А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Тюрин Александр Владимирович

Падение С Земли 02. Полное Выздоровление


 

На этой странице выложена электронная книга Падение С Земли 02. Полное Выздоровление автора, которого зовут Тюрин Александр Владимирович. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Падение С Земли 02. Полное Выздоровление или читать онлайн книгу Тюрин Александр Владимирович - Падение С Земли 02. Полное Выздоровление без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Падение С Земли 02. Полное Выздоровление равен 44.28 KB

Тюрин Александр Владимирович - Падение С Земли 02. Полное Выздоровление => скачать бесплатно электронную книгу


сериал
ПАДЕНИЕ С ЗЕМЛИ или КОЗЫРНОЙ ВАЛЕТ ИМПЕРИИ
(Изд."Параллель", Н.Новгород, 1995 г. и "Аргус", М.,1996)
Вместо пролога. ОФИЦИАЛЬНАЯ ХРОНИКА КОСМИКИ, вып.1999-2100 гг.:

1999 г. Революция инстинктов в животном мире. Некоторые виды животных
изощренно используют достижения человеческой цивилизации.
(см. файл "В МИРЕ ЖИВОТНОГО", Fall-01.txt)
2027 г. Бунт пси-структур (души) человека против техносферы. Возмущения
передаются в силовое Поле Судьбы. Пандемия аварий и катастроф.
(см. файл "БОЛЬШОЙ ПРОБОЙ")
2028-29 гг. Распространение киберсистем типа "оболочка", способных
интегрироваться в психику человека.
(см. файл "ДОРОГА НА БУЯН", Fall-03.txt)
2031-32 гг. Внедрение "мягкой" (вирусной) техники генных операций. Бунты
спонтанных мутантов на Земле.
(cм. файл "ПОЛНОЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ", Fall-04.txt)
2034 г. Космические Поселения, оставаясь зависимыми от земных властей,
создают кастовую структуру. Законодательство о допустимых генных
модификациях каст.
2036-40 гг. Заражение "оболочек" враждебной человеку формой жизни
(плутонами). Космические Поселения проводят Великую Санацию "оболочек".
Полное отделение от Земли, война за независимость. Собрание каст
провозглашает Державу (Empire, Reich) Космика, состоящую из семи префектур:
Меркурий, Луна, Марс (столичная), Астероиды, Юпитер, Сатурн, Трансатурния.
2043-46 гг. Власть на Земле переходит к кибероболочкам. Кибертоталитаризм.
Разведывательно-диверсионные операции Космики на Земле, подготавливающие
проведение там Великой Санации.
(см. файл "КАМЕННЫЙ ВЕК", Fall-05.txt)
2047г. Вырождение землян входит в опасную фазу потери основных мотиваций.
Разведгруппа Космики впервые сталкивается с иноматериальным хищником
Плазмонтом.
(см. файл "ИСТОРИЯ ОДНОГО ДЕСАНТА".)
2048г. Уничтожение Космикой кибероболочек на Земле (Великая Санация или
Святая Чистка). Варваризация материнской планеты. Поддержание
жизнедеятельности землян с помощью полуразумных мутантных пород домашнего
скота.
2056 г. Столкновение с Плазмонтом в префектуре Меркурий. Некоторые матрицы
Поля Судьбы (астральные боги) насыщают пси-структуру человека силой,
достаточной для воздействия на материальные объекты.
(см. файл "КОНЕЧНАЯ ОСТАНОВКА: МЕРКУРИЙ", Fall-07.txt)
2062 г. Запрет генных модификаций, коренным образом меняющих человека, как
биологический вид homo sapiens. Запрет на использование человеческого тела,
как в целом, так и его фрагментов, для создания новых видов жизни.
2063 г. Мятеж касты мутантов-штурманов в Трансатурнии. Создание квазиживых
киберорганизмов (квибсеров), в которых роль управляющего центра играет
пси-структура человека.
(см. файл "СВЕРХНЕДОЧЕЛОВЕК")
2063-64 г. Затухание мятежа мутантов-штурманов в Трансатурнии. Воинские
подразделения, дислоцированные в префектуре Сатурн, неожиданно выходят из
подчинения центральному командованию. Появление нового релизиозного культа
и создание мобильного Храма на одном из спутников Сатурна - Титане. Первая
война с сатурнианами, закончившаяся разгромом космиканского флота при Фебе.
2067-68 г. Мобилизация представителей гражданских каст в ВКС Космики.
Вторая (большая) война с Сатурном. Взятие Япета космиканскими десантными
подразделениями. Диверсионная операция по уничтожению Храма на Титане
(предположительно управляющего гиперкомпьютера) заканчивается неудачей.
Перемирие де-факто после поражения космиканских сил у Гипериона.
2075 г. Новые сведения о природе сатурнианской религии. Информация о том,
что божеством сатурниан является агрессивная, но вполне материальная сила.
Космиканское ведомство Техноком начинает на Земле разработки средств,
способных нейтрализовать темное божество. Диверсионные рейды сатурниан на
Землю и в другие сектора Космики. Техноком для борьбы с новым врагом
прибегает к помощи старого противника - плутонов. Междуусобица в
Технокоме. Тайна сатурнианского божества раскрыта. Штурмовые операции
космиканских ВКС в секторах Сатурна.
(см. файл "МЕЧ КОСМОНАВТА")
2080-2100 г. Новая промышленная эра на Земле. Захват материнской планеты
киберами модели Р, развившимися из лингвистических систем.
(см. файл "ПОДВИГ РАЗВЕДЧИКА")
**********************************************************************
Александр Тюрин
ПОЛНОЕ ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ
Хоть я мал и глуп,
а служить буду не хуже других.
Из сказки
1.
...Принятием новой статьи конституции Верховный Совет
подтвердил массированное внедрение в труд и быт граждан
симбиотических киберсистем, известных как "жизненные оболочки".
Кибернетизации страны предшествует комплекс подготовительных
мероприятий, определенных законами об "Общественном здоровье" и
"Праве на безопасность"...
Официальное сообщение

