А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Таким-де образом, Космика и Сатурния будут квиты, и не надо ни во что вмешиваться, иначе заварится третья тотальная война.
Я, естественно, мог лишь предполагать, что такой информатор существует и что им является, скорее всего, служба “Бет”. Однако результат был налицо – не то что эскадру с Луны не послали, ни один борт с места не стронулся.
Более того, два патрульных корабля ВКС, которые курсировали неподалеку от Земли, покинули обычные орбиты и, показав фигу, срыли в сторону Луны, за апоселений.
Может, и я бы отбыл в ту же сторону, но путь явно заграждал вражеский рейдер. Его главные гамма-лазерные калибры уже нацелились на мой коптер, но уничтожающих выстрелов не последовало. Ни одного уничтожающего, ни даже какого-то попукивания.
Радостное удивление было омрачено мыслью, что Икс-структура тут, рядышком со мной, и это все ее проделки. Что дала она деру не только из испытательного блока, но и с базы. Накрепко привязалась, стерва непонятная. С другой стороны, коли мы с коптером не превратились в пятно света под ударами вражеских гамзеров, это уже подарок. Надо брать, и возражать не стоит.
Крейсер, кстати, утратил и способность к маневрированию. Его силовую установку, скорее всего, тоже вырубило. А вот мой коптер, имевший твердотопливные ускорители, мог спокойно выбирать курс.
В таких условиях возникла шальная идейка.
Пусть-ка катапульта зашвырнет меня в сторону вражеского корабля, а я захвачу с собой конец мономолекулярного троса. Его можно закрепить на какой-нибудь крепкой детали. Ну, а дальше почему не отбуксировать рейдер на более низкую орбиту, а то и вообще ввести в атмосферу, чтобы сгореть ему синим пламенем.
Были в этом плане довольно скользкие моменты,– поди пойми, сколь долго будут действовать силы подавления высокой энергии,– однако чувство мести требовало утоления.
Как мне казалось, первая часть плана была вполне на уровне моих возможностей. Трос из мономолекулярных нитей мог выдержать огромное натяжение. Катапульта, применяемая для аварийного отстрела членов экипажа, сумела бы придать моей заднице ускорение в 5 “же”, причем по выбранному вектору.
Тут я понял, что должен не только лететь в сторону рейдера, но еще и оставаться на коптере. А то кто же станет буксировать вражескую махину? Страховид естественно отпадает, да и кибероболочка откажется принимать мои команды к исполнению, едва я окажусь вне коптера. В принципе, и радиоэфир может вырубиться.
С другой стороны, из катапульты вместо меня не выпустишь варвара Страховида. Мой новый коллега не то, что в невесомости, в космосе никогда не бывал. Вон как забился в угол вместе со своим волком, сидят, клацают зубами.
– Значит, придется слетать на корпус рейдера, а потом спешно возвращаться назад вдоль троса.– подсказала оболочка Мара, когда у нее спросили совета.
Я быстро ввел параметры отстрела в борткомпьютер катера и, напяливши гермокомбез, влез в катапульту. Разместил там трос и по команде “старт” испытал массу приятных ощущений. Можно было затуманенным оком еще поразглядывать, как разматывается сверхпрочный трос, похожий на огромного червя.
Крейсер не откликнулся, даже когда я опустился на его корпус. Остаточное гравитационное поле у этого большого корабля еще имелось, так что можно было выгуливать пешим образом по корпусу.
Быстро нашел, где трос закрепить (на внешнем модуле одного из стыковочных узлов) и помолился, чтобы морской узелок не подвел. Впрочем, недурственный я узел завязал, двойной беседочный, можно было дуть назад на катер. Однако в самый неподходящий момент из какого-то люка выбралось семь бойцов противника в своих гармошечных скафандрах с шлемами-ведрами. Вылезли сатурняне без особого оружия, только с ножами и ломами; видно смекнули уже, что бластеры сейчас – не более чем колотушки. Но у меня даже вилки с собой не было.
И тут я увидел луч, вернее даже тоннель из голубоватого света, соединивший коптер с рейдером. А внутри него топал как по бульвару Страховид с мечом в руке, но без всякого скафандра, и его серый дружок Пушок… Ну прямо светопреставление. По-моему, варвар собрался взять рейдер на абордаж.
