А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Весс уставилась в горевшие яростью глаза стройной, высокой женщины.
Острие кинжала вплотную прижалось к яремной вене. Малейшее движение ее
самой или кого-то из спутников, и Весс неминуемо отправится в мир иной.
- Я не имела в виду неуважение... - Весс запнулась, едва не вымолвив
"сестра" снова. Именно само слово, а не интонация голоса вызвали такую
реакцию. Женщина путешествовала инкогнито, и Весс неосторожным словом
раскрыла тайну. Простым извинением в таком случае не обойтись.
С лица упала капля пота. Чан, Эйри и Кварц были готовы к защите, и
если Весс ошибется повторно, то с поля боя придется убирать не один труп.
- Мое недостаточное знание вашего языка оскорбило вас, молодой
господин, - продолжила Весс, надеясь, что уж если не тон, то хотя бы
обращение было вполне пристойным. Задеть кого-либо неверным тоном во
многих случаях могло сойти с рук, но со словами дело обстояло иначе.
- Молодой господин, - повторила Весс, продолжая оставаться среди
живых, - кто-то посмеялся надо мной, переведя слово "фреджоджан" как
"сестра".
- Возможно, - ответила разъяренная женщина, - что означает
"фреджоджан"?
- Это знак мира, предложение дружбы, приветственное слово гостю и
другой ребенок тех же родителей.
- Ага. Тебе нужно слово "брат", которым приветствуют мужчин. Назвать
мужчину "сестрой", словом для женщин, значит нанести оскорбление.
- Оскорбление?! - на лице Весс отразилось искреннее удивление.
Женщина отняла кинжал от ее горла.
- Дикарка, - дружелюбно заметила женщина. - Варвары не могут
оскорбить меня.
- Здесь тоже есть проблема с переводом, - заметил Чан. - В нашем
языке слово для чужака, пришельца, также переводится и как варвар. - Он
улыбнулся своей прекрасной улыбкой.
Весс пододвинула стул. Рукой она нащупала под столом пальцы Чана,
который легонько погладил ее по руке.
- Я хотела только предложить место, ведь вся зала полна.
Спрятав кинжал в ножны, незнакомка пристально глянула в глаза Весс.
Слегка вздрогнув, та представила себе, что с удовольствием могла бы
провести ночь с Чаном с одной стороны и незнакомкой с другой.
"Или ты можешь лечь в центре, если захочешь", подумала она, выдержав
взгляд.
Та рассмеялась, и Весс не смогла определить, чем вызван ее смех.
- Раз другого места нет, то я сяду с вами. Мое имя Литанде.
Назвав себя, путешественники предложили ему - Весс заставила себя
думать о Литанде, как о мужчине во избежание новой обиды - вина.
- Я не могу принять ваше вино, - ответил Литанде, - но для знакомства
предлагаю пустить по кругу самокрутку. - Завернув мелко порубленную траву
в сухой лист, он поджег его, затянулся и выдохнул дым. - Вестерли,
фреджоджан.
Весс согласилась из вежливости. Когда она кончила кашлять, горло
пересохло, а от сладкого аромата слегка закружилась голова.
- Здесь требуется умение, - улыбнулся Литанде.
Чан и Кварц оказались не более умелыми, а Эйри, глубоко вдохнув дым,
закрыла глаза и задержала дыхание. Пока они с Литанде курили, остальные
заказали еще эля и флягу с вином.
- Почему именно меня из всей толпы ты пригласила сесть с вами? -
спросил Литанде.
- Потому что... - Весс сделала паузу, чтобы облечь интуитивное
чувство в правильную словесную форму. - Ты выглядишь, как человек, знающий
что происходит, ты можешь помочь нам.
- Если вам нужна информация, вы можете ее получить и не нанимая
волшебника.
- Ты волшебник? - спросила Весс.
Литанде жалостливо глянул на нее:
- Ребенок! О чем там думают ваши люди, когда посылают на юг невинных
детей! - Он коснулся звезды во лбу. - Что это может, по-твоему, значить?
- Не знаю, возможно, это знак чародея.
