А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

была особенно сурова), становилось все более и более шатким, чтобы не довести ее до полного разорения, Людовик XIV поспешил направить все свои усилия к тому, чтобы заключить мирный договор с неутомимыми своими врагами – союзными державами. Посол его, де Торси, искусно повел это дело в Гааге, и мирное соглашение состоялось, хотя и не без ущерба для французских интересов. Соединенные испанские земли пришлось отдать австрийцам, которые потребовали, чтобы в двухмесячный срок Филипп V покинул Мадрид, в противном случае его должны были оттуда изгнать войска союзников и короля французского. За эти два месяца перемирия последний обязывался возвратить некоторые из главнейших завоеванных им городов, например, Люксембург и Страсбург. Но до этого дело не дошло. Тем временем состоялись все подготовления к вторжению во Францию с севера и со стороны Италии. Еще раз удалось маршалу Виллару отклонить эту опасность, но и битва при Мальплакэ, на Шельде, в Геннегау, 11 сентября была ими проиграна. Однако защищались французы блестящим образом и победителям дорого досталась эта победа: они потеряли 20 000 человек, а французы 14 000 человек. Уже в 1710 году Людовик XIV был готов заключить переговоры миром, готов был на всякие уступки со своей стороны: только не соглашался принять участие в изгнании своего внука из Испании. Впрочем, в договоре, состоявшемся при Гертруиденберге, он изъявил согласие оказывать союзникам денежную помощь, что давало им возможность привести в исполнение свои планы и, таким образом, способствовало изгнанию из испанских владений Филиппа V, внука Людовика. В возмещение утерянного им могущественного престола ему отдали Силицию – жалкую подачку, которая не могла идти в сравнение с испанской властью. В июле конференция в Гертруиденберге была распущена.
Военные действия 1708 г.
Людовик XIV видел, что созданному им зданию французского могущества грозило неминуемое разрушение, и послал в Испанию особое доверенное лицо, чтобы уговорить Филиппа смириться перед настоятельной необходимостью. А между тем, союзникам особенно повезло в этом 1708 году. Англичане взяли Порт-Магон на острове Минорке и удержали его за собой в возмещение тех сумм, которых им стоил Карл III. Летом 1710 года союзники действовали и еще того успешнее, их поход замечателен своими удачами. 27 июля австрийский генерал Штаремберг одержал победу при Альменаре (в Арагонии), а 20 августа при Сарагоссе. Месяц спустя, 28 сентября 1710 года, Карл III вступил в Мадрид.
Война в Испании, 1709 и 1710 гг.
Но тут-то счастье и начало несколько изменять союзникам. Они нашли Мадрид совершенно опустелым и обезлюдевшим, лавки были заперты, дворянство, купцы и богатейшие граждане последовали за Филиппом, который удалился в Валльядолид. О католическом духовенстве и говорить нечего: оно было верно своему королю-католику и пользовалось озлоблением народных масс против «еретиков», забывая, что этим «еретикам» (протестантам) принадлежало чуть ли не полмира. Фанатизмом испанцев удачно воспользовался маршал Вандом, который собрал 20 000 человек войска и 9 декабря напал при Брихуэге на англичан, предводимых Стангопом, который и не подозревал о такой близости французов. Храбро защищались англичане, несмотря на то, что их застигли врасплох, но, в конце концов, принуждены были капитулировать. На следующий же день неутомимый герцог бросился на австрийские войска под командой Штаремберга. Последнему удалось, однако, удержать за собой поле сражения при «Вилла-Вициозе», но оставаться на этой вулканической почве, так сказать, горевшей у него под ногами, было все-таки опасно: поэтому австрийцы заклепали свои орудия и ушли, оставляя их за собою. К концу года Карл III снова был оттеснен в Барселону, а Филипп V сделался полновластным хозяином всей Каталонии и большинства главных испанских городов.
Кончина императора Иосифа I. Карл VI, 1711 г.
