А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Их примеру последовала во многих местах и невежественная масса народа. Многие стали утверждать, что Никон вводит какую-то новую веру, и доказывали, что молиться и читать в церкви следует только по старым (неисправленным) книгам, если не хочешь изменить «старой, истинной вере». Отсюда-то эти люди и получили название староверов, или, иначе – раскольников, потому что со времен Никона в Русской Церкви произошел раскол (или разъединение), вызванный отчасти печальными недоразумениями и невежеством массы, отчасти же слишком крутыми мерами Никона, который подверг всех противников книжного исправления жестоким наказаниям, чем и побудил многих смотреть на них, как на мучеников.
Скит патриарха Никона в Воскресенском (Ново-Иерусалимском) монастыре близ Москвы
Притеснения православия в Западной и Южной Руси
В то время, когда внутри Московского государства происходили эти споры и разногласия из-за догматических религиозных тонкостей, на юго-западной окраине Русской земли велась другая, гораздо более важная борьба, вызванная теми жестокими и несправедливыми притеснениями, которые приходилось выносить православному русскому населению в польско-литовских областях и в малороссийской Украине. Особенно тяжелым было там положение народа, который находился под двойным гнетом. Его угнетали и польские паны-помещики, обратившие все крестьянство в своих рабов, и духовенство из иезуитов, которые силой заставляли православных переходить в ненавистную им униатскую Церковь. Эти притеснения побуждали народ к восстаниям, в которых самое активное участие принимали и малороссийские казаки, организованные польским правительством в регулярное войско, и вольные ватаги запорожцев. Полякам большого труда стоило усмирение этих восстаний, и подобные усмирения с их стороны обычно сопровождались неслыханными жестокостями, еще более озлоблявшими народ.
Западная граница Московского государства в XVII в.
Юго-западная граница Московского государства в XVII в.
Богдан Хмельницкий
Но вот, наконец, во второй половине XVII века среди малороссийского населения появился тот грозный вождь, которому суждено было избавить Малороссию от польского гнета – то был казацкий сотник Зиновий Богдан Хмельницкий. Известный своим умом и мужеством, он пользовался большим влиянием среди казачества. Испытав на себе лично полную бесправность русского народа под властью Польши, Хмельницкий решился избавить своих единоверцев от этого гнета. Он бежал сначала в Сечь, к запорожцам, а оттуда – в Крым. Там он поднял на войну с Польшей крымского хана и вместе с крымцами и со всей казачьей вольницей вторгся в Польшу. Два жестоких поражения, нанесенные им польским войскам, открыли Хмельницкому путь в самое сердце Польши. При этом народное восстание быстро охватило все русские области Польши. Народ поднялся против своих угнетателей и стал поголовно избивать панов-помещиков, евреев и все католическое духовенство. Борьба завязалась жестокая и кровопролитная и ознаменовалась несколькими блестящими победами Хмельницкого, которые привели к заключению выгодного для казаков Зборовского договора. Но этот договор, как оказалось вскоре, не имел никакой силы. Поляки его не соблюдали, притеснения русского населения возобновились в Малороссии с прежней силой, а между тем продолжение открытой борьбы за независимость Малороссии оказывалось невозможным. Тогда Богдан Хмельницкий убедился в том, что Малороссия может быть спасена от гибели, только приняв подданство царя Алексея Михайловича. С этой целью он неоднократно посылал доверенных людей в Москву с мольбами о помощи и о принятии несчастной страны «под царскую высокую руку».
Принятие подданства Малороссии царем Алексеем. Первая Польская война
Царь Алексей Михайлович очень хорошо понимал, что, согласившись на эти ходатайства Хмельницкого и малороссов, он будет неизбежно вовлечен в войну с Польшей, но вместе с тем, он был не в силах отказать в помощи единоверному народу, страдавшему под гнетом Польши. До него уже доходили сведения о том, что если он, царь московский, не вступится за Малороссию, то все население ее уже решилось перейти в подданство турецкого султана, лишь бы не оставаться под властью Польши. Сначала царь Алексей попытался уладить дело миром и предложил королю польскому примириться с его малороссийскими подданными на основании условии Зборовского договора. И только тогда, когда польское правительство отказалось выполнять эти условия, царь Алексей Михайлович решился «принять малороссийских казаков в подданство» и объявил войну Польше.
Эта первая война с Польшей в царствование Алексея Михайловича сложилась очень удачно для России. Уже в самом ее начале поляки потерпели жестокое поражение от русского воеводы князя Черкасского, в то время как сам царь осаждал Смоленск. Все важнейшие города Литвы – Вильно, Ковно, Гродно – один за другим сдавались русским войскам. Наконец сдался царю и Смоленск, а в то же время Хмельницкий овладел Люблином.
Но эта Первая Польская война перешла в войну со Швецией, которая также задумала воспользоваться затруднительным положением Польши и присвоить себе часть ее владений. Война велась обеими сторонами безуспешно в течение пяти лет и закончилась в 1661 году миром со Швецией, по которому ни Швеция, ни Московское государство ничего не приобрели. Но этот мир был тем более необходим, что царю Алексею Михайловичу уже приходилось начинать вторую войну с Польшей в Литве и Белоруссии.
Вторая война с Польшей
Вторая Польская война сложилась настолько неудачно для русских, что в течение двух лет Московское государство потеряло все приобретенное им в Первую Польскую войну, кроме Смоленска. В 1661 году вся Литва и большая часть Белоруссии вновь были отвоеваны поляками. Обе воюющие стороны были страшно истощены тяжкой борьбой, но ни та, ни другая не думали уступать, так как и поляки, и русские хотели во что бы то ни стало удержать за собой Малороссию. Война длилась еще пять лет и, несмотря на всякие невзгоды и страшный недостаток в деньгах, Московское государство все же одержало верх в долгой борьбе за Малороссию. В 1667 году, в деревне Андрусове (между Смоленском и Мстиславлем), один из умнейших и образованнейших русских вельмож, боярин Ордин-Нащокин, заключил с Польшей перемирие на 13 1/2 лет на следующих условиях: Московское государство уступило Польше свои завоевания в Литве, но оставляло за собой Смоленск, весь Северский край (северную часть Черниговской губернии) и ту часть Малороссии, которая лежала на левом берегу Днепра. На правой стороне Днепра за Московским государством временно оставался только город Киев. Таким образом, в состав Московского государства начинали потихоньку вновь возвращаться все те области, которые на Западе и Юго-Западе составляли некогда территорию Древней Руси и захвачены были Литвой в тяжкий период татарщины.
Бунт Стеньки Разина
В последние годы царствования царя Алексея Михайловича государство было потрясено еще одной страшной смутой на восточной окраине. Здесь московскому правительству пришлось вести трудную и продолжительную борьбу с казачеством и той вольницей, которая со всей Русской земли собиралась и селилась в низовьях Дона и Волги, куда издавна уходили все недовольные суровыми условиями русской городской жизни XVII века или не желавшие подчиняться власти помещиков после того, как переход крестьян был воспрещен. У всей этой вольницы появился (в 1667 г.) удалой предводитель, атаман Стенька Разин, человек грубый, жестокий, но отчаянно храбрый. Восстание, сопровождавшееся страшными жестокостями, распространилось по всему Поволжью, до Казани и Нижнего Новгорода. К мятежным скопищам Разина пристали толпы приволжских племен: мордва, черемисы, чуваши и татары... И только четыре года спустя мятеж этот удалось подавить самыми суровыми мерами после того, как сам Разин был пойман и казнен в Москве (1671 г.).
Вскоре после того царь Алексей Михайлович скончался (29 мая 1676 г.), оставив после себя большую семью от двух браков. От первого – двоих болезненных сыновей, царевичей Федора и Иоанна, и несколько дочерей. От второго брака – сына Петра (род. 30 мая 1672 г.), которому в год смерти отца было четыре года от роду.
