А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Дейрн озабоченно посмотрел ей в глаза.
- Я испугался, - сказал он - нелегкое признание для такого человека, как Дейрн.
Рашан поднялся и тоже принялся расхаживать по залу.
- Может, это просто шок? Тебе следовало бы сообщить ей об этом помягче.
Дафна хмыкнула и презрительно глянула на жреца.
- Это Ченае-то?
Дейрн нахмурился и энергично покачал головой.
- Она избила беднягу Дендура, вместо того чтобы просто назвать ему свое имя, - напомнил он.
Дафна вскинула брови в притворном удивлении.
- Беднягу? - переспросила она. - Да в нем почти семь футов росту! Он крепче городских ворот!
- От вас никакой пользы, принцесса! - резко заметил Дейрн.
Он пользовался титулом Дафны, когда хотел ее зацепить. Например, на тренировках, чтобы заставить ее работать усерднее.
Но на сей раз Дафна не обратила на это внимания.
- А чем я могу быть полезна? - возразила она, помахивая кинжалом перед носом наставника. - Ченая в дурном настроении - и, по-моему, ее вполне можно понять. Оставь ее в покое.
Она скоро сама придет в себя.
Рашан сунул руки в широкие рукава одеяния и уставился в пол.
- Может, это заклятие? - спросил он себя вслух. - Или какое-то проклятие? Мы не знаем, где она провела последние семь месяцев и что могло с ней случиться за это время.
- Насколько я знаю Ченаю, скорее всего она наверняка не раз влипала в неприятности, - заметила Дафна.
- Слушай, у тебя что, своего дома нет? - сердито спросил Дейрн.
Она улыбнулась ему - той улыбкой, которой улыбаются надоедливому соседскому сынишке, прежде чем выкинуть его за забор. Дейрн отлично знал, что теперь Дафне принадлежит соседняя усадьба. Она входила в условия ее развода с Кадакитисом - усадьба, и половина его сокровищ.
- Там ведь полно твоих гладиаторов - не так ли, наставник? - сказала Дафна, надув губки. - В самом деле, не мог же ты заставить порядочных людей все время жить в тех щелястых бараках, которые ты заставил их построить? Они ведь гладиаторы, а не плотники! И устроили бы бунт после первого же весеннего дождика.
Дафна кокетливо склонила головку набок и подмигнула Дейрну.
- Я, может быть, тебе жизнь спасла!
- Это действительно может быть проклятие, - пробормотал Рашан.
Дверь на колоннаду отворилась, и через порог переступил высокий белокурый мужчина в ярко-красном кильте, подпоясанный широким кожаным гладиаторским поясом. Он окликнул Дейрна, поклонился, приветствуя Рашана и Дафну, и поманил Дейрна к себе.
Дейрн подошел.
- В чем дело, Лейн? - тихо спросил он.
- Прибыл Молин Факельщик, - вполголоса ответил Лейн, опасливо оглянувшись. - Он узнал, что Ченая вернулась. Ты знаешь, что ему нужно.
Дейрн кивнул и нахмурился. В один прекрасный день он выпустит кишки этому старому интригану! И плевать, что Молин приходится дядей Ченае. Порядочным людям не следует терпеть таких вонючих хорьков - а в Санктуарии их более чем достаточно. Да, он знал, что нужно Факельщику.
- Ты оставил его во дворе? - спросил Дейрн.
Лейн поджал губы и кивнул.
- Я с ним разберусь, - сказал Дейрн. Он подтолкнул Лейна к выходу, и сам вышел следом, задержавшись лишь затем, чтобы затворить дверь. Дафне и Рашану он все объяснит потом.
- Лорд Молин начинает меня раздражать, - сказал он, шагая рядом с Лейном.
- Ага, надоел, как чирей на заднице! - согласился Лейн.
Дейрн вышел во двор, задержавшись лишь затем, чтобы взглянуть на серо-стальное небо. В такой серый день только и жди что каких-нибудь дурных вестей. А в последнее время все дни были серыми...
Молин явился в сопровождении трех гарнизонных стражников. Двое стояли за спиной у Молина, третий остался у ворот с лошадьми. Дисмас, Гестус, Уиджен и Дендур стояли в другом конце двора и недружелюбно смотрели на пришельцев. Лейн подошел к товарищам и тоже угрюмо уставился на непрошеных гостей.
Дейрн направился прямо к Молину Факельщику, не обращая внимания на нервничающих стражников.
