А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– Доктор Меткалф сказал, что можно остаться.
– В этом нет необходимости, – сказал Пэппи.
– Пожалуйста, Пэппи, я хочу быть рядом с ним.
– Тогда, конечно, малыш.
– Спасибо, – сказала она, обнимая Пэппи, а потом Люси.
– Я буду сиять как солнышко, когда он проснется, – пообещала Люси. – Я скоро вернусь.
После того, как Люси и Пэппи ушли, Эшли пододвинула стул и уселась поближе к постели. Повязка на плече Райдера как раз находилась на уровне ее глаз. Она быстро взглянула на нее, а затем стала рассматривать его лицо.
Загар Райдера резко выделялся на фоне белоснежных бинтов и больничного белья. Волосы спутались, и Эшли боролась с желанием отбросить их со лба. Его лицо было спокойно, как лицо спящего ребенка. Грудь легко поднималась и опускалась в такт дыханию.
«Худшее позади, – подумала Эшли, – операция закончилась. Теперь, окруженный любящими людьми, Райдер восстановит силы, время залечит его раны, боль отступит. Он снова превратится в высокого сильного мужчину».
– Я здесь, Райдер, – прошептала она. – Буду с тобой столько, сколько ты захочешь.
День заканчивался, а Райдер даже не пошевелился. Приходил доктор Меткалф и заявил, что все идет отлично.
Примерно после четырех часов вечера, когда медсестра устанавливала новую бутыль в капельницу, Райдер тихонько застонал и пошевелил головой. Эшли тут же вскочила и ухватилась за прутья кровати.
– Черт, – проворчал Райдер, не открывая глаз.
– Пойду позову доктора, – сказала медсестра и вышла.
– Райдер? – позвала Эшли.
– Да? – Он говорил еле слышно, и, когда слегка приподнял ресницы, Эшли увидела затуманенные зеленые глаза.
– Эшли.
– Так, наша Спящая Красавица просыпается, – сказал доктор Меткалф, показываясь в дверях. – Как себя чувствуете, Райдер?
– Неважно.
– Так и должно быть. Хотите пить?
– Да.
– Эшли, возьмите лед из контейнера и положите ему в рот.
Райдер послушно взял лед, но у Эшли создалось такое впечатление, что он посмотрел на нее так, как будто никогда раньше не видел.
– Он еще не совсем пришел в себя, – объяснил доктор, заметив, как нахмурилась Эшли. – Давайте, Райдер, просыпайтесь, а потом я вас снова усыплю.
– Никогда не слышала ничего более безумного, – сказала Эшли.
– А, черт, – Райдер слегка пошевелился в постели. – Кто меня ударил? – спросил он.
– Я. – Доктор Меткалф наклонился к нему и посветил в глаза специальной вспышкой, потом проверил пульс. – Хотите верьте, хотите нет, но жить вы будете. Я дам вам болеутоляющие препараты. А сейчас мне нужно знать, что вы успешно вышли из наркоза, но потом мне придется снова усыпить вас.
– Нет, нет, – сказал Райдер, беспокойно двигая головой по подушке. – Я не хочу…
– Придется. Мы уже воевали два года назад. Тогда вы тоже не хотели никаких лекарств. Но я тогда выиграл, выиграю и теперь.
– Черт.
– У парня ограниченный запас слов.
– Где Эшли?
– Я здесь, Райдер.
– Где Эшли? О-о-о, – застонал Райдер. – Черт!
– Пока с него хватит, – сказал доктор.
– Райдер! Это я, Эшли, я здесь.
– Да?
– Да. – Она приложила руку к его щеке.
– Черт, – сказал он, пытаясь улыбнуться. – Хорошо. Будь рядом, ладно?
– Я хочу быть только здесь и нигде больше.
– О Боже, меня ударило поездом.
– Сейчас придет медсестра и сделает тебе укол.
– Я ненавижу наркотики. Я терпеть не могу, когда что-то овладевает моим разумом и телом.
