А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– но то, что предопределялось всей его жизнью, вряд ли можно было изменить или усилить в последний момент.
И он стал мыслить о Кате. Ему даже показалось, что она стоит рядом с ним, ее руки, грудь, бедра прикасаются к нему и как будто снимают боль – а едва полегчало, заработал трансквазер Чертковиц, до этого будто дремавший.
Впрочем нет, и раньше мозг-процессор не спал, это он запустил в центры восприятия Катеринин образ. А затем меч рассек часть хронолиний гравитатора, что конвертировали электромагнитные кванты в гравитационное поле. Избыток гравитонов превратился в кванты пространства. Начальник Технокома заметил яснеющим взглядом, что свод, словно надувшись, выгнулся в обратную сторону, вдобавок его испортило множество трещин. Полузадушенное тело генерального упало через одну из них вниз. Марк-27 успел схватиться за какую-то потолочную балку, но она сразу просела, а потом оторвалась одним концом от сопряженной конструкции. Изрядно истомившийся генеральный стал съезжать вдоль наклона. Но все-таки сумел удержаться и не рухнуть вниз. Сверху он видел, что додекаэдр информационного узла устойчиво висит в гравитационном поле, отчего в жилах заиграл дополнительный энтузиазм.
Внизу валялись трупы бетовцев. От них поднимался пар – и это было не только следствием глубоких термических поражений. Пар выглядел синим, насыщенным, вскоре стала заметна его полосатость и узорчатость, в конце концов в нем прорисовалась медузоидная дрянь, распустившая множество щупалец. Они пытались обвить додекаэдр, проникнуть внутрь его или хотя бы сорвать.
Марк-27 знал, что нитеплазменная тварь одновременно размыкает пси-структуры защитников Технокома, намереваясь вытянуть из них хрональные силы.
Генеральный уцепился мономолекулярной нитью за балку и спустился на одну из граней парящего додекаэдра.
Хрональный меч, имевший теперь законное имя Чертковиц, неплохо знал свое дело. Он перерубил один агрессивный хроноканал, и вниз упал обрубок щупальца, потом отсек другой, который только что хотел стреножить генерального. Марк-27 почувствовал цепкую тяжесть, которая начинала раздирать его мышцы, срывать органы и ломать кости, но, изловчившись, вывернулся из объятий третьего щупальца.
Щупальца свились, и возникло ячеистое марево, вскоре затянувшее весь огромный зал. Потом марево мигом сгустилось в пятидесятиметрового цельнометаллического гиганта, зал оказался ободранным, лишившимся всех сияющих молибденовых панелей.
Монстр, сделанный из ворованных материалов, ухватил додекаэдр и выдернул его из сферического гравитационного поля. При этом высвободилась энергия, как при падении с высоты в километр, так что гигант проломил своей тушей внутренний периметр. Однако удержал стотонный инфоузел.
Марк-27 по ходу дела едва не слетел с одной из граней додекаэдра, но успел привязать себя беседочным узлом к одному из крепежных рымов. Во время толчка нитеробот расплылся широкой лентой, позволив генеральному и удержаться, и не сломаться пополам. Однако при торможении Марк-27 сильно ударился о титанокерамическую поверхность всеми своими костями, разбил губы и нос.
Несмотря на многомерную боль, генеральный не терял из виду виртуальный экран.
Монстр представал сплетением пульсирующих линий, но мозг-процессор трансквазера быстро просек главную схему. Осевой хрональный канал гиганта генерировал пространственные кванты, которые придавали ему объемность. В радиальных хронолиниях пространственные кванты преобразовывались в электромагнитные поля. Электромагнитные кванты во множестве микроканалов тормозились и порождали ячейки гравитонов. Гигант наливался тяжестью. В возвратных хроноканалах гравитационное поле наводило мезонные облака. Мезоны втягивались в осевой канал. Все система фурычила как огромный вампирический приемник и трансформатор хроноволновой энергии.
Генеральный заскользил по гладкой грани додекаэдра, с ходу перескочил на руку монстра, добежал до его плеча. Лазерные лучи, брызнувшие из красной чудовищной морды чуть не испарили Марка-27, но меч ударил по радиальным хроноканалам, и пространственные искажения начали пучить гиганта, распространяя по нему импульсы тепловой энергии.
