А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— Я все слышал и все понял. Что с тобой? добавил он, качая головой и окидывая ее взглядом. Ее волосы растрепались, на бледном лице горели темные глаза. — Я мечтал о тебе с той минуты, когда мы впервые встретились. Но это еще не все, — жестко добавил он. — В последнее время я почему-то все время думаю и говорю о жене, о которой велел себе забыть три года назад. Как ты думаешь, почему? — Его глаза снова сверкнули гневом, и Джейн не поняла, на кого он направлен.
Она точно знала, почему всю последнюю неделю думает о Поле, о своем покойном муже. Встреча с Гейбриэлом Воном напомнила ей обо всем, что она старалась оттеснить в самый дальний и темный угол памяти. Гейб не узнал ее, но подсознание побудило его вызвать из глубины памяти мучительные воспоминания. Сколько же времени пройдет, прежде чем он поймет все?
— Мне все равно, Гейб, — нетерпеливо ответила она. — Я знаю только, что ты мне не нужен, она с вызовом уставилась ему в лицо. Ее сердце гулко заколотилось, она ждала ответа.
Как и следовало ожидать, он принял вызов не дрогнув.
— Ты говоришь не правду, и сама это понимаешь, как и я, — хрипло возразил он. — Впрочем, даже если тебе нужен другой… Кем бы он ни был, он недостоин того, чтобы ради него вечно сидеть…
— В неприступной башне? — саркастически закончила она, злясь на него и на себя — за красноречивый румянец на щеках, за дрогнувший голос. Он без труда преодолевал все барьеры, которыми она окружила свое сердце. — А Дженнифер достойна таких жертв? — нанесла она ответный удар.
Гейб поднял брови и невесело усмехнулся.
— Отличная попытка, Джейн, — почти восхищенно признал он, — но неудачная: Дженнифер давно утратила власть надо мной, — в его голосе сквозило отвращение.
— Но ведь ее смерть причинила тебе боль, напомнила Джейн и тут же пожалела о своих словах, заметив, как прищурился Гейб. В пылу спора она совсем забыла об осторожности.
— Она погибла в аварии, Джейн, — негромко объяснил Гейб. — Нет ничего категоричнее смерти, — добавил он. — Мертвые не причиняют вреда.
— Неужели?
Он решительно закивал.
— Если бы Дженнифер не погибла, рано или поздно я задушил бы ее своими руками. Но как видишь, — иронически заключил он, — Дженнифер избавила меня от таких трудов.
Он лгал, и Джейн знала это. Несмотря ни на что, смерть жены стала для него сокрушительным ударом. Три года назад, после аварии, Гейб словно сошел с ума, искал виновных и в конце концов возложил всю вину на единственного человека, который попался ему под руку.
Но в одном он был прав: в своей «неприступной башне» Джейн действительно поселилась из-за мужчины. Того самого, по вине которого она превратилась в Джейн Смит. Из-за которого целых три года скрывала, кто она на самом деле. Этим мужчиной был Гейбриэл Вон.
Глава 6
— Незачем так пугаться, Джейн, — насмешливо произнес он. — Я был способен убить только собственную жену, а вообще ненавижу насилие. И Джейн тоже. И все-таки она не верила ему.
— От любви до ненависти — один шаг, — напомнила она.
Это ей тоже было известно. Она вышла замуж за Пола по любви, но через четыре года возненавидела его — за все беды, которые он причинил ее семье. За все то, что он отнял у нее.
Она понимала, что, несмотря на все свои мучения и эгоизм Дженнифер, Гейб любил ее. Любил настолько, что пытался разыскать виновных в ее смерти.
— Может, займемся ужином? — вдруг предложил он, ставя сковороду на плиту.
Несколько долгих секунд Джейн ошеломленно смотрела на него. После всего, что было сказано, у нее начисто пропал аппетит. Разве она могла проглотить хотя бы крошку после недавних поцелуев Гейба?
— Очнись, Джейн, — окликнул он ее. — Мы оба проголодались, — и он отвернулся, убежденный, что вопрос решен. Что бы ни случилось, они поужинают вместе — потому, что он привык отдавать приказы. И видеть, что их выполняют.
Но Джейн подчинилась совсем по другим причинам: пока она готовила еду, всецело отдаваясь любимому делу, ей удавалось забыть о былой семейной жизни с Полом…
— Превосходно! — удовлетворенно объявил Гейб спустя некоторое время, доедая спагетти по-болонски. Они сидели за дубовым столом, перед тарелками с остатками еще не остывшей еды и наполненными бокалами. — Мы могли бы стать деловыми партнерами, — многозначительно добавил он.
Джейн пристально посмотрела на него и по насмешливому блеску в глазах поняла, что он ждет реакции.
— Вряд ли, — отозвалась она. — Такое сотрудничество не для тебя. Он поднял брови.
— А я все чаще задумываюсь о партнерстве. Она кивнула, прекрасно понимая, что он имеет в виду.
— А я — о своих клиентах.
Гейб негромко засмеялся, накручивая на вилку остатки спагетти.
— Джейн, почему бы тебе не обзавестись собственным рестораном по совету Фелисити? — заинтересованно осведомился он. — У тебя появилось бы больше клиентов, больше…
— ..расходов, — подхватила Джейн, — больше подчиненных. И в итоге — множество проблем. — Она досадливо отмахнулась.
Но когда-то она и впрямь подумывала о собственном ресторане. Правда, ей не хватало начального капитала. Три года назад она не имела ничего, кроме своих рук и головы. И таланта. Несмотря на это, она не сразу нашла себе занятие по душе.
— Ты так боишься трудностей? — проницательно спросил Гейб.
Она ответила ему внимательным взглядом.
— По-моему, у меня больше шансов преуспеть, если я буду надеяться только на себя. — Его вопрос она умышленно оставила без ответа.
— Ты уже преуспеваешь — и что же дальше? не унимался Гейб. — У тебя есть постоянные клиенты, значит, ты без труда смогла бы…
— Не все так амбициозны, как ты, — перебила она. — Три года назад у меня не было ровным счетом ничего…
— Что произошло три года назад? — спросил Гейб. — Я просто полюбопытствовал, — объяснил он, заметив ее ошеломленный взгляд. — Вернее, не так поставил вопрос, — поправился он. — Мне следовало спросить, как ты жила раньше, три года назад.
До восемнадцати лет она училась в школе. Потом, вместо того чтобы поступить в университет, уехала во Францию, где закончила курсы кулинарии. В возрасте двадцати лет, сразу после возвращения на родину, познакомилась с Полом. В двадцать один вышла замуж. В двадцать пять овдовела. О событиях четырех лет замужества Джейн старалась не вспоминать.
Но объяснять все это Гейбу она не стала, раскаиваясь в том, что вообще упомянула про злополучные три года, — потому, что три года назад погибла его жена.
— Я была занята, — уклончиво ответила она, стараясь не смотреть в аквамариновые глаза Гейба. — Но мне всегда хотелось иметь свое дело… — Вместо того, чтобы жить в тени другого человека, осыпать его комплиментами, поддерживать во всем… и ненавидеть себя за это.
— И теперь у тебя есть свой бизнес, — подытожил Гейб. — Ты не разочаровалась? Дело оказалось увлекательным?
Увлекательным? Об этом Джейн не задумывалась. Она мечтала о независимости и свободе и не ждала ничего другого. Работа обеспечила ей и то, и другое, а еще — возможность ни перед кем не отчитываться!
— Жизнь — это не только успешная карьера, Джейн, — не дождавшись ответа, произнес Гейб.
— Что же еще? — удивилась она. Преуспевая в делах, Гейб не мог судить объективно. Он пожал плечами.
— Любовь, — тихо выговорил он. Джейн иронически рассмеялась.
— И это говоришь ты? Человек, который любил и вместе с тем ненавидел свою жену? Он сжал губы.
— Да, с Дженнифер я был несчастен, — подтвердил он, — но одно время мне казалось, что я нашел себе идеальную пару… — Его взгляд стал отчужденным, обратился внутрь. — А потом она словно испарилась, растаяла у меня на глазах. — Глаза его налились болью. — С тех пор каждую женщину я невольно сравниваю с ней. Вернее, перестал сравнивать шесть дней назад.
— Что же случилось… Нет, не отвечай, — поспешно попросила Джейн, сообразив, что он имеет в виду их знакомство. — Скажи, обычно этот прием действует? — попыталась она прикрыть смущение сарказмом.
— Это не прием, — решительно возразил Гейб. — И мы оба это знаем, — добавил он, не сводя с нее глаз.
Глядя на него, Джейн поверила каждому слову.
— Гейб, ты ошибаешься, — взволнованно принялась убеждать она. — Ты просто не можешь испытывать интерес ко мне!
Он задумчиво склонил голову набок.
— Любопытная формулировка.
Джейн слишком поздно заметила свою ошибку — ей следовало выразиться иначе. Она понимала, почему у нее вырвались злополучные слова, но объяснять это Гейбу не собиралась.
— Тебе нравятся женщины совсем другого типа, — раздраженно пояснила она.
Он поднял брови и насмешливо спросил:
— Какого? Джейн вздохнула.
— Другого, — повторила она и попыталась объяснить подробнее:
— Твой тип — высокие, элегантные блондинки. На такой женщине ты был женат.
А я… — она осеклась, сообразив, что опять наговорила лишнего.
Почему-то в присутствии этого мужчины ей никак не удавалось сдержаться. Видимо, она просто не привыкла к изощренным играм, которые так любили Гейб и Пол. Именно поэтому Пол так быстро охладел к ней: он был уверен, что вскружил голову любящей дочери и столь же слепо любящей невесте, и пришел в ярость, узнав, что ошибся. Ее робость раздражала его, безграничная любовь злила, а что касается любящей дочери…
Семейная жизнь превратилась в ад. Джейн научилась держаться холодно, защищаясь от злых насмешек Пола. На смену любви пришла жалость — опять-таки к Полу, не способному любить. А в роли «любящей дочери» она копила в себе боль и отчаяние, но ни разу не намекнула родителям, что совершила ужасную ошибку, выйдя замуж за Пола.
— Ты — невысокая брюнетка, — закончил за нее Гейб. — Способная затмить любую рослую блондинку. — Он прищурился. — Но откуда ты знаешь, что моя жена была блондинкой? По-моему, об этом я не упоминал.
В его голосе зазвучали стальные нотки, и Джейн поняла, что от ее ответа зависит слишком многое.
— В тот вечер Селия Барнаби завела разговор о тебе, — честно призналась она и с облегчением заметила, как Гейб вздохнул свободнее. Если говорить начистоту, Селия не упоминала про цвет волос его жены. Но если Селия действительно не интересует Гейба, он вряд ли станет расспрашивать ее об этом разговоре. — Видимо, она считала, что заслуживает твоего внимания, поскольку и она блондинка, — усмехнулась Джейн. Гейб пожал плечами и расслабился.
— Похоже, рослыми блондинками я уже пресытился, — заявил он.
Как жаль, что она перекрасила волосы! Останься она натуральной блондинкой, Гейб даже не заметил бы ее. Зато мог сразу узнать, а этого Джейн смертельно боялась.
— Селия уверяла, что у блондинок больше возможностей, — продолжала Джейн, умолчав насчет того, с чего начался этот разговор. Замечание Селии о том, что она перекрасилась напрасно, до сих пор тревожило Джейн.
— Смотря каких возможностей, — скривил губы Гейб. — Мне они не по душе. Сколько тебе лет, Джейн? — вдруг спросил он.
Она растерянно заморгала: едва ей удалось предотвратить одну катастрофу, впереди замаячила перспектива следующей!
— Двадцать восемь, — нехотя ответила она. Он кивнул, словно заранее знал ответ.
— А мне тридцать девять.
— Не понимаю, почему… — начала она.
— Потому, что я еще не договорил, — с мягким упреком перебил он. — Мне тридцать девять, я был женат, но теперь холост. Я богат, могу позволить себе все — видимо, как и ты, — вскользь заметил он. — Разница лишь в том, что мне этого мало. Моя жена погибла три года назад. Странно, что в это же время изменилась и твоя жизнь… — Он задумался.
Джейн затаила дыхание, ожидая продолжения и боясь его. Лучше бы Гейб сменил тему! Он пожал плечами, словно отмахиваясь от навязчивых мыслей, и заговорил о другом:
— Вместе с Дженнифер умерли и мои иллюзии. Развеялась и иллюзия совершенства.
Неудивительно — при таких-то обстоятельствах! Должно быть, он по-настоящему любил Дженнифер, если считал ее совершенством. Но ведь и Джейн когда-то заблуждалась насчет Пола. Должно быть, любовь ослепляет людей и лишает их разума.
— А может, мне только показалось, — тихо закончил Гейб, пристально глядя на Джейн.
Он не производил впечатления влюбчивого человека, но в эту минуту Джейн могла бы поклясться, что он смотрит на нее влюбленными глазами.
— Уверяю, я далека от совершенства, — твердо заявила она и встала, чтобы убрать свою тарелку с недоеденными спагетти. — Так что желаю тебе удачи в поисках идеала, Гейб, — добавила она. — А меня можешь вычеркнуть из списка. Я не соответствую требованиям и, самое главное, ничего не хочу менять. — Ее глаза предостерегающе блеснули.
Ей и вправду нравилась собственная жизнь. Она была сама себе хозяйкой — и в личном, и в профессиональном отношении, могла поступать так, как ей заблагорассудится, и ни у кого не спрашивать советов. Так и было задумано. Эту жизнь Джейн ни на что бы не променяла.
Гейб различил предостережение в ее глазах и тоже поднялся.
— И ты никогда не мечтала о чем-нибудь другом? К примеру, о семье? О детях? — спросил он.
Джейн ощутила мимолетную боль, решительно отгородилась от нее и смерила Гейба непроницаемым взглядом.
— Как и у тебя, семья у меня уже была, — выговорила она, шевеля непослушными губами. — А в остальном я не вижу необходимости. Честно говоря, такая жизнь меня не прельщает. — Да, с нее довольно. Хватит. Теперь она принадлежит только себе и будет принадлежать всегда.
Гейб прищурился.
— Ты была замужем?
Этот человек опять заставил ее проболтаться. Наговорить лишнего. О чем бы они ни беседовали, разговор становился опасным.
— Что в этом странного? — равнодушно пожала она плечами. — В наше время распадается множество браков. Это неизбежно, — саркастически добавила она.
Аквамариновые глаза остались задумчивыми, но от Джейн не ускользнул взгляд, брошенный Гейбом на ее левую руку. Никаких следов кольца он не заметил — ни вмятинки, ни полоски незагорелой кожи. Само кольцо давным-давно покоилось на дне реки. Вместе с мучительными воспоминаниями.
— Ты в разводе? — Его голос зазвучал мягче.
Нет, больше он из нее ничего не вытянет.
— Однажды отец сказал мне, что в жизни надо испытать все, — с едкой иронией объяснила Джейн. — И сразу отказаться от того, что тебе не понравится. — Она опять уклонилась от ответа и по грустному лицу Гейба поняла, что он намерен выведать, в чем дело, но в другой раз. Напрасно он теряет время. Она не станет рассказывать о своем неудачном браке.
— Твои родители живут в Лондоне? Джейн чуть не выругалась: он явно не желал униматься.
— Нет, — отрезала она. — А твои живут в Америке?
Он понимающе усмехнулся.
— Да, — сухо подтвердил он, помогая ей убирать со стола. — В Вашингтоне, округ Колумбия. Отец раньше был политиком, теперь он в отставке.
Если Гейб рассчитывал, что она ответит откровенностью на откровенность, то глубоко ошибался.
— Разве политики выходят в отставку?
— На самом деле нет, — Гейб улыбнулся, — но именно так он говорит. Они с мамой прожили вместе сорок лет.
А ее родители — тридцать. Завтра как раз годовщина их свадьбы, в субботу Джейн собиралась съездить к ним — хотя бы на несколько часов. Родители нежно любили ее, свою единственную дочь. Но с тех пор, как она вышла замуж за Пола, ее отец превратился в собственную тень, а мать всеми силами делала вид, будто у них все хорошо, чтобы не огорчать Джейн. Однако Джейн все понимала, и приезды к родителям из-за взаимного напряжения стали для нее пыткой.
— Их следовало бы наградить медалью, — почти цинично произнесла она. — Теперь мало кто владеет искусством долгой семейной жизни.
— Не правда, — возразил Гейб. — Я знаю множество счастливых пар. Возьми хотя бы Фелисити и Ричарда, — торжествующе напомнил он.
— Ты же сам утверждал, что у меня роман с Ричардом, — сухо напомнила Джейн. Гейб поморщился.
— Человеку свойственно ошибаться. К тому же в таких обстоятельствах.
— В каких именно?
— Слишком уж ты яростно встала на его защиту, — пожал плечами Гейб.
Джейн не стала объяснять, что причиной тому было ее давнее знакомство с Гейбом, а не дружба с Ричардом и его женой. Но эти супруги действительно нравились ей, она восхищалась их привязанностью и замечательными детьми. Потому и попыталась уберечь эту счастливую маленькую семью от Гейба, но только пробудила в нем подозрения — хорошо еще, что не самые страшные.
