А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Райан злился все больше. «Проклятая! Она считает, что ее друг поможет ей спастись от судебных преследований». Или она рискует. Думает, что он не посмеет обратиться в суд.
Возница уже нервничал. Райан понимал, что экипаж привлекает внимание.
Ну ничего! Пусть не надеется, что ей удастся так просто улизнуть…
В этот момент из дома вышли две женщины и направились к экипажу. Райан почти сразу же узнал свою младшую падчерицу. Та, что шла с ней рядом, была служанкой его покойной жены.
Он быстро решил, что это оружие, с помощью которого можно нанести отличный удар. Брендан сгорал от нетерпения. Но надо быть осторожным. Служанка может и раскудахтаться. Тогда хлопот не оберешься. На улице было теперь оживленно. Нет, он не хотел рисковать.
Дамочки прошли вперед, и он приказал кучеру следовать за ними.
– Но только медленно, – предупредил Брендан. – Не упускай их из виду. Если они зайдут в магазин – просто остановись и жди.
Он так и предполагал: Пруденс и служанка пошли по магазинам. Сначала они посетили галантерейный магазин на Оксфорд-стрит. Затем заглянули в другой. Через полчаса они повернули обратно.
По его сигналу кучер подъехал к тротуару и остановился. Райан выпрыгнул из экипажа прямо перед ними. Чарити могла уже сообщить Пруденс о том, что он в городе. Тогда он не знал бы, что сказать. Но он сразу увидел, что для Пруденс это полная неожиданность. Девушку никто не предупредил.
– Брендан! – ахнула она и побледнела.
Лили обняла ее за плечи. Он не обращал внимания на злые взгляды служанки, а улыбнулся той, которую она защищала, и сказал:
– Пруденс, моя милая, прости, что я напугал тебя. Разве Чарити не говорила, что мы с ней виделись вчера? Ага! Понятно, что нет, – протянул он в то время, пока она смотрела на него испуганно. – Я приехал, чтобы подвезти тебя. Чарити сказала мне, что ты пошла за покупками. Сейчас я отвезу тебя к твоему молодому человеку. Отдай покупки Лили, она отнесет их домой.
Райан хотел забрать у нее свертки, но Лили сказала упрямо:
– Мисс Пруденс не сядет в экипаж вместе с вами!
– Лили ничуть не изменилась. Все такая же преданная собака. – Он засмеялся и сказал, обращаясь к Пруденс: – Чарити уже уехала с лордом Тиндейлом в его фаэтоне. Я обещал ей, что привезу тебя. Не будем заставлять миссис Марш ждать так долго.
– Миссис Марш? – спросила Пруденс. Она немного пришла в себя и слегка порозовела, но все еще выглядела смущенной. – Зачем вы хотите отвезти меня к миссис Марш, Брендан? Я не понимаю.
– Дело тут вот какое, моя сладкая. Чарити рассказала мне вчера о твоем молодом человеке. Я ведь тебе все равно что отец, и я захотел посмотреть на твоего жениха. Он, лорд Тиндейл и я вчера собрались вместе и побеседовали. Мы решили встретиться с миссис Марш и убедить ее, чтобы она дала согласие на ваш брак немедленно. Так что, если хочешь, полезай сюда и поехали!
– Подождите, мисс Пруденс, не езжайте с ним, пока мы не увидим вашу сестру, – умоляла Лили.
Пруденс отступила на шаг, а ее отчим продолжал терпеливо:
– Я ведь уже объяснил. Чарити сказала мне, что ты пошла за покупками. Она просила тебя найти и отвезти к лорду Тиндейлу.
– Хорошо, – сказала Пруденс. – Все в порядке, Лили. Я не хочу, чтобы меня ждали. Отнеси эти свертки домой, дорогая.
Она улыбнулась опешившей служанке и села в экипаж.
Брендан Райан запрыгнул следом и посмотрел насмешливо на Лили. Кучер хлестнул лошадей, и экипаж умчался.
Лили, с пакетами в руках, стояла секунду без движения, а затем побежала в сторону Верхней Уимпол-стрит.
Этим утром Чарити не могла ничего делать. Она была какая-то сонная. Через силу съела завтрак. И часто посматривала на часы, стоявшие на каминной полке в утренней гостиной, где она сидела.
В таком настроении Чарити была со вчерашнего утра, после встречи с Бренданом Райном. Хорошо, что Пруденс не заметила ничего.
