А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Прежде чем развернуться и направиться к началу подиума, навстречу аплодисментам, Диана поймала себя на том, что пристально рассматривает эту женщину.
Она была старше, чем ей показалось вначале. Ей явно было далеко за тридцать, может, она даже ровесница тридцатидевятилетнего Риса Кондора, хотя искусный макияж делал ее на много моложе. Маленькая, хрупкая, в дорогом, судя по всему, сшитом у известного модельера платье — Диана определила это с первого взгляда, — она наверняка принадлежала к высшему свету, где вращался Рис Кондор. Но Рис Кондор слушал красавицу без особого внимания, не сводя пристального взгляда с манекенщицы на подиуме. Диана подумала, что эту женщину, очевидно, ждет участь многочисленных подруг Кондора, которые не оставили ни малейшего следа в его душе.
Она не удержалась, и легкая усмешка тронула ее губы. Поворачиваясь к ним спиной, Диана подумала, что чем дольше следят за нею серебристо-серые глаза, тем тоньше становится ниточка доверия, связывающая этих людей. Какое бы место в его жизни ни занимала рыжеволосая красавица, она не способна отвлечь его внимание от торжественно ступающей по подиуму невесты.
Диана добралась до раздевалки и сняла свой свадебный наряд. У нее было такое ощущение, словно все это происходит с нею во сне. Стоя посередине комнаты в одних бежевых трусиках, она рассеянно принимала поздравления от Джоанны и остальных манекенщиц. Сейчас она казалась еще стройнее, чем на подиуме, когда демонстрировала изысканный наряд. Тугие, с розовыми сосками груди, длинные, стройные ноги, тонкое гибкое тело, все движения которого исполнены природной грации. Джоанна сняла с ее головы тончайшую кружевную фату, и теперь длинные волосы Дианы свободно ниспадали во всем их великолепии.
Внимание девушки привлек букет роз, лежавший на столике в углу комнаты, — подарок от Криса. Приложенный к розам конверт она не успела вскрыть, ибо ей вручили его в момент невероятной суматохи за полчаса до показа. У Дианы не было ни малейшего желания открывать конверт и читать вложенную туда открытку, она была уверена, что там написано то же, что» и в остальных посланиях, которые она всю эту неделю получала от него. Там наверняка написаны всего три слова: «Будь моей женой». Но может, на этот раз она ошибается? Ведь Крис определенно знает, что его отец сейчас в Париже!
Диана поспешно накинула халат и завязала пояс на талии. Взяв со столика розы, она вынула из маленького белого конверта открыточку и прочла ее. Те же хорошо знакомые слова, но внизу как бы дописанная позднее фраза: «Кондор вышел на охоту». Кондор — это его отец. Если б у нее было время, она прочла бы эту записку пораньше и по крайней мере знала бы, что Рис Кондор в Париже или вот-вот заявится сюда. Возможно, он знает об их отношениях с Крисом и его приезд в Париж — не простое совпадение. Этим-то и объясняется странный взгляд сверкающих серых глаз!
— Пойдешь на банкет? — внезапно откуда-то возникла Келли и без всякого смущения сунула свой нос в записку. Диана, небрежно пожав плечами, смяла ее в руке. Вокруг стоял гул возбужденных голосов, все с облегчением констатировали, что вечерний показ мод прошел успешно и тяжелая трудовая неделя осталась позади.
Диана, словно извиняясь, чуть-чуть улыбнулась и покачала головой. Келли понимала, что задает риторический вопрос; и без того уже было ясно, что Диана не пойдет на устраиваемый традиционный банкет в честь завершения демонстрации мод.
— Я так и думала, — улыбнувшись, без тени обиды сказала Келли. — Поедешь в отель, хорошенько выспишься, а утром первым же рейсом улетишь в Англию.
Диана не смогла сдержать улыбки: Келли очень точно угадала ее планы на ближайшие двенадцать часов. Улыбка сделала ее вдруг необычайно юной, несмотря на косметику, которую щедро наложили на ее лицо.
— Неужели я настолько предсказуема? — Она грустно покачала головой.
— Вот уж не стала бы переживать из-за этого, — пожала плечами Келли. — Ведь это придает еще большую таинственность образу Дивной Дианы.
