А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Этого я не допустила бы, — спокойно заявила она.
Гейб криво усмехнулся.
— Берегите себя, Джейн Смит, — посоветовал он, — потому что этого вы не позволите никому другому.
Джейн закрыла и заперла дверь прежде, чем он успел дойти до лифта, прислонилась к ней со вздохом и устало закрыла глаза. Но забыть о том, как Гейб целовал ее, ей никак не удавалось.
Глава 7
Дом ничуть не изменился. На газоне и ветках деревьев еще лежал снег, на подъездной дорожке его не было — видимо, кто-то из родителей недавно выезжал. Джейн была привязана к родному дому и Беркширу. Здесь она выросла, гуляя по окрестным лесам. В родительском доме она узнала, что такое любящая и дружная семья. Но теперь она не чувствовала прежнего тепла.
Ставя машину возле дома, она заметила, что он обветшал. Стены давно пора было покрасить. Ее родители пользовались лишь несколькими комнатами, а оба боковых крыла запирали — отопление обходилось слишком дорого, сил на поддержание чистоты и порядка не хватало. Из прежней прислуги в доме осталась лишь экономка миссис Уивер, по выходным приходила делать уборку девушка из соседней деревни. А когда-то в доме было пятеро слуг, за садом ухаживало трое садовников. Все изменилось три года назад…
Джейн взяла из машины торт, который испекла к годовщине свадьбы родителей, и заранее заказанный по такому случаю букет. Тяжелую дубовую дверь она открыла сама, зная, что у миссис Уивер и без того достаточно хлопот.
В большом холле Джейн остановилась, поставила коробку с тортом на круглый стол и засмотрелась на широкую изогнутую лестницу, живо вспоминая бал по случаю своего восемнадцатилетия. В тот день она спустилась к гостям по лестнице, одетая в чудесное черное платье, выбранное с маминой помощью. Ее прямые волосы медового оттенка струились по стройной спине, свободно ниспадая до самой талии. В то время Джейн казалось, что ей принадлежит весь мир; она и не подозревала, что за десять лет этот прекрасный мир будет уничтожен. А как она мечтала о своем избраннике и вечном счастье рядом с ним! Но два дня назад Джейн сказала Гейбриэлу Вону правду: в любовь она больше не верила.
Последние два дня она старалась не думать о Гейбе, тем более что была занята. Вчера она готовила вечеринку для клиентов, и на этот раз все прошло успешно. Ее опасения, что одним из гостей опять окажется Гейб, не подтвердились. Целых два дня Гейб не напоминал о себе. Немного освоившись с его звонками и давно забытыми эмоциями, она вдруг поняла, что неожиданное исчезновение Гейба тревожит ее. Что случилось на этот раз?
— Дженет, дорогая! — радостно воскликнула мать, едва Джейн вошла в уютную гостиную, где в камине пылал огонь — единственный источник тепла. Центральное отопление стало для ее родителей непозволительной роскошью. Каждый день в гостиной и в большой спальне топили камины.
Мать торопливо бросилась к Джейн и расцеловала ее. Она была по-прежнему статной красавицей с тщательно уложенными белокурыми волосами и легким макияжем, подчеркивающим прелесть лица. В свои пятьдесят лет Дафна Смайт-Робертс не утратила почти девической стройности.
Джейн не сразу заставила себя подойти к отцу. Она постаралась не выдать потрясения, которое испытывала всякий раз, видя, каким немощным он стал. Ее отец был на десять лет старше матери, но выглядел дряхлым стариком, ничем не напоминающим энергичного, подтянутого мужчину, каким он был всего несколько лет назад. Принужденно улыбнувшись, Джейн обняла отца. Он был высок ростом, но сутулился и потому казался ниже. Густые волосы совсем побелели, лицо избороздили глубокие морщины.
Как обычно в доме родителей, Джейн захлестнуло чувство вины. Если бы она не влюбилась в Пола и не вышла за него замуж, если бы ее отец не решил передать зятю свой бизнес и не обучил его всем тонкостям, не доверил Полу управление компанией, в том числе и финансовую сторону… Если бы они только знали!
Пол не заслуживал доверия. Джейн терзалась угрызениями совести за то, что ее покойный муж лишил ее родителей спокойной и безбедной старости, которую они так долго предвкушали.
— Ты чудесно выглядишь, дорогая! — Отец отстранился и с гордостью окинул ее взглядом карих, как у самой Джейн, глаз.