Марк-27 опять зацепился нитероботом и спустился вдоль громадной спины вниз, до пола, где и подрезал возвратные каналы, проходящие через ступни. Стиснутые в хроноловушках гравитационные поля разрушили столбоноги гиганта, который рухнул и превратился в рассыпчатую кашу из зерен металла, колеблющихся по температуре возле точки плавления. Падал монстр вперед, так что додекаэдр вновь оказался в сферическом гравитационное поле. И при том обрел громадную энергию, словно его вознесли на высоту в километр. Марк-27, оказавшись на границе гравитационной неоднородности, заработал внушительное ускорение. Частично его удалось поглотить, когда трансквазер внес пространственные искажения. Но все равно осталось около двух “же”. Генеральный, прокрутившись несколько раз вокруг додекаэдра вместе с обломками монстра, наконец рухнул и еще скользнул по полу, высекая искры металлическими носами ботинок. Движение закончилось в точке соприкосновения со стеной, в результате чего начальник Технокома сломал два ребра, лишился сил и чувств.
Когда Марк-27 очухался и слегка активизировал ментальное поле, то нашел себя в лазарете. Лазарете штаб-квартиры Технокома. Госпитальный блок работал в обычном режиме, не было видно никаких вооруженных бетовцев. Значит, красивое и дорогое здание удалось отстоять.
– Да, коллега генеральный, мы не только здание отстояли, но еще и крепко отшили бетовцев.– подтвердил первый зам, который, наконец, вернулся из какой-то инспекционной поездки.– Потому-то они, обидевшись, засели у себя в логове, а мы на них наседаем. Сейчас комплекс “Бет” в осаде, а мы лихо идем на приступ. Самое главное, сорвались их попытки взять под контроль искусственные организмы в разных концах Космики. Бетовцы не успели расшифровать все наши коды доступа до того момента, когда мы переключили всю связь на себя.
– Значит, коммуникационные каналы восстановлены?
– Для нас – да, для недруга – это сплошной темный лес. Мы, включили резервные линии, то есть излучатели и ретрансляторы линейных гравитационных волн, к ним УКВ-конвертеры, чтобы оконечные устройства смогли воспринять сигналы. Для бетовцев это был большой сюрприз, весь проект резервной связи разрабатывался службой “Далет” в абсолютном секрете. Наша стратегия работает, шеф, бюрократическая конкурения – все-таки неплохая штука.
Голос первого зама зазвенел от еле сдерживаемой гордости, ведь именно он закинул идейку столь удачного проекта в хваленое ментополе генерального техно.
– Для справки, стратегия бюрократической конкуренции вообще-то называется “разделяй и властвуй”…– сказал Марк-27.– А как бы и мне выйти из темного леса и полюбоваться, что там за лихо творится с их комплексом. Подключи ко мне канал.
И тотчас начальник Технокома получил желанную видеокартинку: комплекс “Бет” и окрестности. Со всех сторон его окружают бронированные гермокары, активно шмаляющие из плазмобоев и бластеров, на него заходят штурмовые катера, производя ракетные залпы и бомбовые удары.
– Каким макаром нам удалось собрать столько сил? Совсем недавно этих бравых бойцов не было и в помине. У них, что, закончился тихий час?– поинтересовался Марк-27 у своего зама.
– Нас вдруг поддержали вояки, коллега,– с охотцей отозвался надежный человек,– если точнее, внутренние войска и антитеррористические группы. Сам генеральный кшатрий распорядился со своей секретной базы в Поясе Астероидов. Дескать, военные поняли, что правда и сила на стороне центрального аппарата и службы “Алеф”, поэтому решили ускорить агонию службы “Бет”.
– Понятно – чтобы бетовцы меньше мучились. Это называется гуманизм по-космикански. Кстати, если не ошибаюсь, парадом по-прежнему командую я.
И Марк-27 передал всем командирам, чтобы внутрь комплекса “Бет” не входила ни одна штурмовая группа, а на огневые позиции были бы выставлены антихрононовые бластеры, которых уже немало в арсеналах ВКС. Всех, добровольно покидающих комплекс “Бет”, шерстить на предмет наличия очагов и гнездовий нитеплазмы – главе снабженческой службы немедленно доставить спецаппаратуру.
Когда началась пальба антихрононовыми бластерами по точкам уязвимости, то непросвещенные люди немало удивлялось тому, что сталось вдруг с огромным зданием, исполненным в виде песочных часов. Оно задрожало будто живое испуганное существо, пустило пузырящуюся слизь и как бы обросло подвижным косматым синим мехом – ну, просто, чистый зверь. Ну, а дальше сходство с гибнущим зверем только увеличилось. За счет сизого сияния “животное” приобрело еще и апокалиптический облик. Словно сгнившая плоть расползались стены и перекрытия, оголяя балки несущих конструкций, смахивающих на кости. Позже рассопливилась и стекла вниз даже арматура. Марк-27 не включал трансквазер, но готов был побиться об заклад, что сейчас рвутся хрональные линии: главные осевые, радиальные, микро и возвратные, распадается цепочка квантовых трансформаций и хронального катализа у гада по имени спорозоит.
В мрачном итоге от всего шикарного комплекса осталась серая рытвина, похожая на огромную язву. Никто из бетовцев так и не сдался в плен, не вышел из комплекса на проверку своей личности. А было их там четыреста двадцать шесть человек. Одновременно антитеррористические группы производили задержания бетовцев за пределами комплекса в разных точках Космики. Сто двадцать пять человек оказали бешеное сопротивление и были уничтожены с помощью обычного оружия и антихрононовых бластеров, еще тысяча триста сотрудников службы “Бет” спокойно дали себя задержать. Ни у одного из них не обнаружились очаги и гнездовья нитеплазмы. Впрочем после личного досмотра и сканирования было возбуждено двести пятьдесят уголовных дел по фактам хищения мощных кристаллов памяти (с записями нелегальных глюковиртуальных мультиков) и фактам использования нелецензионных киберсимбиотических организмов, типа волоконных робочервей (имплантируемых в мышечные ткани) и жидкостных роботов (циркулирующих в кровеносных и лимфатических сосудах).
Все эти сведения моментально поступали в ментальное поле (кору мозга и киберрасширение) генерального техно.
– Мы накрыли всего лишь одного-единственного спорозоита сатурнянского Плазмонта. Но слава Космическому Ветру, восемьдесят процентов десантников, выбравшихся из Храма на Титане, работали именно в главном комплексе “Бет”,– сообщил начальник Технокома председателю Совета кастовых уполномоченных столетнему брахману Бурбаки.
(Каста ученых-брахманов была на протяжении всей истории Космики самой малочисленной и маловлиятельной, тем не менее, глава правительства всегда происходил из нее – вероятно, для предотвращения распрей и раздоров между более массовыми кастами. Увы, со временем такая формула власти привела к значительному ослаблению фигуры председателя и обособлению каст. Упоминание об этом печальном факте мгновенно появилось в ментополе генерального.)
– А остальные двадцать процентов?– ласково поинтересовался главный брахман.
– Остальных сейчас выявляем и проверяем. Никто не уйдет от сканирования, коллега председатель.
– Это хорошо…– Бурбаки замялся, подыскивая напутственные слова.– Я всегда говорил, что изучение нитеплазменных объектов приведет к самому крупному скачку в фундаментальной науке за последние сто лет, возможно, к изменению всей картины мира, причем в пользу человека.
– Именно так все и будет. А как же иначе? Мое почтение, до свиданья.– Марк-27 по-скорому обрубил канал правительственной связи и, потребовав от докторов немедленного заживления своих ребер, обратился к первому заму.– Максимум через пару дней я должен вылететь в Пояс Астероидов, и никаких возражений. В крайнем случае буду ходить там в корсете.
– А может еще в бюстгальтере и чулках?– пошутил первый зам. Генеральный никогда юмор не зажимал, а наоборот поощрял его в кадрах наряду с исполнительностью, однако сейчас подумал, что царь в такой ситуации немедленно бы казнил смешливого придворного.
Впрочем мгновение спустя Марк-27, интегрировавшись в свою кибероболочку, уже бродил по информационным зарослям Техносферы. Нужные сведения были похожи на лесные ягоды, затерявшие среди листвы – бесполезных и зачастую энтропийных данных. Иногда генеральный проваливался в ямы, попадал в ловушки и встречался с дикими зверями – все эти блокировки устраивались хитрозадыми бюрократами, кормившимися от своего доступа к какой-то важной информации. Но могучая резидентная кибероболочка позволяла Марку-27 с честью выходить из любой заварушки. Ему удалось собрать и структурировать все ментофайлы и мемо-ассоциаторы, оставшиеся на резервных носителях после разрушения директории “Алеф”. Далее можно было соединить в проектное задание все, что относилось к разработке трансквазеров-симбиотов и нитеплазменных сканеров.
Начальник Технокома отдал кому надо приказы по созданию аппаратных комплексов, призванных обнаруживать и уничтожать нитеплазменные образования любой степени скрытости. По квантовым возмущениям должны были определяться хрональные каналы-щупальцы от места “отсоса” хроноэнергии до места ее использования.
Еще надо было найти и подготовить людей, способных к симбиозу с новой аппаратурой. На это требовалось время. Но времени Сатурн не оставлял. По крайней мере генеральный техно уже сейчас должен был выехать на бой.
Поэтому он покинул штаб-квартиру Технокома и перебрался в каюту военно-космического крейсера “Петергоф”, отправляющегося в пояс Астероидов. До старта оставалось двадцать минут, когда с вахты у трапа доложили, что к начальнику Технокома пожаловала женщина-техно достаточно высокого ранга. Проверка на нитеплазму не выявила ничего вредного.
– Пропустить,– распорядился генеральный, несколько скиснув.– остальное выявлять буду я.
– Куда это ты намылился?– бросила Катя с порога.
– Пора навести порядок в Поясе Астероидов и Сатурнянском пограничье.
– Ах так, тогда я направляюсь на Землю, тоже наведу там шороху.
Генеральный изумился такому выкрику. С горечью он подумал, что ангел неповиновения упорно гуляет вокруг него, но тут вспомнил, что еще может принудить всю Техносферу к послушанию, хочет она того или нет.
– Коллега Е.А195, воспрещаю вам как начальник.
– Ах, какой Зевс-Громовержец, из глаз молнии, из попы гром,– поддела Катя.– Только я уже вне досягаемости твоих перунов, потому что ушла из касты “техно” к старателям. Знаешь, там принимают всякий сброд, не ужившийся в порядочных кастах.
У начальника Технокома неприятно заныло сердце, хотя ему было каких-нибудь двадцать пять лет, а физиологически и того меньше.
– Это по меньшей мере глупо, старатели сильно ущемлены по части техпомощи, пособий и пенсий. Кроме того при любой оказии их первыми волокут в тюрягу, то есть в исцелитель… И вообще, жена да убоится мужа своего. Я говорю: нет.
– В Космике нет жен. Забыл что ли, или ментальное поле прохудилось?– Катерина с максимальным ехидством отчеканила слова.– Институт брака и семьи окончательно отменен двадцать лет назад. Просто мы с тобой вместе работали, и комендант здания не выгонял меня, когда мы и ночевали вместе.
Начальник Технокома начал ощущать свое бессилие и это ему не понравилось – ведь у касты старателей “шудра” отсутствовал даже генеральный уполномоченный, на которого можно было бы повлиять. Лишь пару раз в год эти грязные типы устраивали свои сходняки, на которые волен был пожаловать любой член касты, имелась бы охота и деньги на билет. Большая сходка и решала наболевшие для всех вопросы, пополняла общак, из которого кормили старателей-калек, посылала запросы в правительственный совет насчет снижения налогов и сборов, а в личную жизнь ни к кому не лезла.
– Ты не сможешь захватить на Землю высокоэнергетическое оружие, а также средства связи и слежения – во-первых, это вряд ли тебе поможет при встрече с Плазмонтом, во-вторых, нарушит негласные договоренности с Сатурном и еще больше приблизит полномасштабную войну.– строго предупредил Марк-27, но заметил, что нет в голосе величавой твердости.
– Не надо мне бластеров и прочей ерунды, все это до смерти надоело и здесь.
Генеральный понял, что самая близкая душа фактически взбунтовалась против него и сейчас он почти так же одинок, как и остальные космики. Даже Соня сильно отдалится от него, ведь не может же такой клоп без материнской или инкубаторской опеки.
– Катя, ты собралась на Землю из-за Фомы, но пораскинь мозгами и имплантами. Во-первых, что он из себя сейчас представляет? Ф.К123 уже не-человек, нелюдь, как выражаются варвары.
– Стал он нелюдью из-за тебя, это ты поинженерил, главный мастер. А душа-то у него живая в отличие от твоей примороженной.
– На мне, Катюша, вся Техносфера лежит, поэтому я не могу каждому таракану нос вытирать. Кстати, ты, кажется, забыла о ребенке.
– В генетической карте Сони сочетаются мои гены, твои и Фомы, коего ты тараканом назвал. Не забывай, что ее рождение – итог одного из первых удачных опытов по слиянию трех гамет. Я, между прочим, весьма рада, что ты потом заинтересовался судьбой детеныша, а также его матерью. Большое спасибо и кибероболочке, которая, перепутав тебя с Фомой, дала ему знать, что он – папаша. Ну, вернее, один из папаш. Ф.К123 – член нашей триады, и я должна встать рядом с ним у той стены. Но это будет завтра. А сегодня я встану рядом с тобой… вернее лягу.
Парадная форма Катерины, повинуясь мысленному приказу, распахнулась, но не до конца. А так, чтобы волна пробежала по организму Марка-27, сладко пощекотав ему позвоночник.
– У меня еще не срослись два ребра. И вдобавок надет корсет. Ты доканать меня хочешь, Катерина?
– Я не буду тебя кантовать, генеральный.
– Крейсер стартует через пятнадцать минут, Катя.
– Ну так задержи его еще на пятнадцать, в пути догоните на форсаже.
Генеральный хотел проявить державную суровость и твердость, но тут понял, что штаны мешают и даже пленяют его, поэтому просто произнес:
– Ну… хорошо, уговорила.
– Да ладно не ври ты, паршивец, про “уговорила”.
Марк-27 ощущал, что его, несмотря на скорое расставание, соединяет с Катериной хрональная ниточка, по которой идет волна к ней, и от нее. Женщина, следуя любовному приему, уселась на него, но тяжести он не почувствовал, хотя много размышлял о своих едва сросшихся ребрах. Под форменным кителем у нее вообще ничего не было, а под форменными шароварами неожиданно оказались чулки. И это было здорово. Генеральный вдруг подумал, что точно так же она сидела и на Фоме, когда тот летел из Пояса Астероидов. Подмастерье тринадцатого ранга видел эти грудки-яблочки, и эту словно стянутую талию, и эти тугие бедра, и ощущал что-то похожее, когда она старательно вбирала его плоть в себя. Впрочем, сейчас плоть почти не чувствовалась, одни лишь энергетические потоки. Но злиться на Фому отчего-то не хотелось. На то и триада, ети ее налево, может, она – светлое будущее модифицированного человечества.
21. “Ледяное царство”, октябрь 2075 г. (листень 10 г. от Св.Одервенения).
Помехи. Настройка канала. Четкий прием. Симплекс.
Вышел царь к народу на Дворцовую Площадь и опять речь держал:
– Немало еще тех, кто упрекает меня в том, что навожу я порядок и благочиние скрытым вурдалачеством и ночной лютостью. Скажите мне, люди добрые, явления природные происходят волей человека или велением Неба?
– Велением Неба,– без размыслия отозвался народ.
– Скоро будет вам явлено то, что никоим образом не получится отписать на царя. Придет вам ледяное испытание. И токмо у меня обрящете вы милость. Опричь меня некого будет просить о защите.
И в самом деле, далеко не истек месяц листень, как мороз сковал землю. А поколику пред тем непрерывно шли дожди, и потоки дождевых вод затопляли улицы, и реки выходили из берегов, то кругом ныне лег толстый лед. На брусчатые мостовые, на тропы и дороги, на поля, на деревья и кусты, на кровли и стены. Кое-где хлипкая крыша не выдерживала навалившегося льда, и изба разваливалась. Оставшуюся без крова семью принимала родня или соседи – по доброй воле или же по распоряжению старосты, который исполнял соответственный указ царя-батюшки “о приимстве бездомных”.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34