Несколько месяцев спустя свершилось еще более важное событие: 17 апреля 1711 года скончался бездетный император германский, Иосиф I, всего лишь на 36 году от рождения. Прямым наследником его оказывался все тот же Карл III, которому, таким образом, предстояло соединить в своих руках всю власть Габсбургского дома. 12 октября того же года он был торжественно коронован во Франкфурте римским императором под именем Карла VI.
Император Иосиф I незадолго до своей кончины в традиционном испанском придворном наряде (XVIII в.)
Переворот в Англии
Понятно, что это событие отразилось и на делах Англии, где и без того уже начиналось некоторое брожение. После воцарения в 1702 году королева Анна продолжала вести начатую Вильгельмом III политику. Как того требовал сам народ, а особенно партия вигов, она объявила Франции войну. Ее личные симпатии были, однако, на стороне тори, и потому она соединила в министерстве обе партии и их вождей: Годольфина, Сеймура, Ноттингема; на выборах же 1702 года перевес оказался на стороне тори. В чем, однако, Анна не последовала примеру своего предшественника, так это именно в его равном отношении к обеим партиям. Вильгельм же знал, что государю опасно выказывать преимущество той или другой партии, так как она не преминет забрать власть над правлением и над самим его королем.
Анна, королева Великобритании и Ирландии. Гравюра работы И. Смита с портрета кисти Кнеллера
В начале царствования Анны выдвинулся вперед и получил титул герцога полководец Марльборо, который отличался еще и при Вильгельме III своими блестящими военными и дипломатическими способностями. Первоначально он принадлежал к партии тори, но, в силу обстоятельств и своего видного положения во время войны, которую по справедливости можно было назвать «войной вигов», он очутился во главе последних и быстро поднял их влияние. Вследствие благополучного хода войны, при новых выборах в 1705 году перевес оказался на стороне вигов и во главе правления стали: со стороны тори – Харлэ (впоследствии лорд Оксфорд) и Сен-Джон (вспоследствии лорд Болингброк), а со стороны вигов – Сендерлэнд, Галифакс и Годольфин. Последний благополучнейшим образом управлял английскими финансами, а Марльборо соединял в себе одновременно звания главного полководца и первейшего дипломата королевства и был для королевы, не отличавшейся особым умом или развитием, более, нежели простым подданным. Влиянию его на монархиню много способствовала его жена: с нею королева была настолько дружна, что в переписке они называли друг друга просто миссис Морлэ и миссис Фримэн. С 1706 по 1709 год герцог Марльборо пользовался настолько неограниченным влиянием, что возмечтал получить назначение бессмертного «генерал-капитана» (главнокомандующего) английской армией. Солдаты любили его и потому его надежды не были лишены основания, несмотря на то, что были у него и значительные недостатки: несокрушимое честолюбие и стремление властвовать, которые он, однако, умел скрывать и облекать в приличные формы. Но нельзя сказать того же о его супруге. Такая же честолюбивая, как и герцог, герцогиня Марльборо не умела сдерживать свои порывы. Ее злость и желание первенствовать, наконец, несколько охладили любовь королевы к ней, но она еще не замечала в своей венценосной подруге никакой перемены и еще долго не заметила бы ее, если бы одна из главных фрейлин, которую герцогиня сама особенно рекомендовала Анне, не открыла глаза королевы на ее неблаговидное обращение и поступки. Немилость властолюбивых супругов еще ускорили политические и иные частные причины.