- Прекрасно. Еще несколько подобных уроков, и у тебя появится шанс
выжить в Санктуарии, в Лабиринте, в "Единороге"!
- У нас нет времени, - прошептала Эйри, - возможно, что мы уже его
растратили.
Кварц нежно обняла ее.
- Вы нравитесь мне, - сказал Литанде. - Скажите мне, в каких
сведениях вы нуждаетесь. Возможно, я смогу подсказать вам, где вы можете
получить их подешевле, недешево, но и не очень дорого. Например, у
Джабала-работорговца, или у наблюдателя... - заметив выражение их лиц, он
остановился:
- Работорговец!
- Он тоже собирает информацию. Не стоит волноваться.
Они хором заговорили, но враз смолкли, поняв, что не знают, с чего
начать.
- Начните с самого начала.
- Мы ищем одного человека, - начала Весс.
- Здесь плохое место для поисков. Никто не скажет вам ни единого
слова о посетителях таверны.
- Но он наш друг.
- Это только вы так считаете.
- В любом случае Сэтана не было здесь, - ответила Весс. - Если бы он
был волен прийти сюда, то был бы свободен и отправился домой. Мы бы узнали
что-нибудь о нем, или он нашел бы нас, или...
- Вы боитесь, что его заключили в темницу или сделали рабом?
- Наверняка дело обстоит именно так. Он отправился на охоту один. Ему
так нравится.
- Порой нам необходимо одиночество, - объяснила Эйри.
Весс кивнула.
- Мы не беспокоились до тех пор, пока он не вернулся домой к
равноденствию. Мы отправились на поиски и обнаружили его лагерь и старый
след...
- Мы надеялись на похищение, - добавил Чан, - но никто не появился с
предложением выкупа. Следы были старыми, кто-то увел Сэтана с собой.
- Пустившись по следу, мы кое-что слышали, - заговорила Эйри. - Но
вскоре оказались на перепутье, и нам пришлось выбирать, какой дорогой
идти. - Она небрежно пожала плечами, но отвернулась, не в силах скрыть
отчаяние. - Я не смогла найти следов...
Эйри, способная двигаться куда дальше, чем остальные, каждый вечер
появлялась на новой стоянке все более уставшая и взволнованная.
- Видимо, мы избрали не ту дорогу, - подытожила Кварц.
- Дети, - начал Литанде, - дети, фреджоджаны...
- Ф_р_е_д_ж_о_д_ж_а_н_и_, - механически поправил его Чан, но покачал
головой и извиняюще простер руки.
- Ваш друг стал одним из рабов. Вам не найти его по документам, если
только вы не узнаете, что за имя выжгли ему. Узнать его по описанию просто
великая удача, даже если у вас с собой есть гомункулус. Сестры, брат, вы
не узнаете его теперь.
- Я узнаю его, - ответила Эйри.
- Мы узнаем его даже среди соплеменников. Но сейчас это неважно, ведь
его признал бы всякий, кому он попался бы на глаза. Но НИКТО не видел его,
а может быть, если и видели, то ничего нам не сказали, - Весс бросила
взгляд на Эйри.
- Видишь ли, - заметила та, - он крылат.
- Крылат! - изумился Литанде.
- Я полагаю, что на юге крылатые люди редкость.
- Крылатые люди на юге - существа из легенд. Крылат? Наверняка ты
имеешь в виду...
Эйри попыталась сбросить плащ, но Кварц быстро приобняла ее за плечи.
Весс нашла нужным вмешаться в разговор.
- Кости длиннее, - показала она на три вытянутых пальца руки, - и
сильнее, а между ними натянута кожа.
- И такие люди летают?
- Конечно. Зачем еще нужны крылья?
Весс посмотрела на Чана, который кивнул и потянулся за вещмешком:
- У нас нет гомункулуса, - сказала Всосано есть картинка. Это не сам
Сэтан, но человек, очень с ним схожий.
Из вещмешка Чан аккуратно вытащил деревянный футляр, который нес с
собой от самого Каймаса. Сняв крышку. Чан развернул на столе очень тонкий
кусок _к_а_о_л_и_н_о_в_о_й_ шкуры. На одной стороне виднелся текст, с
другой помещалась картинка с подписью.
