А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Спринский Василий

То, Что Приходит На Зов


 

На этой странице выложена электронная книга То, Что Приходит На Зов автора, которого зовут Спринский Василий. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу То, Что Приходит На Зов или читать онлайн книгу Спринский Василий - То, Что Приходит На Зов без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой То, Что Приходит На Зов равен 63.89 KB

Спринский Василий - То, Что Приходит На Зов => скачать бесплатно электронную книгу



ТО, ЧТО ПРИХОДИТ НА ЗОВ


1. ОСТРОВ
Солнце, неспешно закатывалось за горизонт. На море царил полный
штиль. Еле заметные холмики волн от весел галеры, не в силах рассыпаться
белыми брызгами, лениво обтекали прибрежные камни Клыка Теней.
Остров не зря носил свое имя. Торчащая из моря узкая, слегка
изогнутая базальтовая колонна действительно походила на зуб морского
чудовища. Тело ее, изглоданное буйными ветрами и океанским прибоем,
несущим в своих волнах огромные массы камней, пронизывали бесчисленные
пещеры и гроты, ведущие к подземным озерам и бездонным колодцам, из
которых тянуло невыносимым смрадом. Некоторые из пещер были относительно
сухими и чистыми, но и там скрывалось нечто невидимое, но от этого не
менее опасное для случайного встречного.
Остров этот служил тюрьмой и по совместительству местом казни для
особо отличившихся разбойников, убийц и грабителей священных усыпальниц
жрецов Сета и Дввалка.
Ахеронская военная галера, удаляющаяся от острова только что
освободилась от очередного груза человеческих отбросов. Два десятка
преступивших закон бывших людей выбрались из воды на каменистый берег.
Бывших, ибо перед тем как подгоняемые ударами пик они покинули галеру,
жрец Сета объявил последнюю волю жестокого бога о вычеркивании их имен и
душ из Книги Вечности, отказывая им в спокойной загробной жизни. Отныне их
бессмертные души отходили во власть древних демонов, испокон веков
владеющих Клыком Теней.
Клык спокойно и безучастно принял очередную порцию осужденных, как и
много раз до этого. Галера быстро уходила прочь от острова, оглашаемого
бранью пробиравшихся по его камням людей.
Некоторые из них объединились в группы, другие предпочитали искать
подходящее убежище в одиночку. Отсутствие какой-либо видимой опасности
вселяло некоторую уверенность. Постепенно люди разбрелись по всему Клыку.
На берегу осталось три человека - двое смуглокожих уроженцев Южного
Ахерона и толстый стигиец. Братья-разбойники еще на берегу договорились
вплавь убираться с проклятого острова. Похоже, их ничуть не пугали акулы,
в изобилии водившиеся в здешних теплых водах. Во всяком случае, они
предпочитали честную гибель от вполне реальных земных хищников, чем от
неведомого ужаса, приходящего из темных пещер проклятого острова.
Третий человек, жирный стигиец Шеттавос, вполне разделял их мнение,
однако не спешил присоединиться к ним. Занятия магией, которой он посвятил
свою жизнь не способствовали развитию других его способностей. Благодаря
своей толщине, он конечно мог легко держаться на воде, но трезво
расценивая свои шансы при встрече с даже маленькой акулой, он благоразумно
решил остаться на острове, надеясь на какой нибудь другой способ бегства.
По крайней мере, он был лучше других осведомлен о опасностях
подстерегающих его здесь.
Братья, тем временем, не задерживаясь, скользнули обратно в воду.
Нужно было поторапливаться, чтобы ночь не застала их в море. Шеттавос
пожелал им счастливого пути и оставшись в одиночестве, занялся собственной
судьбой.
Удалившись в тень, отбрасываемую высокой скалой, он устроился на
большом плоском камне и принялся медленно мысленно прощупывать остров в
поисках чуждых, нечеловеческих сущностей.
Почти тотчас же он убедился в правоте слухов и древних книжных
записей. Остров действительно скрывал в себе некую чудовищную силу.
Внутреннее зрение вело Шеттавоса в глубь древней скалы, на десятки и сотни
футов вниз под океанское дно. Там простирался огромный лабиринт пещер,
колодцев и трещин, лабиринт, который однако, не соприкасался с морем. И в
этом лабиринте было что-то живое. Шеттавос уловил медленное движение
