А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



Поход, однако пришлось отложить на следующий день. Солнце уже
клонилось к закату, а дорога предстояла довольно тяжелая. Толстый колдун
присмотрел несколько мест, откуда можно было бы начать подъем, не слишком
напрягаясь из-за комплекции. А сейчас предстояло заняться не менее важным
делом - сохранением своих припасов. На острове не водилось птиц, однако
нельзя было исключать возможности визита стаи сумасшедших чаек, готовых
покуситься на его запасы. Прятать мясо в пещере было не менее
бессмысленно, поэтому Шеттавос принялся сооружать из камней небольшое,
хорошо проветриваемое укрытие. Завершив это полезное занятие, он улегся на
плоский камень, и пока расслабленное тело отдыхало от дневных трудов,
Шеттавос продолжил свои попытки проникновения в тайны острова.
Расслабив свое сознание, он позволил ему спокойно течь по Клыку
Теней, охватывая весь его объем, от морского дна до самой вершины.
Через несколько минут он уже представлял себе полную картину острова.
Древняя скала вмещала в себе три источника могущественных сил,
способных рождать и останавливать жизнь. Один из низ, самый слабый,
находился в лабиринте подводных пещер острова, медленно, почти незаметно
перемещаясь под их мрачными сводами. Это был развоплощенный демон-узник
Клыка. Несмотря на кажущуюся слабость, этот узник вполне был способен
подчинить себе множество людей, если бы они попали в его владения. К
счастью, мощь эту сдерживали два других источника сил, связанных между
собой. Первый из них находился на вершине Клыка, окутывая остров тонкой,
неосязаемой голубоватой сетью. Несмотря на кажущуюся нежность, сеть эта
представляла непреодолимое препятствие для заключенного внутри демона.
Сеть уходила своими корнями далеко под океанское дно, полностью замыкаясь
там в прочным коконом. И в самой нижней части сеть касалась третьего
энергетического источника, чья мощь шла из самого центра мира. Из того же
источника исходила также некая линия, упирающаяся своим концом в
движущегося монстра, не оставляя его ни на мгновение. Присмотревшись
внимательнее, Шеттавос обнаружил вторую, более тонкую линию, протянувшуюся
уже от вершины Клыка к демону, и продолжающуюся дальше, в неведомые земные
глубины. Проследив ее до нижней части сети, колдун потерял дальнейшее
направление нити. Очевидно, линия упиралась в самое Сердце Земли, питаясь
ее неизмеримой мощью для поддержания ловушки.
А еще на вершине Клыка находилось нечто, равномерно рассеивающее по
всему острову силу, что исходило из этой линии.
Более подробную информацию можно было получить, только отправившись
туда самому.
Убедившись, что сегодня он больше ничего не успевает сделать, колдун
погрузился в сон.

Утром, с первыми лучами солнца он отправился в путь. К тому моменту,
когда он ступил на вершину, солнце уже палило вовсю. Однако, несмотря на
это, толстого колдуна прошиб холодный пот.
Ибо в небольшом углублении скалы лежала чудовищных размеров железная
книга. Никогда не видевший ее Шеттавос, тем не менее безошибочно узнал ее.
Чудом сохранившийся осколок древнего мира, Книга слепого Вателоса -
собрание непристойнейших запретных знаний, заклятий, призывающих
чудовищные, непредставимые силы, неподвластные человеческому разуму.
Пользоваться ими осмеливались лишь немногие маги, прошедшие высшую степень
Посвящения. Книги эти хранились в таких местах, что королевская казна с ее
охраной в сравнении с ними была не более чем проходным двором. С помощью
этих книг разрушались и восставали из праха целые империи, а этот
экземпляр свободно лежал на камне, открытый всем ветрам. Однако, похоже,
природные условия мало влияли на нее. Металлические страницы, покрытые
странными, внушающими ужас знаками ярко блестели, не тронутые ни единым
пятнышком ржавчины. Казалось, прежний хозяин всего лишь отлучился на
минуту, оставив книгу раскрытой, но в действительности прошло наверное
много столетий с тех пор, как на вершину ступала чья-то нога.
Колдун вспомнил образ человека-дракона, извлеченный из сознания
заключенного монстра.
Шеттавос осторожно приблизился к книге и прикоснулся к металлическому
листу. Подушечки пальцев ощутили слабый укол, словно он погладил ветку ели
или кипариса. В остальном книга не проявляла враждебности к человеку.
Ободренный успехом, Шеттавос попробовал перевернуть несколько страниц,
однако не смог этого сделать, как не смог и оторвать книгу от ее каменного
ложа. Видимо, ее удерживала здесь слишком мощная для Шеттавоса магия.
Книга явно исполняла работу, удерживая своей властью укрощенного демона,
не собираясь покидать свое место. Разочарованный, но не слишком
удивленный, колдун принялся изучать доступный ему разворот.
Буквы, похожие на странных живых существ, слова-картины, незнакомые
схемы и изображения неведомых монстров густо покрывали огромные листы
книги. Однако, постепенно Шеттавос находил и кое-что знакомое. Знание
древних алфавитов помогло ему, по крайней мере можно было разобраться в
смысле приводимых здесь заклятий. Несомненно, полтора листа здесь занимало
мощное ограничительное заклинание, упоминавшее имя Ямму, владыки морей.
Именно оно удерживало демона в каменной ловушке Клыка Теней. За этим
заклинанием следовал некий текст, призывающий в мир повелителя змей моря
Эдждерха, обрываясь на середине, очевидно продолжаясь на следующей,
недоступной странице. Заинтересованный колдун напряг все свои силы,
обращаясь к книге с просьбой уступить ему хоть на некоторое время, но
древний том никак не отреагировал на это. Убедившись в бесплодности своих
попыток, Шеттавос вернулся к разбору древнего текста.
Изучение, однако, затянулось. Слишком много слов и образов были
непонятны, слишком много встречалось неясных обозначений предметов и
снадобий, необходимых для успешного исполнения заклятья. Несколько проще
было с призывом Повелителя морских змей, но часть заклинания,
контролирующая поведение вызванного находилась на другой стороне страницы
и добраться до нее не было никакой возможности.
Дни тянулись нескончаемой однообразной чередой. Наконец, на исходе
второй дюжины дней и запасов вяленого мяса на горизонте наконец замаячил
парус. Корабль двигался со стороны открытого моря. Это явно не была
галера, доставлявшая осужденных. Корабль медленно приближался к острову.
Шеттавос, сидевший на вершине скалы, поначалу даже не поверил этому.
Видимо, капитан не знал, или не интересовался историей Клыка Теней.
Колдун понял, что это его шанс. Он попытался проникнуть в сознание
кого-нибудь из экипажа, и был крайне удивлен результатом. На ментальном
уровне ни корабля, ни экипажа просто не существовало.
Шеттавос еще раз попробовал пробиться к кораблю. Безуспешно.
Он не чувствовал даже ни ни крыс, ни червей-древоточцев, что без
сомнения должны были находиться на корабле, не чувствовал даже слабого,
почти прозрачного спектра, что порождался самим кораблем, вернее его
корпусом, сделанным из некогда живых и сильных деревьев.
Судя по всему, на корабле находился незаурядный маг, способный
установить столь сильную ментальную защиту. Шеттавосу еще не приходилось
сталкиваться с такой.
Во всяком случае, было видно, что корабль не принадлежал ахеронскому
военному флоту. Иноземный пришелец, возможно пират. Узкое, длинное тело,
непохожее на тяжеловесные купеческие суда, высокие носовая и кормовая
надстройки, длинные ряды весел, судя по всему - валузиец.
Колдун принялся торопливо спускаться с вершины Клыка, насколько ему
позволяла комплекция. В конце концов взять с него нечего, жизнь его не
нужна никому, кроме него самого, но по крайней мере появилась слабая
возможность покинуть это проклятое место.