Герцог Марльборо. Гравюра работы И. Смита с портрета кисти Кнеллера
Герцогиня Марльборо. Гравюра работы И. Смита с портрета кисти Кнеллера
В мае 1710 года, когда наступили новые выборы, в отсутствие герцога Марльборо, партия тори одержала верх, а когда он вернулся, то немилость его уже вполне определилась: герцогиня была лишена своей высокой должности при дворе. Опираясь на решение главенствующей партии (т. е. тори), которая была против продолжения войны, правительство вступило в тайные переговоры с Францией в июле 1711 года, а в сентябре уже приступило к подготовительным действиям для заключения мира, о чем и оповестило тогда же союзников. В январе 1712 года в Лондон прибыл принц Евгений Савойский, его приняли любезно и с большим почетом, но миссия его убедить правительство в необходимости прекращения мирных переговоров с Францией так и осталась безуспешной. Тогда же, в январе 1712 года, начались переговоры держав в Утрехте и соглашение между ними состоялось по очереди: франко-английское, франко-голландское, франко-прусское, франко-савойское, испано-английское, испано-потругальское, испано-савойское, в промежутке времени с 11 апреля 1713 года по 6 февраля 1715 года. Совокупность их принято обозначать общим именем «Утрехтского мира».
Утрехтский мир, 1713 г.
Основное положение всех этих условий было: не соединять под одним скипетром Францию и Испанию. Филипп V, обратившийся уже в совершенного испанца, охотно отказался для себя и для своего потомства от всяких притязаний на французский престол. Его примеру, но в отношении испанской короны, последовал Орлеанский королевский дом, к которому теперь перешли права на французский престол. Зато Филипп Анжуйский торжественно был признан королем Испании и Индии. Людовик XIV обязался срыть укрепления в Дюнкирхене и осушить гавань. Кроме того, он уступил англичанам остров Св. Христофора (Вест-Индия) и некоторые спорные владения в Северной Америке. Испанцы уступили англичанам Гибралтар и остров Минорку, с условием, что населению будет предоставлена полная свобода исповедывать католическую веру. Испания, равно как и Франция, должна была признать права Ганноверского дома на английский престол. Для Франции и для Пруссии остались в прежней силе условия Вестфальского договора, испанская же часть Обергельдерна (Obergeldern) отошла к Пруссии и за ней было признано королевское достоинство. Испанцам пришлось отдать Сицилию Савойскому дому, к которому также должно было перейти и королевство испанское, если бы Филипп V умер бездетным, с сицилийскими же владениями был связан также и королевский сан. Соглашение, состоявшееся между Португалией и обеими державами, не имеют значения.
Раштадтский мир, 1714 г.
Император, однако, все еще продолжал вести войну сначала в союзе с Голландией, а затем и один: вскоре и голландцы заключили мир, по которому они получили «барьер», т. е. право осады в нескольких пограничных местностях и крепостях Испанских Нидерландов, по поводу которых им предстояло войти в соглашение с Австрией. Продолжать вести войну самостоятельно оказалось слишком тяжело для австрийцев и потому им тоже пришлось вступить в мирные переговоры. Главнейшие из полководцев обеих сторон – принц Евгений Савойский и маршал Виллар – сошлись в Раштадтском замке.
Мир был подписан 7 марта 1714 года. Альтбрейзах, Фрейбург и Кель французы вернули австрийцам, французские укрепления по правую сторону Рейна были срыты, но надежда императора получить обратно Эльзас не оправдалась, и Ландау в Рейнском Палатинате отошел к Франции.
Максу Эммануилу, с которым Людовик XIV не прочь был поделиться, и Иосифу Клименту, курфюрсту Кёльнскому, не досталось ничего нового: им только вернули их собственные, отнятые у них владения. Из спорных земель испанского наследства за императором остались Испанские Нидерланды, Милан, Сардиния, Неаполь. Таким образом, результатом двенадцатилетней войны явилось то, что некогда предлагал Вильгельм III. Дальнейшие соглашения, являвшиеся как бы дополнением и заключением Раштадтского договора, произошли 7 сентября 1714 года в Бадене (в Ааргау) и подтвердили его статьи: тот же параграф Ризвикского мира, который касался условий вероисповеданий, остался неприкосновенным на возвращенных территориях.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Московское государство: первые цари из дома Романовых. Начало царствования Петра I Алексеевича. Современное положение Дании, Швеции и Польши. Борьба Петра I с Карлом XII. Великая Северная война. Россия вступает в число великих европейских держав

Царствование Михаила Федоровича
В то время, когда среди развалин освобожденной от поляков Москвы со всей Земли Русской съехались выборные люди на Земский Собор и избрали юного боярина Михаила Федоровича Романова на царство, сам избранник, ничего о том не зная, жил вместе со своей матерью в глубоком уединении в костромском Ипатьевском монастыре. Туда из Москвы и было отправлено посольство, в состав которого входили представители высшего духовенства и других сословий. Прибытие в Кострому этого посольства, а также переговоры с Михаилом Федоровичем и составляют предмет нашего описания, заимствованный из «Книги об избрании на царство царя Михаила Федоровича».
Юный избранник долго отказывался от предлагаемого ему венца, и мать будущего царя не хотела благословлять сына. Но послы с твердой уверенностью убеждали, что «русские люди теперь наказались и пришли в соединение», и наконец, убедили мать-инокиню. 2 мая 1613 года юный царь въехал в опустошенную поляками Москву, а 11 июня венчался на царство.
Новому царю предстояло решить трудную задачу – он должен был закончить борьбу с внутренними врагами, в скором будущем ради поддержания чести и достоинства Московского государства ему предстояло вести войну и с внешними врагами. Все это осложнялось еще и тем, что государственная казна была пуста, земля истощена, а народ разорен настолько, что содержать войско было не на что. В это время Новгородская область была занята шведами, королевич Владислав заявлял о своих правах на московский престол, а разбойничьи шайки поляков, казаков и всякой вольницы грабили западные области Московского государства и разоряли земли, лежащие в низовьях Волги. Совершенно очевидно, что государство можно было спасти только благодаря твердости и самоотверженности русских людей, а потому, немедленно был созван Земский Собор, на котором было решено послать грамоты по городам, и всех просить об оказании помощи государству и деньгами, и ратными людьми. И откликнулась все Земля Русская, помощь пошла отовсюду, внутренние враги были вскоре усмирены, истреблены и наказаны.
Затем начались внешние войны. Война со Швецией, начавшаяся в 1614 году, сложилась для русских неудачно. Шведский полководец Делагарди разбил русское войско близ Новгорода, а затем со свежими силами из Швеции прибыл сам король Густав Адольф, и война приняла для России весьма опасный оборот. К счастью, Густав Адольф не. смог взять Пскова и напрасно тратил на его осаду все свои знания и опыт полководца. Псковичи настолько мужественно держали осаду города, что охладили воинский пыл у молодого короля, и он сам изъявил желание заключить мир, тем более, что на Западе дела складывались так, что ему необходимо было быть там. Согласно условиям заключенного мирного договора, Швеция отказывалась от Новгорода и его области, но оставляла за собой Ям, Копорье, Иван-город и Орешек, то есть Московское государство в очередной раз было отрезано от водного пути через Балтийское море.
С Польшей царю Михаилу Федоровичу пришлось вести две войны. Первая война (в 1617-1618 гг.) была довольно неудачна для Польши, но все же закончилась перемирием (на 14 лет) довольно выгодным для нее. За Польшей остался не только Смоленск, но и вся Северная область, но зато при заключении перемирия обменялись с обеих стороны пленниками, что позволило вернуться в Москву отцу государя, митрополиту Филарету, томившемуся в тяжком плену со времени взятия Смоленска Сигизмундом.
Встреча (под Москвой) по возвращению из польского плена митрополита Филарета с сыном своим царем Михаилом Федоровичем.
(Картина восстановлена по древнему подлиннику, помещенному в книге «Об избрании на царство Михаила Федоровича»)
Тотчас по прибытии в Москву возведенный в сан патриарха Филарет стал во главе правления, рядом с юным царем, и был ему добрым советником и надежным соправителем. Находясь в таком исключительном и высоком положении, патриарху Филарету удалось многое сделать по улучшению областного управления и восстановлению государственного хозяйства, разоренного долгими внутренними смутами.
Печать патриарха Филарета
При непосредственном влиянии Филарета была начата и вторая война с Польшей в 1632 году, целью которой было отвоевать Смоленск, столь необходимый для обеспечения безопасности государства со стороны Литвы.
Под стенами Смоленска русское войско потерпело жестокое поражение от короля Владислава; но и он сам, вступив в пределы России, претерпел целый ряд неудач, и, убедившись в бесполезности борьбы, которую опасно было затягивать, он заключил с Московским государством «вечный мир» и навсегда отказался от своих притязаний на московский престол, признав Михаила Федоровича «государем московским».
Последние годы царствования царя Михаила Федоровича прошли весьма мирно; Московское государство с честью смогло выйти из всех внешних и внутренних затруднений и вступило со многими иноземными государствами в самые тесные и добрые отношения: шведский король Густав Адольф превратился из врага в доброго соседа и старался даже вступить в союз с царем Михаилом. Французский король Людовик XIII, с которым Московское государство впервые обменялось посольством при царе Михаиле, приглашал московского государя к союзу против Германии. Датский король старался поддержать и упрочить свои связи с Московским государством, а персидский шах Аббас (Великий) и английский король Иаков I даже ссужали царя Михаила деньгами, во время его войны с Польшей.
Царь Алексей Михайлович
Царь Михаил Федорович – первый царь из дома Романовых – скончался 12 июля 1645 года и оставил после себя наследником сына, царевича Алексея Михайловича, который вступил на престол на шестнадцатом году жизни. Его долгое царствование (1645-1676 гг.) было преисполнено войнами с внешними врагами и внутренними смутами, которые ясно указывали на необходимость серьезных преобразований во внутреннем управлении и во многих сферах государственного устройства.
Уложение
Заботы царя о внутреннем устройстве Московского государства выразились в составлении нового «Уложения», или сборника законов, который бы соответствовал современным потребностям русской жизни и устранял, по возможности, важнейшие проблемы, которые тяжелее всего отзывались на простом народе. Это необычайно трудное дело было поручено доверенным лицам государя и опытным политикам и законникам – дьякам Леонтьеву и Грибоедову. По поводу составления нового «Уложения» созван был в Москве Земский Собор и составители «Уложения» согласовывали с выборными людьми каждый пункт, прежде чем утвердить его окончательно.
Патриарх Никон. Исправление церковных книг
Во время составления «Уложения» царь Алексей Михайлович сблизился с новгородским митрополитом Никоном – человеком умным, энергичным и твердым. После смерти патриарха Иосифа царь пожелал возвести Никона в сан патриарха и с его помощью произвести целый ряд преобразований в быту духовенства и в церковном устройстве. Наибольшее внимание новый патриарх обратил на исправление священных и богословских книг, в которых, благодаря малограмотности писцов, в течение веков вкралось множество грубых ошибок, перешедших, отчасти, и в печатные издания. Эти ошибки в книгах были замечены уже в предшествующее царствование, но попытки их исправления встретили сильнейший отпор со стороны невежественного духовенства, а те, кто занимался исправлением подверглись жестоким гонениям.
Рукописная миниатюра XVII в., изображающая богословский диспут справщиков с Лаврентием Зизанием в 1627 г.
Однако патриарх Никон не остановился ни перед какими опасностями и препятствиями, и в 1654 году поручил исправление книг надежным, знающим людям, которые сличили печатный текст с древними русскими и греческими рукописями. Прежде всего по его благословению издан был в свет исправленный «Служебник», а затем и другие книги. Однако даже непреклонный Никон встретил ожесточенное сопротивление со стороны некоторой части русского духовенства, когда по его приказу вновь исправленные книги стали всюду рассылать и вводить, а старые – всюду отбирать и уничтожать.
Противники Никона громко порицали его крутые меры и отказались признать правильность произведенных им исправлений.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73