Дворец (деревянный) в селе Коломенском – любимое местопребывание царя Алексея Михайловича
Царствование Федора III Алексеевича
На престол по смерти Алексея вступил Федор III Алексеевич и царствовал очень недолго (всего 6 лет). Его царствование ознаменовалось только войной с Турцией за обладание Западной Украиной (на правом берегу Днепра), которую Польша уступила турецкому султану, и еще – уничтожением «местнических счетов», которые были большим препятствием к введению в русском войске разумной и строгой дисциплины. Очень часто случалось, что храброе и мужественное русское войско терпело неудачи только потому, что в военное время на глазах у неприятеля между начальниками происходили ссоры и споры из-за старшинства и знатности их родов, и при этом более родовитые отказывались подчиняться менее родовитым (т. е. местничались с ними). По этому поводу 12 января 1682 года царь созвал Земский Собор и передал вопрос о местничестве на его рассмотрение. Большинство участников Собора высказалось в пользу окончательного уничтожения «местничества». Книги, по которым родовитые люди «местничались» (разрядные), были по приказанию царя снесены во дворец и сожжены в печи, а «местнические счеты» воспрещены под страхом смертной казни.
Несколько месяцев спустя после уничтожения местничества царь Федор Алексеевич скончался (в 1682 г.) бездетным, и вопрос о престолонаследии остался открытым.
Двоецарствие. Софья-правительница
Иоанн, старший после царя Федора, сын царя Алексея (от первого брака), был юноша болезненный, хилый и слабоумный. Передача ему престола представлялась делом невозможным. В отличие от него, десятилетний царевич Петр (сын царя Алексея Михайловича от второго брака) был крепок здоровьем, обладал быстрым умом и способностями не по летам. После долгих совещаний патриарх и бояре решили, что на престол следует возвести царевича Петра Алексеевича, и этот выбор был единогласно одобрен людьми всех сословий, собранными по приказанию патриарха на площадь.
То положение правительницы, которое предстояло занять царице Наталье, матери царевича Петра, и ее родственникам, пробудило ненависть в детях царя Алексея от первого брака и в их родственниках. Одна из дочерей царя Алексея, царевна Софья – женщина умная и энергичная – решилась не уступать мачехе и отстоять права на престол своего единоутробного брата, царевича Иоанна.
При помощи своего дяди, хитрого боярина Милославского, царевна Софья привлекла на свою сторону стрелецкие полки, стоявшие в Москве и под Москвой, и произвела в 1682 году кровавый переворот, во время которого были беспощадно убиты многие родственники царицы Натальи и ближайшие ее сторонники. Опираясь на буйных стрельцов, царевна Софья добилась того, что царевич Иоанн Алексеевич был признан царем наравне с Петром, она сама провозглашена правительницей, а царица Наталья устранена от правления.
Правление Софьи продолжалось семь лет, пока Петр не вышел из отрочества и не достиг 17-летнего возраста. Тогда уже он воспользовался первым удобным случаем, чтобы продемонстрировать свою самостоятельность и порвать с сестрой-правительницей, которая вынуждена была ему уступить после слабой попытки к борьбе – и кончила жизнь в монастыре. В первых числах октября 1689 года Петр вступил уже в самостоятельное управление государством, тогда как его брат и соправитель, царь Иоанн, до смерти своей оставался царем только номинально.
Царь Петр. Его юность. Азовские походы
Царь Петр был в полном смысле слова богатырь и телом, и духом – натура исключительная, необыкновенная... С раннего детства он проявлял энергию, силу воли и страсть к приобретению знаний, которые изумляли всех окружающих и волей-неволей заставляли их покоряться желаниям юного царя. Еще юношей он сблизился со многими иноземцами, состоявшими на русской службе, многому от них и при помощи их научился и особенно пристрастился к кораблестроению и мореплаванию, получив первые сведения о том и другом от голландца Брандта, жившего в Немецкой слободе, под Москвой.