2.
Матвей Малов угодил на больничную койку с переломом костей и хрипом
в спине. Тоже неплохо. Мог ведь оказаться на лежачем месте чуть
пониже уровня земли. Таковы были последствия неуместной (в
неверно выбранном месте) критики - на грузовом ярусе моста,
откуда и швырнули самого критика. Собственно говоря, он гулял по
верхнему ярусу, отведенном для легковушек и редких пешеходов, не
боящихся ветров. Размышлял над своей новой книжонкой под верным
названием "Смерть онанизму", которая начиналась так: "Редкий
литератор не страдал венерическими заболеваниями". Как и его
последняя брошюрка "Забавная сексопатология в картинках", она
имела бы страничек тридцать убористого текста, размножилась бы
на пол ста экземпляров и разошлась бы в винных лабазах старого
города. Матвей собрался проанализировать человеческую натуру,
расчленив ее на самые мелкие части,- такие как нейроны,
митохондрии и спирохеты,- и пристрастно разобравшись с их
поведением.
"...Из-за поворотов кровяных каналов выплывали липкие мины
антител, сочащиеся гнусной силой. Откуда-то выныривали
нестерпимые чудища с невеселым именем "фагоциты". Они мигом
откупоривали наступающим героям доспехи-капсулы и снова
погружались, унося в своих объятиях - объятиях смерти - лучших
бойцов бацилльного стана. "Победа будет за нами...- подзуживал
несгибаемый Бацилла Великий, пронзая плевком очередного врага, -
даешь нейроны. Мозги для всех!"
Конечно же, Малов хотел выпустить в свет что-нибудь стоящее.
Но когда-то в юности он не проявил должной понятливости. Разве
мэтры не уделяли ему по-отечески время и внимание? "Зачем вы все
это написали?" - "Я хотел..." - "Опять "я" да "я". Думали ли
вы пусть чуть-чуть о читателе?" - "А он обо мне?" - "Их
миллионы (палец светила вздымался кверху). Им подавай насущное
и наболевшее. А вы за их счет хотите самовыражаться".
Не послушался Матвей. Остался навсегда мелким литературным
камешком, которому дозволено просвистеть по-быстрому и скромно
сгореть в атмосфере, не выделяя много дыма. А потом и вовсе
стало неприлично околачиваться в приличных редакциях -
нос красный, пальтецо с непонятными пятнами, плюс
неотъемлемое сквернословие.
Лжеписатель уже насочинял до того момента, когда хор гонококков,
выдавливая свои токсины, навевал инфицированному юноше-поэту
стихи о любимой. И тут раздались вопли. Вопили с нижнего яруса
моста. Обычная совсем история. Двое спортивных ребят в кожаных
куртках "улучшали" кулаками и ботинками внешний вид неспортивных
бледно-зеленых мужчин. Эти "бледно-зеленые", с глубокими
отпечатками многочисленных утех на расплывшихся "фасадах", не
внушали симпатий, напротив. Однако, один из них уже пустил
грязную струйку изо рта, второй полз на четвереньках, надрывно,
несколько театрально, кашляя.
Малов стал уходить, но ноги словно вязли в упругой среде, и вдруг
упругость швырнула его назад. Он побежал, чувствуя облечение и
страх. На нижний ярус вел винтовой трапик. Развязать дискуссию на
общую тему не удалось. Двое "спортсменов" зажали критика,
потом взяли его за руки-ноги и, раскачав, спровадили в речку.
"Освежись, папаша!"
В больнице произошло уплотнение из-за ремонта - строители
выкуривали своим перегаром бессмертные штаммы каких-то клебсиелл.
Вначале Малов разместился джентльменским валетом с горячим как
чайник легионеллезником. Сосед шумно попросил газировочки
("га-а-азу мне"...но его никто не понял) и незаметно помер.
Покойник нечаянно отморозил Матвею бок, пробудив дремавший
до поры радикулит. Кстати, недоброжелатели потом утверждали,
что сосед скопытился, когда на него положили сломанную
ногу Матвея. Сам Малов ничего этого не заметил - он читал в
бреду газету "Правда", положив ее на конечности напарника,
видневшиеся рядом с его глазами.
Затем случилось, что двое инвалидов повезли Малова в
перевязочную. Впередсмотрящий упал в дверях, наступив на
собственные панталоны, которые ему выдали на вырост. Поскольку
подрасти он не успел, то и потащил за собой вниз каталку со всем
ее содержимым. Второй калека, тот что с воспалением уха, не
слышал бранных криков. Он с чувством долга пер вперед, пока не
умял барахтающуюся группу товарищей, употребляя вместо
пресса-уплотнителя некогда безобидную каталку. Количество травм
на сизое рыло больничного населения заметно увеличилось.
Одна беда вела за ручку другую, словно они были первоклассницами
на переменке. Только решился Малов простирнуть свою кожу в
душевой - поползли его костыли по первобытной слизи, в которой
еще только зарождалась жизнь, и пациент со всеми своими
гипсовыми украшениями и деревянными деталями сотряс пол. Пока
Матвей радовался, что обошлось без членовредительства,
подкравшаяся нянечка навесила амбарный замок на дверь душевой,
"чтобы всякие шелудивые не расходовали воду зазря, когда спать
положено". Крики Матвея, похожие на позывные осипшего петуха,
разбились о железо двери, и останки их развеялись в пустоте
коридора. Перед мысленным взором Малова уже пролетали живописным
клином все грехи, накопившиеся в нелегкой биографии. Однако в
полночь замок был сбит пулей, дверь вылетела, и на пороге
возникла белая фигура. Это был представитель Института, который
стал забирать Малова из больницы под обвинительные вопли
нянечки: "А что он там все время моет?".

