А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Абсолютно все.
– Фугасный. Ориентир 74.
– Принято. Фугасный 74.
Всего мгновение Мааст смотрел на крохотное здание далеко под самолетом. Это была работавшая на жидком топливе электростанция, совсем незначительное сооружение, которое снабжало электроэнергией подземку.
Еще мгновение и взрыв разнес электростанцию.
– Фугасный. Ориентир 74+1.
– Фугасный 74+1.
Еще две секунды и новый взрыв.
– Зажигательный. 74+1.
– Зажигательный 74+1.
Здание охватило сверкающее пламя; вспыхнуло белое сияние; поблекло; вспыхнуло снова.
– Зажигательно-разрывной. 74+2.
– Принято.
Как только глухо шлепнулся второй зажигательный снаряд, внизу стал разрастаться шар пламени сочного оранжевого цвета, превращаясь в уродливую опухоль на развалинах электростанции. Вся территория вокруг станции площадью не менее двух с половиной квадратных километров полыхала огнем. Пора переносить внимание на другое место. На какой-нибудь другой окраине.
Он выбрал тесно застроенную территорию, где фабрики и дешевые дома буквально лепились друг к другу. В центре этой застройки находилось скопление газохранилищ. Трех зажигательно-разрывных оказалось достаточно; в считанные минуты пламя занялось широкой полосой почти километровой длины.
Мааст снова перенес внимание, словно бог-дилетант, подгоняемый тем, что творит.
Была взорвана еще одна электростанция (двух фугасов хватило, чтобы стереть ее с лица земли и поджечь вокруг большую территорию); угасавшему пожару в доках тоже пришлось добавить силы парой зажигательно-разрывных.
Возбуждение Мааста нарастало. Он опустил свой вертикальник до тысячи двухсот метров над городом. В его голове зародилась идея. Он слишком высоко… слишком сторонний наблюдатель. В горле пересохло, тело покрылось испариной. Он перевел автопилот машины в режим медленного, но неуклонного снижения. Почти незаметно для постороннего наблюдателя самолет начал падать.
Но он был еще высоко.
Еще цели. Его рука стала влажной от непрерывного переноса пальцев с тумблеров радиосвязи на селектор выбора ориентиров и обратно. Рисунок уничтожения начинал приобретать форму.
На окраинах города, почти у подножия гор, дома надвигались друг на друга, забираясь на задние дворы соседних, отвоевывая у них пространство. Здесь разрывные гранаты разбрасывали пламя, словно пыль. Дрожащие шрамы огня расползались по кромке города, постепенно соединяясь в длинные, похожие на удары плетью, полосы. Эти оранжевые полосы вяло перекатывались, приближаясь к еще нетронутым огнем пригородным кварталам.
– Капитан Мааст, сэр! – вмешался в его упоение зрелищем голос Андрика.
– В чем дело? – рявкнул он, позабыв, что лейтенант в равной с ним мере способен потребовать внимания к своей персоне, пока идет уничтожение.
– Сообщение о ракетных установках. Они будут здесь завтра к вечеру.
– Черт с ними, – ответил Мааст.
Самолет вертикальной посадки все еще медленно падал. Оборвав связь с Андриком, он проверил высоту. 1140 метров. Машина уже ниже лагеря.
– Таарук!
– Сэр?
– У вас еще много зажигательных?
– Около двух тысяч, сэр.
– Хорошо. У вас, Рууд?
– Немного меньше.
Следующий ориентир он выбрал почти наугад. Фугас и зажигательный снаряды взорвались разом. Полукруг огня выглядел безобразной глубокой резаной раной на теле города.
– Сэр! – Это снова был голос Андрика.
– Слушаю? – рявкнул Мааст в ответ.
– Атомная электростанция уже почти в зоне пожара.
Мааст посмотрел в свой список объектов, но сразу не смог ее отыскать.
– Громыхните по ней фугасом.
– Принято.
Взрыв прогремел в большом комплексе зданий у самой кромки одного из более коротких языков пламени, лизавших нетронутые кварталы. Вздыбленные конструкции осели, но пожар не возник.
– Фугасным. Еще раз!
– Принято.
Одно из зданий вздрогнуло и его охватило пламя.
Самолет был на высоте 1050 метров.