Она не планировала никаких встреч на вечер. И это тоже кстати. Она чувствовала себя как на краю пропасти, боясь вздохнуть или пошевелиться. Час назад Пруденс и Лили отправились за покупками. Чарити так не хотелось отпускать сестру из дома! Куда теперь запропастилась Пруденс?
Она вновь посмотрела на часы. Почти половина десятого. К этому времени встреча в Парке должна была закончиться. Кентон, разумеется, придет, чтобы все рассказать. С ним ей не страшно – даже на краю пропасти. Он сильный. Стоя рядом с ним, она будет просто наслаждаться.
Эти горячие мысли очень опасны. Она решила остудить их побыстрее. Лорд Тиндейл настолько добр к ней, что она теперь оказалась у него в долгу. И как она позволила Филиппу заявлять, что и он тоже обязан ей помочь?
Каждый должен отвечать за свои поступки. В это она твердо верила.
Чарити отложила вышивание и села у окна, глядя на узенькую тропинку в траве позади дома, а в душе у нее творилась буря.
В таком состоянии она находилась, когда через пятнадцать минут дворецкий вошел и сказал, что лорд Тиндейл и еще один джентльмен хотят ее видеть.
Чарити замерла на секунду при мысли, что Брендан Райан может быть в ее доме.
– Тот второй джентльмен высокий брюнет? – спросила Чарити.
– Нет, мэм. Он скорее небольшого роста и совсем рыжий.
– Понятно. Проводи их сюда, пожалуйста, Уилкинс.
Чарити немного успокоилась. Она попыталась выглядеть равнодушной, когда в комнату вошли двое мужчин.
Она посмотрела сначала на графа. По его лицу невозможно было прочитать, насколько успешно закончилась его миссия в Парке. Затем Чарити посмотрела на другого мужчину. Ее глаза расширились от удивления.
– Дядя Роберт?
Она всплеснула руками, лишившись на момент дара речи. Ее дядя подошел к ней и взял ее за руки.
– Чарити, моя дорогая, как я рад тебя видеть! Мне очень жаль, что наша встреча не состоялась много раньше, давным-давно.
– Но… как ты узнал?
Она посмотрела на лорда Тиндейла, который вновь пришел ей на помощь.
– Я написал письмо твоему дедушке, не зная, что он уже умер. Твой дядя приехал вчера. Он очень хотел увидеть тебя и Пруденс. Он написал твоему отчиму, и тот ответил, что ты покинула Ирландию после смерти матери.
– Тиндейл рассказал мне кое-что о том, как ты жила в доме этого человека. И о твоем бегстве в Англию, – сказал дядя. И добавил с болью в голосе: – Я не знал о смерти моей сестры, пока не нашел письмо в документах отца три недели назад.
– О, дядя Роберт! – воскликнула Чарити.
– Это было ужасно. Смерть моего отца освободила меня от данного ему обещания никогда не встречаться с вами. Мы с женой хотели ехать в Ирландию, чтобы найти там Эмили и ее детей.
Его синие, как у Пруденс, глаза вспыхнули счастьем, и он сказал просто:
– Наконец-то мы нашли тебя и Пруденс благодаря лорду Тиндейлу!
– А где Пруденс? – спросил граф.
– Она с Лили решила пройтись по магазинам, но должна уже скоро вернуться.
– Лили? Кажется, так звали служанку Эмили, когда она убежала из дома, – сказал дядя Роберт. – Это та же самая Лили?
– Да, – улыбнулась Чарити. – Не знаю, чтобы мы делали без Лили все эти годы.
Ее улыбка погасла, и она взглянула на Тиндейла.
– Кентон, встреча с дядей отвлекла меня от мыслей о Брендане. Ты видел его сегодня?
– Нет. Мы с сэром Робертом вместе были в Парке и ждали полчаса, но Райан так и не пришел.
Чарити встревожилась, но, посмотрев на мужчин, вспомнила о своих обязанностях хозяйки дома. Она пригласила джентльменов сесть и сама подвинула себе стул поближе к двум большим креслам.
Но граф ласково усадил ее на кресло, а сам сел на стуле.
– Мои манеры совсем перепутались, как и мои мысли, – сказала Чарити. – Почему бы нам не подняться в салон, где мы можем подождать Пруденс?
Но никто не успел даже пошевелиться. Раздался стук, и в комнату влетела испуганная служанка.
– Извините меня, мисс Чарити, но я должна поговорить с вами лично!
– Что такое, Лили? Что-то случилось с Пруденс?
Чарити быстро встала и посмотрела в упор на служанку. Мужчины тоже встали, и лорд Тиндейл произнес мягко:
– Скажите нам, что случилось, Лили.