Однако, выбегать прямо навстречу кораблю тоже не стоило. Это вполне
могли оказаться пираты, для которых случайный человек значил не больше
нескольких монет, которые можно было получить за него на невольничьем
рынке. В любом случае следовало присмотреться к экипажу, и только после
этого решать, как поступать дальше.
Укрывшись в щели между двумя большими, величиной с дом валунами,
Шеттавос терпеливо ждал.
Через несколько минут корабль приблизился настолько, что колдун уже
различал людей, двигавшихся на палубе. Порыв ветра развернул темное
полотнище флага и Шеттавос наконец понял, кого судьба привлекла на этот
проклятый остров.
На черном полотнище свивал и развивал свои многочисленные чешуйчатые
кольца белый змей, увенчанный золотой короной. Этот флаг мог принадлежать
только одному кораблю в Закатном океане, и Шеттавос невольно содрогнулся,
вспомнив его имя.
Белый Аспид, самый жестокий пират, опустошавший северное побережье,
каким-то недобрым ветром объявился здесь, почти у стигийской границы.
Слухи о его зверствах бежали впереди остроносой галеры выкрашенной в
пурпур. Уроженец древней Валузии, седой от рождения, он люто ненавидел
всех, осмелившихся появиться на свет не на его родине. Жизнь свою он
посвятил уничтожению всех невалузийцев, не забывая однако при этом и о
собственном кошельке. Впрочем, иногда он изменял своему принципу, принимая
в свою команду самых разных людей, от голубоглазых рыжебородых северян до
черных жителей Куша и Пунта. И вот этот страшный корабль приближался
теперь к острову Шеттавоса.
Пиратский корабль остановился в нескольких саженях от берега. С
полдюжины пиратов уже выбрались на камни, неся на плечах пузатые бочонки.
Очевидно, валузийцы собирались пополнить запасы пресной воды. Шеттавос,
надежно укрытый от посторонних глаз, внимательно следил за ними. Сознание
людей по-прежнему укрывал прочный магический щит, но теперь Шеттавос мог
слышать их речь.
Один из моряков обнаружил небольшой ручеек, струившийся между камней.
Воды в нем было немного, и он двинулся вверх по течению, надеясь отыскать
источник, чтобы побыстрее наполнить бочонок.
Чистое небольшое озерцо находилось в одной из пещер, чтобы набрать
воды, нужно было войти под ее свод, и Шеттавос почувствовал свой шанс.
Выбравшись из укрытия, он громко закричал, с непривычки коверкая
валузийские слова:
- Остановитесь! Не входите! В пещере смерть!
Цели своей он достиг. Пираты разом остановились, удивленные этим
явлением. Цель похода на время была забыта.
Один из них, рослый, бородатый валузиец с длинными черными волосами,
оценивающе взглянул на колдуна.
- Кто ты, и что делаешь здесь? - раздался вопрос. - Почему это мы не
можем войти туда?
Шеттавос был готов к такому вопросу. Стараясь отчетливо выговаривать
слова, он коротко объяснил пиратам, какая тварь поджидала их в
непроглядном мраке пещер, стараясь подчеркнуть инфернальный ужас,
окутывавший проклятый остров.
Моряки - народ суеверный, Пираты не оказались исключением. Выслушав
историю Шеттавоса, предводитель отряда произнес уже более мирным тоном:
- Значит, чудовище? Хорошо, а где же нам тогда набрать воды?
Мысленно Шеттавос возликовал. Первый успех был достигнут - его
согласились выслушать.
- Здесь полно источников - сказал он, - и для этого совсем не нужно
играть со смертью в пещерах. Я готов показать вам их, правда придется
слегка пройтись.
- Что ж, идем, - задумчиво проговорил вожак, мрачно глядя на
Шеттавоса. - Посмотрим, заслуживаешь ли ты жизни...
