А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На этой странице выложена электронная книга Киберозойская эра автора, которого зовут Тюрин Александр Владимирович. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Киберозойская эра или читать онлайн книгу Тюрин Александр Владимирович - Киберозойская эра без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Киберозойская эра равен 12.25 KB

Тюрин Александр Владимирович - Киберозойская эра => скачать бесплатно электронную книгу



Откровенный русский киберпанк -

Аннотация
Искусственный кольцевой мир, где микромашины и макромашины замещают собой все – природу, растения, человеческие тела. Но и здесь находится место чисто человеческой тоске.
Александр Тюрин
Киберозойская эра
1
Наверное, раньше здесь был склад или цех. В период хозяйственного бума на Кольце такие, с позволения сказать, помещения возникали повсюду тысячами. Просто как пена на волне деловой активности. И изготавливались они почти по той же технологии, что и обычные мыльные пузыри.
Надул макромолекулу, обмазал металлорганическим клеем, обмотал полиуглеродным волокном. Пока все свеженькое, проделал дырки для кабелей и труб, выпилил окна и двери. Ну и радуйся, потому что бабки сразу потекут рекой.
Когда был бум, тут все кипело, что твой котел супа. Через коммуникационные порты шли непрерывным потоком объектные коды и прочий индустриальный софт. Матсборочные интерфейсы на нижних ярусах Кольца выдавали полуфабрикаты. Из них на верхних ярусах мастерились методом наносклейки готовые товары ширпотреба, которые отправлялись трампами под либерийским флагом на Землю и к мерзлякам, на дальние планеты.
Но потом шанхайские фирмы надавили на мировую Директорию, та сняла режим свободной экономической зоны с Кольца. И процветание накрылось медным тазом. Приличные люди отсюда убрались. Полуприличные тоже смылись. Остался один мусор. Что люди, что техманны. Потом оставшиеся люди вымерли как класс и вид. Из людей сейчас здесь только туристы, если точнее извращенцы всех мастей, и засранцы, обитатели Кроны, которые любят толкать речи насчет того, что техманны – это результат скрещивания даунов с терминаторами из голливудских фильмов.
А этот склад-пузырь, как и многие заведения подобного сорта, превратился в помесь помойки и сортира, судя по соответствующим кучам разных габаритов и сомнительным ароматам.
Что люди, что техманны никогда не перестают делать свое грязное дело и выводить катаболиты наружу. А также сорить, гадить и пачкать. В замкнутых системах, таких как Кольцо, избавиться от отходов и прочих невкусных продуктов стоит приличных денег. Поэтому в период финансовой немощи народ ловчит и облегчается на заброшенных складах…
С продавленного потолка что-то полилось, струи разноцветной жижи сперва падали почти отвесно вниз, но потом стали свиваться в слизневидные змейки и расползаться по еле заметному каркасу, не отражающему и не преломляющему свет.
Если бы у этой сцены были бы зрители, пережравшие поп-корна, то их возможно бы стошнило. Впрочем, тертых-жеваных обитателей Кольца трудно довести до конфузии.
На верхних узлах каркаса появились глаза с серыми радужками. Их обладатель еще не думал, но уже видел. Когда полностью сформировался мозг и активизировалась эмоциональная матрица, его окатила волна очень и очень поганых ощущений, потом он стал думать и вспоминать.
Его звали Мат-Вей в честь некогда существовавшей, но потом разгромленной революционной организации техманнов Mathematical Way. И он сам был техманном. Его можно было разобрать и собрать, а также переформатировать, но по основным функциям и структурам он был как человек. У Мат-Вея могли быть дети, и у него действительно были дети.
Он просто хотел получить работу. Ему надо было срочно найти оплачиваемую работу, иначе – кранты. И так уже нижние ярусы Кольца стали адом. Где вы, Данте Алигьери? Если точнее, ад – довольно милое местечко по сравнению с наружним ободом Кольца. Здесь невыносимо тяжело, здесь ты как будто отвечаешь за грехи всех людей, машин, наноботов, всех гуманоидов, негуманоидов, всех пил, топоров и зубочисток.
Коммуникационные порты закрываются один за другим. Еще незакрытые меняют свои драйверы чуть ли не каждую кольцевую неделю. Хакерские интерфейсы для подключения к портам стоят на черном рынке все дороже. А где бабки-то взять, кредиточипы, солары, доллары, луидоры? И хотя трампы контрабандистов еще пристают к пирсам в звездном секторе, и на их борту есть и детское питание, и мощные инфосканеры, но предложить взамен уже нечего.