Служанка посмотрела на свою хозяйку и, прочитав разрешение у нее в глазах, воскликнула:
– Этот мужчина, мисс Чарити!
– Брендан Райан? – в ужасе прошептала Чарити.
– Да. Он остановил экипаж прямо перед нами и сказал мисс Пруденс, что ее ждут в доме мистера Марша. Я умоляла ее не ехать с ним! Но он заявил, что лорд Тиндейл уже там и вы сами просили привезти ее.
– Она поехала с ним? – воскликнула Чарити. – О Боже!
Чарити стояла, ошеломленная известием. Она не чувствовала, как граф обнял ее за плечи. Затем он спросил служанку:
– Когда это случилось? Где?
– Пять минут назад. На улице Вигмор.
– Не бойся, моя дорогая, – сказал Тиндейл, обращаясь к Чарити. – Он далеко не уйдет, я его найду.
Молодая женщина по-прежнему стояла как статуя в его объятиях и с отчаянием смотрела на служанку.
– Это был наемный экипаж, сэр, – быстро сказала Лили. – Из конюшен на Чарльз-стрит. Я прочитала на карете. И номер тоже запомнила – двадцать два.
– Молодец, Лили, не растерялась. А теперь позаботься о своей хозяйке. – Тиндейл посмотрел на сэра Роберта Уиксфорда и сказал: – Сэр Роберт…
– Я еду с вами, сэр, – ответил тот с готовностью. – Не волнуйся, Чарити. Мы найдем его очень быстро.
Чарити кивнула молча, и мужчины вышли из комнаты.
16
– С чего мы начнем? – спросил сэр Роберт, когда они сели в фаэтон. – Я думаю, с конюшен?
– Да, – сказал граф, оглядываясь через плечо и проверяя, успел ли прыгнуть грум сзади. – Чарльз-стрит недалеко от того места, где Райан заметил меня и Чарити. Держу пари, что он остановился где-то рядом.
Они быстро поехали на юг, в сторону Сант-Джеймс. Сэр Роберт попробовал выразить свои сомнения.
– Никто из нас его не видел в жизни, и он мог остановиться под чужим именем.
– Мог. Но Чарити описала мне его внешность. У него шрам на левой щеке.
– А, это может нам пригодиться. Я не понимаю, как Райан надеется, что похищение среди бела дня сойдет ему с рук? Куда он ее повезет? Или он настолько без ума от девушки, что думает, будто она согласится поехать с ним в Ирландию? Совершенно бессмысленно!
– Я сильно сомневаюсь, что в его поступках есть хоть какой-то смысл, кроме как сделать побольнее Чарити. Он ведь мог получить деньги в конце концов, даже если не был в этом уверен. Мне кажется, что он хочет просто держать Пруденс у себя, чтобы скомпрометировать ее, и это будет его победа, как он думает. Но только он, конечно, не знает моего молодого кузена. Мы скоро увидим, насколько хорош его план.
Лицо графа стало суровым. Он спокойно, однако, управлял фаэтоном, лавируя между другими экипажами и обгоняя их.
Дальше они ехали в молчании. У конюшен Микинса на Чарльз-стрит Тиндейл остановился. Он передал поводья сэру Роберту, а сам исчез в глубине двора. Через пять минут он появился снова и в его глазах горел охотничий азарт. В ответ на вопросительный взгляд Уиксфорда он сказал:
– Экипаж нанял на целый день некий мистер Ричардс, человек со шрамом. Он приходил сюда вчера вечером. Утром экипаж уехал по его заказу. Этот мистер Ричардс живет в отеле «Сант-Джеймс» на Джермин-стрит. – Граф взял поводья и тронул лошадей. – Если он собирается покинуть Лондон, то должен сначала рассчитаться в отеле.
– Он может долго там не показываться, – вновь засомневался сэр Роберт.
– Я оставлю там моего грума на этот случай. Но для Райана важно замести следы побыстрее. Он не догадывается, что мы уже идем по следу, благодаря сообразительной Лили. Мистер Ричардс чувствует себя сейчас в полной безопасности.
– Вы только что проехали «Сант-Джеймс», – заметил сэр Роберт минуту спустя.
– А я хотел взглянуть вот на эту карету.
Сэр Роберт посмотрел через плечо, когда они проехали дальше по улице.
– Конюшни Микинса! – воскликнул он торжествующе.
– Приятно, когда твои теории находят подтверждение в жизни, – буркнул Тиндейл, останавливая фаэтон рядом с кебом.
