А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— Пока ты скрываешься на чужих кухнях, тебе не обзавестись собственной.
Он почти повторил слова ее отца!
— Но у меня уже есть собственная кухня, — напомнила она. — Ты сам ее видел.
— Не делай вид, будто ты меня не понимаешь, нетерпеливо перебил он. — Я хотел сказать…
— Я знаю, что ты хотел сказать, Гейб, — небрежно прервала она. — Послушать тебя, так мне просто необходима собственная кухня! — Она передернулась, вспомнив свой брак. — Я счастлива, Гейб, — заверила она и подхватила сумочку. — Спасибо за кофе, — добавила она, собираясь уходить.
— Еще раз до свидания, — откликнулся он. Джейн застыла, пораженная его грубоватой мужской красотой и насмешливым блеском в глазах под приподнятыми бровями. Но этот человек внушал ей страх.
— Вот именно, — подхватила она. — Но похоже, ты терпеть не можешь прощаться.
— А ты уверена, что хочешь уйти?
— Ну конечно! — выпалила Джейн. — Ты…
— Джейн, я должен кое в чем признаться… нерешительно начал он.
Она насторожилась: сегодня он и без того сказал слишком многое.
— В чем? — сухо спросила она. Он вздохнул.
— Видишь ли, я не знаю, насколько ты дружна с Фелисити…
— Я же объясняла: с Уорнерами я знакома недавно. Я просто добивалась справедливости, многозначительно сказала она.
Он насмешливо закивал.
— Твое мнение о моих методах работы мне уже известно, — саркастическим тоном продолжал он. — Ты должна знать другое — на всякий случай, если Фелисити сочтет своим долгом поделиться тайной.
В общем, в выходные я обмолвился Ричарду, что был бы рад поужинать с ним, его женой и с тобой, — признался он и затаил дыхание, ожидая реакции Джейн.
В любое другое время такое известие пробудило бы в ней ярость — она ненавидела подстроенные «случайности». Но сейчас она с трудом сдерживала улыбку. Пока она ломала голову, не зная, как разузнать адрес Гейба и снова встретиться с ним, он сам устроил следующую встречу. Но Гейбу незачем знать, что она хотела его видеть.
— Ты всегда добиваешься своего, — заявила она недовольным тоном. — Ну хорошо, Гейб, мы поужинали вместе. А теперь мне пора, — твердо закончила она.
— Может быть, лучше пожелаем друг другу спокойной ночи? — хрипло предложил он. — В словах прощания есть что-то трагическое, а пожелание спокойной ночи вселяет надежду — по крайней мере в меня — на следующую встречу.
Не сдержавшись, Джейн рассмеялась, покачивая головой. Что за несносный человек!
— Спокойной ночи, Гейб, — сдержанно произнесла она, когда отсмеялась.
— Видишь, как все просто? — довольно спросил он, провожая ее до двери и обнимая за плечи. — Веди машину осторожно, — напутствовал он.
В отличие от Джейн, которая поспешила захлопнуть дверь своей квартиры, Гейб проследил, как она вошла в лифт и нажала кнопку. Он стоял на пороге квартиры, пока двери лифта не захлопнулись.
Гейб напрасно напоминал ей об осторожности: Джейн была опытным водителем. Она знала, каким хрупким бывает металл и стекло. Стекло разбивается вдребезги, от удара металл становится неузнаваемым. Как тела людей, сидевших в машине…
Ей не пришлось опознавать труп Пола после аварии — эту тяжкую обязанность взвалил на себя ее отец. Едва узнав об аварии, Джейн попала в клинику и чуть не сошла с ума, потеряв ребенка. Ее беременность продлилась всего девять недель.
Об этом периоде своей жизни она всеми силами старалась забыть. Все навалилось сразу: смерть Пола и его предательство и потеря ребенка.
Она забеременела в самое неподходящее время: Пол почти не бывал дома, но Джейн уже не беспокоило его отсутствие — напротив, она радовалась одиночеству. Узнав о беременности, она поняла, что хочет иметь ребенка, спасти хоть какую-то частицу их брака, а может, и все сразу. Но Пол безжалостно лишил ее последней надежды, со смехом сообщив, что уходит к Дженнифер Вон. Он покинул дом и попал в аварию.
Скандал, который разразился после того, как в «БМВ» Пола обнаружили его труп и труп Дженнифер, Джейн едва сумела пережить. О случившемся писали все газеты, в них мелькали фотографии самой Джейн и Гейбриэла Бона, мужа Дженнифер, журналисты строили самые невероятные предположения и смаковали пикантные подробности.
