А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


1990
x x x
Когда я иду в темноте, Я начинаю петь,
Потому что не нравятся мне Песни, какие поет темнота,
В них чудится Что-то враждебное мне.
1990
x x x
В сухую погоду Уловить попытайся Песню червей дождевых.
1993
x x x
Наш мир Это конкурс песни
Без жюри И с единственной премией
Радостью, оттого что поешь.
1993
x x x
Осень на первых порах Еще не ведает страха Перед тем, какой она позже станет.
Зима спервоначала Смертельно себя боится И порывается от себя отречься.
1993
x x x
Что же должен ты сделать, Чтобы сегодняшний день
Стал местом, где время Обходится с тобой дружелюбно,
Где даже стены тебе разрешают Пройти напрямую сквозь них,
Где ты можешь полакомиться пространством, Как сорванным с дерева яблоком,
Где углы с большим удовольствием Славят окружность,
Где из земли в любую минуту Может хлынуть источник прозрачный
И где все о тебе проявляет заботу Все, кроме тебя самого,
Ибо в этих волнах дружелюбия Ты о себе забываешь.
1993
x x x
Когда ничего не случается И ты полагаешь, Что в самом деле сейчас ничего не случается,
Случается все-таки вот что: Ты полагаешь, Что ничего не случается.
Именно это твое убеждение, Оно и стало событием,
Где на самом себе Замыкается время И ты подражаешь ему.
1993
x x x
Не удалось тебе сделать так, Чтобы каждый миг твоей жизни Был маленьким чудом.
Попытайся еще.
1993
x x x
Присутствие пустоты В чем-то сплошном и цельном.
Присутствие пустоты Даже там, Где для нее нет места.
Пустоты такого настырного нрава, Что ее ни прогнать, Ни заполнить.
Да и поворачиваться к ней спиной Бесполезно.
1993
x x x
Не мешай тишине.
Не мешай ей, пожалуйста, На свой лад поступать
В движении волн, В скрежетанье зубов, В петушином глазу, В зевании устрицы, В сне беспробудном булыжника, В росте ногтей,
До и после Всех шумов и шорохов
И даже над ними над всеми. Не мешай тишине.
1993
x x x
Если возле тебя На орешнике Неожиданно лист задрожал,
Поди-ка узнай, отчего эта дрожь От ветерка ли, Которого сам ты не чувствуешь,
Или он собственной дрожью Дрожит,
Потому что ведь очень непросто Быть на свете листком, которому необходимо Как можно дольше продержаться на ветке.
Поди-ка узнай, Не из-за тебя ли он вздрогнул
И не твой ли Внутренний трепет Вдруг передался ему.
1993
x x x
Божья коровка, что села мне на руку, Слушала вместе со мной Молчание звезд.
1993
x x x
Всюду вокруг себя, И под ногами, и в воздухе, Ты ощущаешь вибрацию,
Будто солнечная система Захвачена неведомыми шестернями, Которые подгоняют и торопят ее...
Нет, постой, но ведь это дрожание Означает, быть может, что, как всегда, Сквозь тебя пробивается время
И что обычно насилие это Оно чинит над тобой Не столь откровенно.
1993
* ИЗ КНИГИ "ПРО ЗИМУ" (1971) *
x x x
Откуда берется Нежность, Которую ты всегда
В зиме ощущаешь? На чем она держится?
Как ей смягчить удается Неба мрачные краски,
Угрюмую стылость полей, Покатость упрямую крыш
И внушить всему, что вокруг, Готовность на зов отозваться?
Как сумела она подарить Негромкую радость дороге, Отыскавшей в тумане деревню?
x x x
У весны глашатай - кукушка В ту пору, когда леса Возвращаются из доисторических далей,
У лета глашатай - ласточка, Когда она обиды свои Вымещает на ткани небес,
У осени - ласточка тоже, Когда она свои ножницы Укладывает в футляр.
У зимы - вороны глашатаи. Они удивляются своему здесь присутствию И каркают хрипло о том,
Что было бы хуже еще, Окажись эта серая слякоть вокруг Так же черна, как они.
Должно быть, об этом они и судачат надрывно На наречиях стран, В которых никто никогда не слыхал
Про четыре времени года.
* ИЗ КНИГИ "СЕЙЧАС" (1993) *
x x x
Плохо даже не то, Что тебя подозрение мучит, Будто все, что ты видишь вокруг, Только твой сон.
Хуже всего, Что от этого сна Тебе никогда не проснуться.
x x x
Улыбнись еще раз Одуванчику.
Он тоже стареет, И себе эту слабость прощает, И не сдается.
Он продолжает тянуться К горизонту и к окнам твоим.
Так что, видишь, Он тебя помнит, Он в тебе сообщника чует.
У вас общая с ним потребность Жить.
x x x
Однажды На берегу океана Ты увидел, как время Само себя жадно глотает
И делается лазурью.
x x x
Всему существуют пределы. Ты на них натыкаешься всюду.
Только не в собственной жажде Переступить их.
x x x
Вечность? Нерасчлененное Время,
Никогда не кончающаяся Секунда?
Приюти, приручи Секунду
И ее Очень надолго хватит.
x x x
Листок тополиный Друг тишины:
Он предоставляет ветру Говорить за себя.
x x x
"Не тревожься, Сказал мне тростник, Я за тебя трепещу".
x x x
Я вас в гости к себе не зову, Планеты и звезды, Я моею землей обойдусь.
x x x
Сегодня мне хочется Стать частицей этого дня, Претвориться в холодную ясность его. Вероятно, от этого Ни день, ни зима Не изменятся,
Но кто знает?..
x x x
Ты всегда говоришь От имени дерева или дрозда,
Но ты же не дерево, Ты не дрозд.
А если это они Тебя создали, По образу и подобию своему,
Если они В прежней жизни были тобой?
И ты самого себя слушаешь В том, что они говорят
Миру, Тебе?
x x x
Будь я розой, Что предо мною цветет, Что стал бы я делать?
Скорее всего, то же самое, Что делаю и сейчас: Просто был бы на той же земле,
Ощущал бы острее, возможно, Течение времени
И, наверно, смирился бы, Что лепестки опадают.
x x x
Зеленеющий лист - понимает ли он, Чем дереву он обязан?
А деревья - земле? А земля - тяготению?
x x x
Неторопливость луны Придает устойчивость миру.
x x x
Светает. Земля становится розовой.
Очнувшись от немоты, Цветок повествует О жизни своей,
Говорит, как он рад, Что наконец я увидел его.

1 2