Петр Великий в юности.
Гравюра работы В. Гретбаха с портрета, написанного с натуры Годфреем Кнеллером в 1698 году в Лондоне
Благодаря этому пристрастию, освободившись от опеки сестры, Петр, прежде всего, решил исполнить свою любимую мечту – построить русский флот. С этой целью в течение первых трех лет царствования Петр дважды побывал в Архангельске, ознакомился с Белым морем, устроил там верфи, начал на них постройку больших кораблей и отвлекался от построек только для участия в своих любимых воинских упражнениях с теми немногими полками, которые были уже по его желанию обучены регулярному строю. Вскоре юному царю представился случай испытать свои силы и знания в военном и морском деле – на настоящей войне.
Союзники Московского государства, король польский и император германский – известили Петра о своем намерении начать войну против Турции и крымских татар. Петр, стремившийся проложить путь России к Черному морю, обрадовался этому случаю, чтобы начать войну против Турции, заграждавшей ему выход из Дона своей крепостью, Азовом. Поэтому весной 1695 года Петр объявил войну Турции и осадил Азов.
Постройка флота. Первое путешествие за границу
Во время этой долгой осады, которая только к концу лета 1696 года закончилась взятием Азова, Петр убедился в том, что русское войско плохо обучено, не подготовлено к ведению серьезной войны, да и в самом внутреннем устройстве государства выяснились для него множество недостатков. Это навело его на мысль о необходимости радикальных преобразований в Московском государстве и сближения его, во что бы то ни стало, с Западной Европой. Еще более утвердился он в этой мысли, начав постройку флота для Азовского и Черного морей, в Воронеже. Были собраны средства для постройки кораблей, выписаны из-за границы иноземные корабельные мастера и свезены все материалы, необходимые для оснастки и вооружения кораблей. Но трудности, с которыми он столкнулся при выполнении этой работы, ясно доказали Петру, что даже мастера, выписанные из-за границы, недостаточно знакомы с кораблестроением, а потому он сам задумал ехать за границу, чтобы научиться там искусству строить корабли и вообще всем тонкостям современного европейского мореплавания.
Но кораблестроение было тут не более, как одним из звеньев в той цепи, которую царь Петр стремился установить между Московским государством и Европой. И действительно, посетив Европу в 1697-1698 годах (инкогнито, под именем дворянина Петра Михайлова), Петр на собственном опыте познакомился со всеми практическими тонкостями кораблестроения в Голландии, а в Англии изучал теорию мореплавания. Помимо этого, он знакомился с жизнью, с историей и с памятниками посещаемых им стран, изучал всякие производства и ремесла, сам работал в мастерских, осматривал фабрики и заводы, учился иностранным языкам, наукам и искусствам, разыскивал и нанимал для отправки в Россию разных мастеров, ученых и мореходов. Побывав в Северной Германии, Голландии и Англии, Петр посетил Вену и собирался ехать в Венецию, которая тогда славилась своим военным флотом, но весть о новом восстании стрельцов в Москве вынудила его вернуться домой.
По прибытии в Москву он судил мятежников неумолимо и так разгромил стрелецкие полки, что и следа их не осталось. В то же время он принял меры и к преобразованию внутреннего управления государством на новый лад, по европейскому образцу. Желая всем наглядно показать, что он ни перед чем не остановится в своем стремлении изменить Россию на иноземный лад, Петр действовал чрезвычайно круто и решительно. Так, например, пренебрегая застарелыми и укоренившимися предрассудками русских людей, царь, по возвращении из-за границы, приказал всем, кроме духовенства и крестьян, обрить бороды и вместо старинной русской одежды надеть короткое платье немецкого покроя, а с тех, кто хотел носить по-прежнему русское платье и не брить бороды, предписал взимать особую и весьма значительную пошлину.
