А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Его голос стал хриплым. – Вы заставили меня захотеть… – Он умолк.
Саммер обернулась.
– Что?
– Ничего особенного. – Его голос был таким же унылым, как его улыбка. – Это не важно.
Но Саммер знала. Она видела желание, пылающее в его глазах. Ее сердце замерло, а потом бешено заколотилось. Она не знала, было ли это от страха или от более земных эмоций.
Сглотнув, Саммер отвела взгляд.
– М-м, я лучше пойду оденусь.
Насмешливая улыбка Гейба, казалось, преследовала ее, когда она неслась по коридору.
Оказавшись в относительной безопасности за закрытой дверью, Саммер попыталась обдумать ситуацию. Почему Гейб оказался здесь вместо Андерсона? Что он имел в виду, действуя так, будто хотел соблазнить ее, когда она прекрасно знала, что даже не нравится ему? Возможно, это было частью его плана, как заставить ее подписать бумаги о продаже ему ранчо.
Вздыхая, она поняла, что ей все равно. Разум подсказывал ей одно, но сердце говорило о другом.
Она справилась со своими обычными утренними процедурами в рекордное время. Поскольку у нее не было времени накрутить волосы, она собрала их в хвост. Легкое прикосновение пудры, несколько взмахов кисточкой туши и блеск для губ завершили самый тщательный макияж, который она делала в последние дни. Ее старые знакомые в Хьюстоне не узнали бы ее сейчас. Скрестив пальцы на удачу и сделав глубокий вдох, она направилась в кухню.
Кофе благоухал божественно. Двигаясь довольно неуклюже, Саммер нашла две чашки и налила в них кофе. Не поднимая глаз, она поставила чашку перед Гейбом.
– Слышал, вы устраиваете вечеринку. – От его бархатного голоса у нее все перевернулось внутри.
Она уныло пожала плечами.
– Вообще-то это идея Кристал. Она сказала, что у вас есть коптильня.
– У Андерсона тоже. – В его голосе чувствовалось скрытое напряжение.
Вздрогнув, Саммер подняла глаза и увидела, что он пристально смотрит на нее.
– Я бы предпочла вашу, – не раздумывая тихо сказала она. Сразу же, как только слова слетели с губ, она захотела взять их обратно. Что есть в этом человеке такого, что она ведет себя как глупая школьница?
Даже если он и уловил чувственный подтекст в ее словах, Гейб решил проигнорировать его. Уголок его рта дрогнул в улыбке. В этот момент Саммер подумала, что он самый сексуальный мужчина, какого она когда-либо видела.
– Благодарю вас, – серьезно сказал он. – Для меня будет честью готовить для вашей вечеринки.
Саммер осознала, что улыбается ему в ответ.
– Чудесно! – Она почувствовала себя счастливой только оттого, что была в одной комнате с ним. А потом он все испортил.
– Это прощальная вечеринка, не так ли?
Прощальная вечеринка. Тут не о чем разговаривать.
Саммер рассмеялась, чтобы скрыть досаду.
– Нет, Гейб. Это «встречальная» вечеринка в честь дня рождения. Моего. Я хочу познакомиться и с другими жителями Сабина.
У Гейба перехватило дух. Вежливые слова, готовые сорваться с языка, застряли у него в горле. Все-таки легкой победы ему не видать.
– Вы не уезжаете?
– Нет. – Гордо подняв подбородок, она посмотрела на него своими нежными глазами. Его кожа затрепетала. – Вам жаль?
Он ничуть не жалел, хотя не мог сказать ей об этом. Он знал, что она в конце концов уедет, как знал и то, что ранчо, о котором он мечтал всю свою жизнь, в конце концов будет принадлежать ему. Но почему-то хотел, чтобы она осталась. По крайней мере на время. До тех пор, пока он не выбросит ее из головы.
Зазвонил телефон. Саммер сняла трубку, произнесла несколько слов так тихо, что он не мог расслышать, и повесила трубку. С встревоженным лицом она попыталась улыбнуться и не смогла. В три шага он оказался рядом с ней.
– Что такое?
– Кристал. – Она прикусила губу. – Она упала. Доктор сказал, что это растяжение связок, но ей придется лежать в постели целые сутки.
Не раздумывая он похлопал ее по руке.
– С ней все будет в порядке. – Ее кожа была такой нежной под его мозолистыми пальцами. Очень давно его пальцы не касались такой кожи, как у нее, мягкой, ухоженной и нежной, как шелк. Он уже забыл, какой дурманящей она может быть.
Саммер дрожала, широко открыв глаза. Неуловимым движением она отстранилась от него.
– Она тоже так сказала. Думаю, ее больше беспокоит то, что она нарушает наши планы, чем собственное здоровье.
– Планы? – Гейб нахмурился. – Какие планы?
– Мы собирались утром поехать в Альбукерке, чтобы пройтись по магазинам.
Он резко выдохнул, звук показался слишком резким даже для него самого.
– Значит, это уже случилось. – Прищурившись, он внимательно рассматривал ее прекрасное лицо.
– Что уже случилось?
– Вы уже устали от Сабина. Вам теперь нужны яркие огни, веселье и новые впечатления?
Саммер, помедлив, искоса взглянула на него.
– Не совсем. Мы с Кристал собирались кое-что купить.
Какой-то внутренний демон будто подстегивал его.
– И что же не так с местными магазинами?
– Ничего. – Она слегка пожала плечами, напомнив ему, как уязвима она была. – Но в Альбукерке есть такие вещи, каких нет в Сабине, а мне нужно…
– Например? – Слово вырвалось сквозь стиснутые зубы помимо его воли.
К чести Саммер, она даже мягко улыбнулась ему.
– Например, мебель. Как видите, – она обвела рукой полупустую комнату, – у меня ее немного.
– Мебель. – Он приказал себе расслабиться, удивляясь, почему его так взволновала мысль о том, что ей надоел Сабин. Ему нужно помнить, что это все равно случится. Городские здесь не приживаются. – Что еще?
По ее глазам ничего нельзя было прочесть, она, казалось, испытывала его.
– Книги, – просто ответила она, глядя вниз на свои руки. – Мне нужно купить книги.
Он на секунду потерял дар речи, понадобилось время, чтобы осознать ее слова.
– Книги? – Гейб окинул комнату недоверчивым взглядом. – У вас их что, мало?
– Мне они нужны, – упрямо сказала она. – И мне действительно хотелось поехать вместе с Кристал. А теперь, наверное, придется ехать одной.
Гейб знал дорогу в Альбукерке слишком хорошо. Мили и мили пустого пространства.
– Я поеду с вами, – услышал он свой голос.
Ее потрясенное выражение лица удивило его.
– Если вы действительно хотите ехать.
К своему удивлению, он понял, что хочет.
– Мне, конечно, не заменить Кристал, но я хорошо знаю Альбукерке.
Она в молчании изучала его лицо. Ее улыбка появлялась медленно, как солнце выглядывает из облаков после бури. Это поразило его, как удар. Она была такой красивой, просто сияющей.
Наконец она кивнула.
– Отлично. Буду ждать с нетерпением. В семь часов вам подходит?
Каким-то образом к нему вернулся голос.
– Семь – это великолепно.
Задумчивый и тихий, Гейб шел к своему пикапу. Только подъезжая к дому, он осознал, что она заставила его забыть об уроке верховой езды.
Глава 7
Этой ночью он видел много снов: то он давно умер и был похоронен, то видел себя молодым, то видел себя дураком. И во всех этих снах Саммер улыбалась, манила к себе и приглашающе приоткрывала губы. Гейб проснулся утром, дрожа от неутоленного желания. Он безумно жаждал ее.
Это было невозможно. Долгие годы сельской жизни изменили его. Он был хозяином ранчо, неотесанным и грубым. Он не умел обращаться с хрупкими предметами и светскими женщинами. Ничто на свете не сможет изменить этого.
И она не останется.
И все же он хотел ее. Если бы она узнала, подумал он, она бы сочла это забавным. Он так не считал. Даже близко. Черт, это пугало его до полусмерти. Он не знал, что делать с этими чувствами, такими новыми, такими древними, которые всплывали в нем при малейшем намеке на боль в ее оленьих глазах.
Он громко рассмеялся и был ошеломлен тем, как резко это прозвучало. Саммер не боялась, что он причинит ей боль. На самом деле все было наоборот. Если кому-то будет больно, это будет он сам.
Он никогда не чувствовал себя таким уязвимым, даже когда привез сюда Урсулу. Однако Саммер была в чем-то другой. Совершенно другой.
Но он знал, что в конце концов она уедет.
Зажмурив глаза, чтобы прогнать ее образ, Гейб тихо чертыхнулся. Он ожидал увидеть испорченную маленькую богатую девицу. Вместо этого он нашел нежную женщину, полную энергии, нереальных грез и надежд. Женщину, одно присутствие которой, казалось, озаряло солнцем всю его жизнь.
Вместо того чтобы избегать Саммер, молиться, чтобы она уехала, передав землю в его собственность, он неожиданно для себя помогал ей, желая чтобы она осталась. Вопреки всему.
В семь утра он остановил машину у ее дома.
Хотя он готовился и успокаивал себя, увидев Саммер в облегающих джинсах, безумно элегантную, непринужденную и сексуальную, он был сражен наповал.
– Доброе утро.
– Доброе утро. – Она сонно улыбнулась. Все еще окончательно не проснувшаяся, она подала ему чашку с кофе. Он рассеянно отпил прежде чем понял, что не может отвести от нее глаз. Ее кремовая кожа светилась невинным цветом тех роз, которые когда-то давно посадила его мать.
– Я совершенно готова, – радостно сказала она. Слишком радостно, подумала она, задавая себе вопрос, не досадно ли ему находить время в своем напряженном распорядке, чтобы съездить с ней в Альбукерке.
Непроницаемое выражение его лица не давало ни малейшего намека на его реакцию. Он выглядел упрямым и сильным, настолько же отличающимся от мужчин, которых она знала в Хьюстоне, как орел от лебедя. Она взглянула на его могучие плечи и почувствовала, что у нее пересохло во рту.
– Гейб, вы готовы? – Ее голос прозвучал мягко и хрипло. Она надеялась, что он этого не заметил.
– Готов? – Если в кофе было что-то, затуманивающее разум, оно определенно подействовало и на Гейба. Его глаза горели, и он смотрел на ее рот так долго, что Саммер подумала, не забыла ли она накрасить губы или что у нее застряло что-то между зубами.
– Ехать, – пояснила она, гадая, как же ей удастся ехать, заключенной на несколько часов в замкнутом пространстве грузовичка, когда его загорелые сильные пальцы будут держать руль.
Гейб откашлялся и одним глотком осушил остатки кофе.
– Пойдемте.
Они сели в его пикап, и очень скоро Сабин остался позади темным пятнышком на горизонте. Близость Гейба была для Саммер одновременно и волнующей, и беспокоящей, но их молчание казалось дружелюбным.
По радио зазвучала песня, какой-то неизвестный кантри-певец пел о своей жене, умирающей при родах, и молил Бога забрать его взамен, и у Саммер слезы подступили к горлу. В самом деле, что же случилось с ней в эти дни? На последних гитарных аккордах по ее лицу потекли слезы. Теперь, встретив Гейба, она могла поверить в такую любовь. Если бы только он поверил тоже.
Не отрывая взгляда от дороги, Гейб, похоже, разделял ее печаль. Молча сняв руку с руля, он накрыл ею ее сжатый кулак и держал. Она напряглась, ожидая, что он посмеется над ней или сожмет руку слишком сильно, но он ничего не сделал. Он продолжал вести машину, нежно держа ее за руку и словно утешая, пока песня не кончилась.
Саммер решилась взглянуть на него. Его профиль говорил о грубой силе. Он понял, что она смотрит, и повернулся, его лицо тронуло подобие улыбки. Он резко выдохнул.
– Ехать примерно часа два, – низким голосом произнес он. – Можете устроиться поудобнее.
Воспользовавшись предложением, она первым делом сбросила туфли. Гейб рассмеялся, смех был глубокий и очень мужской. Она чуть было не поджала пальцы на ногах.
– Вы должны делать это почаще, – вырвалось у нее.
– Делать что?
– Смеяться.
Он выглядел удивленным.
– У меня нет на это причин, – сказал он. – Я слишком занят.
Как грустно. Саммер посмотрела на его невероятно красивый профиль.
– Ранчо?
Оторвав на секунду взгляд от дороги, он кивнул.
– И все же странно. У вас есть друзья. Андерсон, Кристал, Мэгги… должны быть и другие.
– Знаю. – В его голосе звучало нетерпение. – Я очень счастливый человек. Моя жизнь полна и разнообразна, именно такая, как и должна быть. К чему вы клоните?
Она ошеломленно смотрела на него.
– А как же общение? Ну, знаете, сходить выпить пива, может, потанцевать немного или пойти в кино?
Он не ответил, просто с каменным выражением лица смотрел вперед. До Саммер вдруг дошло, что она описала, ну да, свидание! И мысль о том, что Гейб Мартин ухаживает за другой женщиной, ей не слишком понравилась, вернее, даже совсем не понравилась.
Это открытие так удивило ее, что она совершенно забыла, что смотрит на Гейба.
– Вы закончили? – спросил он, крепко сжимая руль.
Очнувшись от своих мыслей, Саммер заморгала.
– Закончила?
– Оценивать мою жизнь. Если вы спрашиваете, хожу ли я на свидания, то да, иногда. В последнее время я был слишком занят.
Саммер покраснела, отвернулась и стала смотреть в окно. За следующие полчаса пейзаж не изменился. Дорога и сухая трава, редкие сучковатые деревья и перекати-поле. И беспощадно яркое синее небо.
Когда он задал свой следующий вопрос, его голос был таким низким и хриплым, что у нее заколотилось сердце.
– Вы бы захотели пойти на свидание со мной, Саммер?
Вот оно. Если бы она могла открыть дверцу пикапа и выпрыгнуть, Саммер бы это сделала. Она почувствовала головокружение и внезапное тепло.
Грузовичок притормозил. Все еще улыбаясь, Гейб съехал с дороги и заглушил мотор.
– Мы могли бы это считать свиданием.
Потрясенная, Саммер провела рукой по волосам.
– Я…
– Уверен, у вас было много свиданий в Хьюстоне.
– Но ничего серьезного. Больше по-дружески. – Она смущенно поежилась. Если он решил начать какую-то игру, лучше сразу выложить все карты на стол. – Я отношусь к этому очень серьезно. Я никогда не встречалась с кем-то, кого бы я хотела достаточно сильно, чтобы… чтобы спать с ним, – закончила она.
Его глаза вспыхнули, напомнив ей тот раз, когда он показывал ей свой каньон. Осторожно, очень осторожно он протянул руку и погладил изгиб ее шеи.
– Никогда?
Она покачала головой.
– Ни одного раза? – Его голос из дразнящего стал совершенно другим, в нем появилось какая-то хрипотца, чувственность.
Саммер задрожала, вновь охваченная волнением.
– Перестаньте.
– Не целовать вас? – Он взял ее за подбородок и поднял лицо. Горящие, темные как ночь глаза смотрели в ее. – Знаете, я не такой, как другие.
– Я никогда так и не думала. – К ее досаде, это прозвучало слишком резко. Она нервно облизнула губы, привлекая его взгляд. Почувствовав странный трепет внутри, Саммер отодвинулась поближе к дверце.
Заметив это, он тихо ругнулся.
– Что это?
Она должна была знать.
– Вы хотите меня, Гейб, или мое ранчо?
Их глаза встретились. Оба смотрели затаив дыхание.
– И то и другое. Боже, помоги мне. Я больше не знаю, чего хочу.
Он говорил так смущенно, с такой мукой, что Саммер стало больно. Она положила ладонь на его загорелую руку, наслаждаясь ощущением твердых мускулов и мягких тонких волосков под своими пальцами.
– Это пройдет, Гейб. Не беспокойтесь.
Он вздохнул.
– Это трудно. Вы заставляете меня забывать вещи, о которых я должен помнить. Было бы лучше сконцентрироваться на том, чего я всегда хотел. На чем-то постоянном, что не исчезнет.
Ее сердце замерло. Надежда горела в ее груди, она подняла на него глаза.
– Что это?
– Земля, городская штучка. Бар-Дабл-Эс.
Он убрал руку, отстранился. Сейчас больше, чем когда-либо, она чувствовала, что они созданы друг для друга. Этот резкий одинокий мужчина нашел бы счастье, если бы позволил себе любить. Ей не нужна книга, чтобы понять это.
Стараясь не обращать внимания на тяжелое чувство разочарования, Саммер вздохнула, придвинулась ближе, проводя рукой по его сильной руке. Он все еще хотел ее, она чувствовала это. Так же сильно, как она хотела его.
– Гейб, я…
– Ш-ш. Молчите. – Он накрыл своим ртом ее губы. Он обводил языком форму ее губ, края зубов. Она чувствовала, будто электрический ток проходит сквозь нее. Она задрожала, обхватила руками его голову и притянула его ближе.
Ее имя на его губах превратилось в стон. Этот звук заставил ее очнуться, и она отстранилась, поспешно поправляя одежду. Господи, они же стояли на обочине общественной дороги!
Гейб смотрел на нее горящими глазами, каждая пора его кожи источала мощную мужскую чувственность.
Ее предательское тело немедленно ответило на его близость, призывая ее прильнуть к нему.
Он прикоснулся пальцем к ее губам, обвел линию ее рта.
– Как вы это со мной делаете?
Она решила не отвечать на его вопрос.
– Если мы не вернемся на дорогу, то никогда не доберемся до Альбукерке.
Он внимательно посмотрел на нее, потом медленно кивнул.
– Вы правы. – Он плавным движением завел мотор, взглянул в зеркало и выехал на дорогу. – Мы примерно в двадцати минутах от Монтанера. Вы голодны?
Часы на приборной доске показывали половину девятого. Она никогда не была в Монтанере, но готова была поспорить, что там есть кафе или что-нибудь в этом роде.
– Кофе и печенье были бы очень кстати, – сказала она, робко улыбнувшись ему. К ее облегчению, он улыбнулся в ответ, отчего у нее по спине пробежал приятный холодок.
– Думаю, у них найдется и еще что-нибудь.
Они остановились в Монтанере на завтрак и к половине десятого были уже снова в пути.
– Я все ждала, что к нашему столику подойдет Кристал и примет заказ, – пошутила Саммер. Кофе был практически неотличим от кофе в Сабине.
Когда Гейб улыбнулся, в уголках его глаз собрались морщинки. Саммер была так поглощена разглядыванием их, что почти пропустила его слова.
– Что?
– Я спросил, знаете ли вы, что Андерсон и Кристал снова встречаются?
Это было так приятно услышать.
– Правда? Как хорошо. Я никогда не видела людей, которые бы так подходили друг другу, как они. Вы наверняка видели, что между ними будто пролетают искры…
Ее слова замерли. Гейб смотрел на нее горящим взглядом.
– Как у нас?
Она не могла лгать: он бы сразу же это понял.
– Да. – Она сглотнула и смело подняла подбородок. – Как у нас.
– Не хочется признавать это, – пророкотал его низкий голос. – Но делать вид, что это не так, тоже не годится.
– А вы хотите что-то изменить? – Она должна была спросить, хотя и боялась, что ответ причинит ей боль.
С каменным лицом он упрямо смотрел вперед.
– С этим ничего нельзя сделать. Вы знаете это, правда?
– Значит, вы так боитесь?
Взгляд, который он бросил на нее, был наполовину веселым, наполовину голодным.
– Не боюсь, просто не хочу испытать боль.
Саммер покачала головой.
– Я не собираюсь причинять вам боль. – Она не хотела, чтобы это прозвучало как вызов, но все же так и получилось. Гейб окинул ее дерзким взглядом и снова переключил свое внимание на дорогу. Он не возразил, и она почувствовала странное разочарование.
– Альбукерке в нескольких минутах, дорогая. – От хриплого голоса Гейба у Саммер по рукам побежали мурашки. Она скрестила руки на груди, надеясь, что он ничего не заметил, но с ее-то везением он наверняка все видел.
– Хорошо. – Она смотрела прямо перед собой, отказываясь встречаться с ним взглядом, хотя его взгляд, казалось, ласкал ее так же, как его прикосновение. – Знаете, я докажу это вам. – Ее тихие слова прозвучали уверенно. – Я нужна вам, Гейб Мартин. Больше, чем вы думаете.
Альбукерке был именно таким, как она надеялась, и даже больше. Так же отличающийся от Хьюстона, как солнце от луны, город казался частью земли, на которой находился, а не просто занимал на ней место. Саммер мгновенно влюбилась в него.
– Куда? – Небрежно положив руки на руль, Гейб выглядел так, будто был плотью от плоти этой земли.
Какое-то время она не могла ответить, ослепленная красотой места и мужчиной рядом с ней, забыв даже собственные страхи. Прищурившись со смущенным удивлением, Саммер прочитала название мебельного магазина на листке бумаги, который ей дала Кристал.
Они провели день в магазине, Саммер выбрала и гарнитур для гостиной, и мебель для своей спальни. Оказалось, что Гейб не только разбирается в мебели, но и умеет торговаться, чем сэкономил ей несколько сотен долларов.
После того как они посетили пару художественных галерей, Гейб повел ее пройтись по Старому городу.
– Это сердце Альбукерке, – мягко сказал он, беря ее за руку и ведя по тенистой аллее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14