А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Cherе mademoiselle, вы являетесь единственной обладательницей
чрезвычайно важных для нас сведений. Вы женщина неглупая и понимаете, что
эти сведения мы должны получить. Не буду скрывать, сведения касаются
денег. Очень больших денег. Вы сами убедились, что мы отнюдь не бедняки,
но все, что вы видите, - ничто в сравнении с тем, что мы можем иметь после
того, как вы нам сообщите только вам известный шифр. Мы люди не злые, нам
бы не хотелось прибегать к насилию, тем более что это и в самом деле может
отрицательно сказаться на вашей памяти. Напротив, мы склонны принять вас в
дело... Этот вопрос мы еще обсудим... Но, к сожалению, не мы здесь
распоряжаемся. У нас есть шеф. Он скоро прибудет. Если вы до прибытия шефа
сообщите нам все, что сказал наш светлой памяти умерший друг, мы вас щедро
вознаградим и отправим в Европу. Если вы увидитесь с шефом, вы никогда
больше не выйдете отсюда. Выбирайте...
Все это было очень логично и, возможно, заставило бы меня передумать,
если бы я не помнила того, что говорилось в самолете. Я твердо знала, что
пока не назову им шифр - буду жива. Сказать всегда успею. А зачем я им
нужна после того, как они все узнают?
- Понятно, - сказала я и сделала вид, что задумалась. - Но я и в
самом деле не помню всего, и мне кажется, что кое-что я перепутала.
Сначала я совсем ничего не помнила, потом начала немного вспоминать, но до
сих пор у меня еще все путается. И я совсем не шучу, когда говорю, что мне
было бы очень полезно вновь оказаться в подобной обстановке.
- Это мы организуем, - пообещал патлатый. - Да хотя бы сегодня и
попробуем...
Я не была уверена, что они поверили мне. Скорее, делали вид, что
поверили. Я тоже делала вид, что верю им, и мне очень хотелось надеяться,
что они не догадываются, что я делаю вид.
Очень жарко было ходить здесь в парике. Перед тем, как отправиться к
бассейну, я вымыла голову - с большим риском для жизни, так как выбрала
наугад один из шампуней в ванной, не зная, для чего он предназначен, и не
будучи уверена, что от него не вылезут все волосы. Мне не на что было
накрутить вымытые волосы, и я сидела у бассейна как прилизанная Гоплана,
хотя Гоплана наверняка отличалась более буйными кудрями.
Всюду - внизу на пристани, вверху у вертолетов, да и вообще на каждом
шагу - я встречала мрачных черных бандитов в широкополых шляпах. Они не
чинили мне никаких препятствий в моей прогулке, но ни на минуту не
спускали с меня глаз. Излишняя предосторожность: ни моторки, ни вертолета
я не могла бы украсть, не говоря уже о том, что я понятия не имею, как ими
управлять. Бежать же пешком в такую жару... Вот если бы была какая-нибудь
машина, но я нигде не видела никакого наземного средства передвижения,
только воздушные или морские. Хоть бы велосипед какой завалящий... Судя по
карте, дорога должна вести вниз, так что на велосипеде я запросто съехала
бы.
Было ужасно жарко, и я решила искупаться. Надела на высохшие волосы
купальную шапочку и двинулась к бассейну. Мне и в голову не пришло, что
этот шаг к воде станет моим шагом к свободе!..
Всю жизнь я жутко мучилась со своими волосами. Что бы я ни делала с
ними, все равно выглядела как чучело или оплешивевшая белка, поэтому
забота о голове, особенно при соприкосновении с водой, стала моей второй
натурой. После мытья, да еще хорошим шампунем, мои отвратительные волосы -
дня два, не больше - выглядели терпимо, и иногда мне даже удавалось
сделать из них нечто напоминающее прическу, но как только я имела
неосторожность намочить их в реке, озере, пруду, не говоря уже о море, все
мои усилия шли насмарку. И почему-то никогда не помогала купальная
шапочка, вода проникала даже под самую плотную. Поплавать на спине я могла
себе позволить лишь в том случае, если сразу же после плавания собиралась
мыть голову. Хотя вряд ли мой способ передвижения по воде заслуживает
названия "плавание". Правда, я могла преодолеть расстояние в двадцать
метров и не утонуть при этом, но какое это было жалкое зрелище!
