А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– повторил Гейб. – Какие сумасшедшие покупают лошадей через журнал?
Саммер гордо вскинула голову.
– Я. И она моя. Это только одна из моих новых кобыл. Ее зовут…
– Мне наплевать, – прервал он ее, кипя от бешенства. – Вы понимаете, что могли погибнуть?
Высвободившись из его рук, Саммер стояла, сжав кулаки и широко открыв глаза. Она мятежно посмотрела на него.
– Думаю, я должна поблагодарить вас. Если бы вы не…
– Если бы что? – взревел он, пугая лошадей. Гейб схватил ее за запястье и рванул к себе, где она секунду назад была в безопасности. – Если бы я не появился, где были бы вы сейчас, городская девчонка? Где? – Господи, он хотел вбить хоть немного ума в ее голову. Вместо этого он ограничился тем, что пробежал свободной рукой по ее телу, чтобы убедиться, что ничего не сломано.
– Я… – Она умолкла. Чувствуя себя глупо, она подняла голову, изо всех сил стараясь сохранить видимость самообладания. – Простите, – закончила она.
– Перестаньте извиняться, – проворчал он. – Вы не знали. Мы должны сделать так, чтобы это не повторилось. По крайней мере вы не пострадали.
Закрыв глаза, Саммер позволила себе расслабиться в его руках. От него пахло натуральной кожей и свежескошенным сеном. Она задрожала, на этот раз не от страха. Его сердце билось уверенно и ровно под ее ладонью. Воздух, кажется, наполнила новая надежда. Или угроза.
– Саммер. – Он коснулся губами ее губ. У нее по спине забегали мурашки.
– Я не знаю, что случилось, – прошептала она. – Мы были одни, а потом вдруг кролик выскочил перед ней…
– Ш-ш. – Он прикоснулся губами к ее лбу. Она ощутила силу его возбуждения своим бедром.
Как будто почувствовав волнение Гейба, Святой фыркнул, напомнив ему, что они стоят посреди выгона с возбужденным жеребцом и норовистой кобылой. Гейб неохотно отпустил Саммер. Сейчас было не время.
Бормоча проклятия, он отстранил ее от себя. От смущения и желания ее карамельные глаза потемнели.
Лицо Саммер пылало. Он подумал, чувствует ли она себя такой же сбитой с толку всем произошедшим, как и он. Или какая-нибудь книга уже поведала ей обо всем этом?
– Пора ехать. – Передав ей поводья ее спокойной теперь лошади, Гейб вскочил на Святого и смотрел, как ее кобыла послушно стоит и ждет, когда Саммер сядет на нее.
Она сделала три попытки закинуть ногу на широкую спину лошади. И каждый раз неудачно.
Гейб прищурился.
– Какой у вас вообще опыт верховой езды? – спросил он.
Все еще краснея, она искоса посмотрела на него.
– Никакого. Я учусь в процессе.
– Вы не можете учиться ездить верхом на такой лошади.
Она снова вскинула голову.
– Почему нет?
Поскольку она совершенно не желала понимать очевидного, Гейб стиснул зубы и заставил себя говорить спокойно:
– Она совсем зеленая.
– Зеленая?
– Я имею в виду плохо выезженная. Не слишком хорошо для новичка. И она арабской породы.
– Я знаю. Ее зовут Милашка.
Он рассмеялся:
– Эта кобыла не такая уж милая. Вы не можете учиться на ней.
Но она протестующе покачала головой. Как это ни странно, Саммер казалась такой же взволнованной, как и он.
– Мы можем учиться вместе, – сказала она не допускающим возражений тоном.
Почувствовав разочарование Гейба, Святой начал бить копытом. Черт побери, если Саммер не выглядела еще красивее, когда была расстроена.
– Вам нужны уроки верховой езды.
– У меня есть книга. «Практическое искусство верховой езды».
Он уже дошел до предела.
– Нельзя учиться ездить верхом по книге!
Прижав уши, Святой взвился на дыбы. Кобыла шарахнулась в сторону от жеребца, чуть не затоптав Саммер. Ей нужны не только уроки верховой езды, испугавшись подумал Гейб. Ей нужно узнать кое-что о лошадях, например, то, что нельзя стоять вне их поля зрения.
Он тяжело вздохнул.
– Вам как можно скорее нужно научиться ездить верхом.
– Почему это вас волнует? Это не ваша забота.
Проблема была в том, что это заботило его. И очень сильно.
– Я не хочу, что пострадали вы или кто-то еще.
Она кивнула, прикусив губу.