Действительно она потратила несколько лет, чтобы создать свой имидж. Но ее совершенно не интересовали светские развлечения, являвшиеся непременным атрибутом профессии топ-модели. Диана зарабатывала себе на жизнь, работая манекенщицей, но это вовсе не значило, что она все время должна быть на виду.
Диана свято служила своему делу, никогда никуда не опаздывала и никогда не переносила свое дурное настроение на людей, с которыми работала. Однако при этом она старательно скрывала свою частную жизнь от посторонних глаз, что, в сущности, было не так уж и сложно, просто она не считала для себя обязательным посещение ресторанов и ночных клубов, завсегдатаями которых были ее коллеги, и, таким образом, не давала повода для сплетен. Трудно было поверить, что эта обыкновенная девушка, делающая покупки в местном супермаркете или гуляющая в парке, и есть та самая супермодель Дивная, фотографии которой в экзотических нарядах не сходят со страниц газет и журналов. Казалось, эта скромная девушка с заколотыми на затылке волосами или с длинной косой ниже пояса, без всякой косметики, отчего она выглядела совсем юной, не имеет ничего общего с ослепительной супермоделью. Она улыбнулась.
— Я сейчас мечтаю только об одном: выспаться!
Ее совершенно вымотало изнурительное напряжение последних дней. Да и появление Риса Кондора перед финальным выходом не могло ж подействовать на нее, надо признаться, оно взволновало ее гораздо сильнее, чем она сам ожидала.
Прежде чем уйти, Диана решила поговорить с Чарльзом. Скорее всего, он сейчас в окружении восторженных почитателей его таланта, пришедших поздравить мастера с успехом его новой коллекции. Чарльзу очень льстило такое поклонение, он ценил внимание публики почти так же, как и свое собственное мастерство.
Увидев Чарльза в окружении поклонников, Диана решила повернуться и уйти, не попрощавшись, как вдруг разглядела человека, с которым он разговаривает. Это был Рис Кондор!
Первой ее мыслью было удрать, пока ее не заметили. Но она тут же сердито одернула себя: нечего поддаваться панике, пусть даже она пыталась убежать из чувства самосохранения, но ведь это самая обыкновенная трусость.
— А, Диана! — радостно заулыбался Чарльз, заметив ее в толпе поклонников, которые спешили к ней с поздравлениями. Как только она приблизилась, он, обняв Диану за плечи, притянул ее к себе. Чарльз был намного выше ее, хотя Диана была самой высокой из манекенщиц. — Мы как раз говорили о тебе, — радостно объявил он.
Диана внутренне напряглась. Однако невольно сравнила этих двоих. Оба были примерно одного возраста, но Чарльз — высокий, стройный блондин — буквально лучился энергией; она казалось, переполняла его, и он ни минуты не стоял на месте. Разговаривая, он беспрестанно жестикулировал, а едва замолчав, нетерпеливо похлопывал себя по боку. Его собеседник, напротив, был черноволос и немного выше Чарльза. Но, несмотря на высокий рост, его большая, крепкая фигура не казалась громоздкой. Он был как бы живым воплощением спокойствия. И это действовало на окружающих гораздо больше, чем его физическая сила.
Прежде чем ответить Чарльзу, на щеках которого все еще пылал румянец от возбуждения, Диана окинула холодным взглядом собеседника.
— Вот как? — безучастно произнесла она.
— Правда, говорили мы не совсем о вас, — ответил Кондор вместо Чарльза. При звуках этого голоса Диана вдруг ощутила болезненные колики в животе. — Мы обсуждали подвенечное платье, которое вы демонстрировали.
Девушка хмуро взглянула на него.
— Подвенечное платье?
— Да, — медленно произнес Чарльз, с едва заметной усмешкой поглядывая на Кондора. — И никак не можем остановиться, настолько этот наряд поразил нашего гостя!
— Я хочу купить его, — сказал Кондор таким тоном, словно ни на минуту не усомнился, что платье будет принадлежать ему.
Диана смотрела на него широко раскрытыми глазами. Ее поразила не самоуверенность этого человека — в конце концов, он привык всегда получать то, что хотел, — ее поразило его заявление. Подвенечное платье? Ради всего святого, зачем оно ему понадобилось?