– Знаю, – мягко сказала Эшли, – что тебе нравится быть хозяином положения. Хочешь еще льда?
– Нет. А с вами все в порядке?
– Да. Не беспокойся о нас, подумай о себе. Люси и Пэппи скоро вернутся.
– Эшли!
– Да?
– Эшли, я… – Его голос удалялся, а глаза почти закрылись. – Я рад, что ты здесь.
Глава 8
Боль. Жаркая, иссушающая боль. Как будто тело прожигают железом прямо до костей.
Райдер попытался открыть глаза, но не смог. В голове у него все перепуталось. Он пытался не поддаваться панике, старался пошевелиться и доказать себе, что жив. Он внушал себе, что если бы умер, то ему не было бы так больно. Значит, он жив. Новый приступ боли доказал это, и Райдер почти обрадовался ему.
«Кто же его так ненавидит? За что так мучает? – недоумевал Райдер. – Джимми. Джимми злится на него за то, что он выпустил руку и заставил его умереть. Но неужели Джимми не знает, что он не может себе этого простить. Разве он не говорил об этом Джимми во сне, каждую ночь? Джимми должен услышать, должен понять, что он вовсе не собирался отпускать его руку, но канат оборвался и…»
– Нет, Джимми! – стонал Райдер. – Джимми!
– О Господи! – прошептала Люси.
– Райдер, – сказал Пэппи, – давай, мой мальчик, просыпайся. Отгони этот сон, поздоровайся с Эшли. Она здесь, Райдер, ждет тебя.
«Эшли? – подумал он. – Нет, я ничего не понимаю, потому что Эшли здесь, а Джимми – там. Эшли дожидается меня? Я просил ее об этом, потому что люблю. Я хочу видеть ее. Джимми в могиле, а я должен быть здесь, потому что здесь Эшли».
– Эшли? – Райдер медленно открыл глаза.
– Да, – она дотронулась рукой до его щеки.
– О'кэй, – сказал Райдер, глубоко вздыхая. – Да, хорошо, черт.
– Ты с нами, парень? – спросил Пэппи.
– Да. Пэппи, я хочу видеть доктора.
– Он где-то здесь.
– Сейчас, Пэппи.
– Хорошо, хорошо. Пойду найду его.
– Что случилось, Райдер? – спросила Эшли. – Боль усилилась? Ты долго спал после укола, и сейчас, наверное, его действие закончилось. Они сделают тебе еще, чтобы…
– Нет. Не надо больше. Черт, они завернули меня, как мумию. Где Люси?
– Я здесь. Ты все время ругаешься, Райдер.
– С тобой все в порядке?
– Да, Райдер. А ты похож на самого черта.
– Я так и чувствую. – Он попытался улыбнуться, но не смог. – Что на обед?
– Витамины, что же еще, – ответила Люси, поглядывая на капельницу.
– Отлично.
– Ну, – сказал доктор Меткалф, входя в палату вместе с Пэппи, – что у вас на уме?
– Не нужно больше наркотиков, – сурово сказал Райдер. – Не нужно.
– Райдер, вы уже один раз прошли через все это.
– Не нужно. Эти уколы отправляют меня прямо в преисподнюю, а мне туда совсем не хочется.
– Райдер, я разрезал ваше плечо и сшил его заново. Боль…
– Боль означает, что я здесь. Я могу ее перенести. Черт возьми, доктор, не делайте больше уколов.
– О, Райдер, – сказала Эшли, смахивая слезы, – не говори так. Зачем тебе страдать?
– Доктор, вы меня слышите? – спросил Райдер. На его лице и груди блестели капельки пота.
– Я слышу вас, – спокойно ответил врач. – Хорошо, будь по-вашему. Я отмечу в вашей больничной карте, чтобы уколов больше не делали, пока вы сами не попросите. Но, черт возьми, попросите, если станет хуже.
– Да. Спасибо, доктор. – Райдер глубоко вздохнул. – Я хочу есть.
– Что ты хочешь? – спросила Эшли, широко раскрыв глаза. – Ты заставляешь нас так беспокоиться, отказываешься от уколов, чтобы мы имели удовольствие видеть, как ты страдаешь. Твое плечо держится на нитках и наших молитвах, а тебе хочется есть? Да, у тебя стальные нервы, Кантрел. Как ты смеешь быть голодным? Не верю своим ушам.
– О Боже, ну разве она не очаровательна? – усмехнулся Кантрел. – Просто восхитительна.
Доктор рассмеялся:
– Я распоряжусь насчет еды. Пэппи, этих двоих, не считая Люси, я сдаю вам на поруки. А сам ухожу из этого зоопарка.
– Не могу вас в этом упрекнуть, – сказал Пэппи.
Эшли заметила, как Райдер закрыл глаза и сжал челюсти. Он был бледен, несмотря на загар, и тяжело дышал. Она видела, как он превозмогает боль, и украдкой смахивала слезы. Эшли хотелось упросить его согласиться на укол, который облегчил бы страдания. Но она знала, что Райдер уже все решил, и не могла понять, зачем он это делает.
Пэппи дотронулся до руки Эшли, она быстро взглянула на него и прочла участие на морщинистом лице.
– Люси, – сказал Пэппи. – Нам пора возвращаться домой. Эшли потом придет.
– Пока, Райдер, – Люси наклонилась и поцеловала его в щеку. – До завтра.
– Приходи, Люси, – сказал Райдер.
– Спокойной ночи, сынок, – пожелал Пэппи.
– Спасибо за все, Пэппи.
Эшли опустилась в кресло возле постели Райдера, но прежде чем она успела заговорить, в дверях появилась пожилая полная медсестра.
– Здравствуй, красавчик, – сказала она Райдеру. – Приказано убрать в капельнице бутыль, потому что теперь ты будешь питаться витаминным желе.
– Черт!
– Я думаю об этом то же самое. Но надо смириться, чтобы остаться хотя бы с одной здоровой рукой, которой ты смог бы обнимать эту девушку.
Когда медсестра вышла, Райдер разжал пальцы и протянул руку Эшли. Она перешла к другому краю постели и взяла его ладонь в свои.
– Здравствуй, моя леди, – спокойно сказал он.
– Здравствуй, мой Райдер.
– Забирайся ко мне в постель. Здесь так одиноко.
– Да ты один здесь еле помещаешься.
– Ничего, я с тобой поделюсь.
– Райдер, я не хочу надоедать тебе, но не мог бы ты согласиться хотя бы чуть-чуть снять боль. Пожалуйста, Райдер. Мне так тяжело видеть, как ты страдаешь.
Райдер нахмурился, заглянул ей в лицо, услышал, как дрожит ее голос.
– Хорошо, малыш. Я скажу доктору. Но так, чтобы стало немного легче. Я не хочу совсем отключаться. Обещаю тебе.
– Спасибо.
– Лучшая кухня Хьюстона, – раздался женский голос.
– Черт бы ее побрал, – проворчал Райдер.
– Господи, какой же ты шикарный, – заметила седая женщина. – Недаром здесь только и разговоров, что о тебе. Все медсестры чешут языками про твою операцию. Тут есть еще один красавчик с перебитым носом, но ему до тебя далеко. Давай-ка я тебя приподниму, чтобы ты смог хорошенько поесть. Я все сделаю сама. Ты только лежи тихо и строй мне глазки.
– А не хочешь ли ты забраться ко мне в постель? Я подвинусь.
– Ты не сможешь со мной справиться.
Через несколько минут женщина прислонила Райдера к подушкам и поставила ему на колени поднос. Кантрел был похож на беспомощного маленького мальчика, и Эшли рассмеялась от всей души.
– Ты говорил, что голоден, вот и ешь, – сказала она. – Цыпленок, рисовый пудинг и любимое желе!
– Черт!
– Ешь!
– Ладно.
Хотя Райдер ворчал не переставая, но съел все, что было на подносе, включая и желе. После еды он откинулся на подушки и закрыл глаза. Эшли убрала поднос и опустила койку.
– Теперь отдохни, – сказала она, – а я пойду.
– Нет, подожди. – Он взял ее за руку. – Еще несколько минут. Я знаю, что эгоист, у тебя был такой трудный день, но побудь со мной еще немного.
– Хорошо, – она снова села.
– Я принес тебе несчастье, да? – тихо спросил Райдер.
– Нет. Не бывает худа без добра, вот так. Все это скоро кончится, и мы опять заживем полной жизнью.
– Все не так просто. Ведь я не смогу выйти отсюда уже завтра совсем здоровым.
– Понимаю.
– Понимаешь? Я даже не смогу обнять тебя, Эшли, заниматься с тобой любовью или…
– Ты сможешь. Через какое-то время. Я подожду.
– Подождешь, Эшли? Правда, подождешь?
Он так сильно сжал ее руку, что Эшли даже поморщилась от боли.
– Райдер, я люблю тебя, – прошептала она.
– Что?
– Может быть, сейчас неподходящий момент для таких признаний, а может, и подходящий. Я люблю тебя, Райдер Кантрел. Всем сердцем, разумом, душой и телом. Я люблю тебя.
– Любишь?
– Да, люблю.
– Будь я проклят. Это… в самом деле…
– Кажется, это тебя не взволновало.
– Я просто удивлен. Я имею в виду, что… Будь я проклят! Я не думал, что ты способна на такое, Эшли.
– Большое спасибо за эти слова.
– Почему же ты влюбилась в мужчину, который выпотрошен, как рождественская индюшка? Это неразумно.
– Заткнись, Кантрел. Ты доведешь меня. Да что же это такое? Господи, ты невозможен. Да мне было бы все равно, даже если бы они приделали тебе новый нос. Я люблю тебя как человека, а не твои внешние данные.
– Я…
– Теперь я пойду. Тебе надо отдохнуть. Увидимся утром. – Она встала и поцеловала его в лоб. – Я очень люблю тебя. Спокойной ночи!
– Спокойной ночи, малыш! – ответил Райдер и проводил ее глазами.
«Эшли любит меня? – удивился он. – Неужели любит? Что же это значит? Может быть, это просто из жалости, оттого что я такой беспомощный? Но как долго Эшли будет любить меня? Как долго?»
– О Боже! – Райдер прикрыл глаза здоровой рукой.
– Что ты скажешь, сынок, если я слегка уменьшу боль? – спросил доктор Меткалф, показываясь в дверях. – Ты не впадешь в беспамятство. Я обещаю.
– Хорошо. – Райдер вздохнул. – Я устал, так устал от всего.
Эшли лежала в постели, натянув одеяло до самого подбородка. Когда она вернулась на ранчо, Люси сразу заметила, какое у нее бледное, усталое лицо, и отправила ее спать. Она умирала от усталости, но из-за эмоционального напряжения, испытываемого в течение дня, не могла уснуть.
«Ну вот, – подумала Эшли, – я и сделала то, что хотела. Сказала Райдеру, что люблю его. Конечно, это для меня не слишком приятно. Интересно, какое это произвело на него впечатление, ведь он же не любит меня? Ну что ж, дело сделано».
Она повернулась набок и попробовала думать о другом.
«По-моему, Райдер очень удивлен тем, что время идет, а я все еще остаюсь с ним. Как будто ждет, что каждую минуту я могу раствориться в воздухе. Почему? Почему он тревожится? Может, потому, что так слаб и уязвим в настоящую минуту и не чувствует себя полноценным мужчиной? Сейчас-то я нужна ему, очень нужна, но что будет потом, когда он выздоровеет?» Эшли не знала.
Но она знала, что любит его и всегда будет любить. До конца жизни Эшли будет любить этого широкоплечего техасца с зелеными глазами.
Наконец она уснула и увидела Райдера во сне.
Когда на следующее утро Эшли, Люси и Пэппи приехали в больницу, Райдер сидел в постели чисто выбритый и по-прежнему ругался.
– Вот несчастье, – сказала Люси. – Дорогой брат, излагай свои жалобы в алфавитном порядке.
– Я ненавижу это место.
– Неужели?
– Они забрали у меня сигареты. Я хочу и требую сигарет.
– Привет, – сказала Эшли. – Меня зовут Эшли. Я бы хотела поцеловать тебя, но не могу, потому что у тебя рот не закрывается.
– Ну, по такому случаю я помолчу. Иди сюда.
Райдер обнял Эшли за шею, притянул к себе и поцеловал долгим поцелуем.
– Спасибо, – вежливо сказал он. – Мне это было очень нужно.
– Добро пожаловать, – ответила она, не глядя на Пэппи, который весело смеялся.
– Я пойду на стройку, – сказал Пэппи.
– Хорошо. – Райдер кивнул. – Скажи Хэнку, что я собираюсь забрать его оттуда и перебросить на другой объект.
– Ладно, – Пэппи повернулся к двери.
– Люси, проверь, как идут дела с домами под снос, попавшими в контракт, – приказал Райдер. – Узнай точно, высланы ли чеки.
– Да, сэр. Сию минуту, сэр. Всем пока. – Они с Пэппи ушли.
– А мне что делать? – спросила Эшли.
– А ты, женщина, полезай ко мне в постель.
– Нет.
– Черт.
День прошел спокойно и приятно. Райдер много спал, а Эшли сидела возле него, или бродила по палате, или пила кофе в кафетерии. Райдер проснулся и уже не жаловался на боль, а Эшли делала вид, что не замечает, как он стискивает зубы и хватается за плечо. Несколько раз она уходила из палаты, пока медсестры брали у Райдера кровь, а когда возвращалась, то находила его обессиленным, истекающим потом.
Иногда они сидели молча. Райдер часто целовал Эшли, гладил ее ладонь, просеивал сквозь пальцы ее густые волосы.
– Ты действительно так думаешь? – спросил он уже на исходе дня.
– Думаю что?
– Что любишь меня.
– Да, Райдер, люблю. Это тебя беспокоит?
– Ты бы поняла меня, если бы я сказал, что мне пока не хотелось бы касаться этого предмета? Пока что мне нужно встать на ноги, прийти в себя.
– Я понимаю.
– Эшли, пройдет время, прежде чем я снова превращусь в того самого мужчину, которого ты встретила.
– Это не имеет значения.
– Посмотрим, – ответил он спокойно.
– Райдер…
– Господи, как мне хочется курить! Я ненавижу, ненавижу это место!
До конца недели ничего не произошло. Дни походили один на другой. Люси и Пэппи заходили в больницу утром, чтобы получить от Райдера инструкции, и забегали к нему вечером. Эшли проводила весь день и почти весь вечер с Райдером, пока медсестра не выставляла ее за дверь, объясняя, что приемные часы давно закончились. Плечо Райдера заживало хорошо, и с каждым днем повязка становилась все меньше. Он пробовал двигать левой рукой, иногда обливаясь потом от боли.
Это был их особенный мир, где они смеялись и целовались, бесконечно спорили из-за того, что Эшли отказывалась принести Райдеру сигареты.
В субботу вечером доктор Меткалф объявил, что Райдера завтра выписывают.
– Послушай, ворчун, – сказал доктор. – Можешь одеваться и гулять вокруг ранчо, пока не устанешь. Делай те же упражнения для плеча, пока не исчезнет боль. Вопросы есть?
– Да. А можно мне… – Райдер посмотрел на Эшли.
– Можно, – ответил доктор, усмехнувшись. – Но не слишком увлекайся.
– О Боже! – Эшли стала вся пунцовая.
Доктор рассмеялся:
– Я просто отвечаю на вопрос.
– Замечательно, – прошептала Эшли.
– Я говорю серьезно, Райдер. Не увлекайся, иначе можешь снова попасть сюда. Пусть плечо заживет хорошенько. И я хочу, чтобы ты заходил ко мне раз в неделю.
– Понял. Можно закурить?
– Завтра отправишься домой, а здесь я не разрешаю.
На следующее утро, когда Пэппи заехал в больницу, Райдер уже наполовину оделся. Пэппи вошел в палату, а Райдер выглядел очень несчастным из-за того, что был не в состоянии просунуть левую руку в рукав рубашки.
– Не надевай этот рукав, – сказал Пэппи и стал застегивать ему рубашку.
– Где Эшли и Люси?
– Они ждут тебя на ранчо. Мария с Джоном ушли в церковь, а девочки готовят праздничный обед.
– Не могу поверить, что поем чего-нибудь стоящего. Принес мне сигареты?
– Да. Вы с Эшли всю эту неделю были вместе. Это пошло на пользу вам обоим.
– Мне как-то не верится, Пэппи.
– Черт меня возьми, если это не так, парень. Все было на самом деле, и эта малютка не убежала в лес. Она прошла через это испытание, хотя ты и не собирался ее испытывать, и очень привязалась к тебе.
– Но это же еще не все. Я даже не могу сам одеться. Посмотрим, что будет дальше, если меня снова разрежут.
– Посмотрим, что? Ты думаешь, что теперь не слишком хорош для нее? Черт возьми, сынок, когда ты покончишь со своим прошлым? Почему Эшли должна расплачиваться за то, к чему не имеет отношения? Подумай о будущем, Райдер!
– Нет. Ты говорил мне, что будущее зависит от меня самого. Но я разуверился в этом после того, что случилось с Люси и Джимми и их ребенком. Нет, Пэппи, я больше не мечтаю и не надеюсь. Сейчас Эшли со мной, но никто не знает, что случится завтра. И я не знаю.
– Ах, Райдер! – Пэппи вздохнул. – Как бы мне хотелось… Ладно, поедем домой.
Приехав на ранчо, Райдер страстно поцеловал Эшли, а она старалась быть осторожной, чтобы не зацепить его плечо.
– Обед готов, – сказала она, улыбаясь.
– Желе?
– Конечно.
– Тогда я ухожу.
Обед прошел весело. Эшли оживленно болтала, перегибаясь через стол, чтобы порезать мясо в тарелке Райдера. Пэппи шумно прочищал горло, но Райдер отказывался смотреть в его сторону.
– Спасибо, очень вкусно, – сказал Райдер после обеда и закурил сигарету.
– Тебе пора отдохнуть, – напомнил Пэппи.
– Да, я устал. – Он встал. – Я оставлю вас.
– Странно, – сказала Люси, когда он вышел из комнаты. – Райдер не стал спорить, пошел, как послушный маленький мальчик.
– Да, я тоже этого не ожидал, – согласился Пэппи. – Эшли, почему бы тебе не поговорить с ним немного?
– Но…
– Его комната в конце коридора. А я помогу Люси убрать посуду.
– Хорошо. Спасибо. – Эшли поспешно вышла.
Она знала, что щеки у нее пылают от смущения. Все в доме уже знали, что они с Райдером любовники, но делали вид, что ничего не замечают. И вот Эшли шла через холл в спальню Райдера, спокойная, как никогда, как будто это было для нее вполне привычным делом.
Дверь оказалась запертой, и Эшли помедлила, но потом постучала.
– Да?
– Райдер, это я, Эшли. Можно войти?
– Конечно.
Войдя в спальню, Эшли закрыла дверь. Она скользнула взглядом по огромной кровати и прочной тяжелой мебели. В комнате стоял полумрак, шторы были опущены. Эшли подошла к королевских размеров кровати, где лежал Райдер, растянувшись поверх коричнево-шоколадного покрывала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13