некоей бесформенной массы, поднимавшейся к поверхности лабиринта.
Толстый колдун медленно и осторожно проникал в сознание неведомой
твари. Зрение его раздвоилось. Глаза твари на какое-то время стали его
глазами. Уставившись на морскую гладь, практически не различая ее, он в то
же время отчетливо видел, как чудовище поднимается по каменным лабиринтам
к поверхности небольшого озерца в одной из пещер острова.
Потом началось что-то страшное.
Слухи оказались правдивыми. Чудовище охотилось за людьми. Шеттавос
почувствовал, как оно покинуло подземное озеро, не всколыхнув его
поверхности, и медленно двинулось по извилистым туннелям в глубь скалы,
влекомое запахом мыслей людей, искавших убежища там, где этого ни в коем
случае не следовало делать.
В одной из широких, разветвляющихся пещер чудовище разделилось на
пять самостоятельных частей, чуть не сведя при этом с ума Шеттавоса,
продолжавшего находиться в его сознании. Пять бесформенных клубков теней
двинулись к своим жертвам. Колдун видел, как один из таких клубков тихо
вплыл в светлую пещеру, где находились четыре человека, незаметно
расплылся под ее сводом, а затем обрушился вниз, накрыв собой всех
четверых.
Гибкие корни тьмы вцепились в людей, заползая в носы, рты и уши,
растворяя глаза, стремясь поскорее добраться до самого лакомого куска -
мозга.
Люди даже не успели понять, что произошло, а жуткое создание уже
почти растворило их. Лишь легкие конвульсивные подергивания тел в глубине
хищной массы свидетельствовали том, что еще несколько мгновений назад эти
бесформенные комки плоти были живыми людьми. Тьма активно поглощала их, не
оставляя ничего - ни одежды, ни металлических пряжек. В пищу шло все.
Та же самая картина повторялась в четырех других пещерах, где точно
так же укрывались люди. Никто из них не успел даже вскрикнуть, будучи
моментально опутанным и задушенным полуматериальными щупальцами.
За какие-то полчаса с трапезой было покончено. Две дюжины человек
исчезли, словно и никогда не существовали на свете. Не осталось даже
тонкого золотистого сияния освободившейся от тела души - тварь в первую
очередь пожирала именно ее.
По мере насыщения, тварь начала разбухать, соединяя в одно целое свои
временно отделившиеся части, постепенно заполняя собой весь внутренний
объем острова, нападая на всех, кто имел неосторожность войти в
какую-нибудь пещеру или грот. Видимо все они были связаны узкими проходами
по которым свободно перемещался подземный ужас.
Однако, чудовище не совершило ни одного нападения на тех, кто не
прельстившись обманчивыми укрытиями, оставались снаружи. Монстр знал о
существовании еще некоторого количества живых, но не делал ни одной
попытки нападения. Неясно было, боится ли он солнечного света, или же
обречен никогда не покидать своих пещер. Только ночь могла дать на это
ответ, и Шеттавос молил Сета, чтобы его первое предположение оказалось
ложным.
Однако, сидеть и покорно ждать своей участи ему тоже не хотелось.
Толстяк шаг за шагом продолжал погружаться в сознание монстра, желая
выяснить его истинную суть. Не будучи особо выдающимся мастером в каком-бы
то ни было магическом искусстве, он твердо помнил одно - жизнь его
представляет для него наивеличайшую в мире ценность и потому старательно
изучал все доступные заклятья защиты.
Сейчас это знание оказалось как нельзя уместным. Полностью отключив
внешнее зрение, колдун очертил в воздухе Подчиняющий Знак Сифф и произнес
СЛОВО, которое должно было оградить его от гнева порождений моря. Не самое
лучшее средство контроля над неизвестным демоном. Но тем не менее, это
сработало.
Ментальная сфера чудовища на мгновение дрогнула и расплылась,
подчиняясь действию Знака. Ободренный первым успехом, Шеттавос попытался
приказать демону назвать собственное имя, но тот никак на это не
отреагировал. Лишь смутный ветерок образов пронесся в сознании Шеттавоса:
...Он парит в темной океанской бездне, на дне которой вспыхивают и
гаснут громадные четырехлучевые звезды. Звезды излучают опасность, от них
следует держаться подальше...
...Что-то мелкое, извивающееся проплывает мимо, слишком медленно...
Пища... еще пища... много доброй еды... насыщение...
...Тьма и холод... Во тьме вспыхивают мелкие точки огней...

