А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Его слишком внезапно вынесли вперед ногами.
"Но комфорт продолжает поддерживать",- пошучивал Козлов.
Биокибернетик, возложа ноги на дубовый стол стиля "советский
ампир", стал определять этапы большого пути - того, что похоже
ведет в ад.
"Козлов дал мне деньги, независимость, время. Все, что нужно
умному человеку. Да и не только умному. Это меня извиняет,
хотя доктор заранее предупредил - работа связана с
новым законом.
Козлов - бес, у него и "обложка" соответствующая - тощий,
ушастый. Отсюда бесовские способности и энтузиазм. Он почуял еще
не родившиеся из моей мечты З-вирусы, потом взлелеял их на
своей груди.
В генетическую программу З-вирусов была вмонтирована большая
нелюбовь к недугам. Любая хворь бьет "защитников" по кровному,
биологическому. Но З-вирусы отчего-то не бросаются на болезнь,
они терпят пагубный химизм, мертвеют, не плодятся, разрушаются.
Вот когда хвороба как следует погрызет человека, тогда уж и они
подключаются со своими услугами. Уж извините, такую программу мы
в З-вирусов не закладывали. Но ведь у них и своих
генетеических матриц хватает, те могли возбудиться, не
спросясь нас.
Козлов должно быть заначил главные материалы обследования Малова.
Его кабинет на замке, но под моим, ниже этажом. Иногда мы даже
переругиваемся. Если материалы в сейфе - швырну с восьмого этажа
и он расколется - внизу-то бетон. Я успею добежать до него раньше
любого прохожего. Пускай только сунется мне кто-нибудь поперек,
разорву от головы до седла. Но сперва спущусь по веревочке и ать
в окошко, которое у Козлова сейчас открыто. Вместо веревки,
кстати, будут связанные портьеры. Даешь новый вариант картины
Репина "Не ждали"!


Иванов быстро ощутил, что он не альпинист.
На каждом этаже имелся карниз-козырек, один из них и заставил
биокибернетика болтаться над подсасывающей пустотой примерно в
метре от желанного проема в стене. Иванов чувствовал - стоит
ему бросить даже скользящий взгляд на полоску улицы внизу, и
руки разожмутся сами собой. Не был он уверен и в батарее, к
которой присобачил портьеру - в последнее время все делают на
соплях, "на живую нитку".
Чтобы попасть в окно, надо было немного раскачаться и в точке
максимума ухватиться за подоконник Козлова. Рано-поздно,
рано-поздно... И вот - рывок, ноги зависли в пустоте - одна рука
на подоконнике, вторая вцепилась в портьеру. Земля потянула к
себе, но отчаянно ищущим носком Иванов нащупал какую-то трещину в
стене и перекинул вторую руку на подоконник. Теперь лишь бы
пальцы не подвели.
Иванов перевалился, забодал головой пол, стены поплыли от
сотрясения ума. Когда биокибернетик, наконец, вспомнил о своей
задумке, ящики вылетели из стола, бумага взорвалась и запачкала
белыми хлопьями воздух. Запертый шкаф был изуродован отнятой у
стула ножкой.
Нет, нет и нет. Значит, в сейфе. Иванов решительно подступил
к нему... но тут заметил что-то вроде тени и уклонился вправо.
Там, где только что была его голова, мелькнул графин и искрошился
в хлам о стальной ящик. Иванов в полупадении-полуповороте увидел
чьи-то ноги и сделал грамотную подсечку - один
башмак зафиксировал чужие пятки, второй ударил по голени.
Атакующий повалился в бумажную траву. Однако, когда Иванов
вскочил и пытался влепить ему острым носком между ребер, тот
словчил и, кувыркнувшись назад, поднялся.
- Никакой слежки, Иванов. Просто я забыл свою записную книжку и
перед инструктажем решил зайти за ней. Извините, что помешал. -
главврач Козлов сделал книксен.- Но вообще-то я шокирован до
кончиков штанов. Ах-ах-ах. Увы, ты такой же негодяй, как и я.
- Хотелось бы увидеть на снимках, как взаимодействуют З-вирус и
стафилококк.
- Да как мы с тобой, Иванов, поцапались и разошлись...
- Учти, лекарь. Сейчас разыграется безобразная сцена. Подумай
о материальном и моральном ущербе. В лучшем случае ты лишишься
веселого выражения лица.
