А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Хаким беспокойно повел глазами, всматриваясь в полумрак таверны, но, похоже, никто не обратил особого внимания на мрачного посетителя, который пристроился за его столиком.
- Знаешь, я долго не появлялся на виду и обнаружил, что люди уже успели позабыть, как я выгляжу, - без тени усмешки сказал глава преступного мира Санктуария. - Особенно после тех "изменений", которые со мной приключились с тех времен, когда я был, что называется, "общественным деятелем". В любом случае маскировка только привлекла бы ко мне внимание, вместо того чтобы спрятать, особенно в таком месте, как "Распутный Единорог". Так что я - просто еще один старик.., как и ты.
Когда выяснилось, что Джабал рассчитал все верно, Хакиму стало как-то не по себе.., настолько, что действие принятого им вина мгновенно испарилось. Они знали один другого так долго... собственно говоря, с тех самых пор, как Хаким поселился в Санктуарии... Джабал окружил свою личность ореолом таинственности. Обычно он не покидал своего убежища без широкого плаща и голубой ястребиной маски, скрывающей черты лица.
А после того, как он постарел из-за заклятий, которые исцелили его от ран, полученных при налете пасынков на его гнездо, Джабал вообще не показывался на людях. Поэтому, сидя в "Распутном Единороге" рядом с бывшим рабом-гладиатором, который даже не пытался маскироваться, Хаким чувствовал себя мишенью на военном стрельбище.
- Что ты здесь делаешь?
- Я прослышал о твоем новом назначении, - сказал Джабал.
Его темные губы изогнулись в улыбке. - Конечно, хорошие новости в этом городе распространяются медленнее, чем плохие, но все же распространяются.
- Я понял это из первых же твоих слов. Чего я не понимаю, так почему это подвигло тебя сюда явиться? Прости, конечно, но что-то не верится, что ты пришел только для того, чтоб пожелать мне счастливого пути. Раньше ты находил меня только тогда, когда я каким-то образом был нужен для успеха твоих махинаций. Так какую же пользу ты можешь извлечь из моего нового назначения?
Король преступников хохотнул и покачал головой.
- За годы службы во дворце твой язык сделался острым, как бритва, старик, но, по-моему, ни ты, ни я не станем особенно возражать против небольшого разговора, поскольку он касается дела. Ну, вот я и подошел к сути.
Джабал окинул быстрым взглядом зал таверны, наклонился над столом к Хакиму и сказал, понизив голос:
- У меня к тебе деловое предложение. Если в двух словах - я хочу составить тебе компанию в этом твоем новом назначении.
- Глупость какая!
Слова сорвались с языка прежде, чем Хаким успел их осмыслить. И он заметил, как нахмурился Джабал, услышав их.
- И что же кажется тебе глупым? - требовательно спросил бывший работорговец. - Значит, мое общество тебе настолько неприятно, а мои советы стоят так мало, что...
- Нет! - поспешно прервал его сказитель. - Я имел в виду другое. У тебя ведь в Санктуарии есть все, чего только можно пожелать... Деньги, власть... Представить себе не могу, чего ради ты хочешь отказаться от всего этого и пуститься в странствия, уехать в чужие земли, где никто тебя не знает и где тебе придется начинать все сначала? Вот что показалось мне сущей глупостью... Нелепа вся эта затея целиком.
И Хаким, горько вздохнув, потянулся к своему кувшину.
- Это нелепо для любого, кто может распоряжаться своей жизнью... Подумать только - променять все неизвестно на что!
Если бы я мог выбирать... Но я не могу. Я должен ехать... Ради принца, ради Бейсы, ради Санктуария. Ну какая может быть во всем этом радость для старого сказителя, а?
- Это зависит от того, насколько ты ценишь то, что приходится оставить, - просто ответил Джабал, не обращая внимания на жалостливые замечания Хакима. - Мне странно слышать, что ты думаешь, будто у меня есть в Санктуарии все, чего только можно пожелать. Знаешь ли, тебе всегда с избытком доставалось, чем меня никогда не жаловали.
- Это что же? - невольно полюбопытствовал Хаким.
- Уважение, - ответил Джабал и нахмурил брови. - Наверное, и мне перепадало немного уважения - когда-то, когда я побеждал в бою на гладиаторской арене. Да только все равно приличное общество и тогда считало меня чем-то вроде безмозглого животного. Я не мог найти работу, которая обеспечивала бы мне достаточно денег, чтобы вести образ жизни, который мне по нраву, - и мне пришлось воровать.
- Что ж, в этой области ты заслужил своего рода уважение, - улыбнулся сказитель.
