А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Когда дверь за Полом и Амарантой закрылась, она проворковала елейным тоном:
– Эти двое стремятся использовать любой шанс хоть немного побыть наедине. Знаете, мы все надеемся, что они поженятся. Недавно мой племянник, отец Пола, зондировал… как это сказать?
– Почву? – сухо подсказала Диана.
– Совершенно верно. Как вам известно, мы, я имею в виду старомодных греков и киприотов, считаем, что женитьба по сговору оправдывает себя.
– Даже несмотря на то что они кузены? – спросила Диана, но затем быстро поправилась: – Правда, они не кровные родственники…
Старая леди покачала серебряной головой:
– Нет, в этом нет препятствий. Это была бы чудесная пара. А теперь расскажите мне о себе и о той работе, которую вы взяли на себя. Я слышала, что вы как-то связаны с доктором Теодором Александросом, который имеет практику в Вароше. Говорят, он женат на англичанке?
Диана кивнула:
– Кириа Александрос – моя кузина.
– И несмотря на различие национальностей, у них счастливый брак?
Старушка посмотрела на Диану проницательно, даже, как показалось той, подозрительно.
– Да, они очень счастливы. У них две малышки.
– Это хорошо. Я знаю, что такие браки иногда могут быть удачными. Отец Пола не нарадуется на жену-англичанку. Но я все же думаю, что лучше выбирать девушку своей национальности. Вы согласны?
«Неужели она подозревает, что я положила глаз на Пола?» – испуганно подумала Диана и сдержанно ответила:
– Несомненно. Моя мама из Дании, но я родилась в Англии и даже не помышляла выйти замуж за кого-то, кроме англичанина. Я имею в виду свой первый брак, о втором я даже не думаю.
Тетя Пенелопа сразу же смягчилась:
– Уважаю вашу позицию. Я сама овдовела очень рано, будучи еще совсем молодой и бездетной, но так и не допустила, чтобы какой-то другой мужчина занял место моего дорогого мужа.
К облегчению Дианы, вошла служанка Анастасия с подносом, на котором стояли чашки ароматного кофе, и девушка была избавлена от необходимости продолжать этот довольно неприятный разговор. Вскоре от старой леди вернулись Пол с Амарантой, отдавшие визит вежливости, и через несколько минут, попрощавшись, гости уже ехали по хорошей дороге, окаймленной эвкалиптовыми деревьями. Они держали путь к мечети Хала-Султан-Текке, где покоился прах родственницы пророка Мухаммеда. Мечеть, расположенная на берегу Соленого озера, привлекающего к себе диких животных, была построена в давние века на том самом месте, где Умм Харам, атакованная «генуэзскими язычниками», как гласит предание, упала с мула и сломала «прозрачную тонкую шейку».
Само Соляное озеро оказалось так красиво, что у Дианы, пришедшей в восторг от красок воды, неба и ярких птиц, парящих над ними, появился соблазн задержаться здесь. Но Пол повел ее прямиком в мечеть, остановившись только у дверей, чтобы оставить, по обычаю, обувь у входа.
Там собралось много людей, желающих войти внутрь, преимущественно мужчин. Присоединившись к ним, Диана с Полом направились в конец огромного здания, где находилось священное место мусульманского мира, как тихо объяснил ей Пол.
– Полагают, – прошептал он, – что гробница святой покоится между громадных камней, которые чудодейственным образом доставили из Палестины. Но вам придется напрячь свою фантазию. Все самое важное тщательно укрыто, так как считается слишком священным для человеческого взгляда.
И в самом деле там на первый взгляд не было ничего особенного. Гробницу покрывал красивый занавес, украшенный искусной золотисто-зеленой вышивкой. Но Диана неожиданно для себя ощутила какую-то удивительную и волнующую атмосферу благочестия мусульманских паломников, дававших здесь выход своим чувствам на протяжении многих веков, благоговея перед великой святой. Они с Полом бродили босиком по прекрасным коврам, покрывавшим огромный пол, пока не заметили, что стало темнеть. Дневной свет все еще владел миром, но там, где небо раньше было голубым, появился налет розоватого золота. Этот цвет напомнил Диане, ощутившей резкий укол боли, розу Альберта, предмет ее гордости и радости, лучший цветок в маленьком английском саду рядом с домом, который снимали они с Ральфом.