Убитая горем, Джейн ничего не предпринимала, но через несколько недель пришла в себя и узнала, что Гейбриэл Вон разыскивает ее. Поразмыслив, она поняла, зачем понадобилась Гейбриэлу: почему-то он обвинил именно ее в том, что ее муж завел роман с его женой.
Тогда Джейн и решила, что Дженет Грейнджер должна исчезнуть, и не на несколько месяцев, а навсегда. Она выполнила задуманное, но не избавилась от страха перед Гейбриэлом Воном. Не перед тем Гейбом, который шутливо поддразнивал и целовал ее, — такой Гейб не внушал ей страха. Но человека, который побывал на прошлой неделе у Дафны и Дэвида Смайт-Робертс, который мог с такой ненавистью и презрением обвинять в эгоизме Дженет Грейнджер, определенно следовало опасаться.
Дженет Грейнджер просто исчезла, не оставив следов. Но Джейн Смит знала, что на этот раз так просто ей не спастись.
— Доброе утро, Джейн. Прекрасное утро для пробежки, правда? — дружески произнес Гейб, поравнявшись с ней.
При его неожиданном появлении Джейн сбилась с темпа, но лишь на минуту.
Утро и впрямь выдалось чудесным — свежим, ясным, какие иногда случаются в Англии в середине декабря. Снег растаял, за ночь дорожки в парке подмерзли. Совершенство нового дня подпортил только Гейб. Меньше всего Джейн ожидала встретить его в своем парке в семь часов утра.
Они бежали молча, Джейн решила вести себя как ни в чем не бывало. Утренние пробежки доставляли ей радость, она всецело сосредотачивалась на движениях рук и ног, забывая о своих тревогах. И это утро началось как обычно. Гейб без труда успевал за ней, словно и не проводил почти все время, сидя за столом.
— Дома я тоже занимаюсь бегом. — Он будто прочел ее мысли. — А в поездках бываю в тренажерных залах.
Очевидно, он старательно поддерживал форму: мышцы его живота и ног были крепкими и упругими.
— Приятно слышать, — сухо отозвалась она, глядя прямо перед собой.
Она ни за что не поверила бы, что они встретились в парке случайно. На прошлой неделе она как-то упомянула, что бегает в парке возле своего дома. Он разыскал ее дом и без труда вычислил парк, где она бывает. Джейн удивило только то, что он не поленился встать в такую рань и дождаться ее в парке. Гейб заметил выражение сосредоточенности на ее лице.
— Да, пока я ждал тебя, на меня многие поглядывали с любопытством. — Он опять прочел ее мысли.
На этот раз Джейн сразу поверила ему. В такое время в парке можно было встретить только бездомных, ночующих на скамейках, и фанатиков бега вроде нее самой. Гейб в своих дорогих новеньких кроссовках, шортах и футболке с длинными рукавами выглядел в парке чужаком.
— Неудивительно, — проворчала она, выбегая на асфальтовую дорожку.
По утрам в парке царила безмятежность. На верхушках деревьев пели птицы, издалека доносился приглушенный шум транспорта. Джейн вдруг поняла, что бег не доставляет ей привычной радости.
У ворот она остановилась и стерла со лба пот. Гейб тяжело дышал, хватая ртом воздух. Значит, он все-таки устал. Заметив ее пристальный взгляд, он нахмурился.
— В последний раз я побывал в тренажерном зале две недели назад. С тех пор мне было некогда — я преследовал самую скрытную и загадочную женщину в мире, — раздраженно объяснил он, увидев, что с лица Джейн так и не исчезла насмешка.
— Дженет Грейнджер? — уточнила Джейн.
— Тебя! — нетерпеливо поправил он. — Дай мне передышку, Джейн. Разве ты еще не поняла, что я вовсе не безжалостный хищник?
Она прищурилась, стараясь не показать, как удивлена последним замечанием.
— Значит, ради этого ты пощадил компанию Ричарда Уорнера? — усмехнулась она. — Чтобы произвести на меня впечатление?
Гейб замер, сердито блеснув аквамариновыми глазами.
— Знаешь, ты действительно самая… — он вдруг осекся и сжал губы. — Ты хотела оскорбить меня, Джейн? Или ты привыкла так себя вести?
Она вздрогнула, услышав эти слова. Неужели она и вправду привыкла говорить людям грубости? За последние три года с ней могло случиться что угодно…
— Извини, — неловко выговорила она, стараясь не встречаться с ним взглядом.
Гейб заметно расслабился и грустно улыбнулся.
— Что же дальше? — Он без труда сменил тему. — Ты вернешься домой и примешь душ? Или продолжишь истязать себя? — добавил он.
Джейн улыбнулась, зная, что этого он ждет.
— Дальше по плану кофе, круассаны и газеты, сообщила она. т Слава Богу! — он взял ее под руку и повел в ворота. — Я не прочь отдохнуть и выпить кофе.
— Отдыхать еще рано, — с улыбкой возразила Джейн. — Сначала я зайду за круассанами и газетами, потому побегу домой пить кофе. — Она усмехнулась, увидев, как он приуныл. — Но если на сегодня ты уже набегался, поступим иначе. — И она размеренным шагом направилась к маленькой кондитерской неподалеку от парка, где обычно покупала круассаны по дороге домой.
Как всегда, кондитерская была уже открыта, из дверей тянуло ароматом кофе. Несколько посетителей за столиками потягивали кофе с лучшими круассанами, какие доводилось пробовать Джейн.
Снаружи кондитерская казалась крошечной и ничем не примечательной. Гейб вопросительно поднял брови, шагая вслед за Джейн к прилавку.
— Доверься мне, — негромко посоветовала она.
— Ладно, — покладисто согласился он. Мужчина за прилавком отложил газету, присмотрелся, узнал Джейн и просиял.
— Джейн, дорогая! — воскликнул он с легким французским акцентом и выбежал из-за прилавка, чтобы поцеловать ее в обе щеки. — Тебе как обычно?
— Как обычно? — вполголоса повторил Гейб и удостоился недовольного взгляда спутницы.
— Сегодня я с другом, Франсуа, — объяснила она хозяину кондитерской. — Поэтому нам две порции круассанов и две чашки твоего бесподобного кофе.
И она повела Гейба к столику у окна.
— Сначала итальянец, теперь этот француз, — ворчал Гейб, недовольно оглядываясь на привлекательного Франсуа.
Джейн со смехом уселась напротив него.
— Да, у меня много друзей-иностранцев, — подтвердила она. — Но никто из них не доставляет мне больше хлопот, чем один знакомый американец.
Гейб ответил ей невинным взглядом.
— Я?
Джейн опять тихо рассмеялась.
— Гейб, роль несправедливо обвиненного тебе не идет!
— Но я… — Он замолчал: к столику подошел Франсуа с двумя чашками кофе и двумя тарелками круассанов, а также медом и маслом к ним. — Отличный завтрак, Франсуа, — обратился он к хозяину кондитерской. — Кстати, меня зовут Гейб Вон. — И он протянул руку.
Франсуа ответил на рукопожатие.
— Друзья Джейн — мои друзья, — заявил он довольно холодно.
Этот холодок не ускользнул от внимания Гейба. Как только Франсуа отошел, он обратился к Джейн:
— В каких отношениях ты…
— Он тоже женат, Гейб, — перебила Джейн. — Лучше ешь круассаны, — посоветовала она, зачерпывая ложечкой мед.
— Слушаюсь, мэм, — покорно отозвался Гейб и уставился в тарелку.
— Наконец-то я нашла способ заставить тебя замолчать! — тихо, почти про себя заметила Джейн через несколько минут, понаблюдав, как на лице Гейба отразилось сначала удивление, а потом блаженство. Первый же кусочек круассана он счел бесподобным. Джейн сама обожала эти мягкие слоеные рогалики, которые таяли во рту, вызывая шквал вкусовых ощущений.
— В Штатах этот парень мог бы стать миллионером! — потрясение пробормотал Гейб, когда к нему вернулся дар речи.
— Этому парню и здесь живется неплохо, — сообщила Джейн. — Так что больше не смей ревновать меня к нему!
Без круассанов Франсуа она не могла представить себе утро. Гейб откусил еще кусочек и опять расплылся в улыбке.
— Не будь он женат, я сам женился бы на нем, заявил он. — А ты умеешь печь круассаны, Джейн? — с надеждой спросил он.
— У меня они не получаются такими аппетитными, как у Франсуа, — призналась Джейн. Разговоры о браке ей не хотелось вести даже в шутку.
— Очень жаль. — Гейб намазал последний рогалик медом. — Значит, придется довольствоваться стряпней Франсуа!
Он был совершенно прав. Джейн понимала, что разговор у них шутливый, но удивлялась, как можно шутить подобными вещами. И не с кем-нибудь, а с Гейбриэлом Воном.
Глава 10
— Скажи, что бы ты делал, если бы сегодня утром не дождался меня в парке? — спросила Джейн, с наслаждением допивая вторую чашку кофе. На ее лице играла усмешка. Он пожал плечами.
— Я знал, что ты обязательно придешь в парк. Джейн отставила чашку и озадаченно уставилась на него.
— Почему?
— Ты не похожа на тех, кто бегает только в хорошую погоду. — И он восхищенно оглядел ее стройную фигуру.
Покраснеть и смутиться Джейн не успела.
— После вчерашнего роскошного ужина я счел своим долгом присоединиться к тебе, — добавил он с шутливой досадой. — Я не знал, в какое время ты бываешь в парке, но догадался, что не слишком поздно — работа не позволяет.
— А тебе не занимать настойчивости, — заметила она.
Гейб невозмутимо кивнул.
— Я унаследовал ее от отца…
— Политика, — сухо добавила Джейн.
— В отставке, — уточнил Гейб, но явно порадовался тому, что Джейн ничего не забыла.
— Как он сам говорит. — Джейн прекрасно помнила недавний разговор — как и все разговоры с Гейбом. — По выходным я обычно не занимаюсь бегом, — известила она Гейба, по-прежнему удивляясь его настойчивости. — Мне и так хватает беготни. И обычно я выхожу из дома позже, чем сегодня. А сегодня я встала так рано потому, что мне предстоит готовить для клиентов ленч.
— Значит, мне повезло. — Гейб остался доволен их совместным завтраком. — Было бы еще лучше, если бы мы не расставались со вчерашнего вечера, но я же понимаю, нельзя требовать все сразу, насмешливо заключил он.
— От меня — конечно, нельзя. — Джейн засмеялась и встала. Она уже отчаялась убедить Гейба прекратить подобные шутки — он не замечал ни ее недовольства, ни протестов. — Мне пора, — деловито сказала она, — работа ждет.
— И меня, мадам, и меня, — отозвался Гейб, направляясь за ней к прилавку. — Позвольте, я заплачу…
— Ни в коем случае! — возмутилась Джейн, протягивая деньги Франсуа. — Гейб считает, что в Штатах ты стал бы миллионером, Франсуа, шутливо заметила она.
— И лишил бы себя удовольствия каждый год платить непомерные английские налоги? — Франсуа с галльской выразительностью пожал плечами. — И потом, моя теща — англичанка, — сообщил он Гейбу, многозначительно закатывая глаза. — А упрямее тещи-англичанки не найдешь во всем мире! — И он вздохнул.
— Значит, пора порвать с этой страной, — сочувственно отозвался Гейб, явно наслаждаясь разговором.
— Она ни за что не отпустит со мной своих внуков и дочь, — уверенно покачал головой Франсуа. — Да и жена не согласится. — Он нахмурился. — Знаете, десять лет назад, когда мы только познакомились, она была милой, симпатичной и покладистой. Но с каждым годом она все больше походит на свою мать! — И он снова пожал плечами.
— Неужели вы не знали, что, выбирая жену, надо прежде всего посмотреть на будущую тещу? иронически поинтересовался Гейб.
— Прошу прощения, — вмешалась в эту мужскую беседу Джейн. Неужели Гейб готов часами болтать с кем угодно? Он умел находить общий язык с незнакомыми людьми и приспосабливаться к обстоятельствам. Странно… три года назад она считала его мрачным и нелюдимым. — Надеюсь, вы закончили?
Гейб с улыбкой повернулся к ней.
— Знаешь, я не прочь познакомиться с твоей матерью!
С Дафной он уже был знаком. И судя по всему, родители Джейн ему понравились.
— Мне придется тебя разочаровать, — язвительно откликнулась Джейн, — я совершенно не похожа на маму. Она милая, добрая и предана отцу с тех пор, как они познакомились. — Сама Джейн уже однажды побывала замужем и не хотела повторять печальный опыт.
Мужчины засмеялись, но улыбка на лице Гейба быстро померкла. На улице он взял ее под руку.
— Знаешь, Джейн, далеко не всем нам везет так, как нашим родителям, — грустно сказал он. — Иногда мне кажется, что счастливый брак моих родителей ввел меня в заблуждение: я вырос, считая, что любая семья будет прочной. — Он покачал головой, удивляясь себе.