На сей раз я очень неплохо вымыла голову, а купальная шапочка была
несколько великовата, поэтому с головой следовало обращаться особенно
бережно. Вода в бассейне была кристально прозрачна, и отчетливо виднелось
дно, выложенное разноцветной терракотовой мозаикой. Мне почему-то
казалось, что в том месте, где я собиралась войти в бассейн, должно быть
очень мелко, видимо, потому, что вышка находилась по другую сторону
бассейна, а, как известно, вышки устанавливают над глубоким местом. Вот
почему, небрежно придерживаясь за край бассейна, я смело шагнула в воду.
Не почувствовав под ногами дна, я от неожиданности отдернула руку и с
криком ушла под воду. Заорала я, разумеется, из-за головы, а не от страха
утонуть - это не грозило мне даже с моим умением плавать. Закричав, я
хлебнула воды и постаралась поскорее вынырнуть, злясь на себя, бассейн и
купальную шапочку. Хлопая руками по воде, как тонущий эпилептик, кашляя и
отплевываясь, я пыталась ухватиться за край бассейна. В этот момент я
услышала плеск, что-то с шумом упало в воду, я оглянулась и остолбенела:
великолепным кролем ко мне стремительно плыл какой-то тип в элегантном
белом костюме. Схватившись за край бассейна рядом со мной и отбросив назад
длинные черные волосы, он взглянул на меня и в его взгляде явственно
выразилось облегчение.
- Зачем вы это сделали? - с упреком обратился он ко мне по-английски,
произнеся предварительно несколько, кажется, португальских, слов. - Вы же
могли утонуть! Какое счастье, что все обошлось!
- Прошу прощения, я не умею плавать, - ответила я виновато. - Я
думала, что здесь мелко. Вы что, прыгнули, чтобы спасти меня?
- Конечно! Это мой долг.
- О, громадное вам спасибо. И очень прошу меня извинить, из-за меня
вы намочили свой костюм. Надо было раздеться!
- У меня не было времени. Пустяки, костюм моментально высохнет.
Во время этого обмена любезностями между нами плавал в воде
импозантный пурпурно-зеленый галстук.
- А галстук ваш не полиняет? - встревожилась я.
Тип ответил неуверенно:
- А кто его знает. Надо снять на всякий случай.
- Откуда же вы прыгнули? - поинтересовалась я, так как перед этим не
видела вокруг ни души.
- А оттуда, - коротко ответил он, махнув галстуком вверх. Я
посмотрела в указанном направлении. Приблизительно на высоте двух с
половиной этажей над бассейном виднелась маленькая застекленная галерея,
одно на окон которой было раскрыто. Метров десять, не меньше. И как ему
удалось, прыгая с такой высоты, не промахнуться и попасть в бассейн?
- Должно быть, здесь очень глубоко! - воскликнула я, с восхищением
глядя на него.
- Двенадцать метров, - ответил он и вылез из бассейна.
Я тоже вылезла и помогла ему аккуратно разложить галстук для
просушки. Мы уселись на пластиковых пуфиках и продолжали разговор, причем
он все время менял положение, подставляя солнцу разные фрагменты своего
одеяния. Я предложила ому снять пиджак, но он отказался категорически.
Костюм просыхал с быстротой, несомненно свидетельствующей о его
синтетической природе.
Наш разговор не выходил за пределы плавания. Ярко описав свое
неумение плавать, я даже несколько преувеличила его, чтобы сделать
человеку приятное. Ведь наверняка он оказался бы в глупом положении, если
бы узнал, что напрасно прыгал - с такой высоты...
- А лодку как вы переносите? Как себя чувствуете на корабле? -
поинтересовался он, поддерживая светский разговор.
Я ужа собиралась ответить, что прекрасно, как вдруг мне пришла в
голову идея - пока еще туманная, и я ответила совсем не так, как
собиралась:
- Ужасно! Я боюсь воды и не выношу качки. Даже не знаю, как быть, мне
тут обещали устроить экскурсию вон в тот город, - и я махнула рукой,
надеюсь, в противоположном направлении. - Они сказали, что мы отправимся
на лодке, а я жутко боюсь, но мне стыдно признаться.
- Так надо было сказать, - посочувствовал тип. - Зачем же мучиться? Я
им сам скажу!
- Ни в коем случае! - воскликнула я. - Не надо говорить, я не хочу,
чтобы они знали, - доверчиво призналась я. - Пожалуйста, никому ни слова!
- Хорошо, но обещайте мне, что не будете больше прыгать в глубокую
воду. Вон там есть лесенка, по ней можете осторожно спуститься в бассейн.
А вообще-то, вам лучше обходиться душем.
Он встал и объяснил мне, как обращаться со сложной системой
всевозможных душей и фонтанов, оборудованных у бассейна. Я с
благодарностью восприняла этот урок и тут же применила свои знания на
практике. Тип осмотрел высохший галстук, нацепил его, обдернул на себе
костюм, галантно попрощался и удалился.
Я сняла купальную шапочку и принялась опять сушить волосы. Обдумывая,
случайно ли он пришел мне на помощь или с меня не спускают глаз, я вдруг
услышала звук мотора. Обыкновенного автомобильного мотора, работающего на
полных оборотах где-то по ту сторону построек и, судя по звуку,
приближающегося к резиденции.
Проявленная мною вслед за этим прыть была поистине
сверхъестественной, учитывая жару. Я набросила на себя хламиду, обшитую
золотой каемкой, вскочила в один на тех лифтов, которые я терпеть не могу,
и уже через минуту оказалась во внутреннем дворике. Там ничего не было, но
звук мотора нарастал. Это наверняка был легковой автомобиль, и находился
он где-то очень близко, но, видимо, дорога, ведущая вверх, была
чрезвычайно крутой, так как машины все еще не было видно. И вот наконец
из-за скалы показался черный "ягуар".
Я стояла в тенечке и с тоской смотрела на приближавшуюся машину.
Наконец что-то привычное, машина, с которой я умею обращаться и на которой
запросто могла бы бежать отсюда - ведь раз на ней приехали, то можно и
уехать? Из машины вышел патлатый с каким-то незнакомым мне маленьким
черным толстяком. Но это не мог быть шеф, так как он уж очень уважительно
обращался с патлатым.
Не заметив меня, они вошли в здание. Шофер с бандитской физиономией
въехал на машине в гараж, и я узнала, что часть стены является дверью
гаража. Наверняка опять фотоэлемент или какое-нибудь механическое
устройство, потому что половинки дверей раздвинулись сами. У них везде
здесь были раздвижные двери, очень удобно.
Воспользовавшись тем, что вокруг никого не было, я внимательно
исследовала площадку и обнаружила механическое приспособление - место, на
которое въезжающая автомашина должна была надавить колесами, чтобы
открылась дверь. Обнаружить-то я обнаружила, а где взять в случае чего два
тяжелых предмета по пятьсот килограммов каждый? Тяжело вздохнув, я решила
продолжить свои изыскания.
На скалы рядом с балкончиком можно было вскарабкаться без труда, и я
вскарабкалась. Снизу верхушки скал казались острыми как бритва, на самом
же деле они представляли собой довольно округлые кручи, идущие вдоль
берега. Далеко внизу виднелся океан, а сразу у моих ног начиналось что-то,
что при большом воображении можно было принять за тропинку. Я двинулась по
ней. Это было не очень трудно, правда, временами приходилось передвигаться
на четвереньках. Вскоре я добралась до маленькой площадки, посыпанной
песком. Тут наконец я нашла немного тени; ее давали развесистая пальма и
несколько довольно импозантных кактусов. Я знаю, что кактусы растут в
самых неожиданных местах, а вот наличие здесь пальмы меня удивило.