3.
Строгая женщина в голубом халате скучно объясняла устройство
скучных вещей: крана, койки, форточки.
- Все тут не по-людски: рычаги, педали. Нет, еще не скоро пойму,
почему форточку надо закрывать ногой,- откликнулся я.
Строгая, строгая, а под халатом только трусики общей площадью в
пять квадратных миллиметров.
- Я тут проигрыватель нашел, сестра. Хорошая музыка есть.
Потанцуем вечерком? Я - прекрасный плясун.
- Пациент Малов, вы всем одно и то же говорите?
Очень нужно с тобой танцевать, хранительница мочи и кала. Ты же
двигаешься, как машинка для стрижки газонов.
- По всем щекотливым вопросам к вам обращаться?
Игнорирует, попробуем острее.
- Сестра, а что здесь заменяет полноценную сексуальную жизнь?
- У вас ее будет заменять полноценная клизма.
Настоящая пила - ты к ней пристойно протягиваешь руку дружбы, а
она по ней зубьями.
- Ваш любовник сделан в колбе?
- Еще один "умный" вопрос, я вызову санитаров и вкачу вам
сульфазин.
- Спасибо за информацию.
Понятно - переборщил. Но она - или душегуб, или таким образом
нынче отшивают. Если бы я приставал! Я окончательно понял - тому,
кто не пристает, говорят: "Нет".
В процедурной солнце смотрелось в никелированные железки. Умнее
ничего не могло придумать. Так же благостно оно сияло бы и на
железку гильотины. Умнее ли наша любимая звезда моего тапка?
Кто знает?
Вот светило уткнулось в кончик иглы. О, Ярила, освяти миллиграммы
незнакомой падлы, которая сейчас из-за сестры Исидовой ворвется
молнией в глубины зада.
- Больной, что вы кричите, будто вас режут?
- Так вы же меня и не гладите.