- Я знаю, чего ты на самом деле хочешь, Гриша. Ты хочешь упасть.
- доктор Козлов махнул ногой, показывая, что собирается
зацепить коленку Иванова, но ограничился лишь шажком вперед, а
уж затем направил башмак в район неприятельского уха.
Биокибернетик уловил траекторию, нервно отшатнулся. Какой-то
венский стул сделал ему подкат. Однако ученый вовремя запрыгнул
на сидение и, соскочив со спинки, отправил предмет обстановки в
Козлова. Так, чтобы снести голову. Но доктор пригнулся и стул,
пообщавшись со стеной, превратился в груду деревяшек.
- Гриша, кажется, мы с тобой выступаем в разных жанрах. У меня
каратэ "сетокан", а у тебя какая-то вольная пролетарская борьба,
- неодобрительно произнес Козлов. И напряженка спала, будто
разрядился конденсатор.
- Пожалуйста, дай мне снимки,- раздался вежливый голос Иванова.
- Я все ждал, когда ты попросишь меня по-человечески, дурашка ты
невыносимая.
Иванов хватанул протянутый конверт, отступил на три шага.
Козлов, рисуясь словно перед газетчиком, стал комментировать.
- Ничего нового тут не увидишь. З-вирус, вернее, его гаденькая
ДНК, пропихивается в нежное тельце бактерии, ну и встраивается в
ее генный аппарат. Микробушка не дохнет, а просто становится
вреднее. Изрядно погнуснев, он отравляет и разрушает популяции
нейронов, отвечающих за самую высшую нервную деятельность, а
именно творческую активность. Потом, З-вирус, поселившийся в
стафилококкусе ауреусе, гибнет жалкой смертью вместе с хозяином
от рук своих же братьев. Я вижу, Гриша, по гримасам твоего
выразительного лица - ты желаешь что-то добавить.
- Да, желаю. З-вирус с той и другой стороны. Работает вначале
на болезнь, потом на исцеление. Как такое называется? Системный
фактор. А еще точнее макроорганизм, извините за словцо. Этот
самый "макро" сидит в тех частях вирусного генома, которые мы не
трогали. Они сами "тронулись".
- А ты, Иванов, не тронулся? Скоро уже дым из башки пойдет.
- Макроорганизм поточнее чем мы определил причины, которые
будоражат и портят химизм. Итак, мысли и душевные выплески,
особенно на уровне выше среднего, были приравнены к
болезненным проявлениям. И вот "макро" вполне изощренно
превращает голову в горшок с дерьмом. При этом даже часть
вирусов приносится в жертву ради торжества общего дела.
- Да, я признаю "свободу звука" - за что боролся, на то и
напоролся. Но ты перебираешь.- Козлов утомленно зевнул.- А у
твоего "макро" косая челочка и имя Адольф? Или, может, он в
кепке, картавит и зовется Ильичем?
- Он - мастер своего дела. И после того как он восстановит
"равновесие" гражданину, тот поздоровевший и зарумянившийся,
оказывается многоквартирным домом со всеми удобствами для
коллектива З-вирусов.
- Ну и что, Иванов? Открыл ты Америку через форточку. Мне все
это известно и без твоих бойких высказываний. Но ты, с
простотой достойной мальчика-дебила, думаешь, что можно просто
сходить к начальству и сказать: извините, поторопился. Миллионы
ваши порастратил, но это бывает. Одиннадцать молодцов сделал
дураками и носителями страшной заразы, но от таких тоже польза
науке. Объявишь, что отрицательный результат - результат не хуже
других. И теперь, мол, до свидания, целую, и помашешь ручкой. Да
только твою ручку возьмут две "гориллы" и завернут поближе к
затылку.
- Пускай. Но мы ведь как на звездолете, команда которого не
знает, в какую сторону летит.
- Пускай летит к любой звезде, п..., лишь бы только не
горел синим пламенем.- заорал Козлов.- Нельзя быть таким
эгоистом, Гриша! Мы сделаем умно, надерем и З-вирусы, и
начальство, как щенков. Будем тянуть время, деньги и разбираться
с теорией. Если даже не найдем способа покончить с
защитничками, то хотя бы успеем провернуть пару интриг и зайти
начальству в тыл... А ты отдохни, вот что. Наверное, знаешь на
ком? У тебя, кажется, наладился контакт с Исидовой. Извини, что
я в курсе всего - просто у меня везде мониторы. Что с этой
засушенной воблой стало, не понимаю, нынче она - просто Венера
из колбы. Дерзай дальше, тютя.