Внезапно картина изменилась. Выйдя из-под контроля Шеттавоса, часть
сознания демона вновь отделилась от основного массива и быстро потекла
сквозь узкие трещины на другой конец острова. Причина этого выяснилась
достаточно быстро. Один из тех изгнанников, что предпочли искать спасения
в одиночестве, вошел в небольшой грот и склонился над родником,
находившимся внутри, подписав тем самым себе смертный приговор. Демон умел
чувствовать нарушителей границ его покоев.
Смерть пришла к человеку прямо из того родника, откуда он пил, глотая
вместе с водой злобную, но пока что ничем себя не проявляющую плоть
демона. Человек жадно пил, не замечая этого.
А затем прозрачный родник выплюнул облако тьмы прямо ему в лицо. Тьма
тут же растеклась по нему, охватывая его тело плотным коконом. На этот раз
человек даже не успел вздрогнуть, пораженный одновременно изнутри и
снаружи. И на этот раз Шеттавос почувствовал, как бесплотная тварь
поглощает вместе с плотью душу несчастного вора. Колдун содрогнулся от
омерзения, однако монстру по-видимому были чужды подобные взгляды. Он
просто поддерживал свою жизнь.
Подавив в себе острое желание потерять сознание, колдун продолжил
исследование чудовища. По всей вероятности, оно не обладало достаточно
сильным разумом. Вернувшись в его память, Шеттавос смог извлечь оттуда
лишь одну и ту же повторяющуюся картину - всплытие из подводного
лабиринта, пища, что сама лезла в рот, пища, приходящая чуть позже,
погружение, сон, всплытие... И так без конца. Ни единого осмысленного
слова, лишь образы каменных лабиринтов и глупой, мягкой пищи.
Только один или два раза в сознании демона мелькнуло нечто, непохожее
на предыдущие картины.
...Человек с головой дракона, стоявший по всей видимости на вершине
Клыка Теней. Человек-дракон произносит слова, и каждое из них впивается в
плоть и мысли, заставляет безвольно подчиняться... ограничивает разум...
ограничивает свободу... Слова падают вниз, прожигая Клык до самого
основания, где он вырастает из морского дна. Слова сливаются в одно целое
с древней скалой, и скала становится Словом, а Слово - прочным камнем.
Подводные пещеры закрываются каменными пастями, навеки отрезая от моря
обитателя Теневого Клыка. Отныне дом его - мрачные пещеры, медленно
отравляемые его собственными отбросами. И в довершение всего - лишение
памяти. Долгая жизнь без возможности вернуться в просторы океана,
обильного мягкой, глупой пищей - печальный удел развоплощенного владыки
здешних вод. И вновь образ верхушки Клыка, в которую впечатаны древние
Слова, а затем боль... боль...
Шеттавос поспешно вышел из сознания владыки острова, возвращаясь в
реальный мир. Сильно болела голова. Фантастические рассказы моряков и
старые легенды обретали правдивые корни.
Тысячелетия назад под волнами океана обитала разумная раса. Потомки
ее, связавшие свою судьбу с человеческим родом до сих пор заселяют
прибрежные воды Зонгульского архипелага. В редких рукописях и устных
преданиях, чудом уцелевших с того времени рассказывалось о смелых опытах
слуг Великого Дагона. Один из таких опытов открыл дорогу на землю
чудовищной твари, жившей за пределами пространства, по слухам - чуть ли не
с самой родины Старых богов.
Демону пришлись по вкусу души и плоть глубоководных жителей. Как
обычно и бывает, изгонять неведомое зло оказалось в стократ труднее, чем
призвать. Глубоководные поплатились за эту неосторожность жизнью целой
расы. Изгнать демона на их собственную родину не получилось даже призвав
на помощь неизмеримую мощь самого Великого Дагона. С помощью запретных
чудовищных заклятий и неисчислимых жертв чуждая тварь была навсегда лишена
физического тела, но душа его уже была неразрывно связана с Землей.
Оставался только один выход. Уцелевшие слуги Дагона ценой собственных
бессмертных душ навечно запечатали чуждого демона в одинокой океанской
скале, дабы тот не мог вновь вырваться на волю в поиске новых кровавых
жертв. Так гласила легенда.
Демон был запечатан в лабиринте, но вход в него оставался открытым
для людей. Именно за это свойство одинокий остров и был выбран местом
устрашающих казней. Не прельстившийся сомнительным уютом сухих пещер,
изгнанник мог избежать смерти от незримых щупалец монстра. Правда,
альтернативой этому была всего лишь голодная смерть. На острове имелось
несколько чистых источников, но несмотря на наличие воды, остров продолжал
оставаться совершенно безжизненным. Ни травинки, ни деревца, даже птицы
избегали садиться на эту проклятую скалу, где любая щель в камнях грозила
гибелью. Лишь изредка в море мелькал зловещий акулий плавник.
Оставался лишь один путь выживания...