Мужчины спрыгнули на землю и, оставив грума присматривать за гнедыми, подошли к экипажу.
– Эй, что вы делаете? – крикнул кучер, когда Тиндейл открыл дверь.
– Ищем похищенную девушку, – сказал жестким голосом сэр Роберт.
– Никаких похищений не было, – заспорил кучер. – Леди села сама, по собственной воле, могу в этом поклясться.
– И она сама себя связала и сама заткнула себе рот? – спросил Тиндейл. На полу кареты лежала Пруденс. – Он не причинил вам зла, моя дорогая?
Тиндейл развязал платок, стягивающий ей рот и скулы под подбородком.
Бледная и заплаканная, она удивила его тем, что не жаловалась.
– Нет. Он даже извинился за то, что связал меня, – сказала Пруденс. – Но я не давала ему обещания, что не буду пытаться сбежать, когда он пойдет в отель. Он оторвал ленты у моей лучшей шляпы, чтобы связать мне руки и ноги.
Чувство возмущения придавало силы ее нежному голоску. Граф улыбнулся, посмотрев на нее с гордостью и обожанием.
– Дядя Роберт вас развяжет, Пруденс, – сказал он. – Обещаю, что у вас завтра будут новые ленты на этой шляпке.
Он вышел из кареты и отдал сэру Роберту свой складной нож. Для сэра Роберта это был отличный шанс представиться ошеломленной племяннице.
Через две минуты Тиндейл стоял в полутемном холле отеля «Сант-Джеймс». Он оглянулся и рядом с конторкой увидел высокого мужчину в зеленом костюме и с чемоданом у ног.
Подойдя к нему, Тиндейл сказал спокойно:
– Я бы хотел поговорить с вами, мистер Райан. Мужчина вздрогнул, услышав свое имя, затем глянул через плечо.
– Вы ошиблись, сэр.
– Нет, мистер Райан, это вы допустили ошибку. Очень серьезную ошибку, должен сказать. – Тиндейл посмотрел на владельца отеля. – Здесь есть комната, где мы можем поговорить?
– Да, сэр, на втором этаже, налево через арку. Заметив, что Брендан Райан покосился на дверь, граф подошел ближе.
– Не волнуйтесь. Молодая леди уже сменила карету. Итак?..
Он указал на арку. Райан пожал плечами и пошел в том направлении.
Когда мужчины вошли в комнату, Райан сразу остановился.
– Пруденс Леонард находится под моей опекой и не может выйти замуж без моего разрешения. Ваш кузен должен знать это и иметь дело со мной, а не с ее сестрой, если хочет жениться на Пруденс.
– Вы ошибаетесь, мистер Райан. Мой кузен получит разрешение у сэра Роберта Уиксфорда, главы ее семьи. И к вам это не имеет никакого отношения.
– Семья моей жены отказалась от нее и ее детей много лет назад. По всем законам я теперь их отец. Я их вырастил и воспитал.
– И обобрал самым наглым образом, – резко сказал граф с брезгливым выражением на лице. – Не отрицайте, – добавил он, видя намерения Райана. – Я не собираюсь вдаваться в дискуссию. Достаточно сказать, что их дядя сейчас находится с Пруденс и развязывает ленты, которыми вы ее скрутили. О, да, – кивнул он, видя как ирландец рванулся невольно к окну, – вы можете забыть навсегда о Чарити и Пруденс Леонард. Если вы хотите получить деньги, которые Чарити взяла на побег, то должны покинуть Лондон сегодня же. Когда вы известите меня, что вернулись в свое поместье в Ирландии, я вышлю вам восемьсот фунтов.
– Вы думаете я такой дурак и приму ваше предложение? – ухмыльнулся Райан. – Без расписки?
– О, будет расписка мистер Райан, но ее напишите вы, – с угрозой в голосе сказал граф. – Вот, здесь есть и бумага, и перо, я вижу.
Тиндейл положил лист бумаги на стол у окна и указал пальцем на стул.
– Пишите! – приказал он. – Мы заключим с вами договор. Вы займете у меня восемьсот фунтов и обязуетесь их отдать по первому требованию.
– Что?!
– Никаких требований не будет. Пока вы будете молчать о своей связи с семьей Леонард. Это единственное условие, при котором вы можете хоть когда-нибудь получить эти деньги обратно. У вас одна минута на размышление.
Стальные серые глаза смотрели спокойно в черные и злые. Выражение лица графа было невозмутимым. Не обращая внимания на гнев, горе и отчаяние ирландца, он смотрел, однако, на его шрам, который отчетливо выделялся на левой щеке.