По мере его приближения голубоватое сияние окутывало и рейдер. На границе ореола в космос протягивались тонкие голубые волоски. Вражеский корабль словно бы покрылся мехом и стал похож на диковинного зверя пушной породы. Оцепившие меня сатурняне явно оторопели и даже забыли то, что пора стукнуть по моей башке.
Ну, а дальше была еще та сцена. Лох в посконной рубахе и драном кафтане бросается на сатурнянских космонавтов и начинает их рубить. А волк начинает их драть и давить. Оба быстро приспособились к пониженной силе тяготения. Сатурняне, конечно, оторопь преодолели и попробовали сопротивляться, но тяжеловато им было сдюжить против опытного бойца, который умеет так и сяк орудовать клинком. Покатилась одна голова, затем другая, из осиротевшей шеи лениво выплеснулась кровь, медленно завалилось тело в распоротом скафандре. После удара крыжом меча вспорхнул еще один сатурнянин, долетел до границы голубого ореола, а там видно произошла с ним переквантизация.
Я видел тело, улетающее куда-то в открытый космос и точно такое же бессильно падало на корпус. (Потом я уж допер, что ввиду избытка хрональной энергии пространственных квантов стало вдвое больше – оттого вражеский боец был помножен на два.)
9. “Знаниям – гибель”
Помехи. Настройка. Сигнал четкого восприятия. Дуплекс.
Когда с сатурнянами на корпусе было покончено, Страховид не успокоился и по-быстрому прорвался внутрь вражеского рейдера. Не отставал от него и друг Пушок. Кто мог бы подумать, что трехдюймовые клыки снова возымеют ужасность в век карманного термояда, шлюхоквибсеров и тэ дэ и тэ пэ. (Как тут при моей начитанности не вспомнить про кровожадного Локи и волка Фенрира из некой занюханной мифологии.) Но если всерьез, можно было уже догадаться, что нитеплазменная Икс-структура, которую сгенерировала служба “Алеф” на своей секретной базе, оказалось на воле. Еще на какой воле. Но это страшное оружие пока было на нашей стороне.
Сейчас наш плазмонт принял форму рейдера. Корабль был проткнут хрональными каналами и постепенно поглощался, а может, менял свое предназначение, становясь скелетом твари.
Сатурнянам, порубаемым и раздираемым, я сейчас субъективно не мог не посочувствовать. Однако объективно я был на стороне своих союзников, да и кроме того спешно пытался разобраться с принципиальными схемами вражеского корабля при помощи Мары. Кстати, чем дальше, тем больше кибероболочка кокетничала, вела себя как интересная дама легкого поведения, и тем самым мешала работе.
Прошло всего семь лет с тех пор, как сатурняне внагляка отложились от центрального правительства, но они уже мало напоминали обычных космиков. И это не ограничивалось шлемом-ведром и лопатовидной формой корабля. По имевшимся у Мары сведениям, которые она сейчас выдала ввиду экстраординарной ситуации – атомная (не термоядерная как у нас) силовая установка находилась на рейдере в хвостовом ободе. Цепная реакция шла в тороиде из урановой плазмы, которая удерживалось магнитным полем. Та же магнитная бутылка позволяла теплоносителю набирать температуру, не соприкасаясь с расщепляющимся материалом. В случае взрыва такой кораблик мог понаделать хлопот, но мой сверхсекретный компаньон плазмонт успешно предотвратил этот плачевный исход.
Корабль и не подумал взрываться после исчезновения магнитной бутылки; уж не знаю, куда там исчезла горячая урановая плазма – может Икс-структура превратила ее в стакан компота. В то же время корпус рейдера на значительном протяжении лопнул словно кожица у зажаренного поросенка, и разошелся в стороны. По ходу дела дробились и разваливались отсеки и узлы. Некоторые из них прямо на моих глазах по холодку переплавлялись во что-то иное, похожее на внутренности огромного животного. Получился, в итоге, натюрморт, напоминающий городскую свалку или левиафана с развороченным брюхом.
Варвар и волк через прореху кинулись доканывать экипаж. Сатурняне сопротивлялись при помощи разных металлических изделий, а также квибсеров и роботов, имеющих аккумуляторные источники питания. Те превратили свои конечности и другие части тела в мечи, копья, топоры, стрелы, бумеранги, образовав шипы, лезвия и острия с помощью металлорганики и углепластика. Использовались и мономолекулярные шнуры. Я, при виде такой армии, своего мужества, естественно, не утратил, однако не смог себя заставить пойти вперед на врага.
Но Страховид бесстрашно крестил неприятеля мечом и, кажется, не ведал, что такое рефлексия, сомнения и прочие слабящие чувства. Самое удивительное – он не смущался этих путаных переходов, отсеков и тоннелей. Теперь стало понятно, что Страховид, как и погибший Демонюк, из того резерва, который создавался службой “Алеф” на Земле. Возможно, именно на нем должны были испытывать трансквазер. Не исключено и то, что его пси-структура предназначались для пересадки в какого-нибудь важного квибсера.
Из прорехи на корпусе, кстати, выплеснулась струей какая-то неаппетитная гуща. Кровь брызжет из раны, выдавливается замазка? Но в любом случае разрыв обшивки стал зарастать веществом, превращаясь в шрам. Вдобавок на корпусе появлялись какие-то вздутия и отростки. Расплывался и голубой ореол, пуская во все окрестности ветвистые лучи-щупальца. Мне казалось, что рейдер успешно превращается в диковинного, но вполне живого зверя.
Впрочем, ситуевина еще более усложнилась. Ближайший к нам крейсер сатурнян тоже покрылся синей косматой дымкой, словно бы шерстью оброс, и двинулся в нашу сторону. Опять-таки стал на зверя-левиафана смахивать. Похоже, наш малолетний плазмонт разбудил какого-то старшего товарища.
Вид у того такой был, что сразу душа в пятки полезла. Как тут не кручиниться, если с нами решила разобраться какая-то крутая Икс-структура, только не искусственная, а скорее всего сатурнянский демон собственной персоной. Несмотря на то, что я был в гермокомбезе, стало прохладненько от пота, который не успевала поглотить квазиживая прокладка.
Впрочем, приятной неожиданностью явилось то, что вражеские бойцы с рейдера перестали быть вражескими и поголовно перешли на нашу сторону, даже раненые и полуживые. (Опять-таки на ум навеялась мифология: Корабль Мертвецов под управлением Локи и его полуволка-полутролля Фенрира.) Подскочил ко мне какой-то высокий корабельный чин и вместо того, чтобы приложить кайло к моей голове, сообщил коды доступа к линиям внутренней связи и испросил указаний. Преданно стали внимать моим приказам не только матросы рейдера, но и его офицеры, и даже космическая пехота. Впрочем, слушались они не столько меня, сколько Икс-структуру, проникшую в их податливые мозги без всяких биоинтерфейсов своими хрональными каналами.
Оказалось, что сатурняне просто созданы для управления и руководить ими в состоянии даже наш искусственный пацаненок плазмонт в меру своих искусственных способностей и с моей помощью, конечно. В любом случае, от союзников мы не отказывались. Я даже прозвал бывших врагов чурками. Но это любя.
С навигационной надстройки рейдера было хорошо видно, как сатурнянский демон движется нам навстречу. Заодно зверь-крейсер слипался с другими бортами вражеской эскадры. Тварь разбухала не по часам, а по минутам, и от избытка сил из нее вылезали побеги-щупальца. “Чудище обло, стозевно и лаяй.”
На картине художника Босха это бы выглядело так, будто два лютых монстра плывут навстречу, желая разодрать друг друга на кусочки.
Матросы-чурки все лучше слушались моих приказов, вызывая законное восхищение. “Наши” сатурняне смахивали на исполнительных муравьев, улавливающих командные запахи от муравьиной матки, а может даже напоминали антитела, бросающиеся на инородное тело, что попало в организм хозяина.
Впрочем, сатурняне, ползающие в нутре демона-Плазмонта, были точно так же послушны ему и заслуживали подобных комплиментов.
Лучи-щупальца двух Тварей сплетались все сильнее, синее и голубое сияния смешивались, образовывая невероятную по красоте картину интерференции – это было похоже на космический океан, покрытый эфирными волнами. И в этом океане заваривалась рукопашная битва.
