А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Он проводил эти правила со всей строгостью в жизнерадостной дотоле Женеве. Роскошь в одежде и пище была ограничена, танцы воспрещены; игроки выставлялись к позорному столбу с картами в руках. Строгий реформатор не взирал ни на какую личность и население с благоговением склонялось перед его могучим красноречием, глубокой вдохновенностью и суровостью требований.
Страшный пример того преследования, которому подвергала своих еретиков и эта, освободившаяся от папского ига, община, виден из участи. постигшей несчастного испанского врача, Микаела Серведе, занесенного злой судьбой в Женеву в 1553 году. В книге своей, которую он называл истинным восстановлением христианства, автор вздумал горячо доказывать несостоятельность учения о Св. Троице как противоречившего указаниям Библии, за что был подвергнут суду за богохульство. Кальвин тщетно старался убедить его в заблуждении. Этот «неверующий» по понятиям того жестокого времени отстаивал свои убеждения, за которые был даже готов пожертвовать жизнью. Он просил одной милости: казни мечом. Но и в этом ему было отказано – он был приговорен к более мучительной смерти через сожжение.
К сожалению, и реформация не отрешилась от того страшного заблуждения, по которому люди могут истязать и умерщвлять себе подобных за разногласия в вопросах веры. Один Лютер, пылкая душа которого была более, нежели у кого-либо из его сподвижников, проникнута истинным кротким светом Евангелия, был непричастен к этому изуверству, для подавления которого, если оно только в самом деле подавлено, христианству потребовались целые века.
Реформатский церковный устав
Церковный устав городка-республики, в которой одновременно с реформаторскими идеями развились и демократические, был чисто республиканский. Пасторы, доктора, старшины, диаконы избирались. Старшины заведовали общинами, которые стремились уподобиться, наружно и внутренне, образу жизни первых христиан, лишь изредка забывая о любви, которой апостол отводит первое место между тремя главными основами всякого христианского общежития. Кальвинизм стал источником могучих характеров. Не допуская никаких сделок, никаких уступок, не считая ничего недостойным внимания, он подчиняет решительно все строгой дисциплине христианского понимания, отстаивающего свою безусловность в духовных вопросах вопреки всякой мирской власти.
Кальвин умер 29 мая 1564 года – умер нищим, но оставил Женеву богатой и цветущей. Нельзя не заметить, что строгое, суровое применение христианских начал уживалось здесь с весьма сильным развитием торговой предприимчивости. Своеобразная энергия, присущая кальвинистам, выказалась и на деловом поприще. Наличие такой черты характера объясняет, почему столь решительное учение о вере и образе жизни – провозглашенное такой, можно сказать грозно-величавой личностью, как Кальвин, отразившей в себе все серьезнейшие стороны франко-романского характера – с неудержимой силой привлекало одних, и не менее решительно отталкивало других.
Реформация во Франции
Те же злоупотребления римской Церкви господствовали и во Франции, поэтому оппозиция нашла и здесь благодарную почву. Повсюду, даже в Париже, образовались маленькие общины так называемых кристодэнов (christaudins). Применение по отношению к ним законов против еретиков произвело и здесь обратный желаемому эффект, как и везде, где преследуется действительно жизнеспособный религиозный принцип.
Генрих II, рыцарь, любитель охоты, солдат, подобно своему отцу, но не одаренный его умом, был еще менее Франциска склонен или способен на уклонение от рутины, которая вполне удовлетворяла его, человека средних способностей и предоставлявшего самостоятельное мышление другим. Начиная с 1516 года, когда прагматическая санкция 1438 года была заменена конкордатом с папским престолом, королю было предоставлено право замещения всех церковных кафедр – 10 архиепископств, 83 епископства, 527 аббатств – что создавало весьма тесный союз между Церковью и короной, значительно усиливавший власть короля, но и связывавший ее.
Генрих II, король французский. Гравюра работы Николая Беатризэ, 1556 г.