Впрочем, возможно, я не очень хорошо разбираюсь в ботанике.
Если бы мне удалось взобраться на эту пальму, я бы смогла охватить
взглядом всю резиденцию и окружающие ее окрестности. К сожалению, от этой
мысли пришлось отказаться, поэтому я ограничилась тем, что влезла на скалу
за пальмой. Это тоже дало неплохой результат. Отсюда мне была видна часть
построек бандитской резиденции, ниже - кусок извивающейся, как змея,
дороги, а еще ниже нечто ужасное: разводной мост! Построили его над
ущельем, в которое упиралась дорога. Сейчас мост был поднят. Ясно, его
опускают только тогда, когда проезжает машина, и наверняка управляющий им
механизм скрыт где-то в резиденции.
Очень долго сидела я на карачках на этой скале и пыталась что-нибудь
придумать. В голове у меня один за другим сменялись самые фантастические
проекты, пока я не решила, что мне следует получше ознакомиться со всеми
устройствами и попытаться понять, как они действуют. Тогда можно будет
строить проекты.
Я слезла со скалы и уже собралась возвращаться, как вдруг увидела в
море большую моторную яхту. На носу яхты большими буквами было написано
романтическое название "Stella di Mare" - "Морская звезда". Медленно плыла
яхта по морю, и слабый гул мотора был еле слышен. Оказавшись прямо
напротив меня, яхта резко изменила направление и под прямым углом
двинулась к берегу. Вот она уже совсем близко и, кажется, намерена
врезаться в скалу. Заинтересовавшись, я спустилась на выступ скалы,
нависший над берегом, легла на живот и осторожно высунула голову. Яхта
действительно входила в скалу, правда, не прямо подо мной, а несколько в
стороне.
Я уже давно решила ничему здесь не удивляться и попыталась найти
какое-то логичное объяснение происходящему. Отбросив как мало реальную
версию о раздвижных воротах в виде монолитной скалы, я решила, что там,
скорее всего, имеется какой-нибудь невидимый сверку грот. Тщательно, метр
за метром изучая береговую полосу, я заметила наконец, что в одном месте
ее линия прерывается. Вход в бухту?
Ни минуты не раздумывая, я решила подойти поближе. То, что я называю
тропинкой, спускалось вниз, я тоже, по большей части на четвереньках.
Тропинка резко свернула в сторону, и я оказалась в небольшой нише,
вырубленной в скале. Глянув вниз, я обнаружила три вещи: яхту,
величественно разворачивающуюся в бухточке, лишь немногим больше самой
яхты и со стороны океана целиком закрытой скалами, нависший над яхтой
довольно большой помост, на котором встречали яхту три человека, и
металлическую лесенку, ведущую от моей ниши прямо на этот помост. Лежа в
своей нише, я спокойно наблюдала за происходящим, уверенная, что успею
скрыться, если они вздумают подниматься по лесенке.
Они не стали подниматься. После того как яхта пришвартовалась, они
еще какое-то время крутились на помосте, с яхты сошел экипаж в составе
двух бандитов, и все они исчезли в стене подо мной. Конечно, опять
раздвижная дверь и опять сложная система управления с центром в здании. С
ума можно сойти от всех этих достижений цивилизации!
Мне очень хотелось сразу же спуститься на помост, но я не выношу
всяких этих идиотских металлических и веревочных лесенок. Спущусь по ней,
решила я, когда не будет другого выхода. Пока же я поднялась по тропинке и
прежним путем, без особых трудностей, вернулась к себе.
По тому, как меня встретили, я поняла, что исчезла незаметно для них
и что это их смертельно напугало. При виде меня поднялся переполох, один
черный бандит со всех ног бросился в одну сторону, второй в другую,
третий, в белом костюме, кинулся к телефону, и у первого же лифта я
наткнулась на выходящего из него толстяка.