Процессия двинулась вперед, ведомая Шеттавосом. Вожак пиратов, шедший
чуть позади указывавшего дорогу колдуна проговорил, словно про себя:
- Демон в пещерах? Странно, почему это Аппи ничего не сказал нам?
Шеттавос обернулся к главарю.
- Кто этот Аппи? Ваш колдун? Или...
Предводитель грубо прервал его:
- Не твое дело! Взялся вести, так веди тихо и ни во что не
вмешивайся! Долго еще?
- Да нет, еще пару шагов, вот, пришли. - Шеттавос остановился перед
углублением между валунами, наполненным прозрачной водой. Однако, это не
совсем убедило пиратов.
Их главарь подтолкнул Шеттавоса к роднику, так что тот чуть не
свалился в воду. Серые колючие глаза пристально глядели на изгнанника.
- Пей! - указал он на родник. - Докажи, что это действительно хорошая
вода без демонов и прочей гадости.
Шеттавос пожал плечами, и наклонился к роднику, стараясь, однако, не
терять пиратов из вида, Конечно, вряд ли они станут убивать его прямо
сейчас, но кто знает...
Жара, поход на вершину Клыка и нервное напряжение сделали свое дело.
Шеттавос и без того потерял немало влаги и теперь с наслаждением припал к
источнику.
Поведение его подтолкнуло остальных. Шеттавоса оттеснили от
источника, погрузив туда бочонок, Вскоре все емкости были наполнены и
отряд пустился в обратный путь.
За то время, пока пираты ходили за водой, галера успела подойти к
самому берегу, отыскав безопасное место для причаливания. Впрочем, никто
из команды не спешил спускаться на берег.
- Эй, Хагг, кого это ты там подобрал? - заорал кто-то с корабля,
увидев Шеттавоса среди посланных за водой пиратов. - Это человек или
груша? Если все жители этого острова выглядят так же, я пожалуй останусь
здесь на месячишко, глядишь и поправлюсь!
- Замолкни, дурень! - ответил предводитель отряда, вскарабкавшись на
борт. - Может он и не такой умелый рубака, как ты, но зато, он кажется
владеет магией, а это уже что-то. Где капитан и Аппи? У меня есть кое-что
для них, особенно для мальчишки.
- Ты хотел что-то сказать мне, Хагг? - раздался голос, исходивший из
кормовой надстройки, негромкий, но привыкший повелевать. - Не мешай ему,
Блаал, - обратился он к тощему насмешнику, который тут же замолк и
отступил на шаг в сторону, освобождая место капитану.
- Да, господин Ксан, - ответил Хагг. - Мы нашли источник, и кое-что
еще. На острове мы встретили человека, который говорит странные вещи.
Например, о том, что на острове живет чудовище, но оно не опасно, если не
входить в пещеры. Мы послушались его совета, но я хотел бы узнать, что по
этому поводу скажет Аппи, и если то, что говорит этот толстяк - правда,
мальчишке не поздоровится.
Шеттавос уловил обрывок этого разговора, перебираясь через борт.
Экипаж галеры отнюдь не прибавил ему спокойствия, даже несмотря на то, что
он сам был выходцем из подобной среды. Рослые, мускулистые люди, большей
частью обнаженные по пояс, в коротких сапогах и свободных полотняных
штанах с широкими щегольскими поясами, на которых висели ножны с торчащими
оттуда богато разукрашенными рукоятями кинжалов и сабель. Среди этой
грозной толпы выделялся невысокий человек во всем белом. Волосы его, цвета
снега, покрывавшего горные вершины прибрежного Хребта, доспех из
непонятного металла, матово-белого, без всякого металлического блеска,
желтые змеиные глаза с вертикальными зрачками - все это внушало какой-то
безотчетный ужас.
Шеттавос, уже ступивший на палубу пиратской галеры, почувствовал
непреодолимое желание убраться куда-нибудь подальше, лишь бы не
чувствовать на себе этот странный пронизывающий взгляд. Но его мечте не
суждено было сбыться.