— Ты тоже, — ласково отозвалась Джейн. Три года назад ее отец потерял не только свою компанию, но и уважение к себе. Когда-то его компания, выпускающая электронные устройства, считалась самой крупной в стране. В пятьдесят восемь лет он уже не смог начать все заново. Теперь они с женой доживали свой век в достойной бедности — вместо того, чтобы путешествовать по миру, о чем мечтали всю жизнь. Господи, какой виноватой перед ними чувствовала себя Джейн!
— А по-моему, ты слишком бледна, Дженет, — озабоченно вмешалась ее мать. — Дорогая, напрасно ты так много работаешь.
Ее родители тоже мучились угрызениями совести, но по другой причине. Джейн приходилось зарабатывать себе на жизнь, готовя еду для чужих людей. Не о такой жизни мечтали они для своей единственной и обожаемой дочери. Но после того, что произошло три года назад, они могли оказать ей лишь эмоциональную поддержку.
В последнее время, когда дела Джейн пошли на лад, она старалась помогать родителям, не ставя их в известность. Сегодня она привезла им копченой лососины, которую так любила ее мать, несколько бутылок любимого виски отца и много других вещей, которые родители просто не могли себе позволить. Вероятно, мать все же догадывалась о том, откуда они появляются, ведь именно она обычно распоряжалась домашним бюджетом, но тактично не упоминала об этом в разговорах с мужем.
— Вовсе нет, мама, — заверила ее Дженет Смайт-Робертс. Еще недавно ее звали Дженет Грейнджер, но она отказалась от этого имени, как и от обручального кольца, и превратилась в умелого повара Джейн Смит. — Дела идут прекрасно, — продолжала она. — В такое время года заказов хоть отбавляй. Но что это мы все обо мне? — Она улыбнулась и вручила матери цветы. — Поздравляю с годовщиной свадьбы!
— Дорогая, какая прелесть! — Смаргивая слезы, ее мать залюбовалась лилиями и орхидеями.
— А это тебе, папа. — Джейн вручила отцу бутылку виски — одну из тех, что тайком отнесла на кухню к миссис Уивер. В этот момент она заметила роскошный букет роз на столе у окна и изумленно раскрыла глаза. — Боже мой, папа! восхищенно воскликнула она, пораженная красотой ярко-желтых и белых цветов. — Неужели ты вырастил их в теплице?
В последнее время ее отец увлекся разведением роз и все свободное время проводил в теплице. Когда-то весь дом был напоен запахами цветов, причудливые букеты красовались в гостиной и столовой, изящные композиции украшали спальни. Но теперь в саду не осталось ни огромных пестрых клумб, ни заботливых садовников.
— К сожалению, нет. — Отец грустно улыбнулся. — А жаль! Великолепные розы, правда? — восхищенно спросил он.
Да, удивительные! Но откуда они взялись? Родители Джейн поддерживали связь только с несколькими семьями давних друзей, но вряд ли кто-нибудь из них прислал такие чудесные розы. Эти пятьдесят пышных бутонов наверняка обошлись в маленькое состояние. Разорение родителей Джейн не прошло незамеченным для большинства их знакомых: их стали старательно избегать, словно боясь заразиться бедностью. Так кто подарил им розы?
— Вчера у нас был гость, дорогая, — объяснила мать, не встречаясь с Джейн взглядом. — Разумеется, он не знал, что у нас годовщина свадьбы! — Дафна засмеялась. — Но розы — просто прелесть, правда? — жизнерадостно продолжала она.
Он? Джейн охватило дурное предчувствие. Кто «он»? У нее задрожали руки, дыхание стало сбивчивым, кровь отхлынула от щек.
— Дженет, не смотри на меня так! — Мать бросилась к ней и взяла ее за руки. — Ничего страшного не произошло, — заверила она. — Мистер Вон пробыл у нас недолго — правда, успел выпить чашку чаю, — нехотя призналась она. — Кстати, о чае, — спохватилась она, с волнением вглядываясь в бледное лицо дочери. — Сейчас попрошу миссис Уивер подать нам…
— Нет! — К Джейн наконец вернулся дар речи. Мистер Вон! Сбылись ее худшие опасения:
Гейб приезжал сюда, к ее родителям, да еще привез им роскошный букет. Но зачем? Прошло уже три года. Почему бы ему просто не оставить их в покое? Или он хотел увидеть, что натворили они с Полом, и позлорадствовать? Но Гейб не производил впечатления жестокого человека — об этом свидетельствовало то, как благородно он поступил с Ричардом и Фелисити. Зачем же он приезжал сюда?
