А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Все, что я сказал…
– Они знают, что ты сказал, – перебила Эшли.
– Никогда не убирай его носки, – сказала Люси. – Пусть валяются на полу до тех пор, пока не сгниют.
– Хорошо, – Эшли кивнула.
Райдер выругался и начал рыться в кухонных шкафах, создавая ужасный шум.
– Что ты ищешь? – спросила Люси.
– Запасные сковородки. Эшли одну уже спалила. Мне кажется, я потрачу на них все свои деньги.
Пэппи весело крякнул, поднялся и чмокнул Эшли в щеку.
– Терпение, мисс, – напомнил он и вышел через боковую дверь.
День выдался на редкость чудесный и пролетел как-то незаметно. Мария и Джон, обоим было за пятьдесят, вернулись из церкви, и Мария приготовила роскошный обед. Каждый раз, когда Мария смотрела на Эшли, она улыбалась ей, потом Райдеру, затем снова Эшли, пока Люси не покатывалась со смеху. После обеда Райдер впряг лошадь в небольшую повозку и показал Эшли свои владения. Они болтали, смеялись и все время обменивались продолжительными поцелуями. Когда Райдер сказал, что пора возвращаться в город, Эшли схватила за руку Люси и бросилась к сараю, чтобы в последний раз взглянуть на котят.
– Маленькие девочки и котята, – весело откликнулся Пэппи.
– Я подарю ей одного, – сказал Райдер, – если она все еще… – Он оборвал себя на полуслове.
– Все еще не передумала жить с тобой? – закончил Пэппи. – Ты сомневаешься в этом, парень?
– А ты, конечно же, осуждаешь меня?
– Теперь все по-другому. Люси учится жить по-новому. Пора и тебе сделать то же самое.
– У меня не тот случай, Пэппи. Смириться со смертью – это одно, но…
– Ты любишь Эшли?
– Да, очень.
– И не хочешь сказать ей об этом? Эшли будет смотреть в темноту, а ты будешь лежать рядом, и ей так захочется услышать эти слова. Как же ты собираешься найти место для любви в своей душе, если она полна гнева и боли?
– Ну хватит, Пэппи. С меня довольно.
– Подумай об этом, парень. И, Райдер…
– Что?
– Сходи завтра к доктору.
– Ладно.
Эшли влетела в комнату, и ее волосы развевались за спиной, словно облако, а глаза сверкали от возбуждения.
– Котята такие чудесные, – сказала она, обнимая Райдера за талию и улыбаясь. – Я обожаю черного с белыми ушами.
Райдер откинул волосы с ее лица и нежно улыбнулся.
«Да, – подумал он, – я люблю эту женщину!»
От этой мысли на душе у него стало как-то тепло, но в то же время он почувствовал холод в животе. Эшли такая маленькая, такая хрупкая, а какой большой властью обладает над ним. Но только она одна умеет доставить ему несравненную радость. Правда, он совсем не знает, что ждет его в будущем.
– Поехали? – спросил Райдер.
– А мы еще сюда вернемся?
– Да, обещаю.
– Ну, тогда поехали. – Эшли рассмеялась.
– Домой, – мягко сказал Райдер.
– Да, Райдер, домой.
Пэппи кивнул на прощание, и на его обветренном лице появилась улыбка.
– Я с вами не поеду, – сказала Люси, входя в комнату. – Вы меня совсем замучили. Побуду здесь еще.
– Странные вещи стали твориться с Люси, как будто ей уже за тридцать, – сказал Райдер. – Пока, старушка, – прибавил он, целуя Люси в щеку. – Помни, двигайся помедленнее и поосторожнее, о'кей?
– Не беспокойся, Райдер. У меня все будет в порядке.
После прощаний и рукопожатий Эшли и Райдер отправились назад, в Хьюстон.
– Мы будем проезжать мимо склада и заберем твои вещи, – сказал Райдер.
– Мне нужно оставить записку Джошу, чтобы он знал, где меня искать. Я не хочу, чтобы разразилась третья мировая война.
– Напиши ему, ведь он вряд ли станет барабанить в мою дверь.
– Нет, не станет. Он говорит, что у тебя более быстрая реакция.
– Просто у меня больше практики.
– Да?
– У тебя есть пустые коробки, чтобы упаковать вещи?
– Есть.
«Райдер снова захлопнул дверь перед моим носом, – подумала Эшли. – Где ему пришлось много драться и почему? Но мне нужно приучить себя к его молчанию и стараться не обижаться. Так нужно».
Все вещи Эшли, не считая мебели, уместились в багажнике. Когда Райдер заметил, как мало у нее вещей, Эшли пожала плечами и сказала, что дети военных с детства привыкают довольствоваться немногим. Она настояла, чтобы Райдер вел ее фургон, подсознательно ожидая колких замечаний относительно его надежности. Но, как ни странно, он ничего не сказал. Приехав домой, Райдер освободил ей место в шкафу, ванной комнате и аптечке. Эшли раскладывала вещи и думала, что теперь ее постоянно будет преследовать чувство вины. Вот она переехала жить к Райдеру Кантрелу. Викторианские принципы, которым она следовала двадцать пять лет своей жизни, выброшены в окно в несколько часов ради высокого техасца с зелеными глазами. Но чувство вины почему-то не приходило. Эшли чувствовала только спокойствие и удовлетворение. Она – дома.
Это вовсе не та сказка, о которой Эшли мечтала. Райдер не любит ее, не хочет впустить в свой внутренний мир, но она хочет быть рядом с ним, и нигде больше.
После ужина Эшли расстелила на полу газету и, придерживая одной рукой волосы, чтобы они не мешали читать, склонилась над мелким шрифтом.
– Что ты делаешь? – спросил Райдер, устраиваясь на софе и закуривая сигарету. – Ты такая привлекательная, – добавил он, хлопнув ее по заду.
– Я ищу работу.
– К чему такая спешка?
– Пока у меня нет работы, я не могу платить за квартиру.
Эшли повернулась и села, поджав под себя ноги.
– Я собираюсь вносить свою долю, Райдер, – сказала она.
– Я не возьму у тебя денег, Эшли. У меня почему-то такое предчувствие, что мы опять начинаем спорить. И не говори мне глупостей насчет того, что ты не содержанка, и все в таком духе.
– Но я хочу снизить твои расходы.
– Ах, вот оно что. Значит, сейчас будет еще одна битва.
– Я не собираюсь с тобой сражаться, Райдер.
– Тогда покончим с этим.
– Нет.
– Ты опять меня доводишь! – проговорил он, повысив голос.
– Не кричи на меня, Райдер Кантрел.
– О Боже! – Он поднял глаза к небу.
– Давай пойдем на компромисс.
– Как?
– Не знаю, – Эшли разразилась смехом. – Я действительно не знаю.
– Тогда иди сюда, – сказал он, протянув руку.
– Мне нужно найти работу, – сказала Эшли, устраиваясь рядом. – Я с ума сойду, если буду сидеть дома целый день.
– Я найму тебя. Ты умеешь заливать цемент, вести кладку?
– Не умею.
– Ну и хватит об этом. Ты уже достаточно наработалась на складе. Сначала отдохни, а потом уж, не спеша, подыщешь себе работу. Или отправляйся в офис к Люси и помогай ей. Она всегда жалуется, что чересчур загружена.
– Мне кажется, я буду ей только мешать.
– Не будешь. Дело в том, что у тебя есть возможность выбрать то, что тебе по душе. Не хватайся за первое попавшееся.
– Звучит разумно.
– Боже, ты согласилась со мной. Это надо отметить.
Эшли рассмеялась:
– Перестань, а то ты додумаешься до того, что мы не подходим друг другу.
– Ни в коем случае, – ответил он, притягивая Эшли к себе. – Мы очень, очень совместимы.
Райдер наклонился, чтобы поцеловать ее, а Эшли обняла Райдера за шею и запустила руки в его волосы. Он нащупал пуговицы на ее блузке и, расстегнув их, положил руку ей на грудь.
– Я хочу тебя, – сказал он, целуя Эшли в шею.
– Да, – прошептала она.
Жар, исходивший от бедер Райдера, казалось, зажег огонь в ее собственном теле. Она чувствовала, как нарастает его возбуждение, и внезапно ощутила боль в теле при мысли о том, какое ее ждет наслаждение.
– Райдер, люби меня, пожалуйста, – сказала Эшли.
Он со стоном поднял ее на руки и перенес в спальню. Одежда полетела в разные стороны, они торопились. Райдер и Эшли хотели друг друга и были готовы отдавать и получать. Это – экстаз, праздничная симфония двух скрипок. Насытившись друг другом, они уснули, охваченные сладкой дремотой.
…В сознание Эшли ворвалось восклицание Райдера: «Черт возьми!» Она села в постели и заморгала, пытаясь отогнать сон.
– Райдер? – позвала Эшли, поняв, что его нет рядом.
– Извини, я пытался одеться в темноте, но разбудил тебя.
Она взглянула на часы:
– Только пять.
– Мне нужно быть на стройке. С душем я справился, но догадайся, что я собирался сейчас на себя одеть?
– Что? – спросила Эшли, зажигая свет.
– А вот это, – Райдер взмахнул в воздухе маленьким бюстгальтером и кружевными трусиками.
– Это мое. – Эшли покатилась со смеху. – Ты же отдал мне этот ящик.
– Я забыл, – хохотал Райдер, копаясь в другом ящике.
– У тебя такое красивое тело, – сказала Эшли, рассматривая его.
– Нравится? – он усмехнулся. – А, вот, нашел свое белье.
– Я приготовлю тебе завтрак.
– Нет. Спи дальше. Ты же не горничная, к тому же нет никакой необходимости вставать в такую рань.
– Уговорил. – Она снова откинулась на подушку и закрыла глаза.
– Эшли? – позвал Райдер немного позже.
– Х-м-м-м…
– Мне пора идти. Пока.
– Удачного дня, – отозвалась Эшли, приоткрывая один глаз.
– А что ты будешь делать?
– Не знаю, – она сладко зевнула.
– Ты просто обворожительна.
– Я сплю.
– Поцелуй меня.
– Иди сюда.
После поцелуя, от которого по телу Эшли пробежало ощущение, что ее покалывают маленькими иголками, она зарылась в подушку и уснула. Райдер постоял некоторое время возле постели, глядя на нее. Потом вышел из комнаты, улыбаясь.
Несколько часов спустя Райдер застегивал рубашку в кабинете доктора Меткалфа.
– Ну? – спросил он. – Каков вердикт?
– Случилось именно то, чего я боялся, – ответил доктор. – Вы постоянно напрягаете мускулы руки и плеча, и шрамовый рубец начал смещаться к нервным окончаниям. Я же просил вас быть поосторожнее.
– Но мне нужно зарабатывать деньги.
– Вы страдаете от приступов боли. Я знаю это, так что не отрицайте.
– Постараюсь привыкнуть к этому, доктор.
– Сейчас не время, – ответил врач. – Послушайте, вам нужно прооперироваться. Я уберу этот шов подальше, пока еще не поздно. Если мы будем тянуть, то риск сильно возрастет. Операцию нужно сделать немедленно.
– Нет, доктор, – сказал Райдер, проводя рукой по волосам.
– Да, Райдер, сейчас.
– Вы не понимаете, – начал Райдер, меряя шагами кабинет. – Сейчас совсем неподходящее время. У меня есть женщина, которая очень дорога мне. К тому же нужно заботиться о Люси. Она только-только начинает выползать из своей скорлупы. Если я сейчас лягу в больницу, на нее снова нахлынут воспоминания о Джимми. И я не уверен, справится ли она с этим.
– Райдер, этой женщине и вашей сестре следует крепиться. Подумайте о себе хоть раз в жизни. Вы что, хотите, чтобы рука перестала действовать? Как же вы тогда будете заниматься любовью с этой женщиной?
– Вас с Пэппи что, вылепили из одного теста? – грубо спросил Райдер. – Вас это так волнует?
– Мы просто хорошие, добрые старики. Пройдите проверку сегодня в восемь вечера, сдайте необходимые анализы, а завтра утром я вас прооперирую.
– Черт бы вас побрал!
– Я назначил операцию, как только увидел рентгеновские снимки. Не заставляйте меня давить на вас, ведь пострадаете только вы сами.
– Черт!
– Несчастный случай произошел два года назад, а я все еще няньчусь с вами. Уходите. Я зайду к вам сегодня вечером, во время обхода.
– Хорошо.
– Извините, Райдер. Хотел бы я, чтобы все было по-другому. Эта женщина, которая вам так дорога, Пэппи, Люси – все бы согласились со мной, что ждать глупо, да и опасно.
– Как долго я не смогу работать?
– Трудно сказать. Несколько недель, а может, и больше.
– Я встретил Эшли и стал инвалидом. Замечательно, правда?
– Увидимся вечером.
Люси и Эшли заканчивали обедать в ресторане на окраине города. Они болтали о моде, о кино, о книгах. О мужчинах не было сказано ни слова.
– Люси, – проговорила, наконец, Эшли, – а кто такой Пэппи?
– Райдер не рассказал тебе? – ответила Люси. – Жаль, что он этого не сделал. Мой брат так изменился с той поры, как встретил тебя, Эшли. И это замечательно. Внутри у него все бурлит. Может быть, со временем он откроется. Я не знаю.
– Он не подпускает меня к себе, Люси. Начинает что-то говорить о Пэппи, о своем детстве, но тут же захлопывает дверь. Я хочу узнать его получше, понимать его.
– Ты любишь его, правда? – мягко спросила Люси.
– Да, очень.
– Он мой брат, и я люблю его всем сердцем. Но, Эшли, мне кажется, он очень тебя обижает своим поведением. Райдер может никогда не открыть тайников своей души. Сможешь ли ты тогда быть счастлива?
– Я стараюсь, в самом деле, но мне обидно, когда он выставляет меня за дверь.
– Конечно, обидно. Но, извини, я не могу рассказать тебе о Пэппи и о том кошмаре, который носит в себе Райдер. Я просто не могу, и Пэппи тоже не может. Все будет зависеть от Райдера. Это его демон. Когда я рассказала тебе о том несчастном случае, о Джимми, мне стало намного легче. Давай молиться, чтобы и Райдер сделал то же самое. Но это такие тяжкие для него воспоминания. Он не может освободиться от них. Да ты уже, наверное, сама это заметила.
– Но я так люблю его!
– Знаю, но иногда даже любви недостаточно. Думаю, это касается вас обоих. Я мечтала о том, чтобы Райдер встретил такую девушку, как ты, которая заставит его смеяться и быть счастливым. И вот ты здесь, и я благодарна тебе за это. Но будущее – это туманная дымка. Кстати, говорил он тебе что-нибудь насчет доктора?
– Нет.
– И мне даже не позвонил. Я поймаю его и приколю булавкой к стене.
Когда обе женщины вошли в офис, Райдер как раз сидел за столом Люси и клал трубку на рычаг.
– Я только что звонил тебе, – сказал он Эшли. – А тебя, оказывается, нет дома.
– Очень хорошо, – Эшли улыбнулась. – Ты все правильно понял. А не хочешь ли ты сказать мне что-то важное?
– Да, отчасти.
– Забирай ее в свой кабинет, целуй, делай, что хочешь, – приказала Люси. – Только убирайся с моего кресла.
– Ты можешь тоже послушать, Люси, – сказал Райдер, вставая. – Скрывать не имеет смысла.
– Что случилось? – спросила Эшли и почувствовала комок в горле, но Райдер уже направился к своему кабинету.
Эшли и Люси быстро обменялись взглядами и пошли вслед за ним. Он засунул руки в задние карманы джинсов, посмотрел на встревоженные женские лица, сделал шумный выдох и покачал головой.
– Нет смысла ходить вокруг да около, – сказал он. – Я ходил к доктору Меткалфу, и он… Он сказал, что…
– Пожалуйста, Райдер, – взмолилась Эшли.
– Мне нужно слегка прооперировать плечо.
– Слегка? Как слегка? – спросила Люси.
– Шрамовый рубец вызывает осложнения, и доктор уберет его.
– Тебе предстоит операция? – Эшли опустилась в кресло.
– Да.
– Когда?
– Завтра утром. Сегодня вечером меня к ней подготовят. Да дело-то небольшое. Немного неудобств, но никакого риска.
– Я не верю, – сказала Люси. – Если бы не было опасности, ты бы уговорил доктора Меткалфа отложить операцию. Тебя мучают приступы боли, Райдер. Эшли и я должны знать правду.
– Райдер? – голос Эшли был очень мягким.
– Проклятье, – сказал он, проводя рукой по волосам. – Я сказал доктору, что сейчас не время, Эшли. Для нас все так ново и хрупко. А как же ты, Люси? Ты только что начала новую жизнь, и это опять вернет тебя к воспоминаниям о прошлом, о Джимми и…
– Воздержись от таких замечаний, – сказала Эшли, вскакивая. Глаза Райдера расширились от удивления. – Кто назначил тебя ангелом-хранителем? Речь сейчас о тебе. Мы с Люси не развалимся на части. Мы женщины, а не маленькие дети, и нам не нужна нянька. Говори по существу, Райдер. Почему возникла необходимость делать операцию?
– Если ждать дольше, то можно повредить нервные окончания, и тогда я вовсе не смогу управлять этой рукой, – объяснил Райдер и крепко стиснул зубы.
– Господи, – прошептала Люси.
– Тогда, – сказала Эшли дрожащим голосом, – у тебя нет выбора, ведь так? У тебя есть пижама?
– Что?
– Тебе нужно купить новую пижаму. Это необходимо, если ты ложишься в больницу. Райдер, обними меня на минутку. Я обещаю не расплакаться.
– Дорогая, – сказал он, подходя и обнимая Эшли, – мне очень жаль, что все так вышло.
– Не говори так, – Эшли уткнулась лицом в его рубашку. – Ведь это не твоя вина. Не беспокойся о нас с Люси.