- Это из библиотеки в Каймасе, - объяснил Чан. - Никто не знает,
откуда взялось изображение. На мой взгляд, оно достаточно древнее, и в
прошлом это была одна из страниц не дошедшей до нас книги, - он показал
Литанде текст. - Я могу расшифровать надпись, но язык мне неизвестен. Ты
сможешь его прочесть?
Литанде покачал головой:
- Мне он тоже незнаком.
Разочарованный Чан показал волшебнику изображение. Весс тоже
пододвинулась ближе, пытаясь в тусклом свете свечи внимательно его
разглядеть. Картинка была прекрасна, почти как сам Сэтан в жизни. Сходство
было поразительным, учитывая, что свиток оказался в Каймасе задолго до
рождения Сэтана. Ее взору предстал стройный и сильный крылатый человек с
золотыми волосами и огненно-рыжими крыльями. Его лицо являло смесь
мудрости и глубокого отчаяния.
Большинство крылатых людей были черными, радужно-зелеными и
темно-синими, но Сэтан, как и мужчина на картинке, горел огнем. Весс
объяснила это Литанде.
- Мы думаем, что надпись означает его имя, - продолжил Чан.
- Не уверен, что мы правильно произнесли его, но матери Сэтана
понравилось звучание имени и она согласилась.
В молчании Литанде долго изучал отливающее золотом и киноварью
изображение, а затем откинулся на спинку стула, пустив в потолок струйку
дыма. Дым свился колечком, вспыхнул и истаял в тяжелом воздухе.
- Фреджоджани, - проговорил Литанде, - Джабал и другие работорговцы
проводят пленников по городу перед каждым аукционом. Если бы ваш друг
пришел с одной из партий рабов, то об этом знал бы всякий не только в
Санктуарии, но и во всей Империи.
Эйри до боли сжала пальцы.
Чан медленно и осторожно свернул свиток и механически положил его
обратно в футляр.
Весс показалось, что их путешествию настал конец.
- Но, может быть...
Глубокие глаза Эйри превратились в щелочки.
- Такой необычайный человек никогда не предстанет взорам толпы. Он
будет продан либо частным образом, или превратится в потеху, а, может
быть, предстанет перед Императором как новый экземпляр для его зверинца.
На глазах Кварц Эйри что было силы схватилась за рукоять короткого
меча.
- Дети, это же лучший исход. Его ценят и обихаживают, в то время как
простых рабов истязают и силой заставляют подчиняться.
Чан побелел. Весс вздрогнула. Даже видя рабов, они не понимали, что
это такое.
- Но как нам найти его? Где искать?
- Если кто-нибудь что-то об этом знает, - сказал Литанде, - то будет
знать и Джабал. Дети, вы нравитесь мне. Ложитесь спокойно спать, и,
возможно, завтра он примет вас. - Маг встал, с легкостью проскользнул
сквозь толпу и растворился в темноте.
Крепкий молодой парень протиснулся между столиков и остановился
напротив Чана. Весс узнала в нем мужчину, над которым совсем недавно
смеялись его дружки.
- Добрый вечер, путешественник, - обратился он к Чану. - До меня
дошла весть, что эти леди не твои жены.
- Похоже, что всякий в зале интересуется, не мои ли это жены, а я
по-прежнему не могу взять в толк, о чем ты говоришь, - любезно ответил
Чан.
- А что тут так трудно уразуметь?
- Что такое "жены"?
Мужчина удивленно вздернул бровь, но ответил:
- Женщины, связанные с тобой законом отдавать предпочтение только
тебе, носить и растить твоих сыновей.
- "_П_р_е_д_п_о_ч_т_е_н_и_е_?_"
- Секс, идиот! Траханье! Ты понимаешь меня?
- Не совсем. Какая-то странная система.
Весс тоже нашла это странным. Ей показалось абсурдным иметь детей
лишь от одного мужчины, а связь по закону подозрительно смахивала на
рабство. Три женщины, принадлежащие лишь одному мужчине? Весс искоса
взглянула на Эйри и Кварц, заметив, что те думают о том же. Вся компания
разразилась смехом.
- Чан, милый Чадди, подумай, каких усилий тебе бы это стоило! -
смеялась Весс.
Чан усмехнулся. Они часто спали все вместе, но никто не ожидал от
него роли идеального любовника. Весс нравилось спать с Чаном, но в не
меньший восторг ее приводили неутомимая страсть Эйри и неистощимая сила
Кварц.
- Значит, они не твои жены, - подвел итог мужчина. - Сколько за эту?
- он показал на Кварц.
Путешественники с интересом ожидали объяснения.
- Давай, парень, не стесняйся! Твои намерения как на ладони, за каким
еще рожном приводят женщин в "Единорог"? Ты успеешь получить свое, так что
зарабатывай деньги, пока можешь. Назови цену. Не волнуйся, я в состоянии
заплатить.
Чан попытался ответить, но Кварц жестом приказала ему молчать.
- Ответь, если я правильно тебя поняла, - ответила Кварц. - Ты
считаешь, что спать со мной доставит удовольствие? Тебе хочется сегодня
вечером разделить со мной ложе?
- Правильно, крошка, - он протянул было руку к ее груди, но
остановился.
- Ноты разговариваешь не со мной, а с моим другом. Это некрасиво и
очень грубо.
- Привыкай, женщина, мы здесь поступаем именно так.
- Ты предлагаешь Чану деньги, чтобы убедить меня спать с тобой?
Тот взглянул на Чана:
- Заставь своих шлюшек вести себя прилично, иначе покупатели могут
попортить твой товар.
Чан густо покраснел, растерянный, взволнованный и смущенный. До Весс
постепенно стал доходить смысл происходящего, но ее разум отказывался
верить в это.
- Ты разговариваешь со мной, мужчина, - ответила Кварц, попытавшись
внести в это слово все презрение, на которое она только была способна. - У
меня остался всего один вопрос к тебе. Ты не урод, но не можешь найти
никого, кто спал бы с тобой лишь ради самого удовольствия. Ты что, болен?
Мужчина в ярости потянулся за ножом, но не успел он его достать, как
Кварц выхватила из ножен короткий меч. Смерть для него окажется
мучительной и долгой.
Вся таверна внимательно смотрела, как мужчина медленно развел руки.
- Убирайся, - приказала Кварц, - и не пытайся заговорить со мной
снова. Ты недурен собой, но если ты не болен, то ты дурак, а я не сплю с
дураками.
Кварц слегка повела мечом. Мужчина быстро отступил на три шага назад
и повернулся, переводя взгляд с одного посетителя на другого, но вместо
сочувствия встречал одни ухмылки. Под громовые раскаты хохота он принялся
протискиваться к выходу.
К ним подошел трактирщик.
- Чужеземцы, - начал он, - не знаю, обретете ли вы здесь себя или
сегодня вечером вырыли себе могилы, но знайте, что такого смеха мне не
приводилось слышать уже давно. Бучел Мейн может не пережить этого.
- Не думаю, что это уж очень смешно, - ответила Кварц, убирая меч
обратно в ножны. Весс никогда не видела, чтобы Кварц обнажала свой большой
меч, висевший у нее на поясе. - Я устала. Где наша комната?
Трактирщик проводил путников наверх, в маленькую комнатку с низким
потолком. После того, как мужчина вышел. Весс потрогала лежащий на кровати
соломенный матрац и сморщила нос.
- Даже будучи так далеко от дома, мне удалось избежать вшей, но спать
в рассаднике клопов у меня нет ни малейшего желания, - Весс бросила вещи
на пол. Пожав плечами. Чан опустил поклажу рядом.
Свои вещи Кварц с размаху швырнула в угол:
- Когда мы найдем Сэтана, у меня будет что сказать ему. Дурак,
позволить этим существам поймать себя.
Эйри по-прежнему стояла, закутавшись в плащ.
- Жалкое место, - произнесла она, - но ты можешь бежать отсюда, а он
нет.
- Эйри, дорогая, я знаю, прости меня, - обняв ее. Кварц погладила
Эйри по голове. - Я не насчет Сэтана, это просто от злости.
Эйри кивнула.
Взяв ее за плечи. Весс расстегнула застежку на длинном плаще и сняла
его с плеч. Свеча бросала свет на покрывавший ее тело черный мех,
блестящий и гладкий как котиковая шуба. На Эйри была лишь короткая туника
из тонкого голубого шелка, да тяжелые ботинки, которые она сбросила с ног,
расправив когти и потянувшись.
Разведя немного руки, Эйри дала волю крыльям. Раскрытые едва
наполовину, они заполнили комнату. Расправив их, она сдвинула занавеску с
высокого узкого окна. Другое здание было совсем рядом.
- Я собираюсь на улицу. Мне нужно полетать.
- Эйри, мы столько прошли сегодня...
- Весс, я действительно устала и далеко не полечу. Но здесь днем я не
могу летать, а луна прибывает. Если не сегодня, то следующая возможность
представится не скоро.
- Ты права, - ответила Весс. - Будь осторожна.
- Я недолго, - Эйри выскользнула наружу и вскарабкалась на крышу,
царапая когтями по глинобитной стене. Три едва слышных шажка, а затем
легкое шуршание крыльев, возвестивших, что она улетела.
Сдвинув кровати к стене, путники расстелили на полу одеяла. Сняв
занавеску. Кварц поставила на окно свечу.
Чан обнял Весс.
- Никогда не видел такого проворного человека. Весс, я испугался, что
Литанде убьет тебя, а я даже не успею понять, в чем дело.
- Глупо было столь фамильярно обращаться к незнакомцу.
- Но он рассказал нам о том, чего мы не узнали за целые недели
поисков.
- Возможно, что пережитый мной страх стоил того, - Весс выглянула из
окна, но Эйри и след простыл.
- А почему ты решила, что Литанде - женщина?
Весс пристально поглядела на Чана. В его глазах светилось лишь легкое
любопытство.
"Он не знает, - изумленно подумала Весс, - он не понял..."
- Я... я не знаю, - ответила она. - Дурацкая ошибка, я их уже столько
понаделала сегодня.
Впервые в жизни она намеренно солгала другу. Ей стало немного не по
себе, и когда послышалось царапанье когтей по крыше. Весс обрадовалась
тому, что Эйри вернулась. В тот же миг в дверь постучал хозяин, сообщив,
что согрелась вода, и в суматохе, пока они затаскивали Эйри внутрь и
одевали ей плащ, прежде чем отпереть дверь, Чан забыл про свой вопрос.

Постепенно пьяное веселье в таверне стихло. Весс заставила себя лечь
спокойно. Она так устала, что чувствовала себя стоящей посреди бурной
реки, не в силах собраться с мыслями. Заснуть никак не получалось, не
помогла даже ванна, первая горячая ванна с тех пор, как они покинули
Каймас. Рядом лежала спокойная и теплая Кварц, а Эйри разместилась между
Кварц и Чаном. Весс не стала просить Эйри или Кварц поменяться, хотя ей
всегда нравилось спать в середине. Ей хотелось, чтобы кто-нибудь из друзей
не спал и с ним можно было бы заняться любовью, но по мерному дыханию Весс
определила, что спутники погрузились в глубокий сон. Весс прижалась к
Кварц, которая сонно потянулась и обняла ее.
Казалось, что темнота будет тянуться вечно. Не выдержав. Весс в конце
концов выскользнула из сонных объятий Кварц, откинула одеяло и бесшумно
оделась. Босиком она тихонько спустилась по лестнице, пересекла залу и
вышла наружу. На улице искательница приключений задержалась, чтобы надеть
ботинки.
Луна отбрасывала на пустынную улицу слабый свет, вполне достаточный
для Весс. Ее каблучки дробно застучали по булыжнику, гулко отдаваясь от
почти прижавшихся друг к другу глинобитных стен. Даже такая короткая
остановка в городе была тяжела для Весс. Она завидовала Эйри, что та может
бежать, пускай даже побег был короток и полон опасностей. Запоминая
дорогу. Весс прошла улицу. В этом скоплении улиц, аллей, проходов, тупиков
потеряться было легче легкого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26