Джабал помрачнел еще больше.
- Не надо, Хаким, а? Это нехорошо с твоей стороны. Мы оба прекрасно понимаем, что в этом городе меня никогда не уважали.
Боялись, да. Но страх и уважение - совершенно разные вещи.
Невозможно купить уважение за деньги или силой заставить кого-то себя уважать. Уважение нужно заслужить.
- Так почему бы не заслужить его здесь? - насупился Хаким.
- А ты думаешь, я не пытался? - скривился бывший раб. - Проблема в том, что в Санктуарии слишком много людей знают о моем прошлом и от этого все усилия идут насмарку. Вот, пожалуйста, живой пример. Я месяцами добивался аудиенции у принца.
- У Кадакитиса? И какое у тебя к нему было дело?
Джабал еще раз окинул взглядом зал, потом придвинулся поближе и понизил голос:
- Хотел предложить ему услуги моей шпионской сети. В прошлом, когда я занимался делами - ну, ты понимаешь, о чем я, - она работала прекрасно, и я подумал, что это может пригодиться принцу в делах управления городом.
- И он отказался? - нахмурился Хаким. - Что-то на принца не похоже.
- Я так с ним и не увиделся, - сказал король преступного мира. Похоже, те, кто составляет регламент, согласны были допустить, чтобы я увидел принца, только при условии, что он будет возглавлять судебное разбирательство надо мной! Каких только обходных путей я не искал, на какие только рычаги не нажимал!.. И - ничего не сработало. Дохлый номер! Я даже прижал кое-кого из "друзей" принца - и, представь, они предпочли откупиться от меня, чем сделать то, о чем я просил. Я понял, что моя организация станет более действенной, если я из нее уйду.
Вот почему я хочу отправиться с тобой.
Сказителю стало ясно, что Джабал, стараясь заслужить уважение, использовал столь сомнительные методы, что его враги совершенно уверились во всех слухах, что ходили о Джабале. Но Хаким также знал, что характер у бывшего раба-гладиатора горячий и уж больно он скор на руку, так что спорить с ним - себе дороже. Постаревший или нет, но бывший гладиатор по-прежнему был силой, с которой стоило считаться, если речь шла о свирепости натуры.
- И ты считаешь, что тебе будет легче добиться уважения к Бейсибской империи, в окружении людей, физически отличных от нас? - спросил Хаким, осторожно меняя тему разговора.
- Кто знает? - пожал плечами Джабал. - Хуже, чем здесь, уж точно не будет. Там, по крайней мере, груз прошлого не будет висеть на мне, словно колокольчик на шее прокаженного. Это будет совсем новая жизнь, среди людей, которые не знают о том, кем и чем я был раньше, и не будут шарахаться, услышав мое имя.
- Согласен, никто из них не будет знать, с кем имеет дело... - сухо заметил Хаким.
Джабал только усмехнулся в ответ.
- Страна новых возможностей.., и не важно, как ты на это смотришь.
- Только если эти возможности не причинят неприятностей торговому посланнику, - предупредил сказитель. - Мне не нужны... Прости, Джабал, но в качестве кого ты собираешься со мной ехать?
- Я полагаю, ты не станешь возражать, если я стану твоим личным слугой? - предположил Джабал. - Но я готов рассмотреть и другие возможности. Кроме того, каким бы ни был мой официальный статус, я пригожусь тебе как тайный советник.
Брови Хакима поползли вверх.
- Советник? Прости, Джабал, но только вряд ли ты знаешь о бейсибцах больше, чем я.
- Подумай-ка еще раз, старик! - Король злодеев мрачно улыбнулся. - Ты привык иметь дело с дворцовыми интригами, где оружие - тщательно выверенные слова и доводы. Мой удел - темные закоулки, я собираю сведения среди тех, кем пренебрегают и кого преследуют эти твои аристократы. Ты, как никто другой, должен знать, чего стоит добытая на кончике ножа информация при завоевании нового города.
Сказитель смотрел на него долго и задумчиво, впервые всерьез подумав над предложением Джабала. Что ж, это правда - король преступного мира мог стать могущественным союзником.., тем более что никому из бейсибцев и в голову не придет подозревать в чем-то подобном простоватого с виду старого слугу.
И все же трудно было поверить, что Джабал хочет ввязаться в эту авантюру, тем более в роли подчиненного Хакима.
Как будто почувствовав нерешительность сказителя, бывший гладиатор снова принялся убеждать:
- Есть еще одно, старик, почему я могу стать твоим бесценным тайным оружием.
- То есть?..
Джабал улыбнулся, наклонился к самому его уху и прошептал:
- У меня приобретенная невосприимчивость к яду этих чертовых змеюк, которых таскают на себе бейсибские бабы.
- Вот это новость! - Хаким снова удивленно поднял брови. - Я и не знал, что такое возможно... Разве что невосприимчивость создавалась с самого детства.
- Мне в свое время пришлось немало выложить за эту тайну, - улыбнулся король преступников Санктуария. - Гораздо больше, чем за противоядие от последнего ведьминского варева, что гуляет по городу. А главное, я могу обеспечить противоядие и для тебя, если ты возьмешь меня с собой.
- Мне? Я вообще-то не уверен, что это понадобится.., хотя за предложение - спасибо. Я привык к тому, что вокруг полно змей, и они совершенно безвредны, если их не тревожить.
Джабал некоторое время разглядывал его, потом покачал головой.
- Не знаю, твой рассудок помутился то ли от вина, то ли от слишком долгого пребывания при дворе. Тебе что, никогда в голову не приходило, что эти змеи - идеальное орудие для убийства?
- Убийства? Но ведь я буду королевским посланником. Они не посмеют!
- На твоем месте я бы не стал так на это рассчитывать, - бывший гладиатор хмыкнул. - Ты собираешься заняться торговыми отношениями между Бейсибской империей и Санктуарием, я правильно понял? Это значит, что ты непременно наступишь кому-нибудь на хвост. Если ты станешь направлять сюда лучшие или более дешевые товары, в Санктуарий потекут деньги, которые раньше попадали в чей-нибудь карман. А значит, этот кто-то сразу же превратится в твоего смертельного врага. Может, они и не станут нападать на тебя открыто, но всегда найдется способ подстроить какую-нибудь несчастную "случайность". Уж в этом-то бейсибцы нисколько не отличаются от нас!
Хаким и не думал, что его назначение может нести с собой какую-нибудь скрытую опасность, пока Джабал не объяснил, как это обстоит на самом деле. Но, как ни странно, вместо того чтобы еще более охладить его пыл, возможность покушения на торгового представителя Санктуария только вдохновила Хакима. Теперь ему в самом деле захотелось этим заняться впервые с тех пор, как его назначили на этот пост.
Если кто-то из бейсибцев решит, что удастся расстроить торговлю с Санктуарием, и организует покушение на торгового представителя - его ждет неприятный сюрприз!
Чем больше Хаким над этим раздумывал, тем яснее становилось, что участие Джабала в этом предприятии более чем желательно.
- Ну так как, старик? - спросил Джабал, заметив перемену в настроении сказителя. - Сговоримся?
- Возможно, - осторожно ответил Хаким. - По крайней мере, твое предложение кажется мне довольно стоящим, чтобы обсудить его позже.., в более располагающей обстановке.
- Прекрасно. Тогда пойдем, - сказал Джабал, вставая со стола. Времени в обрез - и для обсуждения, и для решений.
И еще... Скажи мне... Я так понял, тебе полагается какой-нибудь телохранитель... Тебе разрешено самому выбрать человека на это место?
- Разрешено, - сказал Хаким, вставая. - Но, по правде говоря, мне некого пригласить на эту должность.
- Знаешь, у меня тут есть один парень на примете...
Хаким улыбнулся.
- Честно говоря, мне кажется, что на эту роль ты не очень-то подходишь, Джабал...
- А я не о себе говорю.., так что можешь мне не рассказывать, как отнесся бы к этому принц. Нет, я имел в виду Зэлбара.
- Зэлбара? Кто это?
- Один из церберов, он приехал в Санктуарий вместе с принцем, объяснил Джабал. - У нас были., кое-какие дела в прошлом. И я полностью ему доверяю. Я не побоюсь подставить ему свою спину.., если, конечно, буду уверен, что это не расходится с его понятием о чувстве долга. Его, как и меня, ничего не держит в Санктуарий, так что Зэлбар, наверное, с удовольствием ухватится за это предложение.
Хаким слушал его вполуха.
Пока Джабал говорил, сказитель обвел взглядом общий зал "Распутного Единорога", стараясь запечатлеть в памяти малейшие подробности. Хакиму внезапно открылось, что, наверное, никогда больше он не увидит этого места - места, в котором за последние несколько лет начиналось и (или) заканчивалось столько разных историй... Если даже он когда-нибудь, через много лет вернется в Санктуарий, эта таверна, как и весь город, уже будет другой. Кто-кто, а он прекрасно знал, что всякое начало - это еще и конец чего-то и на дороге жизни не бывает поворотов назад.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26