Иванов чуть не начал спорить, но вынужден был согласиться. Год,
считай, отвечала дамочка на его пошучивания деревянными
взглядами, а позавчера, когда ему пришлось задержаться за
расчетами, вдруг... Явилась в вычислительный центр -
"поучите-ка меня своей биокибернетике, Григорий" - а щека все
ближе, а халат сверху и снизу приоткрывается. Духи какие-то
дурманящие, и кожа глянцевая - его прямо передергивать стало.
Не удержался, положил руку ей на талию, думал разорется дамочка,
прогонит. А тут она такое сделала своей рукой... В общем, уже не
остановиться было. Он, когда штаны застегивал, почему-то
"извините" сказал. Зря он, конечно, эмоциям поддался. Лишний
козырь Козлову дал.

7.
На столе главврача Козлова слегка трепетала от сквозняка
бумага, которая только что поступила из одной городской больницы.
"...Иванов Г.Р., 37 лет, скончался у себя дома приблизительно в
шесть утра. Тело обнаружено родственником два часа спустя.
Произведенное вскрытие показало, что смерть наступила вследствие
обширного инфаркта миокарда..."
"Допрыгался, ученый. ОНИ сделали из него труп. Должно быть
первый в шеренге. Пал ты, Иванов, зато доказал, что ОНИ
улавливают любое вредное для их дела шебуршение в башке по
одним лишь химическим изменениям. Последнее достижение
"защитников" - инфаркт. Достаточно небольшого сгустка
чужеродного белка в миокарде, и автоволновой сердечный процесс
будет разбит вихрями-ревербераторами. А что для защитничков
синтез белка? Внедрились в геном клетки и пошли молотить.
Иванов не знал, что он инфицирован. Хотя контактировал половым
способом с гражданкой Исидовой на столе промеж двух компьютеров.
Получается, не он ее, а она его поучила биокибернетике. Впрочем,
Исидова, когда занималась любовью с пациентом Маловым под
диваном, тоже не знала о заразе. Какая прямо-таки революционная
романтика в этих связях! Не догадывался об том и я, потому что
наш вирус не должен был пробираться половой стезей. Проникающие
способности малышей оказались выше, чем те, что были зашиты в
генетическую матрицу.
Итак, малыши все резвеют. А значит, с добровольцами пора
кончать. Рецептов тут много, взрыв какой-нибудь, например, или
небрежность медсестры. Может же девушка не тот препарат вколоть
- девушки такие ведь невнимательные, просто ужас.
Задействованных врачей тоже в холодную отправим. Сам смоюсь.
Надеюсь, я еще не... Ты, дружок Иванов, подкинул бы из своего
таинственного "может быть" пару толковых мыслей. За мной не
заржавеет. Того будущего вируса, исправленного и полезного,
обязательно назову твоим именем."

8.
Экраны мониторов в кабинете доктора Козлова были как всегда
включены, он, застыв как паук, терпеливо смотрел и слушал. Запас
слов у добровольцев изрядно отощал, зато беспрерывно скакали у
них дельта-ритмы и посверкивали глазенки. Должно быть, общались
они, в основном, по "своим" каналам.
А еще в их дневной распорядок регулярно входили "пятиминутки
бешенства". К чему персонал готовился загодя. Санитары в щитках
и шлемах разгоняли дубинками вертлявых "больных" по боксам и
сажали на цепь. Какой-то вид полового психоза? Но каждый из
добровольцев мог открыто любить свою "надувную подругу". Или,
вдруг, пациенты тут не причем. Просто товарищи вирусы питаются
энергией стресса, энергией расщепления ацетилхолина, адреналина
и прочих гормонов.
Изменились добровольцы и внешне - прихорошились будто для
прессы. Одни стали тощие, с выпирающими носами и зубами, почти
без живота. Так и хочется сказать им - снимите маски - но они
уже сняли. Ноги почти как у кузнечиков, мышцы что стальные
тросы, миофибриллы длинные как проволока. У этих тощих и
быстрорастущие ногти с металлическим отливом.