4.
В палате, разрезанной на одиночные боксы, их было пять. "Пятеро
смелых", как выражалась опасливая нянечка. Алкаш широкого профиля
по кличке Муму; бомж Андрон с пятидесятилетним стажем; Никита,
пострадавший от любви, он же по совместительству спидоносец;
юноша Петя с вызолоченным кудрявым чубчиком - из начинающих
террористов, группировки "Смерть Носатым". И Матвей Малов.
Непродолжительное время в их рядах находился шестой, некто Гур.
Но повинуясь закону пяти, он исчез при невыясненных (никто не
хотел выяснять) обстоятельствах.
Ночью, по таинственным причинам он оказался рядом с Муму,
который ворочался на койке, страдая тяжелой формой беспокойства.
Алкаш вдруг стал звать на помощь - и товарищи не подвели.
Стрелой мелькнул бомж Андрон и так обработал подозрительную
личность тапком по рылу, что та стала хладным прахом. Петя с
чубчиком попытался еще раздавить Гура отсутствующими сапогами.
Желая быть хоть чем-то полезным, владелец СПИДа справил малую
нужду на темную личность, которая, когда очухалась, без лишнего
шума выползла за дверь. Правда, позавтракав, Муму вдруг
вспомнил, что "этот самый, кажись, закурить просил..."
Но после случившегося ЧП началась самая обычная жизнь. Алкаш то
экономил таблетки как буржуазия, то по-пролетарски швырял их в
пасть словно лопатой и прихлебывал горячий чифирь, создавая
комплексное удовольствие. Но он был резко несогласен, он
неустанно клеймил позором тех, кто заманивает честных трудящихся
в институтские клетки. Измученный таким зудежом юноша-террорист
пытался научить Муму оттягиваться на манер народных богатырей
прошлого, плавными жестами показывая ему микрокосмическую орбиту
богатырской силушки и точку выхода таинственной "живой воды".
"Насчет "живой воды" я тебя понял.- откликался Муму, стараясь
попасть тяжелым, как гаечный ключ, пальцем по носу
собеседника.- и тут же переключался без связи:- Ну-ка скажи,
шкет, космос наш?"- "Спустим в сортир "носатых" и будет наш",-
терпеливо успокаивал его Петя, после чего алкаш-страдалец
ненадолго окостеневал.
Юный террорист тоже был несчастлив, здесь никто не понимал
принципов его борьбы. Медперсонал считал его олигофреном,
товарищи по несчастью упорно отказывались вникать в его
построения. Петя переживал, что не может сражаться с
таинственным заговором "носатых" против прежней
природно-почвенной жизни. Той самой, которая у предков
протекала на печи, на завалинке, в баньке, за столом - со
жбаном бузы. Это "носатые" своими успехами заставляют всех
соперничать и вкалывать, не покладая рук и ног. Это "носатые"
своей вертлявостью лишают человека сладости мирного отдыха,
мешают хороводам и посиделкам, где могли бы предаваться соитию
родственные души. Это "носатых" надобно, преодолевая зевоту,
изничтожать без устали. Или хотя бы гадить им под двери,
поджигать почтовые ящики и мочиться в парадной. С увядающей
радостью юноша вспоминал последний поединок с "носатыми" у
выхода из оперного театра, когда потери врага составили трое
очков, двое зубов и один ридикюль.
Бомж по ночам взлетал с койки и, побежденный силой тяготения,
шлепался на пол. Болезному Андрону во сне, да и наяву
мерещилось, что того и гляди, подоспеет исполнительный лист с
алиментами за полвека, а также кипа повесток в суд и военкомат.
Даже пострадавший через секс Никита чего-то боялся, его гнусавый
голосок все реже разливался переливами заразительного (в разных
смыслах) хохота. "Доктор ножницы схватил и полперца отхватил", -
делился мрачными прогнозами он.
Матвею жилось много лучше других, и он это признавал. Все желания
исполнялись, потому что были близки к нулю. Побои исцелялись,
хрип в груди затихал, кости срастались, карандаш, свистнутый со
стола доктора, шуршал по клочкам бумаги.
Кроме того, Малову было приятно, что им заведует старшая сестра
Исидова. И пусть это вряд ли имело какое-нибудь значение,
старался вести себя красиво - как актер на сцене. Аккуратно ел,
спал, захлопнув рот, не позволял себе мелких шалостей.
Со всеми, даже с распоследней сволочью старшая сестра обращалась
как хорошая птичница с яичками - быстро, аккуратно, упруго,
даже нежно. Единственное, что ему не нравилось в Исидовой -
она делала уколы. Инъекциями занимались, конечно, и другие
сестры, но Исидова лично, раз в день, колола каждого пациента в
главную мякоть. Ее настойчивость в занятии этим делом, а также
необходимость показываться в столь неромантическом виде перед
дамой, беспокоили Малова. Правда, недолго. Ведь он не мог не
заметить, что лечение благотворно подействовало на его
однодельцев. Ошибки быть не могло: разгладились лица, помягчали
манеры, от пациентов нельзя было теперь услышать громкого слова
или неприличного звука, увидеть ужимки и прыжки.
Алкоголик внешне уже не напоминал монтировку, он ничего не искал
теперь, кроме пользы своему телу. Говорил всем: "Дурак я был" и
налегал на атлетическую гимнастику: благо здесь имелся отличный
спортзал. Пелена лет свалилась с него, и он стал ладноскроенным
джентльменом с усами-пружинами. Он рассказывал прилежно
внимающему террористу про особо точный фрезерный станок - тут и
выяснилось, что когда-то Муму трудился в космическом центре.
Оказалось, и террорист Петя может быть полезным человеком. Он
сразу дал совет, как поднять производительность станка на десять
процентов: выходить на работу на полчаса раньше. И, наконец,
согласился не изничтожать "носатых", а победить их упорным
трудом.
Бомж Андрон вежливо, но настойчиво принуждал всех вытирать ноги
и мыть руки по десять раз на дню. Он повесил на окно занавески
вместо жалюзи и развел цветы, он пек пироги по забытым рецептам
бабушки Матрены. Администрация ни в чем ему не перечила. У него
даже прорезался тенор. "Наш уголок нам никогда не тесен",-
звучало в палате, особенно, когда там находилась Исидова.
Спидоносец Никита тоже стал выправляться. Для начала он сменил
выпирающие кости и члены на округлый вид. Попросил фрак - ему
принесли. Когда с пациентами ужинала Исидова, он галантно шутил
и даже ухаживал за ней - тонко и ненавязчиво. Потом прочитал по
материалам прессы лекцию о большой роли женщины-матери и
труженицы в обществе, в борьбе за мир и озеленение, объяснил, за
что ее нужно уважать.
Однажды во время процедуры Малов засмотрелся на Исидову, которая, в
свою очередь любовалась содержанием ампулы, входящим в шприц.
На ум пришло несколько строчек, Малов почувствовал, что они
ускользают, и вытащил бумажку с карандашом. Чтобы чиркнуть про
то, как светлые воины, представляющие лекарства, грызут блюющих
ядом микробов. "Трупы бацилл валялись на огороде и в поле, в
шкафах и на стульях. Враги убивали их повсюду, где встречали и
где не встречали тоже. Бациллам отрывали жгутики, выдирали
митохондрии, вышибали с одного удара нуклеотиды. Уцелевших
прогоняли сквозь прямую кишку."
- Значит, вы пишете,- с грустью зафиксировала сестра и
положила прохладную ладонь на жаркую голову Малова.- Бедный вы
мой.
- Почему бедный?. У меня есть зубная щетка, трусы, расческа.
Хотя уж, конечно, изюм из булки не выковыриваю.
- Мы поможем вам,- ее глаза посветлели от устремленности в
какую-то даль,- и многим другим.
- При чем тут другие? - пожал плечами Малов,- на всех не
напасешься.
- Доктор Козлов стоит на том, что любая психопатология - всегда
ускоритель системных поражений организма. Это рычаг, что
сворачивает нормальный химизм среды. Дыра, через которую уходит
энергия и входит болезнь.
- Ну, Козлов! Я смотрю, ему сказать такое, что плюнуть.
Милочка моя, привет и прости от патологий, живущих у меня и
исправно отрабатывающих свою жилплощадь. Не будем устраивать
экскурсии по многострадальному родному телу.
Малов тут заметил, что Исидова смотрит на него ласково, но
деловито, будто он сам был каким-то вирусом. Показалось, решил он.

Тюрин Александр Владимирович - Падение С Земли 02. Полное Выздоровление => читать онлайн книгу далее