– Думаю, я не могу отрицать, что…
– Нет, – оборвал он ее. – Я не позволю вам отрицать. Я пришлю Андерсона с одной из моих старых верховых лошадей. Взаймы. Она будет у вас какое-то время, пока Андерсон не почувствует, что вы готовы ездить на этой кобыле.
Лицо Саммер просветлело. Может, это потому, что он упомянул Андерсона? Он попытался отбросить странное чувство, охватившее его. Если Андерсон только посмотрит на нее неподобающим образом…
– Вы думаете, он будет против? – спросила она.
Окидывая взглядом ее сексапильную фигуру, Гейб знал, что Андерсон не будет против. Этот парень еще, черт побери, воспользуется шансом. Пока он сам не воспользовался.
– Гейб?
Он понял, что заблудился в своих мыслях.
– Что?
– Я спросила, не думаете ли вы, что Андерсон может отказаться учить меня?
– У него не будет выбора. – Его хриплый голос явно взволновал Саммер, поскольку улыбка исчезла с ее лица так же внезапно, как появилась.
– Отлично, – неохотно сказала она. Каким-то образом ей все же удалось забраться на свою кобылу, повернуть ее и направить к дому.
* * *
Всю дорогу домой Саммер была готова расплакаться. Спина одеревенела, рот казался разбитым, а все тело болело так, будто она подхватила какую-то странную болезнь. Но она знала, в чем проблема. Она хотела Гейба Мартина в самом основном, примитивном отношении. А он не хотел ее. Это ранило сильнее, чем должно было.
Она научится ездить верхом. Она была уверена, что после достаточной практики у нее отлично получится. Кроме того, в «Практическом искусстве верховой езды» говорилось, что упорство – девяносто процентов умения. И будет приятно общаться с Андерсоном. Он очень нравился Саммер. Он был как раз таким, каким должен был бы быть брат. Но это был не Гейб.
Из огня да в полымя. Она расседлала Милашку, вычистила ее щеткой круговыми движениями, как было сказано в книге. Похоже, кобыле это понравилось, она даже опустила голову, чтобы Саммер могла достать за ушами. Какого черта она позволяет себе выворачиваться наизнанку из-за красивого ковбоя, который явно хотел ее ранчо больше, чем ее тело?
Она была довольна, напомнила она себе. Довольна.
Из дальнего конца конюшни донеслось ржание ее жеребца.
Саммер взглянула на часы. Время кормежки. В книгах говорилось, что в кормлении лошадей лучше придерживаться расписания. Поставив Милашку в стойло, она поспешно пошла отмерять зерно.
Еще один ноготь сломался. Провались ты! Она не знала, почему вообще старалась сохранить их длинными здесь. Тут же на месте она решила обрезать их как можно короче и выбросить лак. Она не красила ногти уже несколько дней. Накрашенные ногти были частью ее прошлой жизни, а не новой.
– Здесь кто-нибудь есть?
Саммер удивленно обернулась.
– Кристал!
– Собственной персоной. – Засунув руки в карманы, Кристал прошлась по конюшне. – Миленькое местечко.
– Вы никогда здесь не были?
– Нет. Ваша семья уехала отсюда еще до моего рождения. Это ранчо пустовало так долго, что любой приезд был бы похож на незаконное вторжение.
– Что ж, тогда добро пожаловать. – Саммер вытерла руки о джинсы. – Я только что закончила кормить лошадей. Пойдемте в дом, и я приготовлю кофе.
Рыжеволосая улыбнулась:
– Так приятно, когда кто-то предлагает мне кофе, а не наоборот.
– Это точно. – Саммер улыбнулась в ответ.
Поставив кофе, они уселись за покрытый плиткой стол в кухне Саммер.
– Мило, – сказала Кристал, проводя пальцем по керамической поверхности. – Вам нравится юго-западный стиль в интерьере?
– Обожаю его. Я купила этот стол в Хьюстоне перед самым отъездом. Я хотела поехать в Альбукерке и купить что-нибудь еще, но у меня все не хватает времени.
Голубые глаза Кристал загорелись.
– Я знаю это отличное место. Все еще хотите поехать со мной? Может быть, в следующий выходной?
– Это было бы чудесно! – Саммер улыбнулась. – У меня так давно не было друзей. Я очень рада, что теперь у меня есть подруга здесь, в Сабине.
Кристал вскинула голову так резко, что ее волосы разлетелись.
– Как это? У тебя здесь много друзей. Гейб и Андерсон как минимум.