Короткая разминка на месте, затем полчаса утомительной ходьбы по
круглым, скользящим под ногами камням. Он уже видел конечную цель своего
путешествия. Однако, что собирается делать этот идиот?
- Не входи туда! - изо всех сил заорал Шеттавос.
- Почему это? - удивленно обернулся к нему тот, к кому был обращен
вопль колдуна. - Им, значит, можно, а мне нельзя, так что ли?
- В пещере смерть, - уже спокойнее проговорил толстяк. - А кто туда
вошел?
- Бага и Ниддар, - ответил человек. Невысокий, но коренастый, с
маленькой, слегка сплюснутой головой. Судя по всему - из разбойников.
- Так чем докажешь, толстяк? - продолжал он. - Бага чует опасность за
целую милю, и так запросто в пасть к чудовищу не полезет. Я хочу
посмотреть на них. Смотри, пещера сухая, чистая, прилив не достанет. И
никого вокруг.
- Вот тут ты прав, - усмехнулся Шеттавос. - Теперь мы одни на
острове. Я сам видел, как людей, вошедших в такую же пещеру окутало черное
облако, и через несколько минут на том месте не было ни единой косточки. И
с приятелями твоими сейчас то же самое. Так что лучше послушайся меня -
может жив останешься.
- А не врешь? - настороженным тоном поинтересовался разбойник.
- Хочешь, сходи и сам проверь, - отозвался Шеттавос. - Только я бы на
твоем месте не делал бы такой глупости.
- Ладно, убедил, - примирительно сказал разбойник. - Давай
познакомимся, что ли...
В последовавшем за тем недолгом разговоре выяснилось, что нового
приятеля Шеттавоса зовут Лауд и осужден он за дерзкую попытку убийства
жреца Сета с целью ограбления. В свою очередь колдун рассказал Лауду об
опасностях, подстерегавших человека на Клыке Теней.
Выяснив таким образом отношения, они двинулись на поиски пищи.
Результат оказался неутешительным. Уже в нескольких футах от берега
дно крутым обрывом уходило вниз, не давая прибежища крабам и мелкой
рыбешке. В долгом поиске съестного они даже не заметили, как быстро
закончился день. Солнце скрылось за горизонтом. Вскоре на остров должна
была опуститься непроницаемая тьма ночи. Пора было позаботиться о ночлеге.
После недолгих поисков они обнаружили более-менее плоский и широкий
камень, на который можно было улечься без особой опасности скатиться в
какую-нибудь яму или в воду. Нагретая за день скала была теплой, и люди,
утомленные тюрьмой, переездом на остров и местными страхами, почти
мгновенно уснули на жестком ложе.
Шеттавос проснулся посреди ночи, в час волка. Открыл глаза и тихо
повернул голову, высматривая Лауда. Тот как ни в чем ни бывало спал,
словно ничего и не произошло. Голова его склонилась налево и Шеттавос
видел теперь его затылок. Правая рука разбойника лежала на животе, левая
была откинута в сторону.
Бесшумно, чтобы не разбудить соседа, Шеттавос протянул правую руку в
сторону в поисках подходящего камня. Вскоре его пальцы нащупали увесистый
обломок скалы, удобно легший ему в руку. Пододвинув его поближе, он слегка
поворочался, словно делая вид, что поудобнее устраивается на жестком ложе,
одновременно непрерывно следя за Лаудом. Тот явно не желал ни на что
обращать внимания, сморенный долгожданным спокойным сном.
Шеттавос устроился поудобнее на левом боку, еще раз тщательно
прицелился, уже держа в руке камень.
И нанес точный, тяжелый удар в висок Лауда.
Тот громко хрюкнул, руки его слегка дернулись и тело вновь спокойно
застыло, распростертое на камне. Череп его, и без того сплюснутый, стал
теперь почти плоским. По руке Шеттавоса потекла липкая струйка. Толстяк
напряженно замер, сжимая в руке камень и готовясь повторить удар, однако,
в этом не было необходимости.
Он достиг своей цели.
Теперь оставалось только дождаться рассвета.
Свежевать добычу в полной темноте было неудобно.

Утром следующего дня выспавшийся Шеттавос принялся за дело. С помощью
крупного куска морской раковины с острыми краями, он начал отделять от
тела тонкие полосы мяса, раскладывая их на камнях, уже прогретых солнцем.
Обработанный таким образом разбойник сумел поддержать жизнь Шеттавоса в
течении еще некоторого периода времени. Полностью поглощенный своим
занятием, толстяк не заметил, как солнце перевалило за полдень. К этому
времени работа его была практически завершена. То что осталось от Лауда,
представляло собой неаппетитный набор ливера и костей. Все съедобные части
уже провяливались в тени Клыка, на нагретой солнцем скале. Шеттавос
некоторое время колебался, как именно поступить с останками - выбросить в
море или скормить чудовищу. По здравому размышлению, он выбрал первое,
благоразумно решив не дразнить монстра.
Вымывшись и отдохнув от мясницкого труда, он принялся размышлять над
своей дальнейшей судьбой.
Положение было не из лучших. Остров находился довольно далеко от
берега и обладал скверной репутацией, поэтому нечего было и думать о
визите каких-нибудь местных жителей. О галере, доставлявшей сюда
осужденных речи вообще не было. Остров, судя по всему, был совершенно
безжизнен. Во всяком случае, Шеттавос, во время своих вчерашних
перемещений по Клыку не заметил нигде даже чахлого кустика. Похоже, здесь
не было и деревьев. Оставалось одно - тщательно осмотреть весь остров в
поисках чего-нибудь, что помогло бы ему убраться отсюда.
Кроме того, Шеттавос хотел посмотреть на вершину Клыка Теней, на то
самое место, где когда-то человек-дракон произносил свое заклятье.
Возможно, это тоже могло помочь ему в изменении своего положения.
Около двух часов понадобилось ему, чтобы обойти остров кругом.
Результат обхода оказался неутешителен. Камни и песок, ни единого
деревянного обломка не было на пустынном берегу.
Оставалось только подняться на вершину Клыка. Может быть, ключ к
спасению находился там.

Спринский Василий - То, Что Приходит На Зов => читать онлайн книгу далее