— Вот это здорово! — радостно воскликнул Чарльз. — Я и представить себе не мог! — Его рука соскользнула с Дианиных плеч. Он протяну: Кондору руку, и тот пожал ее. — Я буду счастлив создать свадебный наряд для вас. То есть не лично для вас, конечно. — Он рассмеялся.
Диана мгновенно угадала причину его радости. Если он придумает свадебный наряд для спутницы Кондора, модель непременно сфотографируют, фото обойдет весь мир, а это, несомненно, сулит солидные дивиденды модельеру, не говоря уже о рекламе его фирмы.
Но сам намек на предстоящую свадьбу пробудил в душе Дианы дурное предчувствие.
Первый раз за все время она посмотрела Кондору прямо в глаза. Стальной взгляд обдал холодом зелень ее глаз. Этот взгляд обладал непонятной силой, ее словно пронзило насквозь электрическим током. За внешним спокойствием этого человека кроется неукротимая сила. Он ответил ей холодным вызывающим взглядом — словно знал, о чем она сейчас думает и что чувствует. Нет, это невозможно. Откуда он может знать?
Вот уж, поистине, Снежная Королева, с насмешливым удивлением подумал Рис. Немало женщин встречал он на своем пути — пожалуй, черт возьми, даже чересчур много, усмехнулся он, но немногие из них, да, совсем немногие держались с таким холодным достоинством, как эта. Ни одна из них не была такой юной и неприступной, как эта супермодель Дивная.
Его начало разбирать любопытство, и он по думал, что ему следовало заранее, еще до этой поездки в Париж, разузнать о ней побольше, вместо того чтобы сидеть сложа руки. Он сразу понял, что эта женщина может разрушить все его планы в том, что касалось сына. Сейчас, увидев ее собственными глазами и убедившись в ее загадочной красоте, он понял, почему Крис настолько очарован этой женщиной, что его даже не устрашил отцовский гнев. Господи, эта женщина могла бы разжечь не один пожар. Нет-нет, никаких «могла бы»!
Он спокойно отвел глаза, повернулся к Чарльзу Оксли и с удовлетворением отметил, что Чарльз убрал свою руку с плеча этого очаровательного создания. Кондор был твердо уверен, что никакая работа мысли не отразится на его бесстрастном лице. За долгие годы работы над собой он приобрел способность скрывать свои сокровенные чувства и без труда контролировал себя. За несколько минут до того, как появилась Диана, он выпытывал у Оксли, каковы его амурные пристрастия, но, стоило ему заметить, как Чарльз смотрит на эту девушку, все стало ясно. Может быть, необычное очарование этой женщины-ребенка заставляет всякого, кто ее увидит, подпадать под чары ее сдержанной чувственности?
— Не надо придумывать ничего другого, Чарльз, — небрежно бросил он. — Я хочу приобрести именно этот свадебный наряд, который видел сегодня вечером.
Чарльз нахмурился:
— Этот? Но… мне кажется, сначала нужно показать его невесте, не так ли? — осторожно сказал он. — А вдруг он ей не понравится? Мне был бы очень приятно выбрать часок, чтобы обсудить вами ваши пожелания, — добавил Чарльз, боясь задеть Кондора своими возражениями.
Рис сразу сообразил, почему Чарльз вдруг так завилял. Очевидно, он не хочет отдавать свои модель в чужие руки, независимо от того, что это — подвенечный наряд или какое-то другое платье, пока не убедится, что его творение сидит на клиентке безукоризненно. С другой стороны Чарльз понимал, что просьба Кондора — это свидетельство признания его таланта модельера. Но Рис, в глубине души разделяя сомнения Чарльза, не желал отказываться от задуманного.
— Она видела его, — сухо ответил Кондор. — И платье ей понравилось. Это как раз то, что она хотела. — «А вот эта леди тоже получит то, что заслуживает», — подумал он про себя.
И вдруг он почувствовал: что-то происходит с Дианой, стоящей рядом с Чарльзом. Она не шелохнулась, ни один мускул не дрогнул на ее лице, удивительно серьезном для ее возраста, и все же Рис понял, что его слова растревожили девушку, он почувствовал, как она вся напряглась.
Так ей и надо! Это еще только начало. Сия девица расстроила все его планы относительно Криса, и он при первой же возможности разберется с ней.