– Интересно, – Люси подперла пальцем подбородок. – Можем ли мы пользоваться твоей машиной, пока ты будешь лежать в больнице? Мы с Эшли собираемся… Телефон звонит. – Люси поспешно вышла из кабинета.
– Эшли, – сказал Райдер, – ну как ты?
– Мне, конечно, все это не по душе, но, я думаю, лучше поспешить с операцией. Если мы будем откладывать, то ситуация изменится только к худшему, а так мы все сделаем заранее, пока еще не поздно. Вместе, Райдер, только вместе. Это главное.
– Ты такая необычная, моя леди, – сказал он и поднял пальцем подбородок Эшли.
Кантрел поцеловал ее долгим и страстным поцелуем так, что по телу девушки пробежала дрожь.
– Не беспокойся о нас с Люси и Пэппи. С нами все будет в порядке. Подумай о себе и аккуратно выполняй предписания докторов.
– И сиделок? – усмехнулся он.
– Я прослежу, чтобы к тебе допускали только старушек.
– Понятно. Жаль, что я не могу провести с тобой остаток дня. Мне нужно многое сделать на работе. Но мы можем вместе поужинать. У меня есть время до восьми вечера.
– Ты не возражаешь, если мы останемся дома? Я не хочу тобой ни с кем делиться.
– Мне тоже хочется побыть дома. Я лучше позвоню Пэппи и все ему передам. Послушай, я хочу дать тебе важное задание.
– Да? Какое же?
– Сходи, купи мне новую пижаму.
Глава 7
Они снова поцеловались, и Эшли вышла из кабинета.
– Люси? – Эшли остановилась возле ее стола. – С тобой все в порядке?
– Я не буду расстраивать Райдера, обещаю. – Люси слегка улыбнулась. – А ты как?
– Иду покупать ему новую пижаму, – Эшли помахала на прощание рукой.
В лифте никого не было, и Эшли, прислонившись к стенке, глубоко вздохнула. Мысль о том, что Райдеру предстоит операция, предстоит лежать в больничной палате и мучиться от боли, принесла страх, волной нахлынувший на Эшли. Это несправедливо! Эшли беззвучно заплакала. Несчастный случай произошел два года назад, а этот кошмар все еще продолжается. Нет, она не поддастся панике. Райдер – крепкий, здоровый мужчина. Он справится с этим. Должен справиться.
Эшли купила Райдеру голубую пижаму, а потом поехала на склад. Девушка тихо вошла в пустое здание и стала медленно бродить, прислушиваясь к эху собственных шагов и к стуку сердца.
Жизнь так резко изменилась, и Эшли так бурно переживала эти изменения. Ее надежды и мечты, связанные с цветочным предприятием, развеялись по ветру с приходом того самого письма, которое привело ее к Райдеру Кантрелу. И этот мужчина навсегда завладел ее сердцем. А теперь ему предстоит операция, которая снова воскресит яркие и мучительные воспоминания о трагедии, случившейся два года назад.
– Проклятие, – сказала Эшли, смахивая со щеки слезу.
«За что, почему все так складывается? – думала Эшли. – Но мне не остается ничего другого, как терпеть и выносить все достойно. Надо еще купить ему цветные карандаши и блокнот».
Эшли вышла со склада и села в фургон. Теперь она поедет на рынок и купит там хороший кусок мяса, немного цветной капусты и французского хрустящего хлеба. Она сама приготовит Райдеру ужин, чтобы он помнил, что такое вкусная еда, пока будет лежать в больнице.
Вернувшись домой, Эшли приняла душ, вымыла голову, расчесала волосы и высушила их феном. Она надела белые облегающие брюки, воздушную розовую блузку и накрыла стол на двоих. Услышав, как ключ Райдера поворачивается в замке, Эшли выбежала из кухни и бросилась ему в объятия. Вместо приветствия он страстно поцеловал ее.
– Привет, красавица, – сказал Райдер, приподнимая голову. – Ты так вкусно пахнешь. Тебя очень приятно обнимать и целовать. Приятно возвращаться домой, когда ты здесь.
– Спасибо. Мне тоже приятно здесь находиться. Я приготовила ужин.
– Пойду приму душ. А все-таки очень жаль, что так вышло.
– Не переживай. Ведь это не от тебя зависит. Ты говорил с Пэппи?
– Да. Он сказал, чтобы я все выкинул из головы и подумал о своем здоровье.
– Вот именно. Иди принимай душ.
– Господи, – прошептал Райдер, выходя из комнаты.
– Я люблю тебя, Райдер, – прошептала Эшли, повернулась и медленно пошла на кухню.
«Чем скорее, тем лучше», – подумала она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13