А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На этой странице выложена электронная книга Мокруха автора, которого зовут Смит Марк Хаскелл. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Мокруха или читать онлайн книгу Смит Марк Хаскелл - Мокруха без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мокруха равен 231.12 KB

Смит Марк Хаскелл - Мокруха => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Busya
«Марк Хаскелл Смит «Мокруха», серия «Альтернатива»»: ACT МОСКВА, ХРАНИТЕЛЬ; Москва; 2007
ISBN 978-5-17-041510-6
Аннотация
Можно влюбиться в женщину.
Можно влюбиться в се портрет.
Находились, говорят, психи, которые влюблялись в женские письма.
Но вот как насчет отрубленной руки, на которой набит весьма рискованный портрет красотки в виде «олд-скул»?
Сотрудник патологоанатомической лаборатории Боб покорен таинственной красоткой с первого взгляда.
Портрет портретом, по он просто обязан отыскать оригинал!
А если, помимо него, таинственную красотку ищут еще и колоритные мексиканские бандиты, американские спецагенты и черт знает кто еще – что из того?
Настоящая любовь, как известно, творит чудеса и превращает трусов в героев!
Марк Хаскелл Смит
Мокруха
Оливии и Жюлю

1
– Эй, мужик, хочешь круто приколоться?
Моррис стремительно ворвался в лабораторию в обнимку с каким-то предметом, завернутым в черную пленку и по форме похожим на полено. Белый халате надписью «Юнайтед патолоджи» облепил на бегу его костлявое туловище. Моррис даже запыхался от возбуждения и спешки. Видимо, ему и в самом деле попалось в руки что-то необычное. Пронзительно скрипнув подошвами кроссовок на кафельном полу, он резко остановился перед сидящим за столом парнем с пышной шевелюрой черных волос.
– Боб! Слышишь? Ты только посмотри на это!
Боб даже не поднял головы от экрана компьютера, откинувшись своим худощавым телом скейтбордиста на спинку элегантного черного стула с анатомическим дизайном. Одну ногу он задрал на стол, упершись потертой черной туфлей в край монитора; другая сама по себе отстукивала на полу непонятную дробь. Задумчиво пощипывая ухоженную бородку, Боб продолжал пялиться на экран, перелистывая мышкой фотографии юных канадских девственниц, размещенные в интернете. Он разглядывал бесчисленных блондинок, пожирал глазами их шикарные груди, попки, напоминающие шарики мороженого, полоски розовой плоти под островками белокурых кудряшек. Девушки скорее походили на шведок или каких-нибудь норвежек – во всяком случае, определенно родились в очень далекой, морозной части света. Такие холодные, чистые, свежие… Наверное, любовь с ними упоительна, как сладкий горный воздух, прозрачная родниковая вода, белый, пушистый снегопад. В общем, как в рекламе пива. Боб поерзал на стуле, чувствуя, что в трусах вдруг стало тесно.
Моррис откашлялся.
– Старик, это полный отпад!
– Не видишь, я занят?
Ничуть не смущенный безразличием Боба, Моррис опустил сверток перед ним на стол и начал разворачивать.
– Попахивает, черт!
– Ну, так не доставай!
– Ты же интересуешься татушками!
Боб глубоко вздохнул, демонстрируя свое недовольство, и несколько раз щелкнул мышкой, закрывая порнографический сайт.
– Не сюда, на поддон выложи!
Моррис кивнул, поспешно подошел к мойке на противоположном краю помещения, вытянул с полки большой лабораторный поддон из нержавейки и перенес его на стол.
– Ты прав, Боб! Эти штуки всегда немного подтекают!
Сверток плюхнулся на поддон с мягким шлепком, и Моррис развернул пленку, обнажив свой трофей. При виде него Боб невольно отпрянул и прикрыл ладонью нос и рот. Моррис с удивлением посмотрел на него.
– Ты что, блевать собрался?
Боб отрицательно покачал головой.
– Старик, ты только погляди на эти наколки! Круто, а?
Моррис перевернул на поддоне человеческую руку, отчлененную по самое плечо. Из обрубка вытекло немного загустевшей крови, и по сияющей стальной поверхности расползлась темное пятно. Рука производила внушительное впечатление – мускулистая, заросшая черными волосами. Вся кожа на ней была разрисована татуировками, сверху донизу, с внешней и внутренней стороны. На нижних фалангах пальцев наколоты буквы «H-O-L-A». Моррис опять повернул руку, и Боб увидел необыкновенно красивую татуировку, изображающую голую женщину, лежащую на спине с поднятыми вверх и разведенными в стороны ногами, и мужчину, зарывшегося лицом к ней в промежность.