Кофе сварился. Саммер налила им по чашке. Кристал пристально посмотрела на нее.
– Вы с Гейбом друзья, ведь так?
– Гейб, он… другой, – ответила она, стараясь не покраснеть, когда вспомнила недавний странный инцидент. – А Андерсон…
Кристал наклонилась вперед, глядя прямо в глаза Саммер.
– Да?
– Андерсон мне как брат.
– Уф-ф, – с шумом выдохнула Кристал. – Не могу передать, как я рада это слышать.
Помедлив, Саммер подтолкнула сахарницу по столу.
– Хочешь об этом поговорить?
– Я влюблена в него, – напрямую заявила Кристал. – Всегда была и, думаю, всегда буду.
– Он кажется очень милым парнем.
– Да, – фыркнула Кристал, откинув свои огненные волосы от глаз. – Все женщины так думают. Женщины липнут к нему сильнее, чем блохи к собаке.
– Согласна, он, конечно, любит пофлиртовать, но кажется вполне безобидным.
– Это потому, что ты очень хочешь Гейба.
На этот раз Саммер не смогла совладать с собой. Она чувствовала, что ее лицо пылает.
– О чем ты?
Кристал допила остатки кофе одним глотком. Она встала и налила себе еще чашку.
– Да брось, дорогая, это же очевидно. Женщины бегают либо за одним, либо за другим.
От мысли о толпах женщин, вьющихся вокруг Гейба, у Саммер засосало под ложечкой. Ей все равно, совершенно все равно.
– О’кей. – Она признала правоту Кристал. – Я немного увлечена. Ничего, с чем нельзя было бы справиться. Насколько это очевидно? Думаешь, он знает?
– Нет. – Зеленые глаза светились озорством, Кристал рассмеялась. – Но все-таки расскажи мне. Это он продал тебе тех лошадей?
– О нет. Я заказала их по журналу арабских лошадей.
– Ух ты. Я поражена. Гейб уже видел их?
Саммер уныло кивнула.
– Одну из них. Примерно час назад.
– Правда? – Отодвинув в сторону чашку, Кристал наклонилась вперед и тронула Саммер за руку. – И что он сказал?
Водя пальцем по столу, Саммер вздохнула.
– Большую часть из его слов лучше не повторять.
– Знаешь, – задумчиво сказала Кристал, прихлебывая кофе, – ведь Гейб тоже когда-то был городским.
– Правда? – Саммер не могла бы представить Гейба в классическом костюме. Он так уютно чувствовал себя в потертых джинсах, будто это была его вторая кожа.
– Он получил стипендию в каком-то дорогом колледже недалеко от Денвера. А пока учился, работал помощником в какой-то фирме, где проектировали здания. Мог бы даже строить их, если бы его родители не погибли в автомобильной аварии.
У Саммер к горлу подкатил ком.
– О Боже! Сколько ему было лет?
Кристал пожала плечами.
– Двадцать один – двадцать два. Ему оставался один год в колледже. Компания, в которой он работал, обещала ему после выпуска высокооплачиваемую работу. Он был уверен в успехе. Но он решил вернуться домой и управлять ранчо.
Какой мучительный выбор для молодого человека.
– Почему?
Отхлебнув кофе, Кристал потянулась за сахарницей и положила себе еще ложку.
– Ранчо было всем, что у него осталось. Если бы он не вернулся, оно бы пришло в упадок.
– Но его будущее было бы обеспечено, – мягко возразила Саммер.
– Эта земля у него в крови. И так продолжается до сих пор. Он не мог бы бросить ее. Никто из нас не смог бы.
Но отец и брат Саммер смогли. Они настолько основательно покинули это место, что Саммер даже не знала о нем.
– Сколько ему сейчас лет?
Улыбка Кристал стала шире.
– Мы вместе учились в школе. Ему столько же, сколько и мне. Тридцать два.
– И он никогда не был женат? Не имел детей?
Помрачнев, Кристал вздохнула.
– Однажды он был помолвлен. Мы еще шутили насчет двойной свадьбы. Забавно к тому же, что его невеста свалила в Денвер как раз тогда, когда я застала своего в постели с другой женщиной.
– Андерсона? – уточнила Саммер.
– Андерсона, – ответила Кристал. Мрачность в ее зеленых глазах предостерегала от дальнейших расспросов.
– А почему его невеста уехала? – Саммер осознала, что затаив дыхание ждет ответа.
– Она была городская, такая же, как ты, – медленно начала Кристал. – Думаю, ей не понравилось здесь. Гейб никогда не говорит об этом.
