили в небольшой лощине между двумя высокими холмами, как раз по соседству с упомянутым болотом, за которым простирался залив. Купанье в заливе делали невозможным трясина по его берегам и столь же вязкое дно. В довершение несчастья дождливое лето ещё усугубило «прелести» этого райского местечка, подпитав болота и значительно пополнив поголовье комаров. Для того же, чтобы добраться до морского берега, требовалось форсировать две горушки и пересечь косу в её самом широком месте.
А пани Кристина продолжала гневаться, но теперь в её яростных выкриках прослушивалась деловая нотка.
— По пути сюда мы проезжали через деревню, если только можно так назвать посёлок из шикарных вилл. Уверена, там сдают комнаты, возможно, даже есть ванные с горячей водой. Делай что хочешь, выгони кого-нибудь, перекупи, хоть убей, но получи там комнату! Здесь я не останусь ни на один день!
Брат с сестрой, услышав это, встрепенулись и переглянулись. Замаячила перспектива чего-то новенького.
— Сомневаюсь, что в посёлке найдётся свободная комната, — уныло отозвался пан Роман. — Ведь я потому и взял наши путёвки, что там уже давно все позанимали. Сама видела — вся Польша двинулась к морю.
— Начиная с мая дожди шли беспрерывно, — возразила пани Кристина. — Возможно, кое-кто и уехал.
Как отреагировал отец дети не услышали, ибо в этот момент появился последний, четвёртый член их семейства — Хабр. Пёс был таким умным и так хорошо воспитан, что его никогда не держали на поводке. Он всегда пребывал на свободе, бегал где хотел и намного лучше своих маленьких хозяев знал, как следует поступить в каждом конкретном случае. Как только машина Хабровичей подкатила к злополучному кемпингу, пса выпустили на волю — ознакомиться с новыми местами. И вот теперь Хабр вернулся.
Естественно, сразу все внимание переключилось на пса. Дети оживились.
— Ну и как? — с волнением принялась расспрашивать своего любимца Яночка. — Как тут? Однозначного ответа они не получили. Похоже, Хабра обуревали противоречивые чувства. Гавкнув, он сначала отбежал немного в восточном направлении, в сторону государственной границы, обернулся к детям, пробежал ещё несколько метров и замер в классической стойке охотничьей собаки: напряжённо вытянувшись как струна и подняв переднюю лапу. Опять обернув голову к хозяевам, пёс вдруг поджал хвост и какой-то onmhjxhi вернулся к ним, причём тихонько повизгивал и скулил.
С трудом оторвав взгляд от собаки, брат с сестрой недоуменно переглянулись, но не успели и слова сказать, как пёс бросился в противоположную сторону и сделал точно такую же стойку на неведомого дикого зверя, но уже не возвращался, поджав хвост, а нетерпеливо оглядывался на хозяев, подбегал к ним, опять возвращался и снова застывал в стойке, всем своим видом приглашая немедленно последовать за ним. Поскольку дети стояли неподвижно, собака вернулась к ним, села у ног Яночки и коротко пролаяла два раза.
— Всё понятно, — произнёс наконец жутко взволнованный Павлик. — В той стороне — носорог, и Хабр не решается напасть на него, а с этой — более доступная дичь.
Не менее взволнованная Яночка нерешительно отозвалась:
— Вот уж не знаю, дичь ли… То есть, я хотела сказать: не уверена, что она такая уж доступная.
Скорее всего, он и сам не знает, что это такое наверное, что-то очень сложное.
— Возможно. И он хочет, чтобы мы пошли с ним и сами посмотрели. Я бы пошёл.
— Я тоже, но пока мы не можем. Не знаешь на чём они остановились? В этот момент родители вышли из домика.
— Дети, вы останетесь здесь и подождёте нас, — нервно произнесла мама. — А мы с отцом отправимся на поиски нормального человеческого жилья. Вещи остаются, пока не распаковывайте чемоданов…
Не дав маме договорить, Павлик невоспитанно перебил её, обратившись к отцу:
— Папа, тут водятся какие-нибудь опасные звери?