– Сейчас самое время немного полюбоваться озером, – заметил Пол. – Мы успеем вернуться в Никосию до наступления темноты. Вы не очень устали?
Но по какой-то непонятной причине Диана чувствовала не столько усталость, сколько уныние.
– Если вы не возражаете, на сегодня уже достаточно, – сказала она. – Я хотела бы поехать домой.
И тут же прикусила губу, подумав: «Разве это мой настоящий дом? Возможно, у меня уже никогда не будет своего дома». Пол бросил на нее странный взгляд.
– Что-нибудь не так? – нахмурился он. – Надеюсь, это не тетя Пенелопа вас расстроила?
– Нет, конечно. Почему вы так решили? – поспешно отозвалась Диана.
– Ну, я не знаю! Но в любом случае я доволен нашей экскурсией. Между прочим, тетя Пенелопа и Амаранта от вас в восторге.
– Они были весьма любезны и гостеприимны. Я получила огромное удовольствие от знакомства. Просто немного расклеилась, вот и все.
– И как следствие теперь подавлены. Я сожалею, Диана. Сам я довольно вынослив и забываю, что другие, особенно женщины, не такие крепкие.
Диана улыбнулась, почти равнодушно заметив, что Пол в кои-то веки назвал ее по имени.
– Мои мышцы в порядке, – заверила она. – Скорее это умственная усталость, что меня очень беспокоит.
Он вновь извинился, заметив, что с его стороны было непростительно утомлять спутницу. Но Диана прекрасно знала, что ее состояние вовсе не результат умственного перенапряжения или физической усталости. Все из-за глупого женского сердца и внезапного осознания того, что у нее нет дома. Не странно ли, что в ее память ворвался заботливо выращенный сад, а не муж, который любил сидеть там летними вечерами и курить, счастливый, как она наивно думала. Нет, это странное чувство потери и одиночества не было связано с Ральфом. Его спровоцировал мужчина, сидящий сейчас рядом и внимательно наблюдающий за дорогой. Мужчина, который говорил с ней этим утром так резко, совсем не щадя ее чувств. Теперь она знает, что он думал о ней там, на борту корабля, когда она отказалась выслушать его объяснения и принять извинения за грубое и эгоистичное поведение. «Бесчувственная и не любившая вдова, холодная и несчастная» – вот какой ее видел Пол. Правда, он сразу же извинился, но жестокие слова до сих пор отдавались в сердце болью. Несомненно, Амаранта, эта красотка, к которой он, наверное, неравнодушен, уже подарила ему свою доброту и нежность, так важные для него. «Но что мне до этого?» – терзала она себя. И ответ был довольно прост: «Абсолютно ничего!»
Глава 6
В дороге Пол и Диана почти не разговаривали друг с другом и сделали всего одну остановку, чтобы перекусить теми сандвичами, которые заботливо приготовила Эмма.
– Не хотите размяться? – предложил Пол. – На том лугу, что мы проехали, я видел несколько красивых ирисов.
Немного поколебавшись, Диана вышла из машины, и Пол последовал ее примеру. Осмотревшись, он осторожно двинулся вдоль кромки луга и сорвал для Дианы несколько прекрасных цветов.
– Это, конечно, не оранжерейный букет, – извинился он с мягкой улыбкой, – но все равно лучше, чем ничего. Моя сестра говорит, что цветы – это лучший подарок, чтобы утешить и ободрить. Хотя, боюсь, она имела в виду не полевые ирисы.
Однако девушка приняла букет с истинным удовольствием.
– Полевые мне нравятся гораздо больше. Я называю их дикими гладиолусами. Наверное, это предки наших английских цветов.
– По-моему, вам сейчас нужен не утешительный приз, а хороший отдых, – заявил вдруг Пол, внимательно глядя на Диану. – Почему бы вам не взять завтра выходной и не поваляться в постели? Я позвоню Георгиосу и объясню, что слишком утомил вас работой.
Но Диана отказалась, заявив, что для отдыха ей вполне достаточно пораньше лечь спать. Но она умолчала, что в ее нынешнем беспокойном состоянии души последнее, чего она хотела бы, – это избыток свободного времени для горьких мыслей.
Войдя в пансион, она сразу же наткнулась на Йоланду, пребывающую в прекрасном расположении духа.
– Как хорошо, что ты вернулась, Диана! – радостно воскликнула итальянка, сияя как начищенная монета, и вдруг ее взгляд остановился на ирисах. – Где ты их нарвала?
