А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Бес, немного поковырявшись, отворил крохотную выпуклую дверку на одной “тычинке”, из коей зараз потек желтый дым. Но в нее надлежало проникнуть, ползя на брюхе своем. Страховид соскользнул в сию щель, пару раз небольно стукнулся и поднялся на ноги, ощупывая себя – цел ли. Следом свалился, едва не сбив его с ног, полузадушенно воющий Пушок. Последним внутрь “цветка” попал космик Фома. Проход, именуемый “вторым контуром”, был не слишком узкий, однако с низким прижимающим потолком, да еще с подъемами и скатами, и извилистый, что кишка твоего барана. Желтый туман стоял повсюду, но под пленочкой, как выяснил Страховид, жить можно, воздух поступает через две трубочки в нос свежим, словно весенний ветерок, а сквозь маску все хорошо видать.
Космик, шедший впереди, вдруг замер в полуприседе, рукой махнул, дабы соратники его тоже ни с места.
– Тихо, ребята, Мара мне нашептывает, что мы влипли, детекторы тоже попикивают о приближении небольших, но вредных объектов. Как только судья на ринге скажет “бокс”, начнется мочиловка. Стисните зубы и зажмите задницы.
Княжьему воину пришло на ум, что вряд ли он способен снискать тут славу. Да и дело его сторона… однако же стыдно от соратника отступаться, пускай он и бес. И навряд ли милость получится найти у противоположной силы. Страховид вытянул из-за голенища сапога бесовскую трубку.
– Слушай, нечистый, а долго она еще будет кровь у людей кипятить?
– Сам-то ты чистый, но немытый. За боезаряд сквизера не волнуйся, зря он расходоваться не будет – только при наведении на реальную цель. Старайся совмещать два перекрестия, которые у тебя возникнут как будто перед глазами, то есть прицел и целеуказатель. А твоему четвероногому брату дадим контрракетное оружие, оно тоже бесхлопотное.
Космик оснастил крупную голову смирного зверя чем-то похожим на шелом, только с поворотным диском вместо вершья.
Возле очередного изгиба туннеля мелькнула красноватая тень, верно, брошенная неприятелем, и космик вскинул свое оружие, похожее на короткую кавалерийскую пищаль. Опосля выстрела вражеская фигура в значительной части прогорела, обуглилась, затянулась облачком дыма и пара. Ноздри даже сквозь пленку втянули отлично известный запах горелого жира и мяса, а также какое-то незнаемое зловоние.
И заварилось в тоннеле-кишке ратоборство. У Страховида во взоре две сеточки – одна ловит изворотливую цель, другая показывает направление трубки-ствола. Совместил – и шпокай. Раз – и накрыл противника, стих он и расклеился. Или же рассопливился. Ан совместить не просто, ты сам все время скачешь, как вошь на сковороде, а в тебя летят боезаряды, начиненные пожаром, жвахают в тебя молнии, просвистывают пламенные стрелы, ведомые демонами. Но те разлетаются огненными брызгами во все стороны, не достав твоей плоти, ибо навстречу им тучей несутся противобесовские стрелы, кои выпускает свирепо рыкающий волк.
В бою том дивьем в поддержку космика и воина Страховида выступали стрекочущие пауки и крысы с глянцевыми металлическими боками – в самом страшном сне не могли привидеться такие соратники. Да и такие враги тоже. Бесы-сатурняне наставляли какие-то широкие трубы, каковые извергали непрерывным потоком адскую живность – многоножек и скорпионов с тельцем из крепкого металла, саранчу с большими светящимися глазами. Пленка, покрывающая Страховида, такоже затвердела на груди и спине, стала как доспех невообразимой крепости. Посему и скорпиону не пробить ее своей сияющей от жара иглой. Пушок тоже прикрылся крепкой кожурой, он расшвыривает быстрыми лапами пронырливых многоножек и все извергает своей головой огненные стрелы-контреты. В какой-то миг волна адской живности чуть не захлестнула Страховида, но тут слетел с руки беса серебряный шар, который пожрал и многоножек, и скорпионов, и саранчу.