Ещё не остывший от только что выдержанной баталии пан Хабрович раздражённо отозвался:
— Вы что, боитесь каких-то зверей? Тут вам не джунгли Амазонки, нет здесь опасных зверей.
— А какие есть?
— Лисы, косули и зайцы. И не морочь мне голову, мы скоро вернёмся.
— Выходит, непонятно, что же он такое учуял, — печально констатировал Павлик, наблюдая за тем, как отец с матерью садятся в машину. — Так что будем делать?
А Яночка уже поднялась со ступенек, приняв решение.
— Пойдём и посмотрим, что там. такое сложное. Пока они вернутся…
— Так папа же сказал — «скоро вернёмся»!
— И что из того? Раз поехали вместе, времени у нас навалом, полкосы обследуем. Будто не знаешь — раз поехали с мамой, ни одного дома не пропустят. Это прозвучало убедительно, и Павлик больше не возражал. Заперев дверь домика на ключ, он вынул ключ и спрятал его в карман. А Хабр уже устремился на запад, раньше мальчика поняв, что они отправляются в экспедицию. Дети бегом бросились следом.
Вокруг не было ни одной живой души. Видимо, проглянувшее впервые после бесконечных дождей солнце выманило людей на пляж. По соседству с кемпингом не было никаких построек, дома посёлка располагались на значительном расстоянии от него. А в лесу никто не прохаживался по чаще, даже тропинки не были протоптаны. Правда, поначалу где-то высоко на склоне мелькали отдельные человеческие фигуры, но и они вскоре исчезли за деревьями.
Хабр вёл детей к цели напрямик, не смущаясь неровностями сложнопересеченной местности, Яночке и Павлику стоило немалого труда продираться сквозь густые заросли, то и дело приходилось карабкаться вверх по склону или опять, оступаясь и падая, спускаться вниз. Какая всетаки жалость, что никто не удосужился проложить здесь тропинки!
— Нарочно они, что ли, накопали здесь эти ямы? — ворчала Яночка тяжело дыша. — Который раз уже попадаю в них! Не понимаю, мы ведь идём вдоль, а они нарыты тоже вдоль, А неровности обычно бывают поперёк!
Споткнувшись о пень, Павлик упёрся в него обеими руками, чтобы сохранить равновесие, и обернулся к сестре.
— Разве ты ещё не поняла? — удивился он. — Ведь это же окопы. В них qhdekh немцы. Под конец войны их тут миллионы скопились, и все рыли себе окопы. И огневые позиции для техники. Мы это проходили.
— Кошмар! Когда же они воевали, если все рыли да рыли? А стреляли когда?
— Вот потому и проиграли войну…
— И Хабр тоже хорош, мог бы выбрать дорогу поровнее.
— А он наверняка знает, что у нас мало времени.
Хабр вёл как по линейке, перепрыгивая через ямы и пни, и только нетерпеливо оглядывался на детей, словно подгоняя. И когда он наконец оглянулся последний раз, остановился и замер в своей классической стойке, дети были совершенно без сил. Они тоже остановились, тяжело дыша… Выдержав стойку, сколько, по его мнению, положено, Хабр пробежал несколько метров дальше и очень довольный собой сел, всем своим видом показывая, что привёл хозяев куда требовалось.
Вокруг царили тишина и спокойствие. Склонившееся уже низко над горизонтом солнце просвечивало сквозь ветви деревьев, ветра, повидимому, не было совсем. Не меньше минуты стояли дети молча и неподвижно, чутко прислушиваясь. Тишина, и никого вокруг.
— Ну! — шёпотом проговорил Павлик. — И что бы это могло быть?
Яночка тоже шёпотом ответила:
— Наверное, оно вон там, за теми кустами.
Думаю, пока ничего опасного для нас, видишь же, сидит спокойно. Надо пойти и посмотреть. Павлик внимательно взглянул на собаку. Нет, Хабр не был спокоен, вон как напряжённо прислушивается и принюхивается, то и дело опуская нос к земле. Похоже, здесь что-то и в самом деле было необычно и это что-то следовало увидеть. И мальчик двинулся первым, осторожно раздвигая перед собой гибкие ветки какого-то кустарника. Яночка пошла за братом. Хабр вертелся рядом, всем своим видом показывая, что у него ещё не сложилось определённое мнение о сделанном им же Открытии, но кажется ему, что-то там не в порядке… Идти было недалеко. Сделав всего несколько шагов, Павлик осторожно выглянул из-за кустов и оцепенел, будучи не в состоянии шевельнуть ни рукой ни ногой. Лишь сердце отчаянно забилось в груди. Для придания себе храбрости мальчик попытался было присвистнуть, но и из этой попытки ничего не получилось.
Встревоженная Яночка поспешила выпутаться из цепких объятий гибких ветвей и, ухватив брата за руку, тоже выглянула из кустов. И тоже оцепенела.
Оба они наверняка обратились бы в позорное паническое бегство, но ноги отказались повиноваться. Брат и сестра словно окаменели и как загипнотизированные не сводили немигающего взгляда с оказавшейся у них под ногами раскопанной могилы, развалившегося гроба и валявшихся повсюду белых костей. Несомненно человеческих. На переднем плане скалил зубы череп…
— Так вот о чём он хотел нам сказать, — каким-то хриплым голосом прошептал Павлик, немного придя в себя. Ноги пока не действовали, но голос прорезался, и мальчик смог даже моргнуть, отводя глаза от страшного зрелища.
— Это что же… те самые немцы? — вся дрожа, с трудом прошептала Яночка.
Брат не сразу ответил. Какое-то время он всё ещё молча смотрел на разорённую могилу. Потом взял себя в руки и, проглотив комок в горле, отозвался:
— Ну что ты! Видишь же — нормальная могила с гробом. А им, немцам, не до гробов было. Нет, это что-то другое.
И заставив себя отвести глаза от страшного черепа, который притягивал как магнитом, он вдруг вскричал ужасным голосом:
— Смотри!
И локтем ткнул сестру в бок.
И без того перепуганная Яночка нервно вздрогнула и закрыла глаза. Сами собой застучали зубы. Ещё сильнее ухватившись за брата, девочка заставила себя открыть глаза и глянуть, куда он показывал. Там виднелась вторая могила, точно так же разрытая. Рядом валялись фрагменты человеческого скелета и отдельные кости.
Сто лет прошло, пока, придя в себя, дети были в состоянии оглядеться. На поляне оказалось много разрытых могил, хотя выглядели они уже не так ужасающе, как эти первые две. А некоторые остались в нормальном состоянии, надгробные плиты не были тронуты и над ними возвышались низкие каменные кресты. Однако большинство могил были разрыты, о чём с несомненностью свидетельствовали сдвинутые в сторону и разбитые тяжёлые плиты, старые, поросшие травой, а также опрокинутые кресты. Впрочем, кусты под носом в значительной степени заслоняли общий вид.
— Это кладбище, — прошептала Яночка, все ещё будучи не в состоянии сделать более глубокое замечание.
— Странное кладбище, — неуверенно заметил Павлик. — Видишь же, очень старое. И кому понадобилось отсюда растаскивать покойников? Вот и не знаю…
— Чего не знаешь?
— Не знаю… Хабр это учуял? Такое старое?
И откуда он знал, что тут что-то не в порядке? Девочка взглянула на собаку. Яночка уже совсем пришла в себя, к ней вернулась способность не только двигаться, но и шевелить мозгами.
— Значит, тут примешано что-то ещё, — решительно заявила она. — Мы не видим, а Хабр знает. Надо бы проверить…
А Хабр по-прежнему вертелся рядом с детьми. Вот он перестал нюхать землю, поднял нос выше, понюхал воздух и вдруг, рванувшись в сторону, исчез в кустах. Дети нетерпеливо ожидали его возвращения. Вот Хабр вернулся. Поджав хвост, он подбежал к хозяевам, жалобно и как-то извиняюще повизгивая.