– Ну, что скажешь, чувак?
Боб зажал пальцами нос и наклонился, чтобы рассмотреть получше. Татуировка была выполнена мастерски, даже талантливо. Казалось, женское тело сотрясает дрожь, будто она действительно испытывает оргазм.
– Неплохо, правда?
Боб с восторгом глянул на Морриса.
– Потрясающе!
Потом выдвинул нижний ящик своего стола и достал из него «полароид».
– Подними-ка ее за этот край на несколько дюймов!
– Так?
– Еще!
Моррис приподнял обрубленную руку, Боб приблизил камеру к татуировке и нажал на кнопку – последовали вспышка, жужжание, щелчок. «Полароид» выплюнул карточку. Боб сунул ее к себе в карман и убрал камеру обратно в ящик стола. Потом посмотрел на Морриса.
– Хочу сбегать за кофе. Тебе принести?
– Давай лучше я схожу! Целый день ношусь с этим обрубком. Он меня достал уже.
Боб перевел взгляд на руку.
– А чего нам вообще с ней надо делать?
Моррис завернул обрубок в пленку.
– Сначала ее высушат или замаринуют, не знаю, а завтра утром повезу ее в криминалистическую лабораторию Паркер-сентра.
Боб с изумлением посмотрел на Морриса.
– Так они что, хотят сохранить это в качестве вещественного доказательства?
Моррис переминался с ноги на ногу, как всегда делал, когда ему было не по себе или сильно хотелось по малой нужде. Потом достал из кармана темные очки и надел их, спрятав от Боба глаза.
– Боб, старик, откуда мне знать, вещдок это или еще что-то!
– Но рука найдена на месте преступления?
Моррис закончил пеленать обрубок.
– Тебе двойной с молоком, так ведь?
Боб только покачал головой.
– Без разницы, чувак.
Моррис повернулся на каблуках и скрылся за дверью. Боб вздохнул, взял руку и отнес к большой холодильной камере. Он открыл тяжелую дверь из серебристого металла и сунул руку на полку, занятую сотнями других обрубков, обрезков, опухолей, шишек, кист, кусков и кусочков человеческой плоти. Потом опять уселся перед компьютером, однако возвращаться к созерцанию блондинок вдруг расхотелось.
Боб вынул из кармана полароидную карточку и стал наблюдать, как медленно заканчивает проявляться изображение. Татуировка отпечаталась очень четко. Тату-мастер очевидно обладал истинным художественным талантом. Боб вгляделся в фигуру женщины, в искусно очерченные груди, сладострастно раскинувшиеся и чуть свисающие к подмышкам. От головы растекаются волны длинных черных волос. Руки, ноги, ягодицы обладают совершенными пропорциями, не кажутся ни плоскими, ни худосочными; женское тело выглядит зрелым и полновесным. Чувственная плоть. Губы скривились в улыбке-гримасе, тогда как туловище цепенеет и содрогается в приступах оргазма. Глаза широко раскрыты, потрясенные силой испытываемого чувства.
Рассматривая ее, Боб и сам почувствовал, что возбуждается. Ему даже померещилось, что он знает эту женщину. Или, точнее, именно такую хотел бы узнать. Она полностью соответствовала его понятию о том, какой должна быть по-настоящему сексуальная женщина. А взгляд на изображение мужчины причинил ему укол ревности. Хотя многие считали Боба красивым парнем с довольно спортивной фигурой, она не шла ни в какое сравнение с упругим, подчеркнуто мускулистым телом на татуировке, которое так и дышало мужской мощью. И вся эта энергия сосредоточилась в одном месте – между ног женщины.
Боб погладил фотографию пальцем, следуя очертаниям женского бедра, живота, груди и остановился на ее губах. Неожиданно для себя он издал легкий стон.
Боб бездумно и медленно провел себе кончиками пальцев от горла до живота и дальше до самого низа, ощутив, как там быстро набухло.
Классная татуха, ничего не скажешь!