Белый Аспид поднял руку. Указательный палец его уперся в Шеттавоса.
- Так значит, ты утверждаешь, что в этих скалах живет какой-то демон?
- проговорил он. - Почему же мы ничего не знаем об этом? Аппи, мальчик
мой, подойди ко мне, - крикнул он в глубь надстройки.
Через несколько секунд оттуда показался невысокий худощавый юноша лет
пятнадцати. Шел он медленно и неуверенно, словно ожидая наказания. Не
дойдя до капитана, он остановился настороженно, словно опасаясь удара.
- Малыш, недавно ты говорил нам, что на этом острове нет никого кроме
этого человека, - проговорил капитан. - Однако ты почему-то не сказал, что
человек этот - колдун, и что на острове кроме него есть еще и чудовище.
Будешь ли ты возражать против этого?
- Но, господин капитан, вы же видите, что этот демон совершенно
безопасен, - неуверенно проговорил парнишка. - Взгляните, ведь все
вернулись живы и здоровы.
- Уж не потому ли, что они послушали этого человека? - с нехорошей
улыбкой спросил его Ксан. - Впрочем, все это можно легко проверить. Если,
как ты утверждаешь, эта тварь совершенно безопасна и ты не ощущаешь ее
присутствия, то сходи туда сам и вернись. Это будет лучшим доказательством
твоей правоты. Если же нет... что ж, буду надеяться, что толстяк сможет
заменить тебя. Так как, Аппи, пойдешь?
Шеттавос во время этого разговора всем телом ощущал нескрываемые
волны страха, исходившего от юноши. Парнишку буквально трясло, но когда
колдун попытался проникнуть в его сознание, чтобы хоть немного успокоить,
то натолкнулся на мощнейший блок, не допускавший проникновения никакого
чуждого разума. Шеттавос понял, что этот юноша и был тем самым магом,
державшим защитный ментальный купол над кораблем. Судя по всему, Аппи
видимо не смог почувствовать присутствия на острове демона, несмотря на
то, что засек его, Шеттавоса. Но несмотря на эту грубую ошибку, толстяка
поразила способность парнишки к продолжению блокировки мысленного фона
команды несмотря на свое подавленное состояние. "Способный юноша, но не
овладел еще и сотой частью своих возможностей" - с сожалением подумал
Шеттавос.
Аппи медленно бледнел, слушая Белого Аспида. Сам того не желая, он
допустил некую оплошность, которая только по счастливой случайности не
стоила никому жизни. И вот теперь он должен был понести за это наказание.
В пещеру ему совершенно не хотелось. Тем более, что он уже ощущал
присутствие там некоей грозной силы.
В этой ситуации юноша предпочел выбор в сторону меньшего зла и
осторожно обратился к своему капитану:
- Мой повелитель... я признаю свою чудовищную ошибку. Толстяк прав,
на этом острове есть какая-то очень опасная тварь. Я умоляю вас не
высаживать меня на берег, поверьте, я искуплю свою вину!.
- Он прав, господин, - подал голос Шеттавос. - Парень мог просто не
знать о мощном связывающем заклятьи, наложенном на этот остров. Прошу вас
не лишать его жизни - юноша действительно талантлив, но почти не обучен.
Жаль терять хорошего мага. Не скрою, мне хотелось бы поработать с ним, -
закончил Шеттавос.
- Вообще-то это мой корабль, - лениво проговорил Белый Аспид, - и мне
здесь решать, кого терять и с кем работать. Море и виселица любого примут.
Аппи испуганно отшатнулся, услышав эти слова.
- Не бойся, - успокоил его Ксан. - На этот раз тебя всего лишь
протащат под килем, да не вздумай загнуться, ты нам еще понадобишься. О
лечении позаботишься сам. Я все сказал.
С этими словами Ксан, словно потеряв всякий интерес к несчастному
юноше, двинулся к носовой надстройке, мимо Аппи, которого уже связывали
двое пиратов.
1 2 3 4 5 6 7 8