- В недобрый час ты явился, Молин, - сурово сказал наставник.
Молин Факельщик не обратил внимания на то, что его назвали по имени, не упомянув титула.
- Я приехал поговорить со своей племянницей насчет усадьбы Лована, ответил он ровным тоном, стараясь не обращать внимания на преднамеренное оскорбление Дейрна.
Дейрн вызывающе посмотрел Молину в глаза, потом перевел взгляд на его солнечное сплетение, намечая место для удара. Да, именно туда он и ударит. Тихий хлюпающий звук стали, входящей в тело. Молин вскрикнет, глаза у него закатятся... Придет день...
- Она отдыхает, - наконец ответил Дейрн. Он надеялся, что Ченая действительно отдыхает. Когда он попытался уложить ее спать, Ченая едва не ударилась в истерику. Не спит, не говорит...
Да что же с ней такое?
Молин Факельщик упрямо посмотрел на Дейрна и задрал нос чуть повыше.
- Я приезжаю уже в третий раз, - напомнил он. - Надо же наконец уладить дела!
Дейрн едва сдержал себя, чтобы не потянуться к мечу прямо сейчас, но вместо этого только стиснул кулаки.
- Крючкотвор надутый! - прошипел он, стараясь овладеть собой. - Не прошло и дня после смерти Лована Вигельса, когда ты заявился требовать его усадьбу!
Позади негромко хохотнули.
- Дафна вышвырнула его так, что он проехался на заднице! - припомнил Уиджен, лениво накручивая на палец темную косицу, падавшую ему на плечо.
Дейрн не обратил внимания на это вмешательство.
- А теперь, когда не прошло и дня со времени приезда Ченаи, ты снова явился со своими претензиями! В чем дело, Молин?
Что, Китти-Кэт больше не желает видеть тебя во дворце?
Оскорбления не миновали ушей Молина Факельщика. От небрежного замечания Уиджена его щеки налились краской, а теперь, когда Дейрн уже во второй раз обратился к нему по имени, да еще таким насмешливым тоном, глаза Факельщика вспыхнули гневом.
- Это не претензии, - сухо заявил он. - Это факт. Край Земли принадлежит мне. Согласно ранканским законам, дочери не наследуют состояния отцов. Лован был моим братом...
- Сводным, - уточнила Дафна, появившаяся из дома, и присоединилась к гладиаторам, стоявшим за спиной Дейрна. Она улыбнулась Молину и послала ему воздушный поцелуй, не переставая постукивать кинжалом по ладони.
Молин снизошел до того, чтобы обратить на нее внимание.
- Принцесса... - он кивнул. - Но, как бы то ни было, я - ближайший родственник Лована по мужской линии. Это бесспорный факт. Закон есть закон.
Дафна, Дисмас, Гестус, Лейн, Уиджен и Дендур подошли поближе и встали полукругом по обе руки от Дейрна. Теперь уже все они постукивали по ладони кинжалами, нехорошо ухмылялись, кивали и подмигивали стражникам. Те принялись нервно оглядываться в сторону распахнутых ворот.
- Когда леди Ченая будет готова обсудить это дело, - сказал Дейрн, подчеркнуто назвав ее полным титулом, - она, несомненно, пошлет за вами.
Он выразительно поглядел на своих товарищей, потом снова перевел взгляд на Молина.
- А до тех пор фактическое владение поместьем составляет девять десятых закона.
- А хорошее оружие - еще одну десятую, - добавила Дафна, улыбаясь своей любимой улыбочкой взрослого, выкидывающего за забор соседского мальчишку.
Молин Факельщик был человек разумный.
- Очень хорошо, - сказал он наконец. - Передавайте привет моей племяннице и скажите, что через три дня я заеду снова.
Надеюсь, тогда она будет чувствовать себя лучше. А до тех пор, добавил он, улыбаясь точно так же, как Дафна, - постарайтесь ничего не сломать и не поцарапать.
Он развернулся и сделал своему эскорту знак следовать за ним.
Гладиаторы окружили Дейрна.
- Мы с ним еще намучаемся! - сказал Лейн, глядя, как четверка отъезжающих вскакивает в седла за воротами.
- Может, поговорить с Кадакитисом? - предложила Дафна.
Дейрн поджал губы.
- Нет, - сказал он наконец. - С точки зрения закона Молин прав. Выпроваживать его до бесконечности мы не можем. Рано или поздно Ченае придется с ним разбираться. Где она?