– Пол набрал их для меня на лугу, где мы сделали привал, – ответила Диана и сразу же немного враждебно подумала: «Хорошо, что это был Пол. Если бы меня привез Михаил, она бы сейчас не улыбалась».
Йоланда в эту минуту тоже вспомнила о Михаиле.
– Михаил пригласил меня на праздник, – сообщила она, и ее черные миндалевидные глаза оживленно заблестели. – Мы сначала где-нибудь поужинаем, а потом пойдем в ночной клуб. Они с Георгиосом наградили меня премией за хорошую работу, а я сбегала в магазин и купила новое платье ради такого случая. Сейчас принесу его, чтобы ты оценила. Если хочешь, конечно. – Затем она добавила умоляющим тоном: – Михаил надеемся, что ты согласишься пропустить разок урок греческого. Он думает, что ты и так сегодня слишком устала.
– Он прав, Йоланда. – Диана вымученно улыбнулась. – И как только я увижу твою обновку, то сразу же упаду в кровать. Надеюсь, мои сны не будут омрачены завистью.
– Но ты ведь не ревнуешь, мы идем вдвоем с Михаилом, – запинаясь, выпалила итальянка и как-то странно посмотрела на Диану. – Ты… ты же видишь его гораздо чаще, чем я!
– Боже мой! Конечно нет! – устало воскликнула Диана. – Ты можешь идти с кем хочешь, с тем, кто тебе нравится. Я просто неудачно пошутила. Ладно, я пошла к себе.
Лицо Йоланды мгновенно прояснилось.
– Я сейчас принесу платье! – воскликнула она и умчалась.
Через несколько минут Йоланда вошла в комнату Дианы, держа в руках нечто шифоновое в оранжевых тонах.
– Просто очаровательно, – заверила ее Диана. – А как насчет обуви и сумочки?
– У меня есть золотистые туфли. К ним была и сумочка, но она так вытерлась, что я ее недавно выбросила.
– У меня есть одна подходящая, можешь ее позаимствовать, если хочешь. – Диана, лежа на кровати, указала рукой на один из ящичков шкафа. – Мне подарила ее тетя, когда я гостила у них. Сумочка завернута в оберточную бумагу, я еще ни разу ею не пользовалась.
Итальянка метнулась к ящику и сразу же нашла сверток.
– Я вижу, ты все еще хранишь эти пилюли от бессонницы, – беспечно заметила она.
– Совсем про них забыла! Надо было отдать их Тео, мне они совершенно не нужны. Ну, что ты думаешь о сумке?
Йоланда уже успела снять бумагу и теперь восхищенно рассматривала сумочку.
– Ой, какая красивая! Спасибо, что предложила ее мне. Обещаю, что буду обращаться с ней очень аккуратно.
Йоланда подбежала к Диане и благодарно поцеловала ее, затем, мурлыкая себе под нос веселую мелодию, вышла из комнаты. Диана узнала незатейливую неаполитанскую песенку о любви, которую однажды слышала от своих четырнадцатилетних учеников.
Диана спала очень крепко и утром почувствовала себя заново родившейся. Когда она вышла в столовую, чтобы позавтракать в компании соседей по пансиону, кириа Агата, разливая кофе, обмолвилась, что Йоланда оставила на своей двери записку с просьбой не будить ее.
– Думаю, она получила выходной в агентстве, где вы обе работаете, – простодушно заметила она. – Молодые руководители гораздо добрее и заботливее, чем работодатели старой закалки. Жаль, что вы не смогли вчера пойти на вечеринку, кириа Мортон.
«Вечеринка!» – усмехнулась Диана, но воздержалась от каких-либо комментариев, помня о старомодных взглядах своей хозяйки. Старушка строго осуждала девушек, осмеливающихся выходить в свет без сопровождения пожилой дамы. А уж новость, что Йоланда провела весь вечер наедине с мужчиной, повергла бы ее в ужас. Поэтому Диана уклончиво пробормотала, ковыряя ложкой в сочном грейпфруте, что весь день усердно работала, очень устала и вечером хотела только одного – поскорее лечь в постель.
Придя в офис, она обнаружила, что Михаил, по-видимому, тоже решил устроить себе поздний подъем. Георгиос, который уже приступил к работе, не был особенно доволен этим обстоятельством. Похоже, даже его терпение подходило к концу. – Не думаю, что Йоланда задержится надолго, – попыталась Диана успокоить друга. – А пока я помогу с сортировкой почты.
– Меня выводит из себя не то, что они опаздывают, – буркнул Георгиос. – Присядь-ка, я объясню, что меня действительно волнует.
Некрасивое выразительное лицо Георгиоса было таким встревоженным, что Диана даже почувствовала жалость к этому добряку.
– Что-нибудь случилось? – спросила Диана, садясь напротив него.
– Пока нет, – ответил Георгиос, нервно барабаня пальцами по столешнице. – Но случится, если Михаил не одумается. Йоланда по нему сохнет, неужели ты сама не видишь?
– Я знаю, что она считает его очень привлекательным. Впрочем, так думает большинство женщин. Он и на самом деле сногсшибательно красив.
Георгиос так и подскочил на стуле:
– Только не говори мне, что ты тоже попала под его чары!
– Я – нет, и никогда не влюблюсь в него, – улыбнулась Диана. – Михаил мне нравится, но не больше, чем ты. Я считаю вас отличными партнерами и горжусь, что работаю в «Афродите».
Георгиос немного расслабился и довольно усмехнулся.
– Спасибо, моя дорогая, – растрогался он, затем вновь нахмурился. – Большинство девушек, которым Михаил вскружил головы, были нашими землячками. А они-то твердо стоят на ногах, никогда не принимая желаемое за действительное. Йоланда же, как я говорил тебе раньше, очень хорошая девушка, но, к сожалению, неврастеничка.
Диана немного помолчала. У нее сложилось такое же впечатление об итальянке, но согласиться сейчас с Георгиосом она не могла, считая это предательством.
– Йоланда действительно слишком эмоциональна и темперамента, – неуверенно кивнула она, – но мне кажется, что она влюбилась в него по-настоящему. Если Михаил не отвечает бедняжке взаимностью, то лучшее, что он может сделать, – это прекратить морочить ей голову. Тогда, возможно, Йоланда начнет искать спутника жизни в другом месте.
– А я ему что твержу? Но он поразительно наивен в некоторых вопросах. Парень начисто лишен тщеславия, несмотря на свою внешность. – Георгиос безнадежно покачал головой. – Михаил только рассмеялся и заявил, что, если он время от времени приглашает куда-нибудь этого одинокого ребенка, это еще не повод, чтобы влюбиться. – Он тяжело вздохнул. – Я ужасно не люблю вмешиваться в чужие дела, но тут уж ничего не поделаешь. Нам не нужны лишние неприятности.
Вскоре пришел Михаил, как всегда бодрый и жизнерадостный, и сразу же поинтересовался у Дианы, как она съездила в Ларнаку и видела ли там Амаранту.
– Видела, – равнодушно ответила она. – Но в целом это был очень трудный день – я пыталась сконцентрировать все внимание на том, что говорил мне Пол обо всех этих древностях.
Михаил улыбнулся:
– На старину Зенона это очень похоже. Он предпочитает проводить время, восхищаясь пыльными статуями Афродиты с отбитыми носом и руками, а не в обществе какой-нибудь знойной красотки.
– Жаль, что ты не следуешь его примеру хоть иногда, Михаил, – сурово заметил Георгиос.
– Я еще слишком молод, старина, – рассмеялся Михаил. – Помнишь слова английской поэмы: «О, как они недолги, годы вина и роз!»
– Декадентская чепуха позднего викторианства, – сердито отрезал Георгиос. – Лучше оставайся верен Гомеру, раз уж тебя потянуло на поэзию.
К счастью, пронзительный телефонный звонок положил конец спору партнеров, и Диана, воспользовавшись удобным случаем, сбежала в свой маленький офис. Она думала о том, что Георгиос и Михаил не очень хорошо знают старину Зенона, который явно положил глаз на прелестную кузину, восхитительную Амаранту. Диана начала разбирать бумаги, и тут как раз позвонил Пол.
– Вы пришли в себя? – бодро спросил он. – Еще раз хочу извиниться, что так утомил вас.
– Я в полном порядке, спасибо.
– Отлично. Отдохните от меня немного. Есть очень хорошие новости, я только что рассказал Михаилу и Георгиосу…
– Вы возвращаетесь в Ларнаку? – Сердце Дианы глупо замерло, но голос оставался спокоен.
– Боже мой, вы, вероятно, умеете читать мысли! Да, я поеду туда, но попозже. Сейчас надо наверстать упущенное время. Поздравьте, я получил разрешение начать раскопки на месте обнаружения старинного поселения в нескольких милях от Кирении.
– Пол, это просто чудесно! Я очень за вас рада!
– Спасибо. Я взволнован, как школьник! Страсть как хочется начать! Но сначала необходимо уладить некоторые формальности. А к тете я еду, чтобы задобрить старушку. Она приняла мой сверхэнтузиазм за невоспитанность.
Диана рассмеялась и заметила вскользь:
– Надеюсь, Амаранта отнесется к вам более благосклонно.
– Уверен, что так, – радостно ответил Пол. – Кстати, между этими делами я запланировал экскурсию на Пафос для вас.
– Вам не стоит срываться с места, – запротестовала она. – Я вполне могу поехать с группой Михаила, заодно послушаю, что он говорит.
– Да, это вариант. У него тоже есть чему поучиться.
И со своим неизменным «Увидимся!» он отключился, оставив Диану в растрепанных чувствах. С одной стороны, она радовалась, что у Пола появился шанс провести раскопки, с другой – она не могла дождаться встречи с ним. Диана не пыталась разобраться в себе, но почему-то немного стыдилась. Чтобы немного отвлечься, она погрузилась в работу и написала довольно сложное письмо в Стокгольм. Немного погодя Михаил принес часть корреспонденции, которая пришла этим утром.
– Йоланда задерживается, – пояснил он. – Ты не будешь возражать, если я подкину тебе пару срочных вопросов? Я набросал карандашом ответы, надо только напечатать.
– Конечно. Я сделаю это прямо сейчас и занесу тебе. Надеюсь, Йоланда не обидится.
– Что ж, она сама виновата, – резко ответил он. – Георгиос задал мне взбучку из-за того, что я слишком легкомысленно отношусь к ней, мол, она-то чуть ли не влюблена в меня. Неужели и ты считаешь, будто мне следует избегать ее? Ты ведь не думаешь, что я хочу соблазнить Йоланду?
– Мне кажется, Георгиос прав, – задумчиво проговорила Диана. – Но в данном случае надо быть тактичным и пощадить ее самолюбие. Только вам с Георгиосом не стоит целиком полагаться на мое мнение. Я слишком далека от любовных проблем. К тому же я ненамного старше Йоланды.
– Замужние женщины всегда мудрее, чем незамужние! – убежденно заявил Михаил. – Хотя тебя трудно представить почтенной матерью семейства. В глазах друзей ты приятная женщина, удивительно спокойная и очаровательная. Это мое мнение о тебе.
Диана насмешливо посмотрела на собеседника.
– Ничего удивительного, что влюбленные девушки ходят за тобой толпами, ведь ты засыпаешь их такими милыми комплиментами, – пошутила она. – К счастью для нас обоих, я к ним равнодушна. Так что будь хорошим мальчиком, дай мне сделать мою работу.
Минут через сорок в офисе появилась Йоланда. Она прибежала наверх к Диане, чтобы забрать у нее письма, при этом вела себя вполне дружелюбно и явно была рада, что ответы напечатаны и готовы к отправке.
– С моей стороны, конечно, отвратительно проспать, – хихикнула она. – Но я отработала так много сверхурочных, что даже Георгиос не вправе на меня сердиться. Даже если он и сердится, то не показывает виду. Мы с Михаилом прекрасно провели вчера время. У меня никогда в жизни не было такого замечательного праздника.
– Редкие удовольствия делают нас лучше, – философски заметила Диана.
После разговора с Георгиосом и Михаилом она чувствовала себя немного неловко, но постаралась говорить с девушкой так приветливо, как только могла. Однако мнительная итальянка недовольно надула губки.
– Что с тобой случилось, Диана? Ты говоришь, как старомодная директриса. Мы с Михаилом так сблизились, что он наверняка опять пригласит меня куда-нибудь. Не в такое шикарное место, как вчера, конечно, – поспешно добавила она, – куда-нибудь попроще, например в кино. Мне и этого хватит, ведь рядом с ним я так счастлива!
– Очень хорошо, но тебе пора вернуться к своим обязанностям. Поболтаем дома, моя дорогая.
– Конечно. Диана, тебе не кажется, что Георгиос как-то странно ведет себя со мной в последнее время?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16