Мат-вей нередко думал о смерти. Да, это элементарно погибнуть в какой-нибудь очередной растащиловке-душиловке, в очередной бородинской битве на раздаче гуманитарных интерфейсов. Сколько раз он видел как раскуроченных, раздавленных техманнов вывозят в брикетах с полях таких сражений, чтобы скормить технополипам. Тем самым, что растут от самого обода до солнечных ярусов, превращаясь там наверху, в Кроне, в изысканные резиденции и офисы для самых главных засранцев.
Но что потом? Жена, чтобы прокормить детей, отправится торговать своим телом в западные сектора Кольца, где пасутся всякие извращенцы, в смысле туристы с Земли, технофилы и техноложцы. Сколько ей там протянуть в роли секс-конструкта? А после ее исчезновения детишек заберет какой-нибудь приют. Большинство из них – обычные фабрики по производству специализированных унтертехов, бесправной и безымянной рабочей силы.
Возможно, надо было еще подождать. Вдруг изменится коньюктура, вдруг Директория сменит гнев на милость. Но он не выдержал. У него всегда не хватало выдержки. И тогда, когда он плюнул на родной шахтерский поселок в Кемеровской области и полетел на Кольцо, в «рай не только небесный, но и материальный». И сегодня, когда он отправился к одному техманну левой версии с соответствующим имечком Бесо и попросил у него работенку.
– Хорошо, ты ее получишь, – из темноты, которая не излучала ни в оптическом, ни в тепловом диапазоне волн, выглянул сектор обширной лысины, кончик тонкого усика и один неморгающий глаз. Весьма эффектно. Просто восковая персона из музея ужасов. – Собственно, Мат-Вей, это не совсем работа, потому что последующие сорок восемь часов у тебя не будет ни выходных, ни свободного времени. У тебя не будет ничего, кроме задания, которое я тебе дам. Но ты действительно сможешь заработать. Твоя награда – интерфейс с собственным искином и быстрым матсборщиком, подходящий для всех коммуникационных портов. Минимум год он будет хакать все коммерческие коды и сыпать как из рога изобилия всякую отлично продаваемую всячину, от парфюмерии до презервативов с музыкой Баха и Бетховена. Устраивает? Ведь это счастье.
– Я как-нибудь знаю, во что обходится такое «счастье». Моего дружка, которого вы тоже взяли на работу, давно уже никто не видел и не слышал. Похоже, он погиб в борьбе за светлое будущее, да только не свое собственное. А если я тоже откину шурупы? – спросил Мат-Вей, хотя понимал, что он все равно согласится.
– Видите ли, Мат Вей, – задымилась сигара Бесо, не наносборочная, настоящая; на сборщиках никак не потянуть такой букет запахов. – Вас никто ни к чему не принуждает. Но в качестве справки – все зависит от того, как далеко ты пройдешь, парень…
Пока что он сделал лишь первый шаг.
Мат-Вей находился на заброшенном складе, у него не было даже кожи на спине, только кремнийорганическая защитная пленка, прихваченная наноклеем.
Но ждать окончания сборки Мат-вей уже не мог.
Он видел в сферической системе координат, как зашевелились дебаггеры, которые, вероятно, уже засекли его присутствие.
Мат-Вей вышел из матсборщика и стал пробираться вдоль ряда мусорных мешков.
Широкие грузовые ворота, которые когда-то использовались погрузчиками, внезапно засветились. Инфосканер визуализировал толстые извивающиеся желтые жгуты – трассы слежения. Туда нельзя.
Вдоль неаппетитного ручейка скользнула нейрокрыса. Будем надеяться, что она знает, что делает. Ручеек вытекал из бака с тухлятиной (какие-нибудь биокомпьютеры, издохшие от недостатка глюкозы) и следовал по вектору, проложенному центробежными силами Кольца.
Поверх головы широким фокусом ударил луч лазерного комбинационного спектрометра. Мат-Вей приник к испачканному нечистотами полу и какое-то время не мог совладать с отвращением.
Голым телом да в холодный кал. Надо было бы еще понастраивать эмоциональную матрицу, но это занятие не на одну минуту.