Большая площадь внутри горевшего по краям города выглядела неповрежденной и он искал ориентир. Каких-то солидных целей не было: дома, несколько фабрик, школы, здания пожарных частей. Бомбардировать последние вовсе смешно. Он снова и снова требовал зажигательно-разрывных снарядов. Пятна пламени ярко вспыхивали, увядали, потом занимались ровным пожаром. Он был предельно сосредоточен на целях и едва ли ощущал встряски самолета в восходящих термальных выбросах.
Гибель города была в руках одного человека. Совет решил, что такова его судьба, но вершил ее он один. У него дрожали руки от одной мысли о неограниченности своей власти.
Он все еще слишком высоко. Он видит пламя, но не чувствует его. Машина продолжала неумолимо падать.
– Сэр! – Это был Андрик.
– Да?
– Ваши координаты? Мы больше не видим вас на экране.
Мааст взглянул на альтиметр и увидел, что его показание приближается к 600 метрам.
– Я переместился на другую сторону долины. – Он посмотрел в иллюминатор вниз. Вокруг города было замкнутое кольцо огня, разорванного руслом реки. – Стало слишком жарко.
Андрик молчал. Не заподозрил ли он неладное?
– Я возвращаюсь в лагерь. Приготовьте место для посадки.
Пауза.
– Принято. Сэр.
Заговорил Таарук:
– Капитан Мааст.
– Да. Таарук?
– Дайте нам цели для бомбардировки. Мои люди возбуждены. Они горят желанием покончить с городом.
Мааст снова поглядел в смотровое окно, вспомнив одну из первых своих ликвидаций, когда командовал батареей минометов. Возбуждение, которое вызывали зажигательные мины, падавшие с большой высоты на головы истреблявшихся, было заразительным.
– Огонь по собственной воле. Без конкретных ориентиров.
– Принято. Никаких ориентиров. Тотальное уничтожение.
– Тотальное уничтожение, – эхом отозвался Андрик.
Мааст поднялся с кушетки и его бросило на переборку. Лежа ничком, он не отдавал себе отчета в том, как сильно швыряет самолет вертикального взлета в бушевавших над городом восходящих потоках и воздушных ямах.
Он добрался до пульта управления, снял автоматический режим и повел машину вручную.
Пожар распространялся по городу с ужасающей скоростью, с ревом стремясь к его центру. Неимоверной силы ветер со скоростью пары сотен километров в час бушевал над долиной и в городе, забавляясь с огнем и распространяя пожар в ускорявшемся темпе.
Он повел машину прямо вниз к площади, целясь на небольшое открытое между зданиями пространство. В тридцати метрах от земли он замедлил посадку и со свойственной только военным точностью приземлил машину в центре площади носом на север.
Он поднялся из кресла прошел по грузовому отсеку и открыл задний люк. Затем спрыгнул на землю.
Пламя он видеть не мог, небо во всех направлениях было окрашено в жуткий желтый цвет. Неподалеку разорвался снаряд, вероятно фугасный. Воздуха, казалось, вообще не было. Здесь, в самом оке урагана огня не было не только ветра, но и малейшего движения воздуха.
Создавалось ощущение, что здания колышутся у него перед глазами. Он ощутил головокружение. Совсем рядом взорвался зажигательный снаряд, но не воспламенился.
Может быть, нет кислорода?
Монотонный гул, которому он подсознательно отводил место где-то на расстоянии от себя, стал нарастать со всех сторон. Рев усиливался. Действительно приближается, или просто стал громче? Ответить на этот вопрос он не мог.
Мааст зашатался и упал на колени.
Одно из обрамлявших площадь зданий, – внушительное сооружение из громадного тесаного камня с толстыми стенами из естественного гранита и резными каменными колоннами – взметнулось в воздух и стало осыпаться дождем, напоминавшим хлопья охваченной пламенем бумаги. Здание слева от него развалилось, разлетевшись от места взрыва раскаленными до бела кусками бетона.
Рев достиг своего пика. Громче он просто не мог стать.
Зажигательно-разрывные снаряды падали всюду вокруг него, превращаясь в белое жидкое пламя. Самолет вертикального взлета-посадки расплавился и затопил Мааста.
Ураган огня набрал полную силу. Команда на уничтожение выполнена.

1 2