2
Мора посмотрела сверху вниз на своего клиента. Такие типы ей и раньше попадались. Психует, трусит, ждет, что она сама возьмется за дело вместо него, а ему останется только кайф ловить. Но Мора на это никогда не пойдет. Ее работа заключается в ином. Она здесь выступает в роли наставницы. Ей необходимо преподать ученикам ценную информацию, а те должны сами применить на практике полученные знания, и никакие стенания и мольбы не помогут нерадивым увильнуть от своих обязанностей. Опять же, Мора им не какая-нибудь дешевая шлюха. Во всяком случае внешне она выглядела уж никак не ниже заведующей психиатрическим отделением в большой городской больнице – по-деловому энергичная, с белокурыми волосами, подстриженными ровно и без причуд, с пристальным взглядом голубых глаз. Твердый роте мелкими, чуть торчащими зубами придавал ее лицу властное и не слишком дружелюбное выражение. Однако, несмотря на эту холодную или, используя довольно распространенное определение, профессиональную внешность, Мора была чем-то необычайно привлекательна для мужчин. Возможно, своей грудью.
Она слышала знакомое, равномерное «шмя-ка-шмя-ка-шмя-ка», кряхтение и пыхтение клиента, и по ходу дела давала ему указания очень спокойным, ободряющим тоном.
– Не напрягайтесь, мистер Ларга! Дышите глубже!
Ларга послушно втягивал воздух в свое обрюзглое, бледное тело, а затем шумно выдыхал через толстый нос, облизывая пересохшие жирные губы.
– Расслабьте брюшные мышцы! Не напрягайте ноги! Ларга стыдливо скорчился в кресле. Он чувствовал себя неловко, совершенно голый, под ярким электрическим светом. Ему было совестно заниматься этим.
– У меня рука устала!
Слышать подобное Море тоже не в новинку.
– Ваша цель недостижение оргазма.
– Я натер себе кожу. Надо еще смазать кремом. Мора протянула ему тюбик «астроглайда» и заговорила строгим голосом школьной учительницы.
– Есть сотни различных способов стимулировать возбуждение мужского полового члена. Активные движения сжатыми в кулак пальцами лишь один из них.
Ларга с надеждой заморгал, просительно глядя на нее.
– Вы не могли бы показать, как надо правильно делать? Мора взяла пластмассовый пенис и продемонстрировала.
– Большинство мужчин не верят, что такой может существовать в действительности.
Ларга принялся за работу. Бедняга. Он старался изо всех сил. Но ему не удавалось расслабиться, и в итоге шмяканье кулаком возобновилось. Мора вздохнула. Этого следовало ожидать. Некоторые клиенты умеют избавляться от напряжения, и для таких ее уроки не проходят даром. Другим просто нравится драчить свой член на глазах у женщины. Ларга закряхтел. Мора поняла, что он вот-вот кончит.
– Не напрягайтесь! Расслабьтесь! Дышите глубже!
Но Ларга не сумел расслабиться и с громким стоном эякулировал себе на живот. Мора протянула ему коробку с бумажными салфетками.
– Ничего, первый блин всегда комом.
Ларга быстро вытерся и начал натягивать на себя одежду.
– Можете помыть руки вон там.
Мужчина нахохлился и пошел к рукомойнику. Он двигался суетливо, словно совершил что-то постыдное. Чтобы облегчить ему чувство вины, Мора заговорила на отвлеченные темы.
– Чем вы зарабатываете на жизнь, мистер Ларга?
– Пишу сборники кулинарных рецептов.
– Это должно быть интересно.
– Не жалуюсь.
Ларга кивнул и пальцами поправил редеющие волосы.
– А вы сколько времени работаете… как это… тренером?
– Я занимаюсь этим делом уже около трех лет.
Мора видела, как Ларга разглядывает ее. Вернее, ее груди. Ей не привыкать. С четырнадцатилетнего возраста она наблюдала, как мужчины сначала смотрят на ее лицо, затем медленно переводят взгляд на грудь, после чего перестают замечать все остальное. Мора злилась, но, с другой стороны, понимала, что это неизбежно. Груди представляли собой самую выдающуюся черту ее внешности. Они подчеркивали худосочность ее телосложения. Мора выглядела, как фотомодель или, по выражению завистливой школьной подруги, «пугало на палочке». Незнакомые люди с уверенностью принимали ее груди за искусственные, но, по правде говоря, если бы Мора решилась на операцию, то скорее уменьшила бы их. Они торчали, привлекая всеобщее внимание и заставляя мужчин подходить и говорить ей самые пошлые глупости. К примеру, то, что собирается сказать сейчас Ларга.
– У вас самой, наверно, это получается очень неплохо.
– Что получается?
– Ну, это, как ее… аутоэротика.
Мора улыбнулась и зажгла ароматическую лучинку.
– Итак, встретимся через неделю. В это же время вас устроит?
Ларга кивнул и направился к двери.
– Делайте дома упражнения, которые я вам показала! Ежедневно!
Дверь затворилась, и Мора осталась в кабинете одна. Она аккуратно сняла с кресла простыню и бросила в контейнер со стиркой. Потом наклонилась, достала из тумбочки чистую простыню и накрыла ею кресло. Ей вспомнился Ларга, и Мора невольно улыбнулась.
Есть мужики, которым от природы дано умение спускать в кулак.
Ларга к их числу не принадлежит.
3
Денек в мастерской выдался горячий. Разделывали тушу «тойоты-RAV». Трое мужчин в толстых робах и защитных масках потрошили автомобиль электрическими резаками, рассыпая вокруг фонтаны искр. Сияющие металлические внутренности выпадали наружу, и прямо на глазах машина превращалась в скелет. Ампутированные части подбирал парнишка, грузил на ручную электротележку и увозил прочь. Мужчины работали молча, слаженно и умело. Они были настоящими специалистами своего дела.
Остов другого автомобиля – возможно, «камаро» – покоился в сторонке, начисто обглоданный, словно после нападения стаи пираний. Несколько целых машин, прикрытых замасленными чехлами, выстроились в дальнем конце обшарпанного гаража и дожидались, когда настанет их очередь отправиться на бойню.
Неожиданно в гараж въехал новенький «мерседес» и остановился прямо посередине, нарушив рабочий ритм потрошителей. Те оторвались от своей жертвы и, узнав владельца «мерседеса», один за другим повыключали резаки с громкими щелчками.
Из автомобиля выбрался мужчина, похожий на нехорошего омбре из старого вестерна, и по-хозяйски оглядел мастерскую. Он и был здесь хозяином, эль-хефе. Его звали Эстеван Сола, родом из бандитского городка Хуареса, что в Мексике на границе с Соединенными Штатами. Он контролировал крупный канал контрабандных поставок наркотиков в Америку и ради процветания собственного бизнеса истребил немало сотрудников Агентства по борьбе с наркотиками США. Благодаря своему небывалому везению и жестокости, Сола сумел силой втереться в Ла-Эме, организацию мексиканской мафии в Лос-Анджелесе, и достиг в ней довольно высокого положения. У него имелись подчиненные. Его боялись. К нему относились с уважением.
Работники мастерской поспешили обратить к Эстевану свое неподдельное внимание. А нет, так рискуешь быть избитым до полусмерти.
– Ола, компаньерос!
Эстеван говорил властным, хриплым басом, от которого у большинства мужчин подрагивало в мошонке.
– Ола, сеньор Сола!
Красавцем Эстевана никак не назовешь – рябое, темнокожее лицо лоснится от жира; под черными, кустистыми усами прячутся слишком тонкие губы – но женщин, непонятно почему, влекло к нему неудержимо. Они вроде бы и не замечали его прилизанных волос, уложенных с помощью какого-то швейцарского косметического средства, чтобы выглядели густыми и блестящими, а на самом деле были жидкими и слабыми. Или мягкого, чувственного выражения глаз, свидетельствующего об артистической восприимчивости их владельца, но скрытого день и ночь за дорогими темными очками «рей-бэн», придающими Эстевану самоуверенный вид. И если бы удалось снять с него внешние атрибуты власти, лишить ослепляющего блеска богатства и приглядеться к нему без страха подвергнуться насилию, то Эстеван мог бы сойти за трактирного полового. Сейчас же, рядом со сверкающим «мерседесом», сопровождаемый своим помощником – тощим гринго по имени Мартин, одетым в джинсы от Армани, – Эстеван казался неотразимым и всемогущим.
И в этом имелся определенный расчет. Эстеван не разрешал никому из подчиненной ему команды брить головы под пелона или носить короткие штаны в сочетании с длинными носками – наряд, столь модный среди большинства лотино-гангстеров. В подобных прикидах красовались те, кто угодил за решетку, а Эстеван твердо верил – как человек выглядит, так он и кончит. А значит, лучше и безопаснее иметь внешность кинопродюсера.
– Кеонда? Как дела?
Один из рабочих выступил вперед, протянув руку для приветствия. Эстеван сжал ее в своей лапище, как в тисках. Рабочий не мог не заметить сияющих перстней, унизывающих пальцы эль-хефе, и не почувствовать под ладонью их твердых бугорков. Но не изысканность украшений поразила его воображение, а мысль, что от удара кулаком, облаченным в такие доспехи, не поздоровится.
– К нам на разборку поступила пара новых машин.
– Вы сами их угнали?
– Нет, какие-то полосе Лонгбич. Эстеван засмеялся.
– Не доверяю я этим пендехос – дай им волю, они и мою машину угонят!
Рабочие тоже засмеялись. Попробуй только не оценить шутку эль-хефе!
– Если кто-то из них когда-нибудь попытается украсть ми коне… – Эстеван выдержал театральную паузу.
– Муэрте!
Гринго Мартин, с напомаженными волосами, разодетый, в дополнение к туго обтягивающим штанам, в потертую кожаную куртку и яркую рубашку с большим воротником, придающие ему схожесть с эксцентричной рок-звездой, решил подыграть своему боссу.
– Почему бы вам не провести для них презентацию?
Рабочие подобострастно закивали. Эстеван торжественно провозгласил, будто иллюзионист, готовящийся показать свой коронный трюк:
– Вор – все равно, что кулеро!
Зрители непонимающе молчали, зная, что кулеро – это контрабандист, использующий для перевозки наркотиков через границу собственную прямую кишку. Элемент загадочности помог Эстевану усилить исполнительский эффект.
– Мира!
Эстеван подвел рабочих к водительскому сиденью «мерседеса».
– Если я нажму эту кнопку, можно спокойно ехать. А если нет… и вы сядете, то надавите вот на эти пластины…
Эстеван огляделся, поднял с пола тяжелый пластмассовый ящик и положил его на сиденье. Потом нажал кнопку на брелке дистанционного управления.
Бах!
Острый клинок стремительно выстрелил из-под сиденья и насквозь прошил пластмассовый ящик. Будь на его месте настоящий угонщик, в его задницу вонзилось бы два фута нержавеющей стали.
– Эсла-пута-мадре, но?
Эстеван расхохотался и оглянулся на Мартина.
– Надо бы запустить эту штуку в продажу. Лучше любого противоугонного устройства!
Рабочих мастерской глубоко впечатлило это новаторское изобретение на ниве борьбы с похитителями автомобилей. Они невольно попятились подальше от Эстевана. Тот повернулся к ним и без всякого перехода задал вопрос:
– Ту висте Амадо?
Рабочие отрицательно помотали головами.
– Он заезжал сюда вчера, – нерешительно произнес один из них.
Эстеван пристально посмотрел на каждого и произнес с нескрываемой угрозой в голосе:
– Увидите его – скажите, чтобы связался со мной!
4
Амадо лежал в ванне – большой, мускулистый, темнокожий, с лицом, загорелым и огрубевшим от долгого пребывания на солнце, постоянного курения и потребления текилы. И все же он несомненно обладал той чувственной мужской привлекательностью, которой женщины просто не в силах сопротивляться. Что-то особенное таилось в его взгляде. Даже после серьезной потери крови он оставался пристальным и сосредоточенным – так хищник присматривает себе добычу на ужин. Большинство мужчин с трудом могли выдержать этот тяжелый взгляд. Даже Эстеван, имея железную волю и внушая страх окружающим, начинал чувствовать себя не в своей тарелке, глядя в глаза своему подчиненному. Когда Амадо пялился на понравившуюся женщину, та по неизвестной причине возбуждалась, таяла, будто свечной воск под огнем, и с готовностью отдавалась ему.
Амадо застонал и пошевелился. На месте правой руки к его плечу, замотанному полотенцами, был привязан пакет со льдом. Обнаженный торс покрывали искусно исполненные татуировки с изображениями голых женщин и сцен половых сношений всевозможными способами, во всяких позах. Целая камасутра была представлена на его теле в виде наколок.
Густой багряный ручеек струился по гладкому дну ванны к сточному отверстию. На фоне фарфоровой белизны кровь казалась краснее обычного. Джинсы пропитались насквозь; темные потеки запеклись на ковбойских сапогах. Амадо потянулся к стоящей у него между ног бутылкой текилы «эррадура», поднял ко рту и сделал большой глоток.

Смит Марк Хаскелл - Мокруха => читать онлайн книгу далее