Люк был рядом, однако в ворота склада уже въехала машина на подушке из миллиардов микроресничек. Дебаггеры.
Мышцы Мат-Вея, усиленные металлорганическим волокном, вздыбили армированную нанотрубками кожу – но решетка не поддалась, приварена что ли.
Скользкая гадина-машина, инфузория-переросток была едва ли в каких-то тридцати метрах от него.
Похоже, он уже проиграл, проиграл через пять минут после начала. И значит, подписал смертный приговор своей семье…
– Бери тайм-аут, когда будет невмоготу, – посоветовал напоследок Бесо. – Как будто ты Пуп Вселенной, точка вечного молчания, с которой ничего никогда произойти не может. Будто ты вдыхаешь и выдыхаешь галактики…
По системной шине его сознание соскользнуло в точку ниже сердца, где появилась Пустота, которая прошла сквозь люк, сделав его информационным объектом.
Там и сям вросли ржавчиной винты в расплывшиеся резьбовые втулки. На каждый надо затратить по пять секунд, не больше. Сломался крестовидный отверточный ноготь на указательном пальце. Как больно…
Из-за гряды мусора показался «язык» – контактное сканирующее устройство, губчатая масса почти без конфигурации, с миллиардами чувствующих сосочков, особо реагирующих на краун-эфиры, которыми подванивает любой техманн.
Но вот решетка поддалась. Мат-Вей соскользнул в отверстие и тут же задвинул за собой люк.
Добро пожаловать в задницу.
«Язык» почти сразу лег на решетку люка, потекла сверху сенсорная слизь, а техманн все никак не мог найти в этом колодце какие-нибудь трещины для своих пальцев, чтобы спускаться дальше.
Этим сенсорным соплям оставалось всего несколько сантиметров до его кожи. Но тут Кольцо начало переориентацию в пространстве и ведомые центробежной силой слизневые тяжи приклеились к углепластовой стенке.
Мат-Вей наконец нащупал трещины, одну, другую, и спустился еще на несколько метров вниз. А там, святый Азимов, все кишело скребнями. Но на отвращение в эмоциональной матрице просто уже не было места. И, кроме того, это месиво гарантировало отсутствие следящей нанокристаллической пыли…
2
Мат-Вей поднимался вверх по стволами и ветвям технополипов. Нормальными кишкопроводами пользоваться не стоило. И вовсе не из-за нехватки денег – у него было вделано три кредитных чипа в кости черепа – а просто, чтобы сразу не попасться к дебаггерам на закуску.
На третьем ярусе его чуть не убил голод. Так и должно быть после ускоренной сборки, когда каждая техноклетка истощена многократными делениями. А ярус еще тот.
Бомжатники, рыночки, где перепродают краденое и снова крадут, где одичавшие техи не имеют никакого понятия о гигиене и антивирусниках.
Там Мат-Вей и подхватил «червя». Руки и ноги вдруг стали пестрыми, а воспаленные васкулоидные узлы даже замерцали. По излучаемым кодам Мат-Вей определил вид «червя». Trematoda digitalis. Через двадцать минут болезнь станет неизличимой, инфицированный техманн просто расползется, начиная с конечностей. Последними, через глазные отверстия, выползут мозги и поздороваются с публикой.
Да уж, компьютерные «черви» последние сто лет время даром не теряли, все на эволюцию.
Но знахарка с седьмого яруса, на который пришлось взбираться, цепляясь зубами за скользкий техностебель, спасла его за умеренную плату. Спасение тоже было смертельно опасным – нагревание электромагнитными импульсами до девяносто градусов. Этой бани «черви» не выдерживают, вернее распадаются их супрамолекулярные микропроцессоры.
Уже через полчаса Мат-Вей вытолкнул себя из комоподобного состояния, хотя все тело казалось пропитанным огнем.
На двенадцатом ярусе на него напали технозавры, в сущности бывшие игрушки, но сегодня особо вредные, ввиду своего близкого знакомства с психософтом техманнов.
Мат-Вей притворился страшно напуганным, и их психосканеры это уловили. Но когда они подошли слишком близко, чтобы запустить в него свои рукочелюсти, он просто порезал их трахейные шланги лезвием ладони. Ката «коловратки» – это один самурайствующий техманн показал, всего семь экономных движений.
Из конвульсирующих завровых туш уже выглядывали юркие симбиоты, желающие пообщаться, но Мат-Вей сноровисто дал деру через дыру в эктодерме полипа, проточенную дикими кибами.
На двадцатом ярусе к его груди приклеился вампутер, черная такая масса, похожая на слизня, по сути колония инфососущих чипов. Вампутер был уверен, что вступает в обоюдовыгодный симбиоз и поэтому стал рассказывать о совместных «бизнес-планах».
Но Мат-вей не зря носил имя в честь Mathematical Way (он какое-то время даже держал дома математических зверюшек), поэтому сейчас сымитировал для вампирских чипов аппаратные прерывания. Вампутер беспомощно задрожал и отвалился от его груди…
На двадцать пятом ярусе сквозь ветви технополипов пробивалось уже сияние Кроны.
Но тут банда унтертехов-анаэробов посчитала его конкурентом из соседнего отстойника. Мат Вей заметил их несколько поздно, видимо они умели хорошо маскироваться от всех средств слежения, прячась в баках с «серой слизью» – бульоне из отработавших техноклеток и микроботов. Но их было слишком много в довольно тесном пространстве между нанотрубчатых обмоток давно замерших генераторов. И это был их минус.
Рожи были еще те! Зачехленные выпуклости глаз, сахаросодержащие шишки на лбах и руках, хоботовидные носы, и конечно запашок брожения из щелевидных ртов. Мат-Вея окатил страх пополам с гадливостью, но тут он обнаружил еще один минус у противника.
Унтертехи не могли просто так размазать его из деструкторов. Настоящий техманн был им нужен почти целым – как ценный набор органических иммуноадаптивных микросхем и «мокрого» софта.
«Восставшие из зада» просовывались сквозь трухлявые занавесы мембран и даже улыбались. Они были уверены в скорой приятной дележке трофеев.
– Хорошо, что ты к нам пришел, – голос унтертеха был булькающим, словно проходил сквозь толщу жижи.
– Здравствуйте, друзья, а вы не могли бы дышать в сторону. Мне не очень нравится самопальный алкоголь.
Возможно, они несколько удивились его наглости. Используя миллисекундную паузу, Мат-Вей просто прыгнул туда, где их было больше всего.
Его руки вошли в их раззявленные рты и уцепились за нижние челюсти, пальцы ног уцепились за сумчатые складки на их животах. Теперь согнуть руки и ноги и резко оттолкнуться.
Не страдающие излишним весом унтертехи ударились об обмотки генератора и отдачей их отбросило вперед, на Мат-Вея. Они конечно снесли его с ног, но и повалились сами, образовав подобие бруствера.
Мат-Вей не потерял целей, он начал стрелять, сразу из четырех игольников, которые сформировались в больших прошитых приводными капиллярами пальцах рук и ног.
Когда дальние унтертехи были обезврежены, настал черед ближних.
Двое уже вовсю душили Мат-Вея, но его руки уже вошли в их глотки и передавили сосуды, которые несли гемолимфу в мозг. Еще двоих он задушил на коленных сгибах ног, снабженных мускулами из титано-никелевого ниточного сплава…
Двадцать шестой ярус. Город Симсимвилль. Бледно-серые технополипы здесь обретали яркие краски и причудливые формы, напоминая уже анемоны и кораллы. Где надо, там текстура мимикрировала под мрамор или гранит.
Пожалуйста – памятник архитектуры, нате вам кинетическую скульптуру, а вот и надпись золотыми буквами.
«Здесь началась новая киберозойская эра».
В Симсимвилле все было как встарь, во времена бума.
Свобода, легкость…
– Эй, технопузик, ты не ошибся адресом?
Да, частных охранников из бывшей городской полиции в Симсимвилле хватало. Их было слишком много, и один из них подкатил к Мат-Вею на площади Плаза Майор, с которой была отлично видна сияющая Крона. Муркет с парой лишних рук, на которых багровели рубцы стрекательных капсул, попросил его срочно предъявить образцы тканей тела для идентификации техноличности.
Охранник уже потянулся к Мат-Вею скальпелями левой руки.
– Извини, начальник, я рад быть тебе полезным, но у меня не все в порядке с иммунитетом, наноциты малость саботируют. Здесь, на свежем воздухе, я огребу кучу неприятностей.
– Хорошо, искропопик, я тебе устрою операционный зал.
Этот жлоб был выше его на голову и весь набит экстрамиозиновыми мышцами – сплошной мышечный мешок, как у кольчатого червя..