Тридцать секунд напряженного молчания – и Брендан Райан, сжав челюсти, сел за стол, взял перо и бумагу.
Никто бы не мог сказать, увидев лорда Тиндейла, принимающего у себя гостей этим вечером, что его день начался чуть ли не с рассвета и уже к полудню он успел распутать преступление с похищением, выгнать похитителя из страны и объединить снова в одну семью родственников, разлученных более чем на четверть века. Время после обеда он провел тоже очень активно, хотя не в такой драматической манере. Он устроил у себя прием в честь сэра Роберта. Также он провел трудные переговоры с матерью Филиппа. Он убедил ее в том, что изменить она уже ничего не может.
Конечно, Горация определила его поведение словами – «вся эта грустная история…». Он возразил, что с самого начала хотел повеселиться.
Наконец он убедил ее, сказав, что Роберт Уиксфорд предоставит своим племянницам финансовую поддержку. Горация согласилась сопровождать своего сына на Парк-Лэйн этим вечером. После такой утомительной дискуссии все разговоры его повара о том, как достать свежего лосося для приготовления соуса, были просто детской забавой. Ничто не могло повлиять на хорошее настроение графа, даже случай с лакеем, который горячим утюгом испортил его любимую рубашку. Десять минут потребовалось, чтобы бедняга Джимсон успокоился и снова занялся гардеробом своего хозяина.
Вечером граф, довольный и спокойный, встречал как положено своих гостей, которых было на этот раз всего пятеро. Последними прибыли Чарити и Пруденс. Чарити сразу извинилась за опоздание, хотя Кентон едва ли слышал то, что она говорила.
– Вы прекрасны! – воскликнул он.
Кентон взял ее за руку и посмотрел в ее янтарные глаза – не такие спокойные и холодные, как обычно.
Чарити пробормотала что-то приличествующее случаю и быстро посмотрела на Пруденс, которая пришла ей в этот раз на помощь.
– Это я должна извиниться за опоздание, сэр. Последние две недели мы с Лили трудились над этим платьем для Чарити, чтобы сделать ей сюрприз. И хотя она очень смущалась…
– Упрямилась!
– Нет, смущалась, – повторила Пруденс. – Но мы ее уговорили. И Лили сделала ей модную прическу специально для этого платья. Вот почему мы опоздали. Я прошу меня простить, – закончила она, глядя на него широко открытыми невинными глазами.
Он рассмеялся и слегка ущипнул ее за подбородок.
– Ваше рукоделие заслуживает самых высших похвал, лисичка, – сказал он и посмотрел восхищенно на Чарити.
Ее рыжие волосы были зачесаны наверх, а над ушами у нее было множество кудряшек, блестевших в пламени свечей богатейшими оттенками. Золотая лента, расшитая алмазами, украшала эти кудри, хорошо сочетаясь с золотым платьем.
Впервые за все время их знакомства на ней было такое платье, которое плотно прилегало к телу и подчеркивало все ее прелести. Смелое декольте обнажало гладкие плечи и красивую грудь. Хотя у нее на шее не было никаких украшений, но зато в ушах поблескивали золотые филигранные сережки.
– Вот это действительно преображение! – раздался голос миссис Марш.
Начались обычные приветствия, и сестры заняли свои места среди гостей.
Сэр Роберт смог очаровать миссис Марш, и вечеринка плавно перешла в ужин.
Все были довольны, особенно Пруденс, которая побаивалась еще величественную мамашу своего возлюбленного. Они с удовольствием поужинали. Омары были великолепны, как и филе с грибами.
Глаза Чарити загорелись при виде клубники, превращенной искусным поваром в соблазнительное блюдо.
Беседа за столом была легкая и непринужденная. Чарити говорила вообще мало, зато Пруденс от счастья болтала без умолку.
Затем сэр Роберт сделал заявление. Он поднял бокал за будущий брак его младшей племянницы и Филиппа Марша, сообщив также, что намерен увезти племянниц с собой в Сомерсет, где они останутся до самой свадьбы, то есть до сентября. Это был тяжелый удар для графа, и он быстро посмотрел на Чарити. Она, казалось, не заметила его взгляда, потому что сама смотрела не отрываясь на своего дядю.
Учитывая малочисленность компании, граф предложил мужчинам не уединяться для традиционных нескольких минут портвейна и политики. Джентльмены это одобрили, а леди тем более обрадовались, потому что еще чувствовали себя немного скованно в присутствии друг друга.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19