А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Наскоро было увеличено войско, вооружен флот. Король объявил амнистию и старался сойтись с англиканской партией, но это было принято теперь за знак слабости и не могло остановить хода событий.
Высадка принца Оранского, 1688 г.
Принц Вильгель Оранский прибыл 5 ноября 1688 года в гавань Торбай (Девоншир) с десантом в 14 000 человек. Предприятие было смелое: нельзя было предвидеть, какое впечатление произведет высадка чужеземных войск, голландских и немецких, на английскую землю; королевское войско было, притом, многочисленнее; сам король видел сухопутные и морские войны и хвалился этим. Население тоже встретило Вильгельма холодно, гораздо холоднее, нежели несчастного герцога Монмоутского. Но он был отважен и знал, чего ищет: в манифесте его говорилось о нуждах народных, об устранении этих тягот с учреждением свободного парламента, об исследовании законности происхождения королевского ребенка и об обеспечении будущности страны.
Высадка принца Оранского на южном берегу Англии, 5 ноября 1688 г. С картины кисти Шнеллинка
Королевские войска, выступив навстречу неприятелю, дошли до Салисбери, где находился сам король Иаков. Но худые вести множились и ряды королевских сторонников редели: полк герцога Сент-Альбан передался Вильгельму; 19 ноября, ночью, дезертировал Черчиль, впоследствии столь знаменитый герцог Марльборо, за ним последовали многие другие военачальники, и вскоре король Иаков, не имевший духа вступить в переговоры и вернувшийся в Уайтхолл, увидел себя покинутым всеми, даже своей дочерью Анной и ее мужем, датским принцем Георгом. Город за городом передавались Вильгельму, который медленно приближался к Лондону. Иаков хотел теперь приступить к переговорам, но понял, что это не поведет ни к чему и что ему остается лишь бегство. Королева и маленький принц Уэльский были уже в дороге и прибыли благополучно во Францию; 12 декабря скрылся из Уайтхолла и король Иаков. Главнокомандующий его войсками, лорд Февершэм, распустил их; король при своем бегстве не сделал никаких распоряжений, и в Лондоне, как и вообще в Англии не состояло в эту минуту никакого правительства. Но страна уже привыкла к самоуправлению: 30 епископов и пэров, находившихся налицо, образовали вместе с лордмэром и альдермэнами временное правительство, приглашая принца Оранского прибыть в Лондон как можно скорее. Новому правительству удалось спасти ненавистного Джеффриса из рук разъяренной черни: в то время, как он, переодетый, старался спастись из Лондона, он был узнан и схвачен толпой. Его отвели в Тауэр. Между тем король Иаков, который, плывя вниз по Темзе, бросил в воду государственную печать, неизвестно зачем, был тоже признан в Чирнесе и несколько недогадливых лиц, не понимая положения вещей, задержали его и уговорили воротиться в Уайтхолл 16 числа. Но это уже не имело значения: он был только лишним, ничуть не опасным; голландские войска занимали уже дворец, и 18 числа принц Вильгельм потребовал, чтобы Иаков удалился из Лондона, в который в полдень должен был вступить он сам. Иаков был вынужден согласиться и королевская ладья поплыла вниз по Темзе, к Рочестеру, с чужеземным конвоем. Но благодаря плохому надзору, он успел бежать снова из своего местопребывания, оставя бумагу с выражением надежды на то, что дождется еще минуты, в которую его народ сознает свое заблуждение. Он прибыл во Францию и Людовик, которому надо было ценить его преданность, если не уменье оказывать действительные услуги, принял его с почетом, подобающим королевскому сану, и предоставил ему достойное убежище в Сен-Жермене.
Иаков II в изгнании. Вильгельм и Мария, 1689 г.
