А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

А что такого?
– Да нет, ничего. Не попросишь же у вас предъявить персонкарту.– справедливо отметил я, чувствуя то жару, то холод из-за гормональных перепадов.
– А у меня ее и нет. Всякой ерундой порученцы занимаются.
– Елки, предупреждать же надо заранее, как минимум за год, о такой встрече… А почему моей персоной не занимается порученец?– поинтересовался я, справившись с некоторым волнением.
– Потому что ты, Фома, по-настоящему интересная фигура, может даже шарнир Вселенной.
Понятно стало, что меня сюда притащили не для того, чтобы явить начальственный гнев, а для дела. Так что волноваться завтра будем. И я понял, что могу теперь, как “шарнир Вселенной”, в меру обнаглеть.
– А можно у вас кое-что выведать, коллега генеральный уполномоченный?
– Только, Фома, не спрашивай ничего насчет себя.
– Согласен, поскольку знаю, что насчет себя мне трудно услышать чего-нибудь хорошее… Почему вы так молодо выглядите? Это немного подозрительно.
– Персона начальника Технокома представляет собой систему последовательных клонов. Я – седьмой клон “Марк-2”, то есть биологически являюсь все тем же первым начальником Технокома. И психически я – это он. Потому что производится пересадка пси-структуры от одного клона к другому. И информационно я – это он. Во-первых, я изучил и усвоил своим ментальным полем все содержательные сообщения, мемо-элементы, которые поступали к моим предшественникам. Кстати, носителем моего ментального поля является, помимо коры головного мозга, так называемое киберрасширение, позвоночный имплант емкостью сто ментобайт. Во-вторых, так как и мои предшественники, я подключен к ведущей кибероболочке Технокома, которая, между прочим, является резидентом всей Техносферы. Кстати, ни один компьютер, ни один робот, ни одна киберсистема без моего участия не получает даже командного процессора.
– Круто.– похвалил я и продолжил с той же дерзостью, которая помогала юродивыми держаться запанибрата с царственными особами.– А программный вирус или плутон могут поразить вашу резидентную кибероболочку и заставить ее работать, например, на сатурнян?
– Интересный вопрос, Фома, но это исключено. Я в состоянии контролировать ее двадцать пять часов в сутки. Ну, ладно, хватит лясы точить.
Едва он это сказал, в зале-кабинете появилось четверо, все люди при полном параде и, естественно, члены корневой директории. У троих красовалась на форме эмблема центрального аппарата “Технокома”, сиречь избушка, у одного на лацкане присутствовал бычок рогатый, знак “Алефа”. Алефовца я узнал – Чертковиц.
Начальник Технокома распорядился:
– А теперь, Ф.К123, расскажите обо всем, что произошло с вами. Только начинайте не с рождения, а с того утра, когда пропал “Лягушатник”. И прошу не врать, потому что все этапы вашего большого пути мы реконструировали с помощью записей контрольной аппаратуры, в том числе и той, что смонтирована прямо на вас. Учтите, за ложь вы будете так сурово наказаны, что миллиард раз пожалеете, что родились на свет.
– Это вдохновляет, коллега генеральный уполномоченный, тем более, что я уже пожалел.
Я в течение получаса вещал (естественно, что правдиво), а когда закончил со своей биографией, то члены корневой директории начали базлать. Я никак не ожидал, что это произойдет прямо в присутствии начальника Технокома пред его светлым ликом.
– Эта курва – шпион плутонов,– орали одни и, естественно, указывали на меня.
– Этот сучий потрох начинен нитеплазмой, он – спора Плазмонта,– вопили другие и тоже тыкали в меня пальцем, особенно старался Чертковиц.
…Из-за этого урода Плазмонт проник на Землю… Этот жалкий подмастерье снова привел к нам плутонов… Аннигилировать… Сделать мокрое место гравитационным ударом…
– Ну, ладно, разошлись.– начальник Технокома остановил кровожадные крики.– Он только исполнял волю вышестоящих начальников и проявлял разумную инициативу. И при том Фома действительно много знает и умеет… Подождите-ка вы в приемной, с вами отдельный разговор будет.
Я понял, что собирались тут люди, осведомленные обо всех проектах, в коих я участвовал, в общем-то благожелательные, и тем не менее поднялся такой хай. А если еще присутствовали бы бетовцы!
Ясно уж, что секреты всех служб ведомы начальнику Технокома, что их распря изначально заложена им же. Хотя, может, некоторые результаты этой войны становятся сюрпризами и для генерального уполномоченного.
Я подумал – и начальник Технокома понял, о чем. Какой-то считыватель мыслей у него явно имелся.
– Да-да, Фома, в нашем обществе практически нет естественной конкуренции и соревновательности. Особенно с той поры, как заглохла вольная старательская деятельность на Меркурии и в поясе Астероидов. Следствием этого, как бывало и раньше, в Римской империи, и в средневековом Китае, и Совсоюзе, стали стагнация и даже распад. Вот и приходится использовать неестественную конкуренцию, бюрократическую грызню разных ведомств, и доводить ее до такого состояния, чтобы она приносила пользу.
– Прекрасно, что они грызутся, но почему они стараются все время прикончить меня?– задал я резонный вопрос.
– Ну что с них взять, Фома? Ни доброжелательства, ни элементарной вежливости – обычные замшелые бюрократы, зажимающие информацию… Так вот, искусственный плазмонт не оправдал наших надежд. Он явно выглядел, как пацан по сравнению с Плазмонтом сатурнян. Но вы, Фома, вы давно уже не ребенок…
Я понял, что мою пешку сейчас снова передвинут по игровому полю, отчего она возможно станет ферзем – на какое-то время, до получения мата.
А начальник Технокома принялся меня увещевать, причем не без лести.
– Фома, благодаря диффузному трансквазеру вы здорово уяснили, что такое каналы хроноволнового преобразования. Кроме того определилось, что ваша пси-структура обладает значительной хрональной силой. Сатурнянский Плазмонт явно не получил от нее того, чего хотел. Шепну вам по секрету: в принципе, пси-структура мощнее любого трансквазера, она получает потенциал от Бога, ну, может быть от Поля Судьбы, где все предопределяется. В общем, космическая родина нуждается в вас, Ф.К123. Да, вам предстоит еще немало изведать, я не боюсь это сказать. Однако на основе именно вашей пси-структуры будет спродуцирован новый плазмонт, способный справиться с демоном Сатурна!
Я поперхнулся, как будто проглотил что-то неудобоваримое размером с кол. Из речи большого начальника следовало, что мне конец пришел.
– Нет, нет. Не конец, а начало.– оспорил начальник Технокома.– Даже ваши органические структуры не пропадут. Ваше тело будет совершенно бесплатно, так сказать за счет фирмы, подвергаться глубокому замораживанию вплоть до возвращения в него пси-структуры – даю честное генеральное слово. А теперь, увы, время нашего свидания истекло.
Когда я уже покидал кабинет в сопровождении двух плечистых биороботов в одеяниях древнерусских витязей, то услышал в слуховом центре прощальные слова высокого руководителя:
“Запомни, Фома, ничто не исчезает бесследно. Особенно в нашем королевстве.”
Мне не завязывали глаза, однако движущаяся дорожка пронесла меня по такому количеству коридоров и залов, что мало чего запечатлелось в памяти, хотя Анима и стимулировала мозги на усиленное запоминание. (А мемо-кристалл почему-то вдруг перестал записывать.) В итоге, я попал во люксовые апартаменты с видом на природу, вполне земную природу-мать. За окном была веранда, где росли мандариновые деревца и прочие растения земных субтропиков. Я распахнул балконную дверцу. Хотя небо было темно-оранжевым марсианским, гравитационное поле удерживало теплый воздух, а кружащиеся микро-солетты питали растительность щедрым псевдосолнечным светом. И даже марсианский пейзаж в этот весенний вечер казался ничего себе. Неподалеку от штаб-квартиры Технокома виднелись голубые пятна оазисов, купола колодцев мигали разноцветными огоньками и раздували над собой голорекламы во славу своей касты – всякие бодренькие “кшатрии не сдаются” и “если ты технарь по генам, значит знаешь жизни цену”. Гравитационная катапульта космодрома, забирающаяся своим финишем на кратер Темпл, время от времени покрывалась зеленым ореолом, из которого рождался бодрый факел стартующего борта. Далекий мудрый глаз Солнца подкрашивал в нежно-розовые тона полярную шапку, затянутую дымкой углекислотного конденсата. То, что казалось алеющей стеной на востоке, было пылевой бурей – она случайно прорвалась с юга и сюда не дойдет, отчего чувствовался уют. И даже трущобы Озерков, сгустившиеся возле древнего русла “канала”, выглядели сейчас веселым скоплением светлячков.