— Я сама поставлю цветы в вазу, — растерянно сказала она родителям, — а заодно попрошу миссис Уивер приготовить чай… — Ей хотелось побыть одной хотя бы несколько минут и во всем разобраться. Присутствие родителей стесняло ее.
— Джени…
— Я скоро вернусь, папочка, — поспешно пообещала она, едва сдерживая слезы: отец давно уже не звал ее детским именем. Схватив букет, Джейн почти выбежала из гостиной. В коридоре она перевела дыхание и задумалась. Гейб был здесь! В ее родном доме, где она выросла. Зачем? Ее душили слезы. До нее доносились взволнованные голоса родителей, она понимала, как они встревожены. Обычно она старалась сдерживаться — родителям и без того хватало огорчений. Но известие о приезде Гейба потрясло ее так глубоко и неожиданно, что скрыть эмоции на этот раз не удалось.
Надо поскорее успокоиться, поставить цветы в вазу, попросить миссис Уивер приготовить чай и отнести в гостиную торт. Все должно идти своим чередом. Родителям незачем знать, что она тоже встречалась с «мистером Воном».
Экономка, которая знала Джейн еще ребенком, обрадовалась ее приезду. Они дружески побеседовали, пока Джейн подрезала стебли лилий и орхидей. Джейн немного успокоилась: сейчас они выпьют чаю с тортом, а потом она подробнее расспросит о вчерашнем госте, узнает, о чем он говорил с родителями. Что он успел выведать у них?
При виде улыбки на лице дочери родители успокоились и принялись наперебой расхваливать привезенный ею торт. Вскоре миссис Уивер подала чай. Время шло, напряжение постепенно нарастало.
— Ты поужинаешь с нами, дорогая? — с надеждой спросила мать. Джейн с сожалением покачала головой.
— Увы, не смогу.
— Торопишься к клиентам? — грустно спросил отец, сожалея о том, что его дочери приходится работать, а не развлекаться в гостях.
— Скоро Рождество, папа, — напомнила она, кивая в сторону праздничных гирлянд. — Самое хлопотливое время.
— Если ты всю жизнь будешь торчать в чужих кухнях, ты ни с кем не познакомишься! — вздохнул отец.
Джейн ни с кем не желала знакомиться. К тому же она уже встретилась с Гейбом Воном…
— Вечная подружка невесты, но не невеста это про меня, — пошутила она. — Кстати, зачем приезжал сюда Гейбриэл Вон? Только чтобы привезти букет?
Джейн обвела взглядом гостиную, задерживаясь на фотографиях. Все они были давними, запечатлевшими ее совсем юной — обычно на спортивных состязаниях, где она часто побеждала. На снимках Джейн выглядела круглолицей веселой девочкой-подростком с длинными белокурыми волосами. Она широко улыбалась, демонстрируя шину на передних зубах, которую сняли незадолго до ее шестнадцатилетия. Ничто в этой комнате не указывало, что Джейн Смит когда-то звали Дженет Смайт-Робертс. Она знала, что в доме нет ни одной вещи, напоминающей о Дженет Грейнджер, жене Пола Грейнджера. Родители собственноручно сожгли все фотографии Пола, в том числе свадебные.
— Не знаю, дорогая, — ответила мать. — Кажется, он так ничего и не объяснил… верно, Дэвид? — И она повернулась к мужу.
— Вот именно, — слишком торопливо подхватил тот. — Он просто посидел с нами часок, поболтал о том, о сем и уехал. — Отец пожал плечами.
Зная Гейба, Джейн понимала, что он не стал бы тратить целый час на пустую болтовню.
— Папа, этот человек наблюдал, как разорилась твоя компания, а потом предложил сделку, от которой ты просто не смог отказаться, — взволнованно напомнила она. — Как ты мог после этого пить с ним чай?
— Что было, то прошло, Дженет, — возразил отец, выказывая былую непреклонность. — Зато благодаря ему мои служащие не остались без работы.
За такую милость Джейн не собиралась благодарить Гейбриэла Бона. Впрочем, родители понятия не имели, почему он так настойчиво разыскивал ее три года назад. Однажды он расспрашивал у них о дочери, но они оберегали ее покой и объяснили, что ничего не знают. Так и потянулась цепь лжи. Мучаясь угрызениями совести, Джейн начала утаивать от родителей все, что могло причинить им лишнюю душевную боль. Они и без того достаточно настрадались.
Поэтому родители просто не знали, что Гейб разыскивал Джейн через всех ее подруг. Целых три месяца она дрожала от страха и боялась даже позвонить кому-нибудь, чтобы Гейб случайно не нашел ее. Родители не знали даже, что именно из-за Гейба она взяла себе новое имя — Джейн Смит. Она объяснила, что не желает позорить известную фамилию Смайт-Робертс, и родители, к тому времени пережившие немало унижений, охотно поверили ей.
И вот теперь Гейб побывал здесь. Джейн не сомневалась, что он приехал не только ради чая и приятной беседы.
— Ты мог бы поправить дела, если бы он не выкупил твою компанию, а предложил финансовую помощь, — напомнила она отцу. С Ричардом Уорнером произошло то же самое, что и с ее отцом, но Ричард еще дешево отделался.
Отец покачал головой и печально улыбнулся.
— Гейбриэл Вон не спонсор, а бизнесмен. К тому же мне было под шестьдесят, а для восстановления компании требовался молодой энтузиазм.
Джейн промолчала, понимая, что отчасти отец прав; кроме того, его дух сломил вовсе не Гейб.
Виновник был уже мертв и не мог понести ответственность. Во всем, что произошло с компанией отца, был виноват ее муж Пол. Чувство вины перед родителями вспыхнуло в ее душе с новой силой.
— И все-таки странно, что Гейбриэл Вон навестил вас, — пробормотала Джейн.
По пути домой она решила при первой же возможности выяснить, зачем Гейб приезжал к Дафне и Дэвиду Смайт-Робертс.
— Джейн! — радостно воскликнула Фелисити, едва взяв трубку. — Какая удача! Я как раз собиралась звонить вам.
— Правда? — настороженно спросила Джейн. Ей понадобились целые сутки, чтобы обдумать проблему и возможные решения. Проблемой был, как всегда, Гейбриэл Вон. На этот раз Джейн хотела подстроить встречу с ним. Но она понятия не имела, где он живет и работает, и потому у нее остался один выход — обратиться к Уорнерам. Собравшись с духом, Джейн позвонила Фелисити, надеясь, что разговор сам собой зайдет о Гейбриэле.
— Честное слово, — со смехом подтвердила Фелисити. — Мне уже гораздо лучше, и нам с Ричардом не терпится поблагодарить вас за помощь…
— Это ни к чему.
— Да, вы уже говорили, — отозвалась Фелисити. — Но мы иного мнения. Я предложила пригласить вас на ужин, хотя Ричард сказал: это все равно что возить уголь в Ньюкасл. Но мне, женщине, виднее — уж я-то знаю, как приятно бывает съесть ужин, приготовленный кем-то другим!
Конечно, Фелисити была права. Джейн зарабатывала себе на жизнь стряпней и не раз сталкивалась с людьми, уверенными, что пища вызывает у нее лишь отвращение. На самом деле Джейн иногда позволяла себе даже заказывать пиццу.
— Отличная мысль, Фелисити, — вежливо ответила она. — Но вам незачем меня благодарить. И потом, мне не хотелось бы стать третьей лишней…
— Мы пригласим Гейба, и нас будет четверо! ликующе объявила Фелисити.
Джейн не терпелось увидеться с Гейбом, именно поэтому она и позвонила Фелисити, но она представить себе не могла очередной ужин в его обществе. Наверное, ей следует отклонить приглашение: память о поцелуях Гейба еще слишком свежа. Но с другой стороны, в присутствии посторонних он вряд ли позволит себе подобные вольности. И подстраивать встречу с Гейбом не придется: Уорнеры просто пригласят их обоих…
— Джейн! — Пауза затянулась, и Фелисити напомнила о себе.
Джейн торопливо пролистала ежедневник, лежащий рядом с телефоном. Последняя неделя перед Рождеством выдалась в этом году загруженной. Но другого шанса увидеться с Гейбом на нейтральной территории ей могло не представиться. Джейн еще не знала, как завести разговор о своих родителях — точнее, о Смайт-Робертсах, но упускать такую удачную возможность не собиралась.
— Вечер вторника у меня почти свободен: предстоит только прием с коктейлями, — задумчиво произнесла она. — Я могла бы подъехать к половине девятого. Вас с Ричардом это устроит? — Интересно, а Гейбу подойдет такое время? Без него не стоит доставлять лишние хлопоты Уорнерам. Конечно, Джейн была благодарна им за приглашение, но, если бы не Гейб, предпочла бы во вторник вечером немного отдохнуть.
— Разумеется! — мгновенно отозвалась Фелисити. — Мы отправимся к Антонио. За вами заехать? Или, может быть, Гейб…
— Встретимся прямо в ресторане, — поспешно предложила Джейн, хорошо знавшая популярное итальянское заведение Антонио. — Мне придется ждать, когда гости разойдутся, поэтому я могу немного опоздать.
Что бы там ни думала Фелисити, Джейн вовсе не собиралась являться на ужин вместе с Гейбом, создавая впечатление, что у них роман.
— Ничего, мы подождем, — пообещала Фелисити. — До вторника, — и она повесила трубку.
Джейн медленно опустила трубку на рычаг. Ее желание исполнится, она встретится с Гейбриэлом Воном… А ведь совсем недавно она и представить себе не могла, что когда-нибудь захочет оказаться с ним в одной компании! Оставалось надеяться, что об этом ей не придется жалеть.
Глава 8
— Джейн!
Сам Антонио выбежал из кухни навстречу вошедшей Джейн. Она опоздала всего на несколько минут, и не по своей вине: задержали клиенты, к тому же ей понадобилось переодеться. Черное платье и туфли она захватила с собой, успела привести себя в порядок и направилась прямиком в ресторан, не заезжая домой.
Джейн была давно знакома с Антонио. Два года назад она имела об итальянской кухне лишь приблизительное представление и потому обратилась за помощью к эксперту. Целый месяц она провела в этом ресторане, работая на кухне бок о бок с Антонио. Несмотря на кипучий темперамент итальянских поваров, Джейн до сих пор с улыбкой вспоминала этот месяц, за который успела подружиться с Антонио.
Они по-приятельски расцеловались.
— Меня здесь ждут мистер и миссис Уорнер. Красавец Антонио приподнял густую черную бровь и многозначительно добавил:
— И мистер Гейбриэл Вон.
Гейб уже здесь! С самого воскресенья Джейн не виделась и не говорила с Уорнерами и потому не знала, согласился ли Гейбриэл поужинать с ними. Судя по заговорщицкому подмигиванию Антонио, Гейб уже ждал в зале.
— Да, и мистер Гейбриэл Вон, — повторила Джейн. — Хватит улыбаться, Антонио: это просто деловая встреча! — И вправду, она явилась сюда не развлекаться, что бы там ни думал итальянец.
— Вечно ты занята, Джейн, — безнадежно развел руками Антонио. — Жаль, что ко мне в кухню ты никогда не приходила в таком наряде! — Он восхищенно оглядел черное облегающее платье, подчеркивающее стройность фигуры. Платье было коротким и не скрывало красивые длинные ноги. Тщательно расчесанные волосы Джейн оставила распущенными, слегка подкрасилась, нанеся на губы персиковый блеск. В таком виде она ни за что не решилась бы явиться на работу к Антонио Вспомнив, что опаздывает, она попросила:
— Покажи мне их столик.
— Лучше сделаем вот так… — Он крепко взял ее под руку. — Сегодня ты наша гостья, Джейн. Я сам провожу тебя.
Джейн давно отвыкла привлекать к себе внимание, но остаться незамеченной, шагая по залу ресторана под руку с красавцем хозяином, было невозможно. Все взгляды обратились на них. А Джейн не могла заставить себя посмотреть на троих людей, ждущих ее. Антонио галантно подвел ее к столику, оба мужчины встали.
Но Антонио ушел не сразу: прежде он почтительно склонился и поцеловал Джейн руку.
— Рад вновь видеть тебя, Джейн, — негромко произнес он, проказливо блеснул глазами и с надменным видом удалился на кухню.
Дьявол, а не человек, почти с нежностью подумала Джейн, щеки которой рдели от смущения.
Она не сомневалась, что Антонио поцеловал ей руку с умыслом.
— Общество взаимного восхищения? — послышался знакомый голос.
Джейн спокойно обернулась, надеясь выдержать взгляд аквамариновых глаз и ничем не выдать нервозности. Ей некстати вспомнились поцелуи Гейба.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12