- Пошла в храм Владычицы зари встретить восход, - ответил Гестус на своем ломаном ранканском. Он посмотрел на небо и пожал плечами. - Только сей день встретить нечего.
Уиджен располагал более свежими сведениями:
- Я недавно видел ее в соколятнике. Она кормила Рейка. Вид у нее был ужасный. Такое впечатление, будто она не спала и не ела несколько дней подряд.
- Надо с ней поговорить, - сказал Дейрн. - Закройте кто-нибудь ворота - Он тяжело вздохнул и огляделся. - И вообще что вы тут все делаете? Кто сегодня ведет утреннюю тренировку?
У нас тут школа или что?
Он оставил гладиаторов и отправился искать Ченаю. Надо будет зайти в соколятник - может, она все еще там со своим ручным соколом, - но сперва посетить ее комнату, это по дороге.
Войдя в холл, Дейрн уже начал подниматься по лестнице, когда вспомнил про Рашана. Дейрн глянул в сторону колоннады и увидел свою госпожу, входящую в дверь. Он повернулся и бросился за ней.
Войдя, он застал странную сцену. Ченая стрельнула глазами в его сторону и поспешно спрятала в ладони что-то, что показывала Рашану. Лицо у жреца было белым, точно свадебное одеяние девственницы. Он боязливо взглянул на Дейрна, словно тот застал его за преступлением.
Очевидно, Дейрн помешал. Ченая отошла на несколько шагов от жреца, сунула что-то в мешочек, висящий у нее на шее, и постаралась сделать вид, что ничего не происходит. Рашан облизал губы. Глаза у него так и бегали. Он был похож на мышку, внезапно столкнувшуюся с огромным котом.
Дейрн был не в том настроении, чтобы играть в загадки.
- В чем дело, Ченая? - твердо спросил он. - Что там у тебя?
Ченая упрямо взглянула на него исподлобья и спрятала кошелек под тунику. Рашан нервно ломал пальцы.
- У меня дела, - внезапно сказал он и двинулся к двери.
Дейрн поймал жреца, когда тот пытался проскользнуть мимо.
- Нет у тебя никаких дел!
Он мягко, но твердо подтолкнул Рашана обратно и снова обернулся к Ченае.
- Чейни, ты никогда ничего от меня не скрывала, еще с детства! Не стоит начинать это сейчас.
Ченая закусила губу. На лице девушки отражалась какая-то внутренняя борьба. Она стиснула в кулаке мешочек, висящий под туникой, но потом заколебалась и ничего не сказала.
- Да позволь же мне помочь, пропади оно все пропадом! - внезапно рявкнул Дейрн. Его терпение иссякло. Ему хотелось сорвать кошелек с шеи Ченаи, или схватить девушку за плечи и потрясти, или.., помоги ему боги, просто прижать ее к себе и держать так, пока она не решится и не расскажет ему все как есть. Но последнего не будет никогда. Дейрн знал это.
Ченая недоверчиво посмотрела на него. Глаза у нее опухли, вокруг глаз - темные круги, щеки ввалились... Дейрн осознал, что она даже не сняла доспеха, в котором приехала вчера.
Он встретился с ней глазами. На этот раз его взгляд был умоляющим.
Этого оказалось довольно. Ченая медленно раскрыла кошелек, вытряхнула на ладонь огромный бриллиант и показала его Дейрну. Бриллиант, точно губка, впитал слабый свет, по стенам побежали фантастические блики. Дейрн затаил дыхание.
- Он называется Пламя Ока Господня, - озабоченно произнес Рашан, подойдя к ним, и поднес руку к камню, точно грел ее над огнем. Маленькие яркие вспышки света заиграли на его ладони. - Есть еще один камень - точно такой же, как этот, - продолжал он шепотом. - Близнец. Иногда их называют еще Очами Саванкалы, поскольку они были вставлены в священный солнечный диск в Великом Храме в Рэнке.
Конечно, Дейрн слышал об этих камнях. Он изумленно уставился на Ченаю.
- Ты его украла?!
Девушка медленно кивнула.
- Только один? Или оба?
Ченая постучала пальцем по камню - только один.
- И это как-то связано с тем, что ты не можешь или не хочешь говорить? - спросил Дейрн.
Она снова кивнула.
Дейрн принялся расхаживать взад-вперед. Что-то не сидится ему в последнее время. Он знал про эти камни, но никогда их не видел. До недавних пор он был не слишком-то ревностным почитателем богов и никогда не бывал в Великом Храме в Рэнке.
Ченая сунула бриллиант обратно в кошель, а Дейрн обернулся к Рашану. В нем внезапно вспыхнуло подозрение.
- Что ты о нем знаешь? - спросил Дейрн. - Ты же ведь у нас самый что ни на есть верховный жрец Саванкалы! Она из-за этого оставила Санктуарий? Ты отправил ее украсть камень?
Рашан заломил руки и посмотрел на Дейрна с видом оскорбленного достоинства.
- Да ты что! - воскликнул он. - Разве бы я посмел! Она мне и слова не сказала, уезжая из города!
Дейрн схватил жреца за рукав.
- Тогда почему же она показывала его тебе?
Ченая сердито сбросила руку Дейрна с рукава Рашана и встала между ними. Потом лицо ее смягчилось. Она отвела жреца к мраморной скамье и махнула рукой, приглашая его сесть.
Рашан положил руки на колени, чтобы они не дрожали.
- В каждом камне таится частица силы Саванкалы, - поспешно принялся объяснять жрец. - Это дар самого бога народу ранкан. Мы получили их много поколений назад, когда империя была еще юной, в знак Его божественного расположения.
- Они волшебные? - буркнул Дейрн и обернулся к Ченае. - Выходит, ты проклята?
Ченая яростно замотала головой.
В комнату ввалилась Дафна.
- Может, это пригодится?
Она принесла плоскую коричневую коробочку. Под крышкой коробочки был ровный, разглаженный слой воска и тонкое костяное стило. Дафна с дружеской улыбкой протянула коробочку Ченае. Женщины обнялись.
- Если она не может говорить, - весело добавила Дафна, - это еще не значит, что она не сможет ответить на твои вопросы.
Лично мне она такой нравится даже больше.
Ченая, не обращая внимания на Дафну, взяла восковую табличку и принялась рисовать на воске. Через несколько мгновений она протянула табличку Рашану. Это была не надпись, а изображение солнечного диска.
Дафна вскинула бровь.
- Да, это тебе не Лало!
Жрец, прищурившись, всмотрелся в рисунок.
- Священный солнечный диск из Рэнке.
Ченая покачала головой и нарисовала под диском герб Санктуария. Потом сняла с шеи кошелек и, не доставая бриллианта, бросила его в центр рисунка.
Рашан побелел еще сильнее.
- Вставить его в наш солнечный диск? - воскликнул жрец. - Но ведь он же краденый! Бог покарает меня смертью и разрушит храм!
Ченая покачала головой и приписала на табличке: "С Его дозволения".
Лицо жреца медленно переменилось. Глаза его наполнились странным светом. Он встал.
- Так, значит, ты приняла Его! Ты снова беседовала с Ним!
Он крепко взял Ченаю за плечи.
- Воистину ты - Дочь Солнца!
Ченая поморщилась и отбросила руки жреца. "Все тот же старый спор между Чейни и Рашаном!" - подумал Дейрн. Ни для кого не было секретом, что Ясноликий Отец благоволил к Ченае, но жрец уже давно проникся странной, фанатичной идеей, будто Ченая - на самом деле настоящая дочь бога Солнца. Рашан пытался убедить в этом Дейрна, и ему это почти удалось с помощью странной картины, висящей в покоях Ченаи.
Ченая разгладила воск ладонью, стирая странные рисунки, и принялась чертить вновь. Она поспешно, но отчетливо нарисовала два диска поменьше. Под одним поставила герб Санктуария, под другим - герб Рэнке. И написала: "Воля Саванкалы".
Рашан опять переменился в лице. Озабоченность и тревога сменились радостной решимостью.
- Один - в Рэнке, другой - в Санктуарии! - воскликнул он. - Это надо сделать немедленно!
Он обернулся к Дейрну, оживленно жестикулируя.
- Так вот почему в последнее время небо все время в тучах!
Саванкале пришлось рискнуть слишком многим, чтобы отправить нам этот дар! Камень путешествовал без должного сопровождения. И пока он не будет вправлен на место в Его храме, Он останется полуслепым Рашан коснулся руки Дафны, словно они были близкими друзьями, хотя принцесса это яростно отрицала - Я давно подозревал это! Боги один за другим отворачиваются от Рэнке!
- Но почему она не может говорить? - настойчиво спросил Дейрн. - При чем тут камень?
Ченая закусила губу. Стило зависло над восковой табличкой.
Она обвела присутствующих умоляющим взглядом.
Наконец Дафна склонила голову набок и пожала плечами.