— Это национальная черта англичан, — сухо объяснила она. — Мы привыкли вставать на защиту слабых и побежденных.
Лицо Гейба стало озадаченным.
— Вряд ли Фелисити и Ричард считают себя побежденными!
— Кстати, сегодня я навестила Фелисити, вспомнила Джейн. Гейб понимающе усмехнулся.
— И она рассказала тебе о нашей с Ричардом сделке, — заключил он. — Теперь ты гадаешь, что еще я затеял. Скажи, тебе станет легче, если я сам поклянусь, что не строю никаких коварных планов?
Джейн окинула его скептическим взглядом.
— Тогда зачем тебе вообще понадобилась эта сделка? — Судя по словам Фелисити, Гейб не выигрывал ровным счетом ничего. Обычно он не допускал ничего подобного.
— , Чтобы спокойно спать по ночам, — отрезал Гейб.
— Значит, у тебя есть совесть? — изумленно выговорила она.
— Неужели в это так трудно поверить? — почти огрызнулся он.
Джейн растерянно пожала плечами. Три года назад она ни за что не поверила бы ему, но теперь не знала, что и думать.
— Да, очень трудно, — откровенно призналась она.
— Поверь, совесть у меня есть, — откликнулся он. — А ты очень ловко сменила тему.
Джейн пристыженно отвела взгляд. Разговор она перевела случайно, а вообще была готова к самому худшему. Заметив выражение ее лица, Гейб запрокинул голову и расхохотался.
— Скажи, а обычно такие гримаски незаслуженно обиженной девочки помогают?
— Как правило, да, — Джейн невольно усмехнулась.
— Господи, Джейн, как ты красива, когда улыбаешься! — восхищенно воскликнул Гейб. — Но ты опять уходишь от темы, — с упреком добавил он. — Да, да. Ты играешь в бридж?
Джейн молча кивнула.
— А в шахматы?
Она опять кивнула, понимая, к чему он клонит.
— К несчастью для тебя, я тоже! — продолжал дразнить ее Гейб. — А ты веришь в любовь с первого взгляда? — тихо спросил он, не сводя с нее глаз.
— Нет, — не раздумывая, ответила Джейн. — Ни с первого, ни со второго, ни с десятого, — резко заключила она.
Гейб нахмурился.
— Неужели твой брак был настолько неудачным?
— Пожалуй, да. А твой? — с вызовом спросила она, опять уходя от разговора о браке с Полом не просто неудачном, а ужасном. — Ты ведь любил жену.
Он тяжело вздохнул.
— Если хочешь, я объясню, какие чувства я испытывал к Дженнифер.
— Гейб, я не хочу ничего знать о твоем браке и жене, — поспешно прервала его Джейн. Все необходимое ей было уже известно. — Если ты до сих пор мучаешься и хочешь выговориться — обратись к семейному психологу или священнику, почти грубо закончила она, возбужденно поблескивая глазами.
— Что ты имеешь в виду, черт возьми?
— Сама не знаю, — она устало вздохнула. — В этом все дело, Гейб: я ничего не знаю и не хочу знать. Сколько еще раз мне это повторять?
— Видишь ли, я все усваиваю медленно, — задумчиво произнес Гейб и снял пиджак со спинки стула. — А я думал, ты совсем другая, Джейн… — Он нахмурился. — И до сих пор так считаю, — решительно продолжал он. — А еще ты ко мне неравнодушна. — Он надел пиджак. — Спасибо за ужин и за разговор. Веришь или нет, и то, и другое мне понравилось.
Джейн не поверила ему. В целом вечер прошел неплохо, но поцелуи сокрушили эмоциональные барьеры, которые она воздвигала вокруг себя последние три года, а разговор о Дженнифер неприятно взволновал ее. К тому же Джейн жалела, что слишком многое рассказала о себе.
— Спасибо за цветы, — сдержанно поблагодарила она. — Только прошу, не надо больше обманывать Эви, — спохватилась она. — В отличие от нее я не настолько романтична.
— И потому обязательно посвятишь ее в тайну «жениха из Америки», — без труда догадался Гейб. — В следующий раз я приду сюда по твоему приглашению, — пообещал он.
Джейн мысленно поклялась, что этот день никогда не наступит. В дверях Гейб обернулся и ласково коснулся ее щеки.
— Я не хотел обидеть тебя, Джейн, — заверил он.
Может быть, но ее прежней спокойной жизни пришел конец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12