Между прочим, поварихи жалуются, что частенько ложки пропадают,
уж не становятся ли столовые приборы жертвой наглого аппетита?
Тощенькие пациенты хлебали чай корытами, но из жратвы признавали
разве что кашу с сахаром, а то и сидели на капельнице с глюкозой
- кишечник явно у них съежился. Любимым их развлечением было
плевание на дальность, от стены до стены.
Добровольцы другой породы, напротив, приближались по облику
к пузырям. Были они жирные, мало подвижные, с головами облезшими
и опухшими от избытка жидкости, выводящейся под кожу.
Лимфатические и кровеносные системы этих выдающихся во все
стороны личностей смахивали на водопровод. Толстяки харчили все
подряд. Кстати, от их пальчиков железяки даже намагничивались.
Альфа-ритм у "пузырей" все пытался спрямится как у форменных
идиотов, а дельта-ритм, наоборот, выделывал немыслимые курбеты.
Это намекало на тяжкий труд подкорки. На мощную "бессознательную
разумность". Хоть каламбур получился, но так оно и есть.
Бессознательная разумность сменила сознательную неразумность.
Эх, сделать бы трепанацию. Впрочем и без пилы кое-что ясно.
Наконец, оно случилось - отметил доктор и зафиксировал у себя
удовлетворение. Столько тысяч лет бабы с мужиками, монголы с
германцами, аристократы с плебеями, умники с дураками
становились все более похожими друг на дружку. И физически и
умственно. Все старались самовыражаться, валять дурака и
рефлексировать. Как вдруг пошел обратный процесс.
Эти тощие попрыгунчики с металлическими ногтями явно тянут на
касту солдат. А жирные большеголовые товарищи - на хранителей
информации, что ли? По крайней мере тощие относятся к "пузырям" с
видимым почтением, по башке не бьют. Эх, не зря мы с Ивановым
накудесили. Приятно, но страшно. Чуток успокаивает тот факт, что
наш министр макает сейчас отпускную попу в теплое море, а
отравленный колбасой директор блюет в какой-то образцовой
клинике.
В дверь кабинета поскреблись.
- Никого нет! Доктор уехали.- откликнулся Козлов кряхтящим
голосом уборщицы.
"Но зачем малышам все это надо? - он опустился снова в мутный
поток сознания.- А если З-вирусы так увлеклись своей работой,
что и застопориться никак? Тормоза-то мы, к сожалению, не
предусмотрели. Защитнички просто занимаются нормализацией и
уравновешиванием. На первой стадии защитнички "уравновесили"
психику, убрав из нее как заразу все крупные сильные мысли и
чувства. На второй стадии люди были поделены на породы и касты:
рабочие, солдаты, хранители информации. Мысли из расстройства
мозга превратились в спокойную инстинктивную деятельность. Все
теперь полностью уравновешено, у каждой особи свое место в
макроорганизме, каждая стал функцией и органом.
- Сейчас я спасу вас от проблем,- в кабинет вступил
врач-интерн Куценко.
- Я вашим мнением еще лет сто интересоваться не стану. И
вообще для человека, таящего погоны под белым халатом, вы просто
нарушитель воинской дисциплины. Смотрите, на "губу" отправлю,
поменяете стетоскоп на метлу.
- По военной линии вы для меня ноль, товарищ главврач, так что
будем считать, что я просто нахал.
- Пожалуй, Куценко, между нами есть что-то общее. Что вы имеете
сказать, как выражаются наши южные друзья?
Молодой доктор чихнул. Очень мощно. Совершенно не заслоняясь.
Видно было как полетели капельки. Нос у него был какой-то
распухший и синий. Похожий на тот, что у тощих пациентов.
Подражает, что ли?
- Во-первых, Куценко, человечество изобрело носовые платки,
специально для таких сопливых как вы. Во-вторых, я надеюсь, ваше
самовыражение на этом прекрасном чихе закончилось. Или же
скоренько кладите свои козыри картинками вверх.
- Мой главный козырь - дело полного выздоровления.-
блеклым голосом затрындел Куценко.- Здоровье не должно быть
уделом одних и не дойти до других. Вы задумали так -
нормализовать маргиналов, всех этих бомжей, алкоголиков,
венериков, террористиков, художничков, поэтишек, крайних
индивидуалистов, чрезмерных коллективистов, всех, кто оказался на
дне по любой из причин. Решили превратить этот сброд в такую
культурную, такую идеальную среду, что-то вроде теннисных шариков
- катай их в любую сторону, бросай об стенку, тряси. Но кто
будет управлять нашей продукцией, кто станет использовать
оздоровленных нами людей? Опять же больные личности.