Хотя надо признать, что у Кристофера вкус оказался намного лучше, чем он ожидал. Эта юная манекенщица и в самом деле совсем не такая, какой он себе ее представлял, когда узнал об их отношениях. Она совсем ненамного, ну, может быть, на год, постарше Криса, которому исполнилось двадцать лет, но производит впечатление умудренной опытом женщины. И вместе с тем есть в ее облике какая-то беззащитность, которую она пытается скрыть, напустив на себя этот таинственный вид. Странное сочетание. Необычное. И интригующее… Рис понимал, что теперь постарается узнать о ней побольше.
Он мгновенно и безоговорочно признал, что девушка, на которой намерен жениться его сын, очень хороша. Должно быть, Крис страстно влюблен, остается только надеяться, что эта страсть его чему-нибудь научит. Ведь и сам он тоже долго не раздумывал, когда ему показалось, что пора жениться. Но постепенно он пришел к циничному выводу, что каждый человек имеет свою цену. Цена этой молодой девушки столь высока, что вполне может потянуть на брак. Хотя, как показывает жизнь, человек зачастую старается получить то, чего вовсе не заслуживает. Пора Крису, а заодно и этой красавице хорошенько втолковать это!
— Я весьма польщен, мистер Кондор, — осторожно начал Чарльз, — что вашей невесте так понравился этот наряд…
— Не стоит, — протянул Рис. — Особа, о которой идет речь, привыкла получать все, чего ей захочется. Всегда! — А эта манекенщица красива и чертовски соблазнительна! Рис уже жалел мужчин, которые будут ее добиваться, и одновременно испытывал ревность, представив их рядом с ней.
Чарльз Оксли был растерян и не знал, как выпутаться из создавшегося положения. С одной стороны, он не хотел обидеть такого именитого покупателя, а с другой — боялся испортить свою репутацию.
— Но если бы мы могли…
— Чарльз, прости, что я вмешиваюсь в ваш разговор, — к ним подошла запыхавшаяся жен шина лет сорока. Коротко взглянув на Риса, она сразу же узнала его и, озадаченно прикусив губу извиняющимся тоном произнесла: — Тебя ищет Эдгар Пул.
Рис прекрасно знал Эдгара Пула. Он когда-то вел дела с этим удачливым предпринимателем. И всегда успешно. Оба ставили только на выигрыш. Наверняка Эдгар явился сегодня сюда ради своей молоденькой прелестной жены. Рис понимал колебания Оксли, которому предстояло решить, то ли продолжать начатый довольно щекотливый разговор, то ли направиться к Эдгару и очаровательной Карине, с которыми беседа, возможно, сложится более удачно.
И Рис решил сжалиться над ним. Про себя он отметил, что, и сам сбит с толку, хотя совсем по другой причине.
— Я позвоню вам на днях, Чарльз, — насмешливо бросил он. — Но буду настаивать на покупке именно этого подвенечного наряда. И учтите, — предупредил Рис, — невеста тоже не изменит своего решения!
Невеста… Каждый раз, когда он упоминал о ней, Диана начинала нервничать. Подумать только… Крис за все время их знакомства ни разу не упомянул, что его отец собирается жениться. После развода Рис Кондор так и не связал себя узами нового брака. Не потому, что его многочисленные возлюбленные не хотели этого, просто он сам пришел к убеждению, что не существует женщины, ради которой стоит снова приносить себя в жертву.
Едва услышав о предстоящей свадьбе Риса; Кондора, Диана тут же догадалась, кого он выбрал себе в жены. Она представила себе, как несколько минут назад, когда она в подвенечном наряде шла по подиуму, на плечо Риса Кондора легла нежная рука с алыми ноготками и рыжеволосая красавица, не сводившая глаз с подвенечного платья Дианы, завела с ним разговор.
Теперь она пожалела, что не рассмотрела тогда эту женщину повнимательней. Насколько можно судить, Чарльз не зря опасается продавать платье для невесты Риса Кондора. Она, скорее всего, недостаточно высокого роста для этого наряда, на ней все эти плавные, скользящие линии, создающие ощущение элегантной простоты, просто потеряются.
