А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


В этих местах женщины работали наравне с мужчинами, не моргнув глазом водили грузовик в снежную бурю, могли проскакать десять миль на необъезженной лошади в тридцатиградусную жару, чтобы спасти заблудившегося теленка. Сейчас у него не укладывалось в голове, почему он когда-то думал, что Урсула сможет прижиться здесь. Она была городской девицей, точно такой же, как эта Саммер Шоу. Городским место в городе.
Подальше от него, Гейба.
Когда он приехал на восьмой выгон, Андерсон уже ждал его.
– Где ты был? – спросил он вместо приветствия.
Гейб неторопливо ответил:
– Помогал этой Шоу. Сегодня привезли ее вещи.
Андерсон присвистнул:
– Ты? Помогал ей? Я думал, ты хочешь, чтобы она уехала.
– Хочу. И теперь я умываю руки. – Не утруждая себя объяснениями, Гейб пересел в другой обшарпанный пикап и завел мотор. – Ты едешь?
– Конечно, – медленно ответил Андерсон. Когда они ехали по ухабистой дороге к летнему пастбищу, он откинулся на сиденье и вытянул ноги так далеко, как позволяла кабина. – Дай-ка я подкачу к ней.
Пальцы Гейба вцепились в руль.
– Что?
– Что слышал. – Андерсон развязно рассмеялся. – Похоже, вы двое не слишком поладили. Готов поспорить, я ей понравлюсь.
– Мы прекрасно поладили, – проворчал Гейб, опровергая свое прошлое утверждение и удивляясь странному гневу, который наполнил его при мысли, что другой мужчина прикоснется к ее нежной коже. – Я сказал тебе, мне нужно, чтобы она уехала.
– Но ты же умываешь руки, так?
Гейб хмыкнул:
– Может быть. Что из того?
– Уверен, она хорошенькая штучка.
– К чему ты клонишь?
– Мне кажется, ей будет одиноко по ночам.
Невольно возникший образ Саммер в тонком черном белье, с нежно пахнущей атласной кожей заставил тело Гейба напрячься. Покосившись на Андерсона, не заметил ли он это, Гейб чертыхнулся себе под нос.
– Что случилось, босс? – Зубы Андерсона блеснули на солнце.
– Ничего. – Он не чувствовал себя так с тех пор, как был подростком. Даже Урсула не волновала его так. Осознание этого не улучшило его настроения.
Андерсон бесстрашно гнул свое:
– Если она тебе не нравится, не вижу причин, почему ты против, чтобы я составил ей компанию. Ты ведь не заявляешь свои права на нее, так?
– Отлично, – выдавил Гейб. Андерсон подловил его, и он знал это. – Давай познакомься с ней. Может, тебе удастся вправить ей мозги. Она считает, что сможет научиться работе на ранчо по книгам.
– По книгам? – Тон Андерсона был обманчиво вежлив. – Таким, как пишешь ты?
– Да. – Огонь во взгляде Гейба вызвал смех у его напарника. – Только я пишу их для людей, которые хотя бы знают, что делают. У Саммер нет путеводной нити. И она считает, что книги будут ее волшебным ключом.
– Книги. Это буду я. – Андерсон захихикал. – Я направлю ее на путь истинный.
Если Андерсон дотронется до нее…
– Желаю удачи. – Гейб изо всех сил старался, чтобы его голос прозвучал безразлично. – Хочешь, заключим пари?
Андерсон выпрямился.
– Пари? Какое?
– Три месяца, – сказал Гейб. – Держу пари, что не пройдет и трех месяцев, как она уедет.
– В прошлый раз ты говорил месяц.
– Она послала за мебелью. Три месяца.
– Идет.
Один мрачный и хмурый, другой с улыбкой до ушей, они пожали друг другу руки.
Ее собственный кофе стоял на кухонной стойке в ее собственном кофейнике рядом с пекущимися в микроволновке черничными оладьями. Саммер подумала, что никогда еще утро не пахло так восхитительно.
Налив себе кофе, Саммер взяла один из журналов о лошадях и уселась, чтобы пролистать его. Ее внимание привлекли объявления о продаже лошадей, некоторые даже с фотографиями и ценами, и все с телефонами. Идея начала укореняться в ее голове. Поскольку она почти ничего не знала о лошадях, заказ их через журнал показался ей неплохой мыслью.
Сделав несколько звонков и съев три оладьи, она услышала стук в дверь.
– Войдите, – автоматически крикнула она, закрывая журнал и допивая кофе.
Стройный блондин в ковбойской одежде заглянул в комнату.
– Я Андерсон. Меня прислал Гейб Мартин. Можно войти?
Ее сердцебиение вернулось к нормальному ритму. На секунду она подумала, что это Гейб.
– Конечно. У меня тут есть горячие черничные оладьи, если хотите.
Его широкое загорелое лицо просияло.
– Звучит великолепно. – Он принял у нее дымящуюся чашку кофе, взял две большие оладьи и устроился в кресле. – Гейб сказал, что вам здесь может понадобиться помощь.
Саммер чуть не пролила свой кофе.
– Он так сказал?
– Вы, похоже, удивлены.
Она пожала плечами, стараясь выглядеть спокойной.
– Думаю, да. Я практически выгнала его вчера.
Андерсон жадно проглотил оладью и подавил улыбку.
– Это все объясняет.
Саммер проницательно посмотрела на него.
– Объясняет что?
– Его вчерашнее настроение. Гейб привык, что женщины стараются удержать его, а не прогоняют.
Она грустно подумала, что Андерсон, вероятно, прав. Такие сногсшибательно великолепные мужчины, как Гейб, не попадаются на каждом углу. Особенно в глуши Нью-Мексико.
– Так значит, он опустил вас, чтобы помочь мне?
– Да. – Он казался слишком уж веселым для такого раннего часа.
– Понятно. – Саммер сделала большой глоток кофе, наблюдая за Андерсоном поверх края чашки. Она подумала, что некоторые женщины нашли бы его красивым с его светлыми волосами и беззаботным выражением лица. Она предпочла бы темную красоту Гейба. Если бы вообще хотела что-то предпочесть.
Выпрямив длинные ноги, Андерсон потянулся и встал.
– А теперь, я думаю, вам нужно помочь распаковать вещи.
– Нет. – Принимая его деловой тон, Саммер покачала головой. – Вообще-то я бы хотела, чтобы вы помогли мне передвинуть мебель.
Когда они разобрали тяжелые коробки – Андерсон поднимал и двигал мебель, а Саммер показывала куда, – дом начал приобретать жилой вид. Андерсон оказался приятной компанией, так же отличающейся от Гейба, как ночь и день. Он понравился ей. Он не заставлял ее кровь кипеть и сердце бешено колотиться.
Она даже обнаружила, что смеется над его грубоватыми шутками.
Андерсон определенно был безопасен. Она не чувствовала ни малейшего влечения, ни намека на то головокружительное электрическое напряжение, возникавшее между ней и Гейбом.
Андерсон улыбался, сверкая белыми зубами, как будто мог читать ее мысли и хотел убедить ее в обратном.
Он поставил тяжелую терракотовую лампу на край стола и вытер лоб.
– Красивая лампа. Выглядит дорогой. Кристал бы такая понравилась.
Что-то в его голосе заставило Саммер помедлить.
– Вы и Кристал, – она поискала нужное слово, – пара?
К ее изумлению, Андерсон покраснел.
– Мы были, раньше. Больше нет.
– О…
Его голубые глаза сверкнули.
– А что? Вам интересно?
Саммер притворилась, что задумалась.
– Не знаю. – Хлопая ресницами, она подтолкнула его к двери.
– Эй, – запротестовал он, но только на словах. Ему пора было уходить, и они оба знали это.
– Сколько я вам должна?
Он удивленно посмотрел на нее.
– Ничего. Это просто соседская помощь.
– Спасибо.
Андерсон взял ее за руку.
– Нет проблем. Знаете, кажется я влюблен.
На этот раз она могла достойно ответить и поддразнить его в ответ.
– И вы тоже? – спросила она, похлопав его по руке, и удивилась собственной смелости. Читая статью в «Космополитен» об искусстве флирта, она качала головой, уверенная, что никогда не сможет сделать этого.
Он помахал рукой.
– До скорого.
– До скорого. – Послав ему воздушный поцелуй, Саммер решила поблагодарить и Гейба, когда встретит его.
Следующие несколько дней Саммер приводила дом в порядок и старалась не думать о Гейбе. Странно, как мужчина, которого она едва знала, мог так запасть ей в душу.
Когда позвонил заводчик арабских лошадей, с которым она связалась через журнал, Саммер вдруг осознала, что хочет спросить совета у Гейба. Однако глянцевые фото двух лошадей были прекрасны, а книга Гейба советовала покупать самых лучших животных, каких можно себе позволить. Так что она пообещала перевести деньги в банк в Калифорнии. В ответ заводчик обязался доставить лошадей в течение недели.
План разводить лошадей на ранчо начал воплощаться в жизнь. Следующим пунктом будет библиотека.
– Видел на днях Саммер, – мимоходом заметил Андерсон, отвернувшись.
Гейб мгновенно напрягся.
– И?.. – требовательно спросил он.
– И ничего. Мы провели вместе день, я помог ей двигать мебель, и это все. Она действительно классная девчонка. К тому же красивая.
Значит, она позволила Андерсону помочь ей. Хотя помощи Гейба не захотела. Стараясь игнорировать укол ревности, Гейб продолжал забивать гвозди.
Оба мужчины замолчали. Гейб обнаружил, что нетерпеливо ждет, когда Андерсон договорит. Андерсон рассеянно продолжал чинить сыромятные краги, фальшиво мурлыча что-то себе под нос.
Наконец Гейб не выдержал.
– Ты уговорил ее уехать?
Андерсон поднял свою лохматую голову и уставился на друга, словно был удивлен.
– Черт, нет. Эта малышка не уедет. У нее есть планы. Думаю, ей здесь нравится.
– Великолепно, – простонал Гейб, удивляясь, почему восторг заставил его кровь бежать быстрее. Они все говорили это вначале. Урсула говорила. Саммер Шоу не отличалась от нее. Она не останется. Он должен радоваться. Тогда он получит Бар-Дабл-Эс.
– Эй, босс. – На загорелом лице Андерсона появилась знакомая улыбка. Из многолетнего опыта Гейб знал, что эта улыбка означает неприятности.
– Что? – Он не был уверен, что действительно хочет услышать что-то в ответ.
– Тебе никогда не приходило в голову, что ты можешь жениться на этой женщине и так получить Бар-Дабл-Эс? Если бы ты потратил на это больше времени, ты бы наверняка убедил ее.
Его сердце забилось сильнее.
– Ты прекрасно знаешь, – голос Гейба вибрировал от эмоций, – ты знаешь лучше других, что я никогда не женюсь.
Как правило, они вели такие разговоры за пивом. Обычно когда Гейб говорил, что никогда не женится, Андерсон радостно восклицал и безусловно соглашался. Но не на этот раз. На этот раз Андерсон скрестил руки на груди и неторопливо улыбнулся:
– Тогда берегись, босс. Думаю, эта женщина словно магнит.
Не веря словам друга, Гейб стоял, сжав кулаки.
– Да ладно, Андерсон. Ты знаешь, я хочу, чтобы она уехала.
– А может, я хочу, чтобы она осталась.
– Почему?
– Потому, что она будет хорошей компанией для Кристал.
Гейб вдруг расслабился.
– Ты все еще увлечен ею?
Андерсон угрюмо кивнул.
– Может быть.
Внезапная мрачность друга была одной из причин, почему Гейб поклялся никогда не открывать свое сердце женщине. Он помнил болезненную пустоту, которую чувствовал после ухода Урсулы, ощущение предательства, будто солнце исчезло с небосвода, оставив все и всех во мраке, без единого проблеска надежды. Он никогда, никогда не хотел испытать такое чувство вновь. Одного взгляда на неприкрытую боль в глазах Андерсона было достаточно, чтобы напомнить ему об этом.
– Может быть, Саммер Шоу поможет тебе отделаться от нее, – беззаботно произнес Гейб.
Лицо Андерсона было воплощением недоверия и – Гейб был готов поклясться – разочарования. Должно быть, надеялся, решил он.
– Так ты не против, если я проведу с ней побольше времени?
– Нет, черт побери. – Гейбу было наплевать, что подумает Андерсон. – Особенно если ты уговоришь ее уехать как можно скорее.
– Это будет нелегко. – Андерсон покачал головой. – Она собирается разводить лошадей.
– Это будет трудно, не так ли? Я единственный в округе, кто может продать ей лошадей. – Гейб рассмеялся совсем невесело. – А у меня нет ни малейшего желания продавать ей. Чем скорее она уберется отсюда, тем лучше.
Он поймал себя на мысли о том, действительно ли он этого хочет.
Глава 4
Забавно, что чем чаще приезжаешь в город, тем больше он нравится. Саммер улыбнулась, у нее было хорошее настроение. Она много улыбалась в эти дни, несмотря на то что Гейб избегал встреч с ней и это почему-то волновало ее больше, чем следовало.
Может быть, они могли бы стать друзьями. Потом она вспомнила его губы на своих губах и отбросила эту мысль.
Ее отец всегда повторял: «Не крутись вокруг человека, который не хочет, чтобы ты был рядом с ним».
Даже сейчас это причиняло боль.
Первое, что она должна сделать, – остановиться у магазина и купить зерно. Она купила два сорокафунтовых мешка, записала телефон фермы, которая продает сено, и зашла в кафе позавтракать.
От аромата свежеиспеченного пирога и свежесваренного кофе ей показалось, что она попала на небеса.
Радостно улыбаясь, Кристал помахала ей из дальнего конца зала.
– Располагайтесь, дорогуша, – крикнула она. – Я подойду через минутку.
Саммер взяла пончик со стойки и проскользнула за свой обычный столик. У нее появилось странное ощущение, что кто-то пристально смотрит на нее из глубины зала.
Она подняла глаза, и у нее пересохло во рту. Гейб.
Кивнув, он в знак приветствия поднял чашку с кофе. Саммер испуганно опустила глаза.
Он встал и подошел к ее столику.
– Не против, если я присоединюсь к вам?
Она кивнула, сохраняя невозмутимость.
– Вы купили зерно. – Это было утверждение, не вопрос.
Саммер пристально посмотрела на него. И пяти минут не прошло, как ей загрузили мешки в машину. Сабин, конечно, был маленьким городком, но это уже просто смешно.
– Я видел вас, – сказал он, будто прочитав ее мысли. – Я как раз парковал свой пикап, когда Томми загружал ваш джип.
– О! – Она поняла, что оглядывается в поисках Кристал, которая могла спасти ее. Даже сейчас, когда она должна была быть холодной, равнодушной и безразличной, он волновал ее. Это было очень странно. С каждым разом, когда она видела его, напряжение становилось только сильнее.
– Для чего зерно? – Голос Гейба был мягким, он как будто тянул ее к себе за невидимую нить.
Ее тело затрепетало. Ох, лучше бы он не мог говорить.
– Для лошадей.
– Для лошадей, – повторил он. – Вы собираетесь завести лошадей?
Вызову в его голосе было невозможно противостоять.
– Да, собираюсь, – сказала она, доставая книгу из своей большой сумки и протягивая ему.
– «Разведение лошадей в девяностых», – прочел он вслух. В его голосе была издевка. – Вы не можете говорить это серьезно.
– Могу. – Забрав книгу, она поставила локти на стол и подперла подбородок руками. – То, что не вы написали эту книгу, еще не значит, что она плохая.
– То, что не я… городская штучка. – На его загорелом лице отразилось что-то большее, чем просто раздражение. – Разводить лошадей – это тяжелая работа. Что вы конкретно знаете о лошадях?
Почувствовав уверенность, Саммер сделала глоток кофе.
– Конкретно?
Гейб кивнул.
– Хорошо, – сказала она с улыбкой триумфа. – Предком лошадей был маленький четырехпалый эогиппус. Он был одиннадцати дюймов ростом. Насколько известно, человек начал одомашнивать лошадь не раньше пяти тысяч лет назад. Историки утверждают, что арабская порода самая древняя из описанных и зарегистрированных. К тому же я считаю арабских лошадей самыми красивыми, поэтому и решила разводить именно их.
Гейб с невозмутимым видом покачал головой.
– Арабских?
– Они славятся своей послушностью и спокойным характером.
– Они очень нервные, – решительно сказал Гейб. – Когда последний раз вы видели такую лошадь?
Ее улыбка поблекла.
– Никогда.
– Так я и думал. Откуда вы взяли всю эту информацию? – Он поднял руку. – Дайте, угадаю. Из книжки.
Отказываясь так легко сдаваться, Саммер выпрямилась и посмотрела ему прямо в глаза.
– Я провела исследование.
Его глаза, такие темные, смягчились.
– Книги – это не реальная жизнь, Саммер. Вы должны понять это.
Кристал подошла, чтобы принять заказ, и спасла ее от необходимости отвечать. Саммер задумалась над его словами. Она не пыталась заменить жизнь книгами. По крайней мере не теперь. По крайней мере она так думала.
Когда Кристал отошла, Саммер быстро заговорила:
– Я использую книги как руководство. Это самый быстрый путь, какой я знаю, чтобы получить информацию.
Он лениво улыбнулся, как улыбается человек, который знает, что прав и что у него полно времени, чтобы доказать это.
– Вы не сможете научиться всему, что нужно знать о лошадях, из книг.
Ее лицо помрачнело, потом она пожала плечами.
– Тогда я найду кого-нибудь, кто научит меня.
– Если хотите побыть среди лошадей, приезжайте на мое ранчо. – Он не мог поверить, что произнес эти слова, а потом понял, что это правильно. Как только она увидит, как это на самом деле тяжело, она может тут же умчаться в Хьюстон.
– Я думала, что вы разводите коров.
– У меня есть и несколько лошадей.
– Сколько? – спросила она, думая, что трех-четырех было бы достаточно.
– Тридцать или сорок, – небрежно ответил он, проводя рукой по своим черным волосам. – Некоторые отогнаны на пастбище, на весенние каникулы, так сказать. А мои самые любимые стоят в конюшне около дома.
– И вы сами ухаживаете за ними всеми? – Эта мысль была ужасающе унизительна.
От его смеха ей стало совсем не по себе.
– Ни в коем случае. У меня для этого есть работники. Итак, когда вы приедете?
Краем глаза Саммер увидела, что Кристал направляется к ним с заказом.
– Я… Я не думаю, что смогу, – запинаясь, выговорила она. Вспомнив о книге в своей руке, она убрала ее в сумку.
Подмигнув Саммер, Кристал поставила перед ними тарелки с завтраком.
– Вот, пожалуйста. Хотите что-нибудь еще?
Они оба покачали головами.
– Позовите, если я понадоблюсь. – Последние слова Кристал были адресованы Саммер. Сглотнув, она кивнула.
Гейб, прищурившись, наблюдал за уходом Кристал.
– Что это все значит?
– Она думает, что я боюсь.
В его лице промелькнуло удивление.
– Чего?
Наслаждаясь его затруднением, Саммер наблюдала за ним сквозь полуопущенные ресницы.
– Вас.
В его кривой усмешке было превосходство.
– Она хорошо меня знает.
– Но она не знает меня. Кстати, спасибо, что прислали Андерсона помочь мне. Он очень приятный человек.
Гейб вдруг замкнулся.
– То же самое он сказал о вас.
Заказ остынет, если она сейчас же не начнет есть. Каким-то образом, будто бы доказывая, что он не волнует ее, Саммер решила все-таки проглотить что-то. Через секунду Гейб последовал ее примеру. Они молча ели.
– Все в порядке? – Кристал снова наполнила их чашки.
Определенно все было не в порядке, однако Саммер не могла понять, что же не так.
– Все отлично, – сказал Гейб.
Кристал отошла к соседнему столику.
– Отлично? – пробормотала Саммер. – Вы уверены?
Их глаза встретились. И снова Саммер испытала мощное потрясение, как будто молния пронзила ее тело. Мгновенно ее соски напряглись, затвердели под атласным бюстгальтером. Словно почувствовав ее реакцию, Гейб посмотрел на нее взглядом человека, который голоден не только в смысле еды.
Саммер отругала себя за такую реакцию. Но это не остановило отчаянное желание, кипевшее в ее крови. Это было так не похоже на нее.
Ей лучше прекратить это, и прекратить быстро. Желание было опасно. Желание давало мужчине слишком много власти. Особенно когда мужчина хотел ее ранчо больше, чем ее.
Саммер торопливо подцепила вилкой кусок колбасы и начала жевать.
– Я говорил серьезно, – медленно произнес Гейб таким тихим голосом, что ей пришлось наклониться ближе, чтобы расслышать. – Завтра утром приезжайте ко мне на ранчо. Я живу совсем рядом. Рассчитывайте на весь день.
Это было заманчиво, но по причинам, совершенно не относящимся к работе на ранчо.
– Я не думаю…
Он одарил Саммер такой улыбкой, что у нее перехватило дыхание.
– Я настаиваю. – Бросив на стол десятидолларовую банкноту, он распрямил свои длинные ноги и пошел к двери.
Кристал тут же оказалась рядом.
– Уф! – Ее зеленые глаза озорно светились. – Я видела, даже искры летели. Что произошло?
Саммер посмотрела в окно и увидела, как Гейб садится в свой пикап.
– Он хочет, чтобы я приехала на его ранчо.
Удивлено распахнув глаза, Кристал рухнула на стул рядом с Саммер.
– Правда?!
Отодвинув завтрак в сторону, Саммер попыталась скрыть свои мрачные предчувствия.
– Он говорит, что хочет показать мне, как выглядит настоящая жизнь на ранчо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14