Генриха восстанавливали против протестантов также и близкие ему лица: фаворитка его, Диана Пуатье, коннетабль Монморанси и двое сыновей герцога Клода Гиза: кардинал Шарль и герцог Франсуа Гиз. Но война с императором, а потом с Испанией, продолжавшаяся почти во все царствование Генриха (1552-1559 гг.), требовала от него некоторого снисхождения к протестантству в самой Франции или, по крайней мере, не слишком строгого его преследования. Вследствие этого число протестантов возрастало. В 1558 году их насчитывалось уже до 400 000 человек, а это составляло около 1/20 приблизительного населения Франции в ту эпоху. Среди дымившихся костров, в которых и здесь не было недостатка, французские протестанты организовали свою общину по образцу женевской. Сорбонна, в противоположность своему образу действий в XV столетии, выказывала себя теперь ревностной защитницей самой строгой ортодоксальности, но и против нее возвышались в парламенте голоса, требовавшие смягчения варварских законов против еретичества, притом решительно не способствовавших достижению тех целей, во имя которых и были созданы. Однако Генрих II не разделял этих мнений. После заключения мира с Испанией он поставил себе главной задачей истребление еретичества. Но ему не удалось это выполнить вследствие несчастного случая. На рыцарском турнире копье противника сломалось о забрало короля и осколки вонзились ему в лоб. Он умер от этого ранения через несколько месяцев после заключения камбрезийского мира, в июле 1559 года.
Смерть короля Генриха II на рыцарском турнире, происшедшем 1 июля 1559 года в предместье Св. Антуана около Бастилии в день свадьбы дочери короля Елизаветы и его сестры Маргариты. На гравюре запечатлен трагический момент гибели короля от сильнейшего удара по голове, нанесенного ему графом Монтгомери. Гравюра создана в 1570 году. Событие это произвело сильнейшее впечатление, так как за год было предсказано Нострадамусом.
Генрих II. Франциск II
Со смертью Генриха протестантам лучше не стало. Старший из четырех сыновей Генриха, Франциск II (1559-1560 гг.), наследовавший корону, был шестнадцатилетний юноша, слабый телом и духом и нуждавшийся в энергичном руководителе. Он нашел такого наставника в лице кардинале Шарля Гиза, который женил его на своей родной племяннице, молодой шотландской королеве Марии Стюарт.
Кардинал был человек весьма способный. Вступив в управление своей епархией еще в молодые годы, он занимался не псовой или соколиной охотой, подобно другим, а своими духовными обязанностями, заботясь также и о материальном улучшении жизни в области: осушал болота, возводил разные постройки. Его красноречие и замечательная память славились везде, но весь этот внешний блеск личности не подкреплялся действительной душевной доблестью. Кардинал стремился только к власти, достиг ее, но воспользовался ею не для возвышенных целей. Он был, прежде всего, сановником римской Церкви и потому казни возобновились, не щадя уже и лиц именитых, которые до тех пор оставались вне опасности.
В декабре того же года погиб на костре, перед парижской ратушей, советник парламента Анна дю Бург, и появился эдикт, грозивший смертью всем участникам тайных сходок. Укрыватели подвергались каре, доносчикам была обещана большая награда. Но такой образ действий правительства, принуждавший его прибегать к тяжелым финансовым мерам, встретился с оппозицией, вызванной не только религиозными побуждениями.
Фамилия Гизов, из лотарингских дворян, возвысилась так быстро, что внушала зависть прочей знати. Король, будучи несовершеннолетним, нуждался в опекунстве, но оно принадлежало по праву принцам королевской крови. Таковыми были Бурбоны: король наваррский Антуан и принц Лудовик Конде, но оба они исповедовали новое учение, введенное в маленьком Наваррском королевстве. Недовольство в отношении против Гизов, обусловленное многими как чистыми, так и нечистыми побуждениями, послужило причиной к отчаянной попытке его устранения, которую предпринял один дворянин довольно сомнительной репутации, некто Ла Реноди.
Целью заговора являлось прекращение власти Гизов, для чего требовалось напасть на двор, находившийся в Амбуазе, и арестовать всех присутствующих. Этот замысел, который Кальвин назвал похождением блуждающих рыцарей, не удался и стоил жизни нескольким смельчакам, в том числе и самому Ла Реноди. Однако это дело вынудило кардинала к некоторым уступкам: была объявлена амнистия, в Фонтенебло созвано собрание нотаблей (1560 г.).
Высокопоставленный вельможа, адмирал Колинъи, примкнувший с полным убеждением к новому верованию, горячо высказался в его пользу на этом съезде. Архиепископ Виенский, Марильяк, предложил, ради удовлетворения как церковных, так и политических интересов, созвать одновременно французский национальных собор и совет государственных сословных чинов. Кардинал дал свое согласие на все это, но только для вида. Он заманил бурбонских принцев в Орлеан, арестовал там принца Конде, собрал войска и приступил к новым казням. По-видимому, братья Гизы надеялись воспользоваться самим собранием сословных чинов для нанесения решительного удара по протестантству, но сцена снова переменилась – 5 декабря 1560 года внезапно умер молодой король.