В передней части вражеского зверокрейсера образовалась гигантская глотка, заполненная синим пламенем. Не знаю, как насчет функционального значения, но психологический деморализующий эффект она производила.
Все происходящее нисколечки не укладывалось в ту систему знаний, что образовалась у меня в инкубаторе-едукаторе и в школе-ремеслухе…
10. “Армагеддон – день тяжелый”
Четкий прием. Симплекс.
Со времен битвы в подземелье Страховид перестал дивиться. Бесы они и есть бесы. Но потом было еще падение в саму преисподнюю, где во мгле кромешной светились злым светом множество огоньков – верно, глаза врагов человеческих. Бес Фома называл сие полетом в космос, но то было сошествие в ад. Святой Ботаник в своей Болотной Проповеди говорил и сказал, как оно произойдет. Что в первом круге преисподней встречены будут огнедышащие трубы и палки, метающие молнии. Однако же, первый круг еще немногим отличим от мира земного. Ботаник рек, что далее отличие от мира земного станет более разительным. В круге втором железные левиафаны бороздят ледяную бездну, где глохнет всякий крик и лишь большое голубое пятно показывает выход на свет Божий. Обитатели бездны – несчастные, у них нет родителей и детей, у них нет смертного отдохновения – они вновь и вновь рождаются для страшной жизни. В сей пустоте великой обитают такоже куклы, у которых нет души, но есть мышцы мощные, и слуги дьявола, у коих душа живая мучается в неживом теле.
Здесь пребывают семена многих растений и Крестных Дерев тоже. Но здесь живет Тварь, распространяющая Порчу, она давно возжелала сгубить Крестные Деревья и само Древо Жизни, во имя распространения власти ада на Мир Божий. А при торжестве Порчи утвердятся повсеместно поглощение, ничтожность и нелюбовь к себе. Люди будут гордится чужой силой, могуществом Ада, но сами окажутся подобны пузырям пены на бурной воде.
Впрочем, не все бесы и чудища были враждебны Страховиду в Преисподней. Страховид чувствовал Малую Тварь, когда еще летел на огнедышащей колеснице, а потом она проложила голубую тропу через бездну к адскому кораблю. Воин прошел по сей тропе и бился вместе с верным волком и демоном-космиком против бесов-сатурнян. Они бросались на него со всех сторон, и четверорукие и двухголовые, ощерившись множеством копий, клинков, шипов и крюков. Однако не было в них и десятой доли той силы, что они имели раньше. Потому, как ни искали они победы, ничего не добились и славы не обрели. Многих бесов божий воин иссек мечом и лишил движения – не меньше сотни. Слава Ботанику, во мрачных внутренностях адского корабля не заплутал Страховид, будто в него вложено было небом знание пути. Быстро приспособился и к тому, что здесь легче прыгалось, бегалось, а отдача от молодецкого удара могла бросить далеко взад.
Малая Тварь тем временем проникла на адский корабль и охватила его, а души многих бесов-сатурнян захватила в полон. Стали они тогда послушными чурками и не вредили уже ни Страховиду, ни космику Фоме.
Но вскоре прибыла Главная Тварь, Источник Порчи, на многих адских кораблях, где кишмя кишело бесами-сатурнянами. Тут озябло сердце Страховида, и понял он, что прежде не знал еще ужаса. Большая Тварь была настоящей повелительницей Преисподней. Окаянное чудище задумало зло содеять огромное, поглотить не только тела, но и все души людские – взять их в плен на вечное рабство и мучение, чтобы никогда не произрастили они Крестное Дерево.
И бились две твари, меньшая с большей – с воплощением зла законченного и беспросветного. Сплетались их щупальца-лучи, каждая пыталась захватить соперницу в кольцо, или же пробиться далеко в глубь нее. Вгрызались они многими пастями друг в друга, вырывали громадные куски плоти, запускали в прорехи ядовитые жала и острые уды, а еще пытались зарастить свои раны бурой кровью.
И в конце концов Большая Тварь стала с успешностью изничтожать корабль, бывший телом Малой Твари. Вцепилась пастью в уязвимое место и извергла из глотки реку яда, иже влилась в тело Малой Твари. Из-за жгучей отравы покрылось оно росой смерти, сизой пеной, которую сорвал адский ветер и понес в незнаемую даль. А внутри пузырей той пены были видны умерщвленные чурки, либо члены их тел.
Однако Малая Тварь поместила Страховида на кончик своего луча-щупальца и внедрила в тело большей Твари, которое тоже было кораблем. Следом за божьим воином шли прирученные покорившиеся воле небесной чурки. Бесстрашно они бились против своих недавних товарищей. Битва шла среди крепких костей и жил чудовища, среди его диковинно сияющих потрохов. Голыми руками, палицами, цепами, топорами и ножами свершалась ратная потеха, но меч сверкал лишь в руках Страховида.
Однако вскорости славный воин уверился, что сила Большой Твари неодолима. Соратники и приспешники канули в никуда, только верный волк еще пристоял рядом, а округ была одна сизая пена, каковая пыталась разодрать его тело и пожрать его душу. Со страха запропастился куда-то бес Фома, напрочь исчезло и голубое сияние меньшей Твари.
Воля к борению оставила Страховида, расширились зрачки его, и он безучастно взирал, како Тварь-Победительница поднимается из Бездны, неся разрушение Божьему миру. Попутно проносились перед внутренним взором осколки разбитой памяти: картины битв, мечи, нацелившиеся в грудь, дабы войти в него неудобным гостем, кинжалы, бьющие под забрало, кистени, крушащие голову – обитель мысли, бешеный скач от смерти, когда вражье копье хочет отворить новые врата в твоем теле, чтобы насытиться кровавой трапезой. Улетали в никуда добрый взгляд господина и образ девушки с подоткнутым подолом у реки, запах молока и хлеба от девичьих волос. Пропадали во тьме облики пустых коридоров Храма Нечистоты, где бродил сиротинушка босыми стынущими ногами. Как будто не было никогда синих мальчишеских коленок и щуплого тельца, трепещущего под потоком мокрого снега. Но самое последнее воспоминание задержалось – бутон, наполненный ласковым теплом, грудь неведомой матери, к которой прильнул он доверчивым ртом. Бутон раскрылся, и Страховид стал таять в уютном материнском чреве, все уменьшаясь и уменьшаясь.
Воина втянул в себя один из сизых пузырей и понес вместе с остальной пеной над поверхностью земли. Адские корабли окончательно оборотились в чудовищ, шкура их поросла металлическим волосом, лапы были подобны глыбам, пасть – кратеру вулкана, а глаза-колеса блуждали, испуская взгляды, полные ненависти и алчности. Следом неслись и другие адские создания, огненные и ледяные, и уродливые звери, напоминающие ящеров, змей и медуз. Все эта кавалькада составляла тело Большой Твари. Синие сумерки затягивали Землю.
Ядовитая роса покрывала посевы, и они тут же съеживались, засыхали, и превращались в серую пыль. Сизые пузыри немилосердно притягивали к себе говяд, баранов, коз и прочий полезный скот – все разбухая, огромные сгустки раздавленных костей, расплющенных внутренностей, растерзанных шкур неслись по земле.
Адские всадники поражали своими копьями и стрелами храбрых воинов – были ли то ратники Макария Второго, ордынские нукеры, туркийские сипахи, солдаты Ван Шэня или ландскнехты верхнегерманского кайзера. Люди Земли бились храбро, но токмо самые неустрашимые и отчаянные из них умели противостоять посланцам Преисподней. Впрочем, были и такие воины, кои могли сражаться даже с огненными и ледяными чудовищами. Их вера была крепка, а воля несокрушима – особенно вблизи ревностных служителей церкви. Однако способных возразить аду было немного, и удалился Господь от грешной Земли – поля покрылись трупами поверженных и растерзанных, угольками сожженных костей и льдинками замороженных внутренностей.
А когда люди Земли обессилели и устали от борьбы, то синие сумерки опустились еще ниже и пали хлопья снега. Изморозь покрыла людей, и грешных, и невинных, и все они были похожи на ветхие тряпки. Но сияющий лед проникал в гнилую ветошь и превращал ее в сплетение прекрасных серебристые нитей. Потоки нитей наматывались на странные предметы, напоминающие веретена.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34