Бородовой знак, выдаваемый сроком на один год тем, кто платил за право носить бороду
Но, прибегая к таким крайностям, Петр был очень далек от желания придать русским только внешний вид европейцев. Он совершенно искренне стремился их сблизить с лучшими сторонами европейской жизни и перенести из Европы в Россию все полезное и необходимое для общего блага. Ради достижения этой цели он готов был выдержать упорнейшую борьбу как внутреннюю, так и внешнюю, и в этом направлении решился напрячь все силы государства для создания ближайшего морского пути в Европу, столь необходимого для прямых связей с ней. В Смутное время этот путь был отнят у России Швецией, а потому Петр решился воспользоваться первым же удобным случаем, чтобы отвоевать у Швеции и возвратить России ее исконное достояние. Но прежде чем мы приступим к описанию борьбы России со Швецией за обладание Балтийским побережьем, нам придется сказать несколько слов о том, что происходило в это время в соседних с Россией странах – Швеции, Дании и Польше.
Швеция, Дания и Польша
Швеция после смерти Карла X. Карл XI, 1660 г.
После смерти Карла X ему наследовал пятилетний сын его, Карл XI (1660-1697 гг.), а потому для управления Швецией было учреждено регентство, в состав которого, кроме пяти высших сановников, входила и вдова короля Густава. Это было, в полном смысле слова, аристократическое правление, со всеми присущими ему недостатками. За это время государственный долг значительно возрос, народ роптал, возмущенный ограничением брачных союзов между дворянством и бюргерством, и особыми преимуществами, дарованными дворянству, заключавшимися в праве судопроизводства в пределах дворянских владений. Французская партия, во главе которой стоял канцлер Магнус Делагарди, втянула Швецию в войну, развязанную в 1672 году Людовиком XIV из честолюбивых соображений. Мы уже упоминали выше о том, насколько неудачным был для Швеции исход этой борьбы с великим курфюрстом.
Когда Карл XI лично встал во главе страны, дела приняли иной оборот. После заключения Сен-Жерменского мира три государственных сословия – духовенство, крестьяне и бюргеры – потребовали, чтобы обещанное сокращение коронных владений было приведено в исполнение, и на сейме 1680 года было принято решение, которое значительно способствовало усилению королевской власти и обратило главный орган аристократизма, государственный совет, в совет королевский. Карл XI, расчетливый хозяин и прекрасно умевший анализировать политико-экономическую ситуацию, сумел воспользоваться и той мерой, относительно коронных земель (которая давно уже была признана необходимою и только из года в год откладывалась), и теми дополнительными властными полномочиями, которые при этом приобрел, и быстро восстановил равновесие в финансах, рассчитался с долгами, собрал значительную казну, оживил торговлю и промышленность и, незадолго до своей смерти (в 1697 г.), привел войско и флот в наилучшее состояние.
Карл XII, 1697 г.
Ему наследовал восемнадцатилетний сын его, Карл XII. Хотя по завещанию его отца ему и следовало бы некоторое время оставаться под опекой регентства, однако, благодаря интригам одной из партий, которой устранение регентства было выгодно, Карл был признан совершеннолетним и полноправным и вступил на престол как король.
Вот эта быстрая и неожиданная перемена правления, а может быть также и слухи, проникшие в соседние страны, о беззаботном характере юного короля, упрямого и безумно смелого, проводившего все время в седле и на охоте, навели соседей на мысль о том, что для них наступило время вернуть себе то, что предшественники юного короля завоевали у соседних стран.
В основу их замыслов положен был проект ливонского дворянина Паткуля– заклятого врага Швеции, который стремился во что бы то ни стало освободить свое отечество из-под власти шведов. Проект его заключался в том, чтобы Польша, Дания и Россия заключили между собою союз и одновременно начали против Швеции войну. При этом Польша должна была добиваться присоединения к своим владениям Лифляндии и Эстляндии, Дания присоединит к своим владениям герцогство Голштин-Готторпское, состоявшее, на основании родственных связей, под покровительством Швеции, а Россия должна была отнять у Швеции Ингрию и Карелию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73