Карл IX, 1560 г.
На престол вступил второй сын Генриха II и Екатерины Медичи, Карл IX (1560-1574 гг.). Ему было тогда лишь десять лет и потому для управления государством было необходимо настоящее регентство. На исполнение этой обязанности имела право вдовствующая королева-мать, Екатерина Медичи, но еще более – принцы королевской крови: король наваррский и принц Конде. Властолюбивая итальянка, связанная с ними общим интересом, не нарушала примирительного настроения, и в течение некоторого времени все шло спокойно.
Карл IX, король французский. Гравюра работы И. Пунта
На собрании сословных представителей в Орлеане, состоявшемся сразу после смерти Франциска II, 13 декабря 1560 года, дворянство и среднее сословие высказались против всякого преследования по религиозным мотивам, а среднее сословие предъявило даже весьма радикальные предложения: избрание епископов при участии мирян, реализацию церковного имущества на общеполезные дела, избрание священников прихожанами – то есть своего рода гражданскую конституцию для клира, подобную той, на чем настояла впоследствии революция. Много говорилось также в пользу свободы соборов и проповеди. Это вызвало энергичный отпор со стороны противоположной стороны, обладавшей превосходной базой для работы с мирянами в самом Париже, население которого было ревностно предано католицизму и издавна настроено в этом духе. Двор придерживался позиции между этими двумя партиями, сторонники которых заседали в самом королевском совете.
Однако подобные времена предоставляют возможность умеренным людям проводить в жизнь известные здравые идеи. В данном случае канцлер Лопиталь и некоторые другие лица выразили правильную мысль, что религиозные противоречия партий были столь же непреодолимы, как и непримиримы между собой, и что дело правительств состоит не в том, чтобы изыскивать лучшее вероучение, а в том, чтобы стараться наилучше управлять государством. За такие понятия Лопиталь был признан атеистом обеими партиями.
Гугеноты
Реформаторское направление орлеанского съезда выразилось и на новом собрании сословных чинов в Понтуазе. Среднее сословие внесло предложение о постройке в каждом городе протестантских церквей или хотя бы о разрешении протестантам строить эти храмы своими средствами. Дворянство предлагало не менее решительные меры в отношении мирских дел. Оно требовало пересмотра судебного устава, новой системы замещения должностей, улучшения финансового управления, продажи церковного имущества. В свою очередь духовенство должно было получать жалованье от правительства.
Осенью 1561 года в Пуасси в присутствии двора имело место религиозное собеседование по вопросам, обсуждавшимся на съезде. Представитель реформатов, Теодор Беза, заслужил одобрение своим светским лоском, красноречием и остроумием, в которых не уступал своему могущественному противнику, кардиналу Шарлю. Этот словесный турнир не имел ощутимых последствий, но он ободрил протестантов, становившихся увереннее по мере возрастания их общин, которых к тому времени насчитывалось во Франции уже до двух тысяч. Название гугенотов становилось уже неподходящим: оно означало «люди короля Гуго», а этот король играл в понятии населения близ Тура ту же роль, какую народная немецкая фантазия приписывает своему ночному «дикому охотнику». Теперь протестанты могли собираться уже не только по ночам и под охраной призрачного Гуго.
Сен-Жерменский эдикт, 1562 г.
После нового совещания с членами всех французских парламентов, регентша склонилась на предложения умеренных. В январе 1562 года был обнародован Сен-Жерменский эдикт, которым отменялись прежние кары против протестантов и они получали свободу проповеди, молитвословий и всяких религиозных упражнений. Нормой считалась лишь Библия и так называемый Никейский Символ Веры. «Если свобода, даруемая этим эдиктом, удержится, то папство рухнет само собой», – заметил Кальвин.
Кровавая бойня в Васси
Весьма возможно, что гугеноты несколько зазнались под покровительством такого эдикта, но наглое и бесполезное насилие, совершенное герцогом Франсуа Гизом, главой католической партии, нарушило мир через несколько месяцев по его провозглашении. В марте 1562 года герцог на своем пути из Жуанