А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

На Губернаторской Аллее тоже все было тихо. Стук копыт по новому булыжнику отдавался зловещим гулким эхом. Даже в темноте было заметно, что над внутренней стеной, окружавшей дворец, тоже немало потрудились. Всадница поехала дальше вдоль стены.
Там, где улица Западных Ворот пересекалась с Губернаторской Аллеей, ей вдруг преградил путь патруль городской стражи, шесть человек в форме. Старший из них, видимо, капитан, чьи седеющие кудри выбивались из-под шлема, поднял фонарь и осветил всадницу.
Свет фонаря озарил рукав кольчуги и руку, сжимающую поводья. И рукоять меча с гардой в форме птичьих крыльев. Всадница шевельнулась в седле, и полы плаща слегка разошлись.
- Ба, да это же сама Дочь Солнца, собственной персоной! - Старый капитан зло расхохотался. - Что, снова явилась мутить воду?
Другой стражник, помоложе, встал рядом с капитаном.
- А знаешь ли ты, - спросил он с мерзкой улыбочкой, - что мой родич в прошлом году погиб в засаде, которую устроили НФОС по ее наущению? Честно говоря, я был рад, когда прошел слух, будто ее кто-то пришил!
Старший нахмурился и ткнул своего подчиненного локтем под ребра.
- Попридержи язык, Барик! - Он криво усмехнулся, показав провал на месте нескольких зубов. - Ты что, не видишь - она вернулась домой из дальних краев!
Молодой стражник, потирая бок, глянул на капитана без тени послушания.
- Ну да, вижу, - угрюмо кивнул он.
- Ну так пожелайте ей доброй ночи, ребятки, и пусть себе едет! Капитан махнул своим молодцам, чтобы те освободили дорогу, и отвесил всаднице глубокий поклон с самым издевательским видом. - С возвращением, госпожа Ченая! - торжественно произнес он. - Наше почтение вашему бла-ародному ранканскому семейству!
Ченая устала и потому не обратила внимания на стражников и их бессмысленные подначки. Но, добравшись до Прецессионной улицы, она остановилась снова. Над самой знаменитой улицей Санктуария свистел ветер. Он нес слабый запах морской соли, и Ченае показалось, что в тишине слышится шум прибоя и поскрипывание старых пристаней в конце улицы.
О боги, как же хорошо вернуться домой! Наконец она сможет отдохнуть! Ченае хотелось рухнуть в постель и проспать несколько дней кряду. А проснувшись, увидеть веселые лица тех, кого она любит. Слишком многого навидалась она, пока жила вдали от Санктуария, слишком многому научилась и, пожалуй, слишком много себе позволяла. И теперь Ченае хотелось лишь одного - закрыть глаза и забыть обо всем этом.
Она проехала дальше по Губернаторской Аллее, мимо парка, что звался Обещание Рая, и наконец очутилась на Дороге Храмов.
По пути она никого не встретила. Похоже, в ее отсутствие в Санктуарии стало куда тише. Ну, а от парка было рукой подать до Храма ранканских богов.
Ченая спешилась и зацепила повод за луку седла. Ласково похлопала коня по холке и наконец обернулась к ступеням храма.
Ее конь был отлично вышколенным боевым жеребцом, выращенным в лучших конюшнях ранканской столицы. Ченая знала, что он никуда не уйдет. Ну, а глупца, которому вздумается украсть эту лошадь, можно только пожалеть. Конские укусы очень плохо заживают и почти не лечатся.
Ченая взошла по двенадцати мраморным ступеням и миновала колонны, стоящие перед входом в храм. У дверей горели два масляных светильника, ибо вход в храм был открыт в любой час.
Внутри храма высились каменные изваяния Вашанки, погибшего ранканского бога войны, и Сабеллии, богини Луны. Из крошечных дырочек в полу у ног божеств воспаряли струйки ароматного дыма. Дым причудливо клубился и уходил в круглые отверстия в крыше.
Между двух статуй стоял большой алтарь Саванкалы, на вершине которого сиял золотой солнечный диск, а вокруг алтаря стояли масляные светильники, начищенные до блеска. Пламя шипело и колебалось. На алтаре не было ни статуи, ни изображения Саванкалы - ничего, кроме символического солнечного диска.
Ибо кто мог смотреть в лицо солнцу?