А Мара все вещует – осталась-де минута, полминуты, десять секунд до чего-то самого страшного, однако не попрешь же пузом на прожигающий плевок. В тот миг, когда невидимая демоница ласково пропела, что дескать, погибель наступает, Страховид даже прикрыл глаза, невзирая на канонаду… И ничего не случилось. Ни обидного, ни приятного. Токмо воздух затянулся едва заметным голубоватым туманом, состоящим как будто из длинных кудрявых волосков.
– А реактор-то не взорвался. Вот в натуре диво дивное, это вам не пирожки из какашек делать.– прямо в ухе зазвенел голос беса Фомы.– А я уж перед киберисповедником покаялся и и всю свою греховодную жизнь за одну миллисекунду вспомнил, лишний раз огорчиться пришлось.
Но заодно перестали вдруг действовать трубки, именуемые бластерами, импульсными плазмобоями и сквизерами – не метали они более смерти и огня. А вся эта адская мелюзга, и многоножки, и скорпионы, и пауки, и крысы застыли, словно были детскими игрушками. Игрушками злых негодных пацанят.
– Я очень рада, что вы все живы, так как успела к вам привязаться, друзья.– проворковала Мара.– Впрочем, Объект является причиной квантовых преобразований, которые я оценить на данный момент не могу, ввиду отсутствия соответстующей информации. А оболочка испытательного блока сейчас не отзывается, ввиду разрушения отдельных линий связи и части хардвера.
Не стал ли сей сон кошмарный рассеиваться и таять?– подумал Страховид. Может, достаточно сотворить знак “крестного одервенения” – и бесовское подземелье вовсе пропадет, а он снова окажется на болотах? Но будет ли сие приятственнее?.. А ежели взаправду существует чертово подземелье, то, выходит, поперхнулись дьявольские орудия, заткнулись испражнители молний и извергатели смертоносных лучей, иссякла бесовская сила, ослабли божьи враги и теперь наступает время честного ратоборства.
Вытащил княжеский воин из ножен свой слегка изогнутый меч, а Пушок оскалил чуть желтоватые клыки, и пошла бранная потеха. Квибсеры как и допреж были неприятелями грозными, однако ж сделались простыми чудовищами без колдовского коварства. Теперь куда легче было потчевать их добрым клинком. Правда, и ладони у бесов сих вытянулись, обзавелись металлическим блеском и острым краем, возымели сходство с мечами и копьями. Проросли на дьявольских телах такоже иглы и шипы. Но к сече и колотьбе у Страховида привычка имелась. А вот бес-космик премущественно бегал сзади и лишь промолвил в оправдание:
– Из всех видов холодного оружия я только с вилкой умею обращаться.
Не растерялся Страховид и егда к нему подступил четырехрукий великан, весь усеянный шипами и лезвиями – про таких чудищ воин слыхал еще от сказителей. Увернулся княжеский воин от смертельного обхвата, нарочно упал на пол и старинным бойцовским приемом “ползунцы” завалил противника, коего и рассек затем клинком пополам. Там и Пушок в прыжке уронил с ног другое страшилище и стал драть, раскидывая лохмотья странной плоти. Славно бились с толпою демонов княжеский воин и серый волк. Немало бы еще ратных подвигов совершили бы, кабы не восприпятствовал космик, который потащил Страховид за рукав.
– Угомонись, все хорошо в меру. Это тебе не Куликовская битва. Надо улепетывать, Страховид Батькович, с базы. Видимо, Объект приступил к спонтанной генерации проникающих каналов, из чего следуют все прочие странности. То ли тепловой выброс его пробудил к активной жизни, то ли почувствовал угрозу. Других причин для массового отказа высокоэнергетических устройств нету.
– Чему подобен сей грозный Объект?– стал выведывать воин.
– Считай, что подобен маленькому божеству.
Значит, в сем подземелье гнездится сама дьявольщина! И сейчас выбирается она из заточения. Страховид поежился как от зяби, ибо почуял вдруг, что от нечисти ему вовек уже не отвязаться и она всегда будет впереди и позади него.
– Нагрев рабочей зоны реактора замедлился, взрыв, судя по новым данным, случится только через пятнадцать минут,– сообщила безразличным голосом бесовка Мара.
– Как нам половчее пробраться к резервному шлюзу, если мы застряли во втором контуре теплоносителя? Ответь, солнышко,– обратился космик к неведомой богине.