Хотелось жить – и жить хорошо.
Я понял, что перед экзекуцией мне дано несколько часов на отдых и раслабон. Правда, я не привык это делать в одиночку. Не надо мне такой шикарной хавиры, была бы приятная компашка, в том числе парочка зажигательных, пропитанных окситоцином шлюх, или даже секс-роботесс – хотя от них порой тоска берет. А еще лучше погудеть в каком-нибудь кабаке, где можно схлопотать по морде от мутанта, но зато сподобиться полной отключки от всех проблем.
Я глянул с веранды вниз – штаб-квартира Технокома в Новом Петербурге занимала трехсотметровую башню, имеющую форму песочных часов – в общем, смотреть было неприятно, да и никаких выступов на глянцевой стене.
Я вернулся в апартаменты и поискал какую-нибудь дверку, ведущую в коридор. Дверки имелись (по крайней мере, стыки от них), но были надежно заперты.
Я подошел к одному из столов, на нем лежала настоящая книга, одна из тех, что печатаются на нынешней Земле с помощью свинцовых наборных шрифтов. Обложка деревянная, обшитая хорошей кожей, чертовски плохая бумага. “Второе евангелие” называется, сочинение Ботаника. В Космике я им не интересовался, на Земле оно никогда мне в руки не попадалось, ведь ревнители второевангельской веры тщательно скрывают его от мирян, хотя и используют отдельные абзацы и фразы в своих проповедях и литургиях. Низинную Проповедь я более или менее знал, поэтому обратился к самому началу книги, где рассказывалось о сотворении земли, человека и государства. Чувствовалось сильное влияние каббалистической мистики, похоже, Ботаник был начитанным человеком.
“Возлюби самого себя, друже, и познай истину. Вначале был свет, и ничего кроме света, ни расстояния, ни времени, ни мыслей, ни чувств. И свет был Богом. И стало Ему скучно. Сократился свет в одну точку, оставив место для расстояния, времени, мыслей и чувств. И пустила сияющая точка лучи-нити, один, другой, третий, неисчислимое множество. И соткалось Древо Жизни со всеми его ветвями, каждая из которых есть мир.”
Я сверился через кибероболочку культурсферы с каббалистическим трудом “Древо Жизни” Исаака Луриа. Там было написано:
“Знай, до начала творения был лишь высший, все собой заполняющий свет. И не было свободного, незаполненного пространства – лишь бесконечный, ровный свет все собой заливал… Сократил себя Он в точке центральной своей – и сжался свет и удалился, оставив свободное, ничем не заполненное пространство… И вот протянулся от света луч прямой, сверху вниз спустился внутрь пространства пустого того. Протянулся, спускаясь по лучу, свет бесконечный вниз, и в пространстве пустом том сотворил все совершенно миры…”
Так же как каббалисты Ботаник говорит о зле, которое завелось в нижних мирах, только называет его не клипат (шелуха), а Порча или Гниль. Но далее проглядывается существенное отличие. Адам и Ева, по Ботанику, жили не в Эдеме, а в месте, где Порчи было особенно много, и где она пыталась отобрать у людей некую “растящую силу времени”. Поэтому они и принялись самочинно карабкаться от нее вверх по Древу Жизни, чем навлекли на себя гнев Единого. За это Он, во-первых, низверг их обратно вниз, во-вторых, саму Порчу, конечно же, уничтожил огнем, и, в-третьих, благожелательный интерес к людям стал проявлять намного реже. Так что последующие пророки, Авраам, Моисей, Христос, Магомет едва-едва могли докричаться до Него и принуждены были самостоятельно просвещать и рафинировать человечество, чтобы оно мало-помалу выращивало собственное Древо Жизни.
Я, естественно, подумал, что, может, под Порчей всеведущий Ботаник разумел Плазмонта, который, допустим, изрядно донимал первых людей. И, может, первобытные художники изображали именно нитеплазменных тварей в виде узорчатых орнаментов на всяких сосудах.
А еще я подумал, что вдруг под башней затаился очередной плазмонт или его спорозоит, который делает сейчас свой подкоп. Это опасение стало кодом доступа к трансквазеру, на каких-то остатках своей энергии он открыл хрональный канал. Апартаменты со всей их обстановкой сделались просто зарисовками, потом заструились. Струи, в свою очередь, на виртуальном экране обернулись хрональными линиями, с которыми я смог поработать опытной рукой, только не слишком удачно. Похоже, я выкинул кусок не той стены… и оказался снаружи, за “бортом” башни, над пропастью. Одно мгновение ужаса, погасший в пустоте вой и пожарная сетка-уловитель поймала меня, чтобы доставить на землю в целостности и сохранности. Через минуту внизу собралась толпа, чтобы галдеть, указывая на дырку, образовавшуюся в стене шикарного комплекса. Этим мне и удалось воспользоваться, чтобы незаметно скрыться с места происшествия.
Я догадался, что меня, наверное, скоро отловят, поэтому захотелось в виде лебединой песни справить два дела – навестить Соню в ее инкубаторе-едукаторе, а потом ужраться до усрачки. Я взмахнул рукой и подкатил кибермобиль-клоп.
– Куда едем, шеф?– спросил “клоп” развязным тоном.
– В Царское Село.– Сонькин едукатор находился в одном из городков-спутников Нового Петербурга.
– А вы что потеряли персон-карту?
– Да по дороге получу дубликат.– Лишь бы мой идентификатор не попал в списки беглых государственных преступников.
По дороге я еще собрался было заскочить в лавчонку, купить ребенку подарок. Но едва высунул нос из кибермобиля, как заметил “хвост”. Две бронированных гермокара торопились со всех колес за мной.
– Ты не можешь побыстрее крутить педали, хрен ты мой опавший?– обратился я к “клопу”.
– Понял шутку, ха-ха три раза. Однако на этой трассе скорость движения ограничена девяноста километрами в час.
Эта реплика будет стоить ему головы. Я отодрал панель, несмотря на крики “Что вы делаете?”, “Вы еще пожалеете!” и стал управлять кибермобилем напрямую.
Однако бронированные вездеходы упрямо нагоняли меня. При этом все транспортные средства перед ними расступались, а передо мной скапливались. Да и управлять машиной, вставляя разъемы в слоты и снова выдергивая их, было не слишком удобно. Один гермокар дал предупредительный залп из базуки и мой “клоп” чуть не перевернулся, еще и осколки наделали дырок в капоте. Все, попался я. Неожиданно со мной поровнялась мощная машина, в которой сидел четырехрукий бравый синий мутант, похожий на Шиву, и делал мне знаки, мол пересаживайся, ковбой.
Я вписался в гостеприимно распахнутую дверку его машины – хотя едва не промахнулся и не угодил под колеса. Скорость у муташкиного гермокара была побольше. Кроме того, тоннель начал ветвиться, и несколько веток уходило в сторону Озерков, где отловить искомого человека можно разве что с помощью крутой облавы. Мутант подбадривал меня фразой “Не ссы, прорвемся”, и слишком активно давил на все рычаги, отчего я понял, что он сильно набрался какого-то “антифриза”. На крутом повороте ни Шива, ни его автопилот не удержали сцепления, и мы все вместе впилились в стену тоннеля. Тьма ударила меня своими тяжеленными кулаками.
12. “Восставший ото сна”
Помехи. Настройка канала. Сигнал четкого приема. Дуплекс.
Очнулся я от слов: “Коллега генеральный, программа закончилась.” И сел на койке, которая одновременно напоминала и операционный стол, и кресло пилота. Я – генеральный уполномоченный? Марк-27? В голову не приходило никаких вразумительных объяснений.
– У вас посттравматический шок.– пояснила тихим участливым голосом фигура в белом.
– Кто я, ядрен батон, и что со мной приключилось-то?
– Вы – начальник Технокома. Ваша пси-структура проходила тренировку в виртуальных пространствах.
– И с какого момента все стало виртуальным?– довольно тупо спросил я.
– С точки “Сияние поглощает дом-колодец “Лягушатник”. Коллега генеральный, я вам уже сделал инъекцию, которая позволит быстро снять синдром раздвоения и вернуть вас в базовую реальность.
Значит, реальность заключается в том, что… недавно, пару часов назад, я улегся на эту койку, и к моей вене прикоснулся инъектор, который позволил мне быстро перенестись в смоделированную историю. Инъекция отключил заглушки мозга, а через биоинтерфейс Анима потекли блоки виртуальной информации от гиперкомпьютера. Итак, все это случилось лишь с моим персонажем.
Однако мой персонаж был слепком с человека по имени Ф.К123, а в виртуальном поле реконструировались реальные события, по крайней мере в общих чертах.
Что же произошло? Нападение эскадры сатурнян на Землю, уничтожение спецлаборатории и поглощение нашей искусственной Икс-структуры могущественным нитеплазменным божеством. И по-прежнему стоит торчком вопрос – что предпринять? Начинать третью тотальную войну или снести пощечину и понаблюдать дальше. Для ответа остается совсем немного времени. Несколько дней, а то и часов.
Я поднялся с койки – меня бережно поддерживали два квибсера, они же помогли мне добраться до апартаментов. Вернее везла меня дорожка-самодвиг, а квибсеры только бежали впереди и позади, сжимая бластеры – это на всякий пожарный случай.
Апартаменты были те же самые, что и во сне, только теперь я был не гостем в них, а полноценным хозяином.
Из соседнего зала вышла Катерина. Да, у меня есть женушка и дочка Соня – человеку моего ранга разрешено иметь при себе семью.
– Эти виртуальные сны – такие опасные для психики.– замечает вполне искренним голосом Катя.
– Были. А сейчас есть надежные антишизоидные средства. Только девять из десяти виртуальщиков лишаются ума. Девять уже лишились.
Из детской комнаты донесся Сонькин голос, а потом выглянула и ее рожица.
– Па, я тут еще немного поиграю с пегасиками.
– Только смотри, чтобы они тебе не нагадили на головушку.
Из детской выпорхнул один из этих пегасов. Маленькая лошадка, размером с кошку, да еще крылышки имеются. Это не кибер, и не биоробот, а мутант. Крылышки играют в основном декоративную роль, пегасик летает не лучше курицы, но справить нужду на вашу макушку сумеет.
Катерина обнимает меня ласково, глаза ее смотрят нежно и преданно, она укладывает меня на пузырчатую кровать, которая так приятно массирует спину, и начинает колдовать на мне. Неужели все это правда – не могу до конца поверить. Но правда и то, что корабли Сатурна незаметно для нас добрались до самой Земли и сейчас находится на ее орбите. Эскадра сатурнян не откликается на запросы, так же как и их ставка на Титане. Что это для них – объявление войны, или решение локальной задачи, или демонстрация силы? А вдруг мы к войне готовы гораздо хуже, чем они? “Если завтра война, слепим пушку из говна, в жопу пороха набьем, всех фашистов перебьем”,– прямо застрял в ментальном поле этот невесть откуда взявшийся мемо-осколок.
С другой стороны, если бы сатурняне хотели начать масштабную войну, они бы нанесли удар по какой-нибудь нашей военной базе вроде “Вальхаллы” на Каллисто или производственному комплексу типа “Квибсердома”, что на астероиде Паллада. Впрочем, искать логику в действиях сатурнян не обязательно – ведь ими управляет мегавирус, прозываемый нами Плазмонт. Это самый секретный и самый опасный наш враг со времен первого столкновения с ним в земной деревеньке Оменовка. Тогда одолеть врага смог только капитан Алекс К123. Но кто-то из членов разведгруппы занес спору Плазмонта на Меркурий – половина его населения вскоре пропала без вести. Там нитеплазменная тварь была побеждена опять-таки благодаря клону К123 по имени Терентий. У меня сейчас имеется в заначке клон Ф.К123, но, увы, это не слишком развитый тип.
Как же можно одолеть Плазмонта без всяких подвигов – нормальным, техническим, конвейерным путем?
Известно, что размножается этот иноматериальный хищник спорозоитами. Попадая в благоприятную среду спорозоит начинает делиться, превращаясь в шизонта.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34