- Где вы были? - выкрикнул он, причем на его лицо одновременно
выражались беспокойство и облегчение.
- На прогулке, - вежливо объяснила я. - Нашла прелестное местечко на
берегу с видом на Европу и сидела там под пальмой. Там так хорошо!
Он захлопал главами, видимо, стараясь сообразить, какую пальму с
видом на Европу я имею в виду. Следует заметить, что пальм там была
прорва. Тем временем его беспокойство рассеялось и осталось одно
облегчение.
- Хорошо, что вы вернулись со своей прогулки. После обеда едем в
город. В соответствии с вашим пожеланием...
Я совсем этого не желала, но решила не возражать. Пусть будет
экскурсия в город, надо же мне развлечься после всех моих сегодняшних
открытий. Но оказалось, что открытия еще не кончились. Видимо, суждено
было мне вести здесь жизнь интенсивную и полную эмоций.
В город мы отправились на моторной лодке. В последнюю минуту я
вспомнила о том, что должна бояться воды. Да и вспомнила лишь потому, что
они уж чересчур внимательно наблюдали за мной в момент посадки. Видимо,
мой спаситель в ошеломляющем галстуке сделал им подробный доклад.
Откровенно говоря, из всех видов сообщения я всегда предпочитала водное и
совершенно не боюсь воды, невзирая на свое неумение плавать. Я обожаю
качаться в маленьких лодках на больших волнах, качка мне не страшна, и я
не знаю, что такое морская болезнь. Вот почему я не была уверена, что моя
симуляция будет выглядеть достаточно убедительной.
О своей боязни воды я вспомнила в тот момент, когда занесла ногу над
палубой моторки. Я качнулась, наклонилась вперед и отдернула ногу, чуть не
потеряв равновесие. В воду бы я не упала, зато влетела бы в лодку головой
вперед, что отнюдь не входило в мои намерения. Лупоглазый бандит заботливо
поддержал меня. Ногу я отдернула для того, чтобы подумать, как войти в
лодку с возможно более испуганным видом, но вместе с наклоном получилось
прелестно и мне больше не было необходимости демонстрировать свой страх!
- Да садитесь же наконец, - звал меня из лодки патлатый.
- А там не мокро? - с беспокойством спросила я. - Еще туфли замочу...
Может, лучше на машине?
- Нет, не лучше. Здесь сухо. Эй, помоги даме!
Лупоглазый попытался втолкнуть меня в лодку. Я уперлась изо всех сил.
- Не надо, я сама, - с достоинством заявила я.
Теперь я попробовала начать с другой ноги, поставив ее на борт. Борт
слегка накренился, я собралась издать крик ужаса и опять отпрянуть, но не
успела. Лупоглазый был начеку. Правда, он рассчитывал, что я опять качнусь
вперед, и из самых лучших побуждений подтолкнул меня, так что я
действительно потеряла равновесие и очень естественно свалилась на колени
к патлатому. Получилось так, как надо, и я совсем не пострадала.
Извинившись перед патлатым, я неодобрительно заметила, что посудина
кажется мне на редкость неустойчивой. И вообще, не слишком ли она мала для
путешествия по такой большой воде?
- Как раз впору, - отрезал патлатый и бросил взгляд на мою голову.
С самого обеда на нее все бросали взгляды. Дело в том, что я наконец
сняла парик, начесала и покрыла лаком свежевымытые волосы и соорудила
вполне приемлемую прическу, так что совсем непонятно, что могло вызвать у
них такой интерес. Цвет, конечно, другой, но ведь парики давно уже
перестали быть редкостью. К тому же эти взгляды были полны горечи, а уж
это было совсем непонятно.
В лодке я продолжала играть свою роль: сидела напряженно
выпрямившись, закрыв глаза и стиснув зубы, неохотно и лаконично отвечая на
обращенные ко мне вопросы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30