Павлик охнул.
— Опять этот носорог!
А Яночка. в полном отчаянии прошептала:
— Господи, уж если даже Хабр боится, то я и не знаю, что же здесь такое! Ни могил, ни скелетов он ведь не боялся.
Как бы в подтверждение слов девочки Хабр пробежался вокруг раскопанной могилы, равнодушно обнюхал кости и, опустив нос до самой земли, двинулся к дороге, идущей вдоль залива. Обернулся, увидел, что дети не идут за ним, вернулся с нетерпеливым видом и опять устремился к дороге.
Яночка внимательно наблюдала за поведением своего любимца.
— Ага, понятно, — сделала она вывод. — Значит, тут три вещи. Вот эти могилы. Потом то, чего он боится. И ещё что-то, чего он не боится и велит нам идти следом, хочет показать. А мы сейчас не можем.
— Люди! — решил Павлик.
— Что люди? — не поняла сестра.
— Наверняка он хочет рассказать нам о каких-то людях. Ведь эти могилы сами не разрылись, их кто-то должен был раскопать.
— И обязательно это сделали люди?
— А кто же ещё?
— Ну, не знаю… звери какие-нибудь.
— Ты что, спятила? Какой зверь в состоянии своротить такую тяжёлую плиту? Погоди-ка… Шагнув вперёд, мальчик наклонился и попытался приподнять сдвинутую в сторону надгробную плиту. Собравшись с духом, Яночка решилась помочь брату. Без толку, плита даже не шелохнулась.
— Сама видишь! — сказал, выпрямляясь, взопревший от натуги Павлик. — Тут разве что слон справится. А слоны здесь не водятся, вот и выходит — только люди.
— Может, ты и прав, — ответила Яночка. — Надо как следует все обдумать и прийти сюда ещё раз, когда у нас будет больше времени. А сейчас пора возвращаться, а то узнают, что мы без разрешения ушли. Хабрик, домой!
Хабр терпеливо пережидал попытки детей приподнять плиту. Его явно не устраивало такое быстрое окончание их экспедиции, он даже сделал опять попытку двинуться по тем самым, неизвестным, наверняка человечьим следам, но решительный окрик хозяйки заставил его отказаться от этой попытки. И Хабр послушно повёл к базе отдыха, опять напрямки, по чаще и aegdnpnf| . Вернувшись, папа и мама Хабровичи застали своих детей в той же позиции, в которой оставили — брат с сестрой дисциплинированно сидели на ступеньках домика, лениво отмахиваясь от комаров. Родители не заметили, что дети раскраснелись и тяжело дышали.
— Переезжаем! — радостно сообщил пан Роман. — Нашлись две свободные комнаты в одном из самых первых домов посёлка, здесь близко. Комнаты удобные, и ванная есть. Оказывается, многие не приехали из-за дождей. А нам повезло — похоже, установилась хорошая погода, месяц прибывает. Павлик, бери эту сумку!
— А что, раз месяц прибывает, так хорошая погода установится? — уточнил Павлик.
— Как правило. А кроме того, выяснилось, что здесь вообще мало дождей выпадает. В Морской Крынице — дождь, а здесь сухо.
— Раз будет хорошая погода, может, нам вообще нет смысла переезжать отсюда? — неуверенно произнесла Яночка, непроизвольно бросив взгляд в ту сторону, откуда они с Павликом только что прибежали.
Павлик дёрнул сестру за руку.
— Ты что? Ведь оттуда нам даже ближе будет! — прошептал он ей на ухо.
А пани Кристина негодующе прикрикнула на дочь:
— Тебе так понравились здешние комары?

Хмелевская Иоанна - Яночка и Павлик - 2. Особые заслуги => читать онлайн книгу далее