Возможно, он прав, подумала Джейн. В возрасте двадцати лет брак представлялся ей вечным союзом, жизнью в любви и согласии. Но через несколько месяцев после свадьбы она поняла, что ей с Полом предстоит упорный труд, а шансов на успех почти нет. Однако она дала обет и была намерена сдержать его. К сожалению. Пол не видел в этом необходимости…
— А я думаю, удачные браки наших родителей скорее исключение, чем правило, — ответила она.
— Может быть. — Гейб задумчиво кивнул и бросил взгляд на часы. — Итак, теперь за мной ужин и завтрак. Начнем с ужина?
Неужели он надеялся позавтракать с ней вместе на следующее утро?
Настойчивость Гейба была достойна лучшего применения. Сегодня утром он ждал ее в парке, не зная твердо, дождется или нет. Джейн и в голову не приходило, что богатый и привлекательный мужчина способен так упорно добиваться расположения женщины, да еще и всячески избегающей его. Что им движет?
— Я же говорила: у меня много работы…
— Даже у Санта-Клауса случаются выходные, возразил Гейб.
— Ну хорошо, сегодня вечером я свободна, сдалась Джейн. — Мне редко приходится в один и тот же день готовить и ленч, и ужин, — пояснила она.
— А сегодня у тебя по плану ленч, — подхватил Гейб. — Мне крупно повезло — вечер мой!
Джейн никак не могла понять, чему он радуется.
— А откуда ты знаешь, что у Санта-Клауса бывают выходные? — неожиданно для себя полюбопытствовала она.
Гейб разразился хохотом.
— Я так и знал, что ты поймаешь меня на слове!
Она была готова ловить его на каждой неосторожности. Гейб снова взглянул на часы.
— Я задерживаю тебя? Опаздываешь на встречу?
Он поморщился.
— К сожалению, да. На десять у меня назначена встреча, а после такой пробежки мне не обойтись без душа.
Джейн усмехнулась.
— Нашел очередную жертву, попавшую в беду?
Гейб покачал головой и прищурился.
— Хотел бы я знать, откуда у тебя такие превратные представления о моем бизнесе, — проворчал он. — Того, кто ввел тебя в заблуждение, следовало бы поблагодарить лично!
Увы, в дела Гейбриэла Бона ее посвятил Пол, поблагодарить которого вот уже три года как невозможно.
— Какая разница? — пожала плечами Джейн.
— Для тебя, может быть, никакой, — возразил Гейб, — а мне не все равно. Я нахожу предприятия, которым грозит крах, и оказываю им поддержку. Если бы не я, это делал бы кто-нибудь другой. — Он нахмурился, заметив ее скептический взгляд. — Но я не увольняю прежних служащих — при условии, что они работают добросовестно.
Да, так он поступил с компанией ее отца. Пострадал только ее хозяин.
— Почему-то на меня ты не производишь впечатления рыцаря в сияющих доспехах.
— Это мне известно, Джейн, — перебил он. — И я готов на все, лишь бы доказать, как ты ошибаешься!
А ведь это ему удалось, вдруг с беспокойством поняла Джейн. Уже несколько раз за время знакомства она удивлялась его поступкам. Они не соответствовали образу безжалостного хищника.
— Ладно, не будем об этом, — нетерпеливо продолжал он. — Скажи, когда и где мы встретимся сегодня вечером. Только выбери место, где нет хозяина, который бросится целовать тебя, хорошо? — мрачно попросил он.
Он ревновал ее к Антонио и Франсуа! С ними Гейб держался вежливо, легко завязывал беседу и чувствовал себя непринужденно. А сам изнывал от жгучей ревности.
— У Кэролайн, — решила Джейн, назвав адрес своего любимого французского ресторана. — Надеюсь, в восемь вечера там найдется свободный столик. Правда, на Рождество ресторан обычно бывает переполнен…
— Кэролайн — это женщина? — хмуро уточнил Гейб.
— Да, — кивнула Джейн. — Но поваром работает ее муж Пьер. — И она усмехнулась.
— Ладно, сдаюсь! — Гейб испустил вздох изнеможения и снова посмотрел на часы. — Уверен, ты сумеешь найти нам свободный столик, несмотря на Рождество. Встретимся в восемь. А теперь мне пора. — Он наклонился, быстро поцеловал ее в губы и бросился к проезжающему такси.
Глядя ему вслед, Джейн грустно качала головой. Этот человек ворвался в ее жизнь внезапно, а теперь так же неожиданно исчез.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12