Городская штучка. Это объясняло, почему Гейб думал, что она заскучает и уедет. Но она не уедет. В отличие от бывшей невесты Гейба у Саммер не было другого дома, в который можно было бы убежать. Ее дом был здесь.
Теперь ей оставалось только убедить в этом его.
– Как грустно.
– Да, грустно. – Лицо Кристал просветлело. – Слушай, у меня есть идея. – Ее глаза заблестели. – Почему бы тебе не устроить вечеринку?
– Вечеринку? – Всплывшие в мозгу образы хьюстонских вечеринок с гостями в дорогих туалетах, обсуждающими, что лучше, «мерседес» или «БМВ», заставили ее содрогнуться. – Я не думаю…
– Это будет чудесная вечеринка, – не обращая внимания на испуг Саммер, продолжала Кристал. – Мы приготовим закуски, может быть, попросим Гейба закоптить говяжий бок в его коптильне. Я принесу пиво. Брат моего друга играет в ансамбле, так что можем устроить и танцы. Здесь соберется весь город!
Это так же отличалось от чинных вечеринок с коктейлями из ее прежней жизни, как икра от арахисового масла. Затея казалась забавной.
– Ну, не знаю, – тихо сказала Саммер. – Я была хозяйкой на вечеринках для друзей моего брата тысячи раз, но это совсем другое. Не уверена, что я знаю, как это делается у вас.
– О, милочка, ты им понравишься, – заверила ее Кристал. – Мак не переставая говорит о том, какая ты изящная, а Мэгги спрашивает всех, кто приходит в магазин, не видели ли они тебя. Давай, это будет весело!
Саммер проглотила комок в горле.
– Думаю, я могла бы…
Кристал только этого и ждала. За несколько минут она набросала список гостей, перечислила, какая понадобится еда, и выбрала день.
– Двадцать первое июня, – провозгласила она, ткнув пальцем в календарь Саммер. – У нас есть три недели.
– Двадцать первое июня, – с трудом выговорила Саммер. – Это мой день рождения.
– Правда? Тем более есть повод отпраздновать!
– Не знаю. – Саммер с грустным видом подперла рукой подбородок, вспоминая свои прошлые дни рождения. – Это первый день рождения, когда я буду одна.
– Ты не будешь одна, глупышка. – Кристал слегка стукнула ее по руке. – С тобой вместе будет праздновать весь Сабин!
Ее энтузиазм оказался заразительным, поскольку Саммер сразу же захотела, чтобы ее вечеринка была самой лучшей из всех вечеринок на свете.
– Нужно посмотреть, смогу ли я найти книгу об этом, – сказала она. – По-моему, у меня есть «Развлечения в стиле вестерн».
– Не беспокойся, дорогуша, тебе не понадобится книжка. – Откинув волосы за плечи, Кристал рассмеялась. – В этих краях не было вечеринок уже два года.
– Правда? – Заинтересованная вопреки своей воле, Саммер улыбнулась в ответ. – И в честь чего была последняя?
– В честь помолвки Гейба.
– О! – Веселье вдруг померкло, Саммер крутила в руках свою чашку. – Думаю, все было чудесно.
Кристал покачала головой.
– Могло бы быть, если бы будущая невеста все-таки появилась. Так что Гейб остался один. Почти все гости рано разошлись.
Неудивительно, что он был таким ожесточенным.
– Как ужасно.
– Да. Слушай, – Кристал наклонила голову, прислушиваясь, – похоже, у тебя гости.
Они обе обернулись на стук лошадиных подков по гравийной дорожке.
– Легок на помине. – Кристал вскочила, вытирая внезапно взмокшие ладони о джинсы.
У Саммер душа ушла в пятки, она простонала:
– Это Гейб?
– Нет, дорогуша. Это Андерсон, и он ведет одного из старых меринов Гейба. Интересно зачем. – Ее хриплый голос дрогнул. – Не говори ему о том, что я тебе рассказала, хорошо?
– Хорошо. – Взглянув на часы, Саммер встала и составила чашки в раковину. – Прошло всего два часа, как я видела Гейба. Он не мог прислать Андерсона так быстро. Может, спросишь, не хочет ли он кофе?
Испуганно взглянув на Саммер, Кристал пожала плечами.
– Конечно, почему нет? Эй, Андерсон! – Когда она подошла к двери и оперлась о косяк, к ней вернулась развязность. – Хочешь кофейку?