Охранник ткнул пальцем в сканирующую панель на дверях ближайшей туалетной кабинки и втолкнул туда Мат-Вея…
Операция по перемене тела состоялась за несколько минут. В тесной кабинке туалета Мат-Вей, упершись ногами в толчок, придавил три руки охранника к стене, четвертую он ухватил зубами, острыми как никогда, а его утончившийся указательный палец проник сквозь глазную впадину охранника и переключил джампер в его лобовой микросхеме, что и открыло управляющий чип для аппаратного прерывания. Еще несколько секунд заняло считывание информации из стека и пространства памяти, из гиппокампа и амигдалы этого кабана.
Потом Мат-Вей стал резать свои оболочки, кожу, соединительную ткань, быстро, но аккуратно, не задевая шины и сосуды, терпя страшную боль, потому что на регулировку сенсоматрицы опять не было времени. И столь же быстро он надевал на себя оболочки охранника, всю эту тяжкую мышечную массу. Сознание бегало по миллионам новых соединений, нейроинтерфейсам, адаптерам, коннекторам, затопляя мозг гудящим роем сигналов. И вот уже васкулоиды его крови хлынули бесчисленной толпой в сосуды нового тела.
Жаль, на выправку физиономии не хватило нескольких секунд, и какая-то уж совсем дебильная она стала. Но для «охранника», наверное, сойдет.
Мат-Вей почти опоздывал. Хотя конечная точка «Б» его тяжелого путешествия была перед ним.
Едва Мат-Вей закончил удлинять позвоночник и вышел из туалетной кабинки, еще сочась болью и бесцветной васкулоидной кровью, как его поле зрения захватило величественное зрелище.
Полипобилдинг «Крона».
Даже от переплетения путепроводов двадцать седьмого яруса небоскреб уходил так далеко ввысь, что его верхушки исчезали, истаивая в солнечном сиянии.
Между ветвями Кроны проносились искусственные облака из сцепленных аэростатиков, снабженные голографической рекламой.
«Мир Кольца. Рай небесный. Не после смерти, а сегодня. Здесь каждое ваше желание – закон!»
Парили, играя, и играли, паря на огромных легких умных мономолекулярных крыльях, супертехи и люди.
Зная, что происходит на нижних ярусах Кольца, трудно было поверить в это буйство динамичных форм и красок. Что-то в этом раю было нереальным.
Сейчас Мат-Вей был уверен, что легкое свободное существование Кроны возможно только за счет мучений нижних ярусов. И хотя он не мог этого доказать (ну, жрут полипы мертвых техов, ну и что с того), это чувство захватило его сенсоматрицу.
Ариаднина нить, вернее Бесова трасса, которая вела Мат-Вея все время по пространству имен, утыкалась в фешенебельный ресторан на сто сорок пятом ярусе.
Наконец стало ясным задание Бесо.
Здесь он должен был встретиться с Операционкой.
После переформатирования Мат Вей сделался «упаковкой» для Суперпроцессора. И здесь его ждали такие же «упаковки» – Оперативная Память, Контроллеры Внешней Памяти, Адаптеры Устройств Ввода-Вывода.
Это были «упаковки»и в то же время нормальные техманны.
Вместе они образуют гиперкомпьютер, который подсоединится к главному коммуникационному порту на солнечном ободе, создаст гигантский матсборщик и пересоберет мир Кольца. Покончит со страданиями. Покончит с ложью.
Мат-Вей уже видел Операционку, в искуственном саду, где между столиками прогуливались ласковые тигры, и поражался тому, как она красива. Красива даже в нынешнюю киберозойскую эру, когда красота является лишь оплаченной маской. Ведь ей это помогло оказаться здесь, в Кроне. Но она еще не видела его, или делала вид, что не видит. Она улыбалась, но не ему, а возможно солнцу и звездам, тиграм этим, своему собеседнику-человеку.
Сделай только шаг и они соединятся. Счастье и легкость мощной волной – все это было рядом.
Но, прежде чем сделать этот шаг, Мат-Вей по системной нанотрубчатой шине перевел сознание в точку под сердцем, где таилась Пустота, подаренная Бесо. А, может, и не Пустота, а универсальный инфосканер.
Мат-Вей увидел, что окружен со всех сторон замаскированными дебаггерами.

Тюрин Александр Владимирович - Киберозойская эра => читать онлайн книгу далее