Козлов нажал на кнопку вызова санитаров. "Сейчас Куценко будет
размазан по ковру и не получится из этого дурилки предводителя
народных масс". Однако, ни топота ног по коридору, ни мигания
лампочек.
- Я вас понимаю,- сочувственно произнес Куценко.- Прежде чем
договориться, две стороны должны показать свои подлинные силы.
Нет ли блефа. Ваши силы я когда-то переоценивал.
- А сейчас может все-таки недооцениваете? - зарябил лукавством
доктор и вынул из кармана пистолетик "Беретта М-30" калибра
6,35 мм.- Ну, какие у вас еще есть аргументы?
- Вот такая маленькая штучка,- задумчиво протянул Куценко.
- Из-за нее наш разговор на сегодня окончен.
- Боюсь, что нет,- включился мерный голос сестры Исидовой, и
между третьим да четвертым грудными позвонками доктора Козлова
потерлось что-то твердое и холодное.
- Я выстрелю раньше, шеф. При все моем уважении к вам.
- Ах, какой чарующий аргумент. И убедительный притом. Даже
железо в ваших руках, сестра, становится ласковым. А посему я
думаю,- сказал Козлов, бросая оружие на стол и демонстративно
отряхивая ладони,- что разговор зашел не в ту степь из-за нас с
Куценко. Из-за нас обоих. Надо снять установку на соперничество,
кончать с этими ненужными мужскими выкрутасами.
- Ну, наконец, в вас заговорил ученый,- Куценко взял пистолет,
шутливо сказал: "Паф", направив его на доктора, а потом спрятал
"Беретту" в карман.- Расслабьте, шеф, все мышцы, исключая
сфинктер.
Сестра Исидова встала рядом с Куценко. Свет лампы, не замечая
халата, прорисовывал четкие очертания ее фигуры.
И тогда главврач увидел следы порезов, а может даже укусов
у докторишки. В районе ключицы. А у сестры, стоящей в полумраке
за торшером, глаза мерцали как у кошки. Светоулавливающий слой,
помогающий ночной охоте.
- Между прочим, Куценко, не мешало бы вам научить Исидову
стриптизерству, чтобы она рекламировала своим телом ваше дело.
- Итак, шеф. Следите за моими губами. Р а в н о в е с и е,
оно же здоровье, должно придти ко в с е м. Добровольцы в
ближайшее время покинут изолятор и разбредутся кто-куда. А далее
что, как вам кажется?
- Мне уже не кажется. У вас в глазах все написано, мой маленький
друг. Массовая вакцинация населения З-вирусами - вот ваша
голубая мечта.
"З-вирусы хотят жить во всех. Достаточно чиха, пука, половой
процедуры - и вирусная программка ввинтилась в генетический
аппарат ближнего твоего. Эти двое - уже чужаки.
Расчеловеченные люди. Нелюдь. Какая-то у них там уже идеология
вызрела. Поскольку у Куценко нос вечно сопливый, то идеология,
наверное, называется "соплизмом".
- А если я откажусь, друзья?.
- Укушу,- улыбка Исидовой была вполне притягательной.
- Надеюсь, сестра, после местного обезболивания.
"Это шутка - правда. Всеми фибрами души ей хочется кусаться.
Ну, а что такого страшного? В их здоровом обществе даже
культура останется. Только акцент будет перенесен с половой темы
на гастрономическую. Герой пока еще ненаписанного романа на трех
сотнях страниц будет стараться героиню пленить, а на триста
первой она его сожрет после копуляции. Певец как и нынче споет:
"я хочу тебя", но добавит чавкающим баритоном: "скушать даже без
гарнира"."
Исидова раскинулась в кресле. Колено совершенно глянцевое, как
бильярдный шар. И аромат. Ну и духи! Даже французам такие не
потянуть. У Козлова кое-где заекало, особенно в одной
определенной части тела.
"Вот и "уравновешенная" Исидова явно стала представительницей
еще одной касты, касты соблазнительниц.
1 2 3 4 5