Несмотря на его отрицательный ответ, Саммер налила чашку и подошла с ней к двери. Она никогда не видела человека, испытывавшего большую неловкость. Его синие глаза встретились с ее взглядом с очевидным облегчением.
– Привет, Андерсон, – сказала она.
– Привет, красавица. – Его слова, произнесенные с расстановкой, выражали гораздо меньше, чем взгляд в сторону Кристал. Он протянул руку. – Кофе – это великолепно! – И это несмотря на то что минуту назад он не хотел ничего.
– Что происходит? – Переводя взгляд с безразличного лица Кристал на загорелое лицо Андерсона, Саммер видела, как Андерсон не моргнув выпил горячий кофе одним глотком.
– Я здесь, чтобы научить вас ездить верхом. – Он с веселым видом коснулся пальцем края своей черной шляпы.
Кристал вскинула голову.
– Да неужели?
– Правда. – Передавая Саммер чашку, Андерсон нахмурился. – Не знал, что ты здесь, Кристал.
– Очевидно. Иначе ты бы не зашел, ведь так?
Андерсон мрачно взглянул на свою лошадь.
– Я здесь только затем, чтобы учить Саммер верховой езде.
Кристал неприлично фыркнула.
– Гейб просил меня приехать.
Видя, что между ними уже летят искры, Саммер начала потихоньку перемещаться к задней двери. Им явно нужно было побыть наедине.
Дверь скрипнула. Оба одновременно посмотрели на Саммер.
– Вы куда? – спросил Андерсон.
– Я достаточно наездилась сегодня. – Саммер небрежно махнула рукой. – Я иду в дом.
Выражение лица Андерсона стало непреклонным.
– Гейб велел мне начать сегодня. Он сказал, что вы можете убиться, если я этого не сделаю.
Саммер пожала плечами, ее губы дрогнули.
– Гейб так сказал? Очень плохо.
– Но…
– Гейб мне не хозяин.
Это рассмешило Кристал.
– Лучше оставь ее в покое, Андерсон. Ты не сможешь заставить ее сесть на лошадь.
Взгляд, который он бросил на нее, мог бы испепелить на месте.
– Не лезь в это, Кристал.
– Может быть, завтра. – Прежде чем скрыться в доме, она увидела, что Андерсон схватил Кристал, поднял ее к себе на лошадь и поцеловал так, как Саммер иногда мечтала, чтобы Гейб поцеловал ее.
На следующее утро Саммер просыпалась медленно. Легкий ветерок, залетевший в открытое окно, пощекотал ее нос. Одинокий золотой луч солнца танцевал на ее подушке. А звук подков, цокающих по дорожке, заставил ее сесть в постели и охнуть.
– Полседьмого, – пробормотала она, взглянув на будильник. О чем думает Андерсон? Ей придется отвлечь его чашкой кофе, чтобы она могла плеснуть воды в лицо и одеться.
Сонно протирая глаза, она скользнула в широкий халат и пошла к задней двери. Открыв ее, она выглянула наружу, тут же зажмурившись от ослепившего ее яркого солнца.
– Заходите, Андерсон. Я приготовлю нам кофе. – Не открывая глаза и не глядя по сторонам, она прошла к кухонной стойке и ощупью нашла кофеварку. Дверь открылась со слабым скрипом. Саммер не попала в фильтр и рассыпала целую ложку кофе.
– Пропади ты пропадом, – ругнулась она. – Извините. Обычно я рано встаю. – Я… э… плохо спала этой ночью. – Откашлявшись, она искоса взглянула на буфет, стараясь отыскать кофейные чашки. Она обнаружила две, нашла молочник и сахарницу и зевнула. – Еще слишком рано, – проворчала Саммер, лениво потягиваясь. – Что вы вообще делаете здесь в половине седьмого? – Она открыла глаза и повернулась, чтобы отчитать его. И чуть не выронила сахарницу, когда увидела, кто стоит, скрестив руки на груди и небрежно привалившись к дверному косяку.
Гейб.
Она мгновенно проснулась, каждый нерв ее трепетал.
– Ч-что вы здесь делаете?
Прищурившись, он смерил ее взглядом.
– Я здесь, чтобы дать вам урок верховой езды. Вы всегда надеваете на себя так мало, принимая Андерсона?
Саммер только сейчас осознала, что на ней надето. Футболка на несколько размеров больше, в которой она спала, и старенький халат. Под ними ничего. И ее волосы. Саммер застонала про себя. Она даже не расчесала их, не говоря уже об обычной завивке и укладке.
– Я, должно быть, выгляжу ужасно, – несчастным голосом произнесла она.
– Нет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14