– Воспользуйтесь ремонтным люком ВК-2, а дальше по аварийному тоннелю – вывожу зрительную схему через твою Аниму… Мне тебя будет нехватать, Ф.К123.
– А мне тебя, Марочка.
Фома ткнул пальцем в круглый шов, пробегающий по металлической переборке.
– Это, похоже, тот самый ремонтный люк. Плотненько подогнан. Только как мы его вскроем, если плазменный резак скис? Мара, отопри замочек.
Демоница не удостоила отзывом.
– Ты же сама советовала.
– Советовать я могу, что угодно, а делать не обязана.
– Ну, Марочка.
– Ты прекрасно знал, Ф.К123, что после взрыва реактора меня не станет!– в голосе демоницы скользнули нотки истерического свойства.
– Я все понял, Марочка, я был не прав. Обязательно возьму тебя с собой. У меня персональный кристалл памяти на десять мемобайт. Хватит? Приложусь к первому же сетевому разъему и ты скачаешься ко мне, солнышко.
– И семи мемобайт хватит,– буркнула бесовка, после чего щелкнул замок.
За люком первым же делом космик сыскал что-то похожее на пятно неправильной формы и приложил к нему руку.
– Вот это и есть разъем, Страховид… А теперь, быстрее, быстрее, подмахивай, Мара.
– Дорогой, не торопи так. Я не могу потерять из своей личности не одного бита…
– Ты копируйся, а не разговаривай…
– Фома, я давно тебя выделила среди остальных, а затем и полюбила. То, что проделывала с тобой ТА женщина, являлось лишь слабым плотским отзвуком моей духовной страсти… О, я так счастлива… Моя любовь… Потеря семидесяти процентов ментальной емкости… Я желать тебе хорошо… Положительный эмоциональный фон… Потеря девяносто процентов ментальной емкости… “Любить” есть “не-любить” с обратным знаком… Потеря девяносто девяти процентов ментальной емкости… Екалэмэнэ… А-бэ-вэ-гэ-дэ…
Странная речь демоницы подошла к концу, чарующие звуки любви превратились в басовитый скрежет несмазанного механизма и вовсе стихли. Засим продлился путь по тоннелю с наседающим на голову потолком, где токмо Пушку не надлежало сгибать головы своей.
Остановился маленький отряд перед тупиковой стенкой, каковая, впрочем, могла оказаться и дверью.
– Мара, чего там за ней творится?– стал выведывать космик, поводя головой из стороны в сторону.– У меня кажется детекторы барахлят, такое впечатление, что там целый полк марширует.
Демоница не снизошла до ответа.
– Скачалась и довольна. Наверное, резвецы-сатурняне решили влезть в сеть, и тогда Мара уничтожила свою основную копию.– бес Фома обиженно сплюнул.
Затем выудил из кармана небольшую коробочку и, направляя ее на тупик, нажал несколько пупырышков.
– Что бы ни было за этой дверью раньше, сейчас там начнется бардак. Победить не победим, но навредничать мы всегда сумеем, если под рукой есть трансквазер-хаотизатор… Ага, пора открывать двери и здороваться.
Космик колдовски повел ладонью возле самой стены, она послушалась заклинания и разошлась в стороны.
Открылось взгляду довольно вместительное помещение, где бесы квибсеры носились во всех направлениях, кто-то из них стоял, изнеможенно привалившись к стене, кто-то лежал согнувшись и пуская противную сблевку изо рта своего.
– Сомкнутыми рядами вперед.– направил космик.– Кромсай всех, потом разберемся, кто прав, кто виноват.
Страховид сек мечом, с “кхаканьем” выпуская перегретый воздух из груди. Пушок рвал зубами, космик тоже махал каким-то ломом. Квибсеры кидались на них рьяно, но совершенно бестолково, поскальзывались, падали и пропадали зазря.
И курочка не успела бы снести яичко, как космик, варвар и волк, оставя позади себя ломти тел и усекновенные члены, прорвались к самым воротам, имя коим было “шлюз”.
– Включаю аварийный выброс.– рече космик, а княжеский воин стал тяжко догадываться, что сие может означать.
И вот что. Открылся какой-то мрачный зев, Страховид успел еще заметить, что за ним тащится светящийся синеватый след, но тут настала другая забота. Его втянуло в черный тоннель, потом будто окунуло в сметану, очередная неведомая сила заневолила его тело, и словно желая вытрясти всю душу, и давила, и бросала, и отжимала, како мокрое тряпье. Воин чуть не подавился собственным языком и не мог пропихнуть из уст ни полслова, хотя тщился возопить: “Довольно, лучше убейте.”
Когда Страховиду полегчало, то сперва ему показалось, что его заживо положили в гроб и закопали во имя произрастания Крестного Дерева. Но потом стал он подмечать угольки горящие, словно из кострища разбросанные: желтые, голубые и красные. Их было столь несметное множество и они светили из такой дали, что немногие мысли закружились по голове и стали чужими, и сам Страховид сделался чужим сам себе, и каким-то незначительным, почти песчинкой. А дальше и того паче. Огоньки понемногу заслонял некий пребольшой голубоватый шар, слегка подпорченный бурыми пятнами.
Страховид уже догадывался, что сие означает, однако же еще полюбопытствовал у беса-космика, который прорисовывался тенью в полумраке.
– Мы уже провалились в преисподнюю?
– Как бы не так,– отозвался нечистый,– скорее уж взлетели на небо.
С таким изречением Страховид вовсе был не согласен.
– Ты или обмануть меня пытаешься, или утешить. Небо – золотое, там хорошо и приятно, там зеленеют крестные деревья с прекрасными плодами на ветвях, там Милость Божья. А мы в преисподней бездне, царстве неприкаянных душ и бездушных тел. Обитатели бездны – несчастные, ибо не имеют сродичей и деток, в сей пустоте злобесной обитают куклы, у коих нет души, но есть мышцы мощные, и слуги дьявола, у коих душа живая мучается в неживом теле. Святой Ботаник все верно говорил. Он же прав?
– Само собой.– ответил бес-космик, немного помедлив.– Мы действительно в преисподней. Всякого дерьма здесь хватает: души без тела, то есть законсервированные пси-структуры, тела без души – надо понимать, роботы. И все неприкаянные, болт им в задницу.
– Но если без души, значит им не больно и не страшно?
– Да не сказал бы. Боль и страх были признаны робототехниками отличным регуляторами для всех интеллектуальных устройств. Даже кибероболочка, хотя она всего лишь программа, ноет и страдает, когда ей не хватает информации, когда боится попасть под удар мощного сетевого вируса.
– Программа? Может, я тоже программа?– вдруг с обидой произнес Страховид, а в голове его как будто помутилось. Сквозь муть проступило… вострая сабля, пластающая связанное податливое тело… Опять чужая память, чужая злоба – отрыжка адской клейковины. Проклятый Демонюк, чтоб им черти подтирались и ковыряли в носу.
– Личностным программированием мы позанимаемся потом,– бесхитростно отозвался космик.– А пока что ты еще варвар, дикий человек-с так сказать, все у тебя еще впереди – и индустриализация, и эмансипация, и феминизация, и болванизация.
– Варвара нашел, да?– Страховид откинул от себя обрывки чужой памяти, но обида от этого едва ли уменьшилась.– А сам-то кто? Для вас, что злодей Демонюк, что я, все едино. Ведь Портал пропустил нас обоих.
– Ты попал в точку, Страховид. Для нас, что ты, что злодей Демонюк – все едино, хотя лично я возражаю против такого подхода. Портал и в самом деле пропустил вас обоих из-за звездочки по имени Анима, приколоченной к вашим глупым черепушкам, вернее из-за информации на ней. Что там за сведения такие, я не в курсе. Хочу, кстати, признаться: здесь, на Земле, я герой, овеянный славой, а вообще, по своей марсианской жизни – обычный лох. То есть, меня держат за очень мелкую величину, вроде кубического корня из нуля, в именитом ведомстве Техноком.
5. “Съеденный на завтрак”, МАЙ 2075 г.
Помехи. Настройка. Сигнал четкого восприятия. Дуплекс.
Если ты меркурианец, то в качестве адреса тебе надо указать имя ползущей квартал-платформы и номер мачты, к которой прицеплено твое жилище. Если ты марсианин, то речь уже пойдет о названии колодца, в котором ты благополучно обитаешь. Причем последним этажом будет самый близкий к поверхности, прикрытый прозрачным колпаком. А первый этаж расположен глубже всего под землей или, если угодно, под песком-реголитом. И если выглянуть, так сказать, в окошко на этом этаже, то можно узреть только марсианских червяг, которых так блистательно просмотрели все первые экспедиции.
В экваториальном Рынь-городе я скромно проживал в колодце “Лягушатник” как раз на первом этаже, что сильно снижало ценность моей хавиры (также как и в домах земных городов промышленной эпохи). В первую очередь червяги в этом виноваты. Если бы не они, то можно было бы не нервничать. Червяги пробуривают все, кроме углепластика, впрочем, его тоже могут приговорить, если накинутся скопом. Конечно, мало приятного, когда ты увидишь в своей уютной спаленке чужеродное тело, похожее на колбасу, с кремнийорганической шкуркой, без глаз, ушей и носа, но зато с тысячей мелких ножек. Ученые, кстати, сказывают, что червяги больше всего напоминают не земных червей, а земных простейших, инфузорий, то есть одноклеточных.
А еще вот что меня бесит. Писатели прошлого века, которые назывались научными и сверхнаучными фантастами, любили изображать совершенную технику будущего, благодаря которой нет никаких проблем. Так вот, все с точностью наоборот. А самая совершенная техника вообще работать не в состоянии.
На моем первом этаже техника, конечно, самая совершенная. Так что всю ночь напролет, несмотря на электростимуляцию сна, я слышал шуршание и поскребывания чуть ли не рядом со своей башкой. У меня кровать-то подле стены (как ее не ставь, всегда подле стенки, спаленка ведь размером три на два; раньше и саркофаги просторнее делались). Полметра углепластика, потом теплоизоляция и дециметр титан-неодимового волоконного сплава – это все, что обороняет меня от зверьков, которые желают запустить свое половое ядро в спящего марсианского гражданина.
У червяги еще биополе сильно усыпляющее, потому ты и не чикнешься, когда его длинная выделительная трубка блудно проникнет тебе в пищеварительный тракт (может и через анал!) и выдавит посылку. К утру ядро поспеет, даже построит себе новую мегаклетку из содержимого твоего желудка. Ты проснешься, готовый блевануть как с будуна, и существо размером с сосиску, которое невозможно растоптать и раздавить, радостно извергнется из тебя, после чего заползет в какой-нибудь теплый уголок. Считай тогда, что процесс деления червяги завершился успешно, ее можно поздравить с пополнением.
У соседа так и было: периметр охраны не отреагировал, когда к нему прогрызлась червяга, потому что умная тварь заделала за собой дыру и потери воздушного давления не случилось.
Итак, животное использовало тебя. “Ну и что особенного?– скажет какой-нибудь неискушенный ганимедец или меркурианин,– что в этом плохого?” Вроде ничего. Оно помогло тебе крепко выспаться, ты ему помог размножиться, и вы квиты. Да только иногда у червяги наблюдается особая и чрезвычайно своеобразная форма полового процесса – конъюгация: это когда половое ядро пытается вжиться в организм человека.
То есть, введенное ядро остается в недоразвитом состоянии и проникает через стенку желудка в кровеносный канал. Затем попадает в мозг, захватывает генетический материал нервных клеток и принимается производить псевдомозговую ткань. И мало того, что голова начинает шалить; зараженный человек в итоге давай воображать себя червягой, начинает зарываться в песок, не выносит открытых пространств, предпочитает оральный и анальный секс всем прочим и выкрикивает лозунги типа: “Марс для марсиан”. При этом он доживает до старости, умирает почти естественной смертью, только из ушей у покойника (может быть даже высокопоставленного чина) выползает червивая каша. На торжественных похоронах сраму не оберешься.
Впрочем, в девяноста процентов случаев новорожденная червяга без выкрутас покидает человека-акцептора. Малышку надо потом отыскать, хоть она и источает цианид калия, сунуть в титановый тубус и кинуть в специальный мусорный шлюз, который перенесет ее в естественные условия – уничтожать лучами и плазмой слишком накладно. Кстати, некоторые тонкие любители выращивают червяг. Червяговоды, живописуя чудесные свойства своих любимцев, уверяют, что те чутки к психическому состоянию хозяина и своими биополем всегда поднимут упавшее настроение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34