- У женщин свои секреты Она подошла к Ченае и взяла девушку за руку.
- Позволь мне хотя бы вымыть тебя и покормить, пока Рашан не закончит свои приготовления, - сказала она своим обычным саркастическим тоном. Знаю я этих жрецов и их обычаи. Такое важное дело займет не меньше недели.
Ченая, похоже, испугалась всерьез. Она поспешно написала на табличке: "Завтра!" И дважды подчеркнула.
***
Умяв тарелку холодной жареной свинины, пару реп и несколько ломтей хлеба с сыром, Ченая заметно повеселела. Кружка молока, слегка подкрашенного янтарной вуксибу, чрезвычайно дорогим напитком, помогла еще больше. Ченая даже не помнила, когда в последний раз ела. Вроде бы где-то в Рэнке, перед тем как украсть камень. Едва камень оказался у нее, как она помчалась прямиком в Санктуарии. По дороге загнала одну лошадь.
Она избегала городов. Задержалась только в одном уединенном поместье ровно настолько, чтобы купить лошадь. Есть было некогда - она едва успела напиться.
По приказу Дафны служанка принесла еду ей в комнаты. Ее появление удивило Ченаю. В "Крае Земли" не было женщин, кроме тети Розанды, Дафны и самой Ченаи. Дафна, похоже, решила завести здесь свои порядки. В поместье жило больше сотни мужчин. Должен же был кто-то стирать, готовить и ходить на рынок!
Дафна поспешно сообщила, что в отсутствие Ченаи судьба столкнула ее с бедными женщинами, которые вынуждены были за гроши торговать своим телом в Обещании Рая, чтобы кормить своих детей и обеспечивать их хоть какой-то крышей над головой. И Дафна на свои деньги - денег благодаря соглашению с принцем у нее хватало - наняла нескольких из них, дав приличную работу домашней прислуги.
Ченая не собиралась спорить. Еще две женщины только что вымыли ее, вытерли мягкими полотенцами и расчесали ее спутанные волосы. Одевшись в белый хитон, подпоясавшись широким кожаным поясом и обув плетеные сандалии, Ченая впервые за много дней почувствовала себя хорошо. Она привесила к поясу короткий меч и снова надела на шею кошелек, где хранился бриллиант.
Поев и переодевшись, Ченая собралась выйти из своих покоев.
У двери ее внимание привлек портрет, написанный Лало-Живописцем. Ченая остановилась, ощутив магический жар, исходящий от картины, созерцая идеализированное изображение своего лица, окруженного ореолом сияющих волос, преображающихся в пламя. Именно этот портрет и то, что он предвещал, и заставил ее, обезумев, бежать из Санктуария. Он да еще очень неприятное завершение ее отношений с Зипом и НФОС.
Беда была в том, что на этом их отношения не окончились.
Охотясь за членами НФОС, она влюбилась в Зипа и, вместо того чтобы вовремя его прикончить, сберегла его для тюрьмы и передала Уэлгрину. Однако пути политиков Санктуария неисповедимы. После ее отъезда Зипа выпустили и сделали одним из начальников стражи, наравне с Уэлгрином и Критиасом. Несомненно, за это ей следует благодарить дядюшку Молина. Да и Кадакитис, ее некогда обожаемый кузен, явно приложил к этому руку.
Все они сыграли свою роль в убийстве Лована Вигельса. Ро-Картис был не единственным, кто перерезал горло ее отцу. Зип, Уэлгрин, дядя Молин, Кадакитис... Все они виновны.
Ченая осторожно провела кончиками пальцев по портрету.
Краска и холст были на ощупь теплыми, почти горячими. В ту ночь, когда Лало, по настоянию Ченаи, написал этот портрет, ей сделалось страшно. Его волшебное искусство открыло истину, в которой Ченая не хотела себе признаваться. Душой и телом она связана с богом Солнца. И сбежала, точно напуганный ребенок.
За семь месяцев многое переменилось. Ченая стиснула камень, что звался Пламенем Ока Господня, не доставая его из кошелька. И впереди тоже немало перемен. И для нее, и для всего Санктуария. Но прежде надо еще пережить эту ночь. Ченае было страшно. Она чувствовала, что слабеет. Больше всего ей хотелось спать.
Но надо было проверить, как там Рашан и его подготовительные работы в храме. Когда бриллиант окажется на месте, в священном диске, она сможет отдохнуть, сможет должным образом оплакать отца и тетю Розанду, обдумать свою новую жизнь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26