Когда Чарльз ушел вслед за Джоанной, Диана повернулась к Рису Кондору и, взглянув на него, подумала, что ее глаза находятся как раз на уровне его орлиного носа с интригующей горбинкой. Она подумала, что в этой полной людей комнате они смотрятся вдвоем очень эффектно. Теперь, когда она узнала о свадьбе Риса, ей нужно было обдумать, как отразится эта новость на ее собственных планах.
Она вежливо улыбнулась ему.
— Надеюсь, вы извините меня…
— Не извиню, — ровно, без малейших признаков эмоций произнес он.
От растерянности у нее задрожали ресницы. Диана с удивлением взглянула на него.
— Мне очень жаль… — покачав головой, наконец вымолвила она. — Я…
— В самом деле? — прогремел голос Риса
Кондора, прищуренные глаза его превратились в две серебристые щелочки.
Диана нахмурилась, пытаясь понять причину столь быстрой перемены в его настроении.
— Я имела в виду…
— Знаю, что вы имели в виду, Дивная, — произнося ее сценическое имя, Рис презрительно скривил губы. — С тех пор как я увидел вас, у меня сложилось впечатление, что вы просто без ума от самой себя.
Диана посмотрела ему прямо в глаза.
— Если бы мне не нравилась моя работа, мистер Кондор, я бы не стала заниматься ею.
Темные брови насмешливо приподнялись.
— Судя по гонорарам, которые в наше время получают супермодели, а вас я, безусловно, отношу к таковым, — неторопливо заговорил он, отметив про себя, что она опустила голову, услышав его комплимент, — такую работу бросать было бы очень глупо, не правда ли?
Диана плотно сжала губы, и глаза ее сердито блеснули.
— Не все измеряется деньгами, мистер Кондор… — начала она и удивленно замолкла на полуслове, потому что, едва услышав эти слова, он начал смеяться, да так откровенно и громко, что находившиеся в комнате люди стали с любопытством оглядываться на них. По залу пронесся легкий гул: наверняка их узнали.
Как смеет он хохотать над ней? Да, он делает деньги, и они дают ему власть над людьми; деньги и власть — два божества, которым поклоняется этот человек, но это не дает ему права так цинично судить о других.
Отсмеявшись, Рис грустно покачал головой. Лицо его немного смягчилось и теперь казалось моложе.
— Как это Крис откопал вас? — с недоверчивым удивлением спросил он.
Внезапная догадка осенила ее:
— Ах, вот в чем дело…
— Никак до вас дошло? — сердито спросил Рис, окинув девушку пренебрежительным взглядом. — Вы играете моим сыном, Дивная…
— Диана, — раздраженно перебила она его. — Меня зовут Дианой, — вызывающе повторила она, заметив, что он с удивлением уставился на нее.
— Я сразу подумал, что нормальные родители вряд ли бы вздумали назвать свою дочь Дивной, — он усмехнулся. — Но Крис называет вас именно так.
Крис считал, что этот псевдоним звучит очень романтично. Он вообще обожал появляться на людях в обществе какой-нибудь знаменитости. Диана выходила с ним в свет всего пять или шесть раз, и всегда их совместные появления отмечались прессой, в результате отделы светской хроники самых разных газет запестрели намеками на их близкие отношения. Неудивительно, что слухи дошли и до Риса Кондора. Правда, сама-то она как раз этого и добивалась! Жаль только, что ее не предупредили пораньше…
— А Крис совсем другой… — сдавленным голосом произнесла она, смело глядя в его прищуренные, сверкающие металлическим блеском глаза.
— О да! — подхватил Рис Кондор. — Крис выгодно отличается от остальных людей. И прежде всего тем, что он мой сын…
— У нас у всех есть свои пороки, мистер Кондор, — холодно заметила Диана. — Все зависит лишь от того, насколько нам удается обуздать их.
Рис Кондор явно не ожидал от девушки такого резкого выпада и несколько мгновений молча с изумлением, смотрел на нее. Ему крайне редко приходилось встречать такое враждебное отношение к себе, тем более со стороны женщины. Но потом его удивление сменилось любопытством, и он с все возрастающим интересом стал разглядывать ее лицо с обычно бледными, но сейчас пылающими от гнева щеками. Диана поняла, что он заинтригован ее откровенными высказываниями.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15