Ченая устало преклонила колени перед алтарем бога Солнца, отдала поклон, как должно, и выудила из-под одежд тяжелый кожаный кошель, что висел на шнурке у нее на шее. Ченая распустила завязки и вытряхнула себе на ладонь бриллиант величиной с голубиное яйцо. Камень нагрелся от тепла ее тела, и, когда Ченая раскрыла ладонь, лучи светильников отразились в его совершенных гранях, по стенам разбежались радужные блики.
Каменные плиты пола внезапно завибрировали, и сам воздух, казалось, затрепетал от невыразимого напряжения. Солнечный диск, висящий над алтарем, налился белым светом, и вот уже тьма бежала из Его храма, тени растаяли.
Ченая, вся дрожа, свернулась в комок, прикрывая собой бриллиант. Нестерпимый свет резал глаза, несмотря на то что Ченая накинула на голову капюшон и зажмурилась так, что из-под век выступили слезы. И все же не произнесла имени своего бога.
Свет мало-помалу угас. Ченая убрала камень обратно в кошель и снова спрятала его под одеждой. Потом встала и посмотрела на солнечный диск. Он уже не полыхал сиянием Ясноликого Отца, и камни стен перестали светиться. Однако в душе Ченая чувствовала, что теперь Он сделался к ней ближе.
Она взяла одну из масляных плошек и, стараясь не утопить фитилек, поставила ее на середину алтаря. Потом достала из сапога маленький кинжал. В лучах светильника блеснуло серебряное лезвие. Ченая отрезала прядь своих белокурых волос и поднесла ее к пламени. Волосы вспыхнули. Запахло паленым. Ченая положила кинжал на алтарь рядом со светильником, в качестве еще одного приношения. Постояла еще несколько мгновений, потом повернулась и вышла из храма.
Конь захрапел, увидев ее. Ченая подобрала повод и вскочила в седло, собираясь ехать домой, в Край Земли. Однако не успела она отъехать, как ее внимание привлек металлический блеск на земле, возле угла храма. Ченая оглянулась через плечо. На небе - ни луны, ни звезд... Откуда же такой блеск? Ченая осторожно спешилась.
То был ее кинжал. Он был вертикально воткнут в землю.
Ченая разинула рот от изумления и склонилась ближе. Да, точно, он. Она выпрямилась и с подозрением оглядела улицу. Нет, никто, будь он даже лучшим вором в Санктуарии, не смог бы проникнуть в храм, схватить кинжал с алтаря и вынести его так, чтобы она даже не заметила. И даже если бы и был на свете такой вор, разве обронил бы он кинжал по дороге?
Ченая нахмурилась. Ей вспомнился блеск, который привлек ее внимание. Теперь блеск исчез. Проклятый кинжал был еле заметен в тени от стены храма.
Ченая слишком устала, чтобы разгадывать подобные загадки.
Время позднее, до дома рукой подать... Если Саванкале не угодно ее приношение, не оставлять же кинжал в грязи! Клинок добрый... Ченая наклонилась и взялась за рукоятку.
Голова внезапно пошла кругом, земля под ногами разверзлась, и Ченая полетела в какую-то черную дыру. Она готова была закричать - но закусила губу, стиснула зубы и сдержалась.
Она летела в непонятную тьму, все дальше и дальше, пока наконец далеко внизу - а может, впереди, она утратила чувство направления, - возникло зеленоватое свечение и расплывчатая фигура, закутанная в плащ. Фигура летела ей навстречу, приближаясь с невероятной скоростью. Внезапно капюшон плаща откинулся, и Ченая увидела жуткое, мертвенно-бледное безглазое лицо.
Ченая вскинула руки. Крик готов был сорваться с ее уст. Она знала, что нужно молчать, но больше не могла сдерживаться.
Она уже открыла рот, когда вдруг снова очутилась возле храма.
Мир опять сделался прежним, знакомым. Ченая привалилась к стене храма, хватая воздух ртом и борясь с накатившей паникой.
Никакой черной дыры, никакого трупа, никакого зеленоватого свечения... Один кинжал по-прежнему валялся ее у ног.
Ченая уставилась на клинок. Что бы это ни было, началось все. явно с кинжала. Стоило ей взяться за рукоятку, как мир сошел с ума.
Ченая пнула кинжал, и он, кувыркаясь, вылетел на середину улицы. Ничего не случилось. Она зажала рот руками, вся дрожа.
Может, это была иллюзия, сон наяву... Да нет, скорее уж кошмар.
Она так устала! Ей надо было взять себя в руки.
Ченая подобрала кинжал, сунула в ножны в сапоге и прыгнула в седло. До "Края Земли" уже было недалеко. Скоро она будет там и сможет отдохнуть. Нет, не заснуть. Это потом. Но, по крайней мере, она будет дома. Как хорошо будет увидеть наконец отца и Дейрна...
Но, свернув в переулок, который вел с Дороги Храмов к усадьбе ее отца, Ченая обнаружила, что он заканчивается тупиком.
Она растерянно уставилась на каменную кладку городской стены.
Проклятье! Край Земли, как и прочие усадьбы, оказался за стеной! То-то, должно быть, дядюшка Молин порадовался! Да ведь, наверное, он сам это и придумал!
Ченая, нахмурившись, развернула коня, вернулась на Дорогу Храмов и выехала на улицу, называвшуюся Тихая Пристань, а оттуда - на Набережную, идущую вдоль пристаней. Рокот волн, гудение снастей и поскрипывание рассыхающихся досок сливались в волшебную музыку, и ветер нес над землей крепкий запах моря.
Увы, и запах рыбы тоже. Ченая отвела взгляд от прекрасной глади моря и сосредоточилась на дороге. Она пустила коня в галоп и вскоре очутилась у Золотых ворот. Ворота назывались Золотыми потому, что в давние времена, когда купеческие караваны еще забирались так далеко на юг, через них лежала дорога в богатые земли илсигов.
У Золотых ворот стояли на посту двое стражников. Услышав стук копыт, они вышли на середину дороги, преграждая путь.
Ченая перешла на шаг, потом остановила коня. Один из солдат ее признал сразу.
- Госпожа! - воскликнул он с неподдельной учтивостью, склонив голову, потом посмотрел ей в лицо. - Мы действительно рады вас видеть, хотя обстоятельства могли бы быть и более благоприятными.
Другой солдат тоже склонил голову.
- Многие из нас чтили вашего отца, - мягко добавил он. - А его деяния на нынешнем Мужском Фестивале...
Глаза Ченаи расширились. "Чтили"? Почему в прошедшем времени? Забыв о стражниках, она пришпорила коня, исполненная ужасного предчувствия. Ворота мгновенно остались позади.
На север вдоль стены дороги не было, и Ченая понеслась сломя голову напрямик, подстегивая коня и не думая об опасностях - какой-нибудь канаве или скользкой кочке. Она пригнулась к шее коня, и грива хлестала ее по лицу. Ченая тщетно боролась со страхом, который вселили в нее мимоходом брошенные слова стражника.
Она миновала самую южную из усадеб Санктуария. Усадьба считалась заброшенной, но свет, горящий в окнах верхнего этажа, виднеющегося над стеной, говорил об обратном. Однако Ченае некогда было размышлять над этим. Она погоняла коня концом повода, мчась все быстрее и быстрее.
У парадных ворот в Край Земли она спрыгнула на землю, подбежала к воротам и, схватив огромный железный молоток, трижды ударила по металлической пластине, потом еще трижды.
Наконец окошечко в створке ворот отворилось, и оттуда выглянуло незнакомое лицо.
- Чего надо? - Темные глаза смотрели на Ченаю с подозрением. - Поздно уже!
Ченая застыла, не веря своим ушам. Потом грозно уставилась на привратника. Надо же было так случиться, чтобы сегодня на воротах стоял один из рекрутов Дейрна! Этот дурень не знает, кто она такая! Ченая снова схватила молоток и изо всех сил ударила по пластине. Раздался оглушительный звон.
Ворота внезапно распахнулись, и из них с проклятиями вывалился здоровенный мужик. Несмотря на свой рост, он был проворен, как кошка. Мужчина схватил Ченаю за руку и вырвал у нее молоток.
- Люди же спят! - буркнул он. - Довольно...
Ченая перехватила его запястье и вывернула руку. Великан не упал - он был куда выше и тяжелее ее, - но сама попытка ошарашила его настолько, что Ченая успела скользнуть ему за спину, ударила его каблуком под колено и ткнула локтем в голову, позади уха. Великан рухнул точно подкошенный, но Ченая даже не обернулась. Она оставила его валяться в грязи, распахнула пошире ворота и ринулась во двор.
Из дома выскочили двое полуобнаженных мужчин с мечами в руках.
Ченая остановилась и отчаянно замахала руками. Дисмас и Гестус старые знакомцы. Уж они-то ее узнают.
И они ее узнали, удивленно на нее уставившись.
- Госпожа! - воскликнул Дисмас. - Вы вернулись!
Он обернулся к товарищу.
- Гестус, ступай разбуди Дейрна. Скажи, что она вернулась.
Буди всех!
Гестус пробормотал скомканное приветствие на ломаном ранканском и побежал в дом. Ченая скинула плащ. Дисмас протянул руку, чтобы обменяться рукопожатием, как принято у гладиаторов, но Ченая только бросила ему на руку плащ и ринулась следом за Гестусом.
- Госпожа! - удивленно воскликнул Дисмас и побежал за ней следом.
Когда Ченая влетела в холл, Дейрн был на середине большой лестницы. Одетый лишь в короткий кильт, он остановился и уставился на Ченаю. Потом бросился вниз и вновь застыл на месте.
Они посмотрели друг другу в глаза. Дейрн на миг отвел взгляд, потом снова посмотрел на Ченаю. Его глаза сказали ей очень много - уже не в первый раз. Она давно знала о чувстве, которое испытывал к ней Дейрн. Но никогда прежде его радость не сменялась так быстро болью и мукой.
Дейрн сжал ее руку.
- Чейни... - тихо сказал он, называя ее тем прозвищем, которое дал ей несколько лет назад. - Я не знаю, как сказать тебе...
Лован Вигельс убит. И твоя тетя Розанда тоже.
Ошеломленная Ченая вперила в него взгляд, не говоря ни слова.
К ним подошли Дисмас и Гестус. Они встали в круг, положив руки на плечи друг другу. Великан-привратник, которого Ченая сбила с ног, ворвался в холл, размахивая обнаженным мечом. Однако сразу сообразил, что к чему, и смущенно опустил клинок.
- Прошу прощения, госпожа, - угрюмо произнес он. - Я не знал, кто вы, а вы ничего не сказали.
Дейрн хотел было ответить, но Ченая стиснула руку, заставив его молчать. Она изо всех сил цеплялась за Дейрна. "Держись! - говорила она себе, глядя ему в глаза. - Вот твой якорь!" Она чувствовала на своих плечах руки Дисмаса и Гестуса. "И они тоже!"
- Все в порядке, Дендур, - сказал Дейрн через плечо. - Скажи кому-нибудь, чтобы позаботились о ее лошади, а потом возвращайся на пост.
Тихий стук двери, которую уходя затворил за собой Дендур, словно поставил точку. Ченая выпустила руку Дейрна и высвободилась из объятий Дисмаса и Гестуса. Медленно поднялась по лестнице и вошла в комнату отца. Дверь была закрыта, но Ченая отворила ее одним толчком. Все было так, как она помнила. Ни одну вещь не сдвинули с места. Она подошла к тяжелому креслу Лована, стоящему у камина. Огонь не горел - и без того было тепло. Ченая расстегнула перевязь с мечом и бросила ее на пол.
Потом опустилась в кресло - в точности как отец, тем же ленивым движением, вытянула ноги, как он, и принялась смотреть в камин.
Дейрн вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Ченая подняла глаза - и ощутила к нему нежность за ту тревогу, что отражалась у него на лице. Он опустился на колени рядом с ней и положил голову на резной подлокотник. Ченая провела большим пальцем по лбу Дейрна, разглаживая горькие морщины. Но тут ее собственная боль сделалась слишком сильной, она отвернулась и снова уставилась в холодный камин.
- Чейни... - тихо произнес Дейрн, подняв взгляд. - Чейни...
Он придвинулся ближе, стараясь заставить девушку посмотреть ему в глаза. Но она по-прежнему смотрела в камин.
- Ченая! - Дейрн подергал ее за руку, вскочил. Тревога на его лице сменилась настоящим страхом. - Пожалуйста, ответь мне!
Ченая стиснула бриллиант, спрятанный в кошельке под туникой, и повернулась так, чтобы не видеть лица Дейрна. Она подтянула ноги отцовское кресло было достаточно велико, чтобы уместиться в нем с ногами, и свернулась комочком, прислонившись к деревянному подлокотнику. По щекам покатились слезы - Ченая больше не могла сдерживать их. Она обняла себя за плечи и безудержно разрыдалась.
Только рыдала она беззвучно.
***
Дейрн шагал взад-вперед вдоль колоннады центрального зала усадьбы Край Земли. Посреди зала был устроен садик, и в окно в крыше лился серый, гнетущий полусвет утра Санктуария. Была весна, но дни стояли пасмурные. Рашан, верховный жрец Саванкалы и друг семьи, неподвижно сидел на одной из мраморных скамей.
Дафна, которая недавно развелась с принцем Кадакитисом и поселилась в "Крае Земли", лениво постукивала по ладони лезвием кинжала, наблюдая за Дейрном.
- Слухи о том, что она вернулась, разлетелись по всему городу, - зло усмехаясь, говорила Дафна. - Говорят также, что Зип счел свое нынешнее убежище ненадежным. Этот трус смылся из города сегодня перед рассветом.
Дафна подкинула кинжал и поймала его за острие.
- Вас это не разочаровало?
Дейрна это разочаровало. Он стиснул кулаки. Дейрн предпочел бы найти Зипа и прочих крыс из НФОСа и сделать с ними то же, что уже сделал с их дружком Ро-Картисом. Он очень старался.
Его гладиаторы перевернули вверх дном весь город, разыскивая этих недоносков, но после убийства Лована они все ушли в подполье.
Однако смерть Ро-Картиса была достойным уроком. Жители"
Санктуария никогда прежде не видели "бокаранского парома".
Немногие из обитателей этой адской дыры вообще знали о существовании этой западной страны. Однако зрелище их впечатлило.
Дейрн лично поджег корабль, отплывший из гавани с орущим Ро-Картисом, распятым на мачте. У ног Ро-Картиса лежали по-королевски убранные тела Лована Вигельса и леди Розанды.
У Дейрна до сих пор звучали в ушах вопли Ро-Картиса и стояли перед глазами клубы дыма и летящие искры. В Бокаре это называется "паромом". Две души переправились в небеса, третья - в ад, на вечную муку.
Конечно, такая смерть была чересчур легкой для убийцы Лована Вигельса, но своей цели она достигла. Немногие оставшиеся члены так называемого "Народного Фронта Освобождения Санктуария", по слухам, один за другим выбирались из города Зип, ушедший из НФОСа после того, как стал одним из трех начальников городской стражи, заполз в такую глубокую нору, что никто ни принц, ни Молин Факельщик, ни даже Уэлгрин - не знал, что с ним сталось.
А вот теперь Дафна заявила, что Зип смылся.
Дейрн винил себя. Нельзя было позволять старому Ловану убедить себя отправить так много людей на север, на ежегодный Мужской Фестиваль. О, выступали они прекрасно! Зрелище было великолепное. Двадцать пять смертельных схваток, и всего две из них проиграны. Лучшие гладиаторские школе! империи потерпели унизительное поражение от никому не известной школы из вонючего Санктуария. Заключавшие пари и принимавшие ставки сходили с ума. Рэнке еще долго будет помнить этот Фестиваль.
Но пока Дейрн с лучшими воинами из "Края Земли" был на севере, Ро-Картис с помощью железных кошек взобрался на деревянные ворота конюшни, незамеченным проник в дом и убил спящих Лована и Розанду. Одни боги ведают, что бы он еще натворил, если бы его не обнаружила Дафна. Она вопреки правилам вышла ночью, чтобы одной поработать на тренажерах. Наверное, злилась, что Дейрн отказался взять ее на игры.
Она возвращалась к себе, когда из комнаты Розанды появился Ро-Картис с окровавленным ножом в руке.
Дафна едва не убила этого ублюдка. Дейрн восхищался ее сдержанностью у нее хватило сил оставить Ро-Картиса в живых до его возвращения. Конечно, сдержанность не помешала Дафне перерезать Ро-Картису сухожилия под коленями и на локтях.
Должно быть, ей хватило на это четырех быстрых ударов мечом.
Но потом Дафна перевязала раны Ро-Картиса, чтобы сохранить ему жизнь.
Разумеется, она вытянула из этого проклятого глупца причину его преступления задолго до того, как Дейрн вернулся домой.
Он хотел отомстить за ущерб, который Ченая причинила НФОС.
- Чего я не могу понять, - внезапно выпалил Дейрн, яростно Пристукнув кулаком по ладони, - так это почему она отказывается говорить! За все время она не произнесла ни звука!
Он обернулся к Рашану.
- Видел бы ты ее сегодня ночью! Она плакала, плакала - слез было столько, что сама Сабеллия позавидовала бы, если бы слезы Ченаи могли попасть на небо! Но ни разу даже не всхлипнула.
Дафна подошла к нему. Дейрн покачал головой.
- Это очень странно.
Девушка коснулась его руки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26