«Достославная революция» – как называют англичане этот переворот, избавивший их, по крайней мере, от самого ужасного рода деспотизма – завершилась без дальнейших препятствий. Принц Оранский, выказывая величайший государственный такт среди самого затруднительного положения, принял на себя, по просьбе находившихся в Лондоне лордов и городских нотаблей, временное управление делами до созыва парламента, назначенного на 1 февраля 1689 года. Но при этом возникло затруднение: парламент не мог состояться без королевского приказа, без документа, скрепленного королевской печатью. Среди громадного переворота граждане стояли все еще за легальность и, вследствие этого, созываемое собрание, за отсутствием короля и обеих палат в строго законном смысле, было названо Конвентом, и выборы в него, хотя произведенные со строгим соблюдением старых правил, были, однако, ограничены пределами, наложенными на них законными парламентами двух последних царствований. Крайне своеобразно и, в своем роде, величественно было зрелище представителей великой нации, обсуждавших с каким-то почти научным, академическим спокойствием наилучший способ перехода из фактически революционного положения к легальному и спокойному. Разбирались всевозможные государственные теории о божественном или земном происхождении власти, разбирались согласно букве и смыслу закона, или богословскому толкованию, но единственным практичным решением вопроса была декларация, устанавливавшая факты и примирявшая отдельные мнения; этой декларацией признавалось, что король Иаков нарушил свыше данную ему связь между государем и народом; тем самым он отрекся на деле от престола, который остается незанятым; на этот опустевший престол народ призывает теперь принца и его супругу, обоих одновременно, William and Mary, как гласят документы этого царствования; но собственно править делами должен был один Вильгельм, что могло совершиться беспрепятственно, при полной преданности Марии своему мужу. После их и их потомства, которого еще не было, престол мог перейти к младшей сестре Анне. В то же время в «Declaration of rights» («Заявление о правах») были обнародованы старинные королевские права в их общей связи, но с отменой права освобождать от действия существующих законоположений, – права, присвоенного себе последними королями. Вильгельм принял избрание и соединенные с ними условия; 21 апреля 1689 года он был коронован вместе со своей супругой. Совершилось великое дело: Англия была навеки освобождена от католической реакции, не перестававшей ей грозить со времен смерти королевы Елизаветы.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Людовик XIV. Война с аугсбургскими союзниками. Ризвикский мир. Великобритания при Вильгельме и Марии
Вышеуказанная победа была одержана в самый решительный момент. События в Шотландии и Ирландии, обусловившие изгнание последнего Стюарта из Англии, принадлежат уже всецело к истории великой континентальной борьбы, то есть войны аугсбургских союзников (1688– 1697 гг.) против притеснителя Европы, врага протестантства и всякой иной формы свободы.
Европейская война 1688-1697 гг.
Эта война происходила на различных полях битвы всей Европы и длилась девять лет. Первые дела на Рейне были, действительно, весьма успешными для французов: в октябре 1688 года маркиз Буфлер с 20 000 человек подступил к Майнцу, который сдался без сопротивления. Кобленц и Кёльн устояли, благодаря своевременной помощи. Но Трир, равно как укрепление кёльнской епархии, – эти последние, добровольно сданные архиепископом Вильгельмом фон Фюрстенберг, – перешли в руки французов. Тем временем в Англии совершился переворот, лишивший Людовика его преданнейшего вассала, и император Леопольд не усомнился вступить в союз с узурпатором-еретиком, который в своем двойном качестве короля английского и штатгальтера нидерландского мог располагать силами обоих государств. Сам папа тоже видел в нем поневоле союзника для борьбы со своим обидчиком, Людовиком XIV. Трактат с Генеральными Штатами и Англией был заключен в Вене 12 мая 1689 года. Им обусловливалась общая война, всеми силами, и восстановление всего положения согласно мирным договорам 1648 и 1659 годов. Император выказал при этом необыкновенную уступчивость. В начале 1689 года французы страшно опустошили Пфальц, подвергнув разорению цветущие города: Мангейм, Гейдельберг, Шпейер, Вормс и другие. Лувуа со своим обычным жестокосердием объяснял такую военную меру невозможностью оставлять в каждом городе гарнизоны при малочисленности французских войск на этом театре войны. Все продовольственные средства плодородной местности уничтожались ради того, чтобы они не достались неприятелю. Так отстаивали французы право пфальцской принцессы Елизаветы Шарлоты, супруги герцога Орлеанского, которую сокрушали эти ужасы на ее родине; но она была не в силах склонить к милосердию высокомерного короля. Французам не удалось, однако, удержать за собой Майнц при всех этих мерах, и маркиз д'Юксель во главе 10 000 войска был вынужден капитулировать (1689 г.) перед армией герцога Лотарингского, подкрепленной баварскими полками, между тем как бранденбургцы брали обратно Бонн и Рейнберг.
Поджигатель Меляк. Гравюра XVII в.
В Нидерландах произошло нечто более решительное лишь в 1690 году. Французы были здесь под командой одного из способнейших и отважнейших военачальников, маршала Люксембургского, выдающегося члена высшего французского общества. После интриг и разнузданности придворной жизни он бросался во все трудности и лишения войны, чтобы предаться потом снова вихрю светских удовольствий. Колебания испанцев и раздоры немецких князей из-за главной команды облегчили ему успех: 1 июля 1690 года он одержал блистательную победу над принцем Вальдеком у Флерюса, не послужившую, однако, ему на пользу, вследствие подкреплений, доставленных Вальдеку курфюрстом Бранденбургским. В Италии и на море французское оружие тоже торжествовало в этом году. Герцог Савойский примкнул к союзникам, но французы, под начальством Катина, разбили его при Стаффорде (август).
Шотландия, 1690 г.
В продолжение всего 1691 года Франция одерживала еще верх над соединенной Европой; она действовала успешно и в Испании: французский флот в Средиземном море бомбардировал Барселону, но главнейший враг Людовика, Вильгельм III, завоевал окончательно Англию и мог теперь принять деятельное участие в континентальной войне. В 1689 году дела приняли в Шотландии такой же оборот, как в Англии. В Эдинбурге тоже собрался Конвент, который, восставая против католицизма еще резче, нежели английский, издал «декларацию прав», подобную лондонскому договору, и в которой, пользуясь случаем, пресвитериане выговорили себе возвращение их прежнего церковного строя. И в силу этого договора они предлагали английской королевской чете и шотландскую корону. Но один из членов шотландского дворянства, храбрый офицер Грагэм Клавергоуз, маркиз Денди, стоял за своего короля. Собрав небольшой конный отряд, он бросился в горы и поднял горцев именем короля Иакова. Борьба была непродолжительна, но полна романтического интереса: в этом своеобразном мирке мелких и крупных кланов и дружин, предводительствуемых Мак-Клинами и Кланранальдами, Макдональдами, Камеронами, Стюартами, наступило дикое оживление, по горам и долам, от одного клана к другому переносился, как в старину, огненный крест под звуки горного рожка, возвещая наступавшую войну. В Киликранском ущелье (7 июля) дикая отвага горцев одержала верх над регулярными войсками, обратившимися в полное бегство; но в самый момент победы пал маркиз Денди, единственный человек, способный сдерживать этих сынов природы с их страстями и мелкими распрями, – и эта потеря превратила победу в поражение. Королевская партия была уничтожена и пресвитериане, овладев положением, дошли до самых резких решений, которые Вильгельм умерял по возможности. Как человек без предрассудков, он успел, вообще, положить лучшие начала в основу религиозной терпимости, чувство которой было с его стороны совершенно искренне и не затемнялось никакими задними мыслями.
Иаков II в Ирландии. Битва на реке Бойн, 1690 г.
Дела в Ирландии представляли больше затруднений правительству; туземное, древнекельтийское население стояло за короля и его великого союзника, истребителя еретиков, Людовика XIV, уже вследствие одной своей ненависти к протестантским властям и притеснителям. Только Север, города Лондондерри и Эннискилен, опора протестантства на острове, держали сторону Вильгельма и Марии; в остальной стране перевес был в пользу Иакова, который прибыл сюда лично с французским вспомогательным отрядом, и в течение всего 1689 года счастье ему благоприятствовало. Но при всем том необузданный и непостоянный характер ирландцев, одушевленных, преимущественно, жаждой мести и насилия, ставил Иакова в весьма затруднительное, даже опасное положение. Решительная битва произошла 11 июля 1690 года при реке Войн, протекающей к северу от Дублина, приблизительно на середине восточного побережья острова, и впадающей в Ирландское море. С юга надвинулись сюда франко-ирландские войска, под начальством французского генерала Лозена и бывшего английского короля; с другой стороны пришла армия самого пестрого состава: в ней были английские, голландские, датские, бранденбургские отряды, но все это были воины испытанные и между ними находился один полк, набранный из изгнанных французских гугенотов, которому представлялся теперь случай сразиться с виновниками их изгнания. Эта армия, состоявшая из 36 000 человек, шла под начальством короля Вильгельма и маршала Шомберга, который как протестант тоже оставил французскую службу в 1685 году, чтобы поступить в ряды бранденбургской армии, и принял теперь охотно участие в предприятии Вильгельма.
Фридрих, маршал фон Шомберг. Гравюра работы Б. Пикара с портрета кисти Г. Кнеллера
Этот замечательный военачальник пал сам в этой битве, но войска Вильгельма одержали решительную победу и Иаков должен был покинуть остров вместе со своими союзниками. В течение некоторого времени ирландцы держались еще под начальством вождя, католика Тирконеля, которого назначил к ним сам Иаков, считаясь еще их королем; но дело несчастного острова было уже проиграно. Последние надежды Иакова на возвращение себе престола с помощью Франции были уничтожены морским боем при Ла-Гоге (департамент Ла-Манш), 29 мая 1692 года французский флот, на котором Иаков хотел возвратиться в Англию, сразился с англо-голланским, но понес поражение, которое напоминает о поражении, которое потерпела испанская армада сто лет назад. Англия может действительно считать этот день началом своего преобладания на морях.
Морское сражение при Ла-Гоге, 29 мая 1692 г. Уничтожение французского флота соединенным англо-нидерландским, под командованием адмиралов Рёсселя и Альмонда. Гравюра работы Р. де Гуга, XVII в.
Сам Вильгельм, мало ценивший то, что люди называют счастьем, мог теперь, после усмирения Ирландии, принять личное участие в континентальной войне; он повел войско на выручку города Намюра, осажденного французами. Сам Людовик прибыл к своей армии, как он это делал обыкновенно, когда был уверен в успехе. Ему посчастливилось и в этот раз: Намюр был взят, прежде чем подоспел Вильгельм. Нападение союзников на Штейнкирхен было тоже неудачно, и французское оружие несколько ослабело лишь в 1695 году. Осада Люттиха, которой руководил сам Людовик, осталась безуспешной; движение дофина на Верхний Рейн было тоже отражено маркграфом Людовиком Баденским и курфюрстом Саксонским. В июле того же года, в сражении под Нервинденом, французы снова одержали блистательную победу: ими командовал маршал Люксембургский, и Вильгельм потерял здесь 75 орудий, 66 знамен и 12 000 человек; но если счастье ему не благоприятствовало, то несчастье не заставляло его падать духом, как некогда и адмирала Колиньи, с которым он разделял стойкость, лучшее качество военачальника, состоящего в то же время и главою большой партии. Он сохранил свое положение, и если в Италии и за Пиринеями французы одерживали победы, как, например, Катина при Марсале, то они все же не достигали ощутимого успеха: Барселона оставалась невзятой. Повсюду, вопреки их обычной военной системы, французам приходилось вести оборонительную войну. Представитель этой системы безрассудного натиска и захвата, министр Лувуа, умер уже в 1691 году. В 1695 году Франция утратила лучшего из своих военных вождей, маршала Люксембургского, который сам обращал внимание Людовика на видимое улучшение неприятельских войск. Сверх того, одновременное ведение войны на столь многочисленных пунктах требовало громадных средств, в которых уже ощущался недостаток; французское правительство начинало сознавать тот вред, который оно нанесло Франции бессмысленным преследованием гугенотов. Король Людовик видел неисполнимость своих планов на этот раз; но он, посредством патриотического налога, успел собрать еще денег на новый поход (одно духовенство пожертвовало 10 миллионов), и 100-тысячная армия, под начальством маршала Вильруа, выступила против Нидерландов. Вильруа не решился, однако, на генеральное сражение, и Вильгельм, у которого был Когорн, инженер, стоивший Вобана, успел отнять у французов Намюр. На море французы уже не могли тягаться с англо-голландским флотом и должны были ограничиваться каперской войной.
Ризвикский мир, 1697 г.
Людовик находил нужным поберечь на время свои средства для того, чтобы иметь возможность приступить к новой большой войне за испанское наследие, в случае смерти испанского короля Карла, которому нельзя было уже предвещать долгой жизни. С самого начала 1696 года шведский король Карл XI начал заботится о мире. В военных действиях наступило некоторое затишье и известным успехом для Франции было лишь отпадение герцога Савойского от континентального союза; но Людовику пришлось уступить ему Казале и Пинероль за переход его на французскую сторону. Мирные переговоры начались в мае 1697 года, в Ризвике, замке или загородном дворце Вильгельма близ Гааги, приспособленном для приема уполномоченных европейских держав. Людовик улучшил свое положение победами над испанцами в 1697 году: в Европе он взял у них Барселону, а по ту сторону океана, в Дариенском заливе, на северо-западном берегу Южной Америки, Картагену. Но 20 сентября, в Ризвике, был заключен мир между Францией, Англией, Нидерландами и Испанией, а 30 октября – между Францией и императором. Мир с Англией и Нидерландами последовал, относительно территориальных условий, на основе Status quo ante bellum. Большой и тяжелой уступкой для Людовика было то обстоятельство, что он должен был теперь признавать своего исконного врага за короля Англии и дать обещание не помогать его врагам ни прямо, ни косвенно. Поэтому для Иакова, с которым он продолжал, впрочем, обращаться с королевской и рыцарской вежливостью, исчезала теперь всякая надежда. Испания получила обратно отнятое у нее французами в Каталонии или Нидерландах, впрочем, это не особенно огорчало Людовика, потому что он надеялся вскоре увидеть принца своего дома на испанском престоле. Стоимость этой войны и этого мира пала на Германское государство. Людовик отдал обратно завоеванное им в Эльзасе или «присоединенное» им там с помощью замечательного истолкования прав, или, лучше сказать, превращения бесправия в право. Теперь были возвращены: Фрейбург, Брейзах, Кель, Филиппсбург, герцогство Цвейбрюкен. Герцог Лотарингский получил свои земли согласно Status quo 1670 года, с Нанцигом, Битшем, Гамбургом, Людовик удержал Саарлуи и Лонгви. Ему пришлось отказаться от покровительствуемого им самозванного курфюрста Кёльнского, спор о Пфальце предоставлялся на решение папы, но за то Франция продолжала владеть всем, что приобрела на левом берегу Рейна, в особенности Страсбургом. Город был приписан к «галльской короне» и вычеркнут из имперского списка. Людовик сыграл ловкую иезуитскую шутку и, без сомнения, с согласия императорских уполномоченных, в самую последнюю минуту, он прибавил, что в возвращаемых им областях условия католического исповедания должны были оставаться в том виде, в каком находились теперь, при подписании договора. Между тем, эти условия были только что утверждены здесь им, завоевателем, и с насилием, о котором свидетельствуют его преследования гугенотов. Но все были утомлены борьбой и никто не желал более поднимать меча из-за этих французских эмигрантов или из-за туземных пфальцских протестантов.
Людовик XIV в возрасте 51 года. Гравюра работы П. Симона, 1694 г.
Последствия
В общем, однако, последствием этой великой войны было ослабление французского могущества, это проявилось, например, в том, что при очищении польского престола в 1697 году, за смертью Яна Собесского, был избран не французский кандидат, принц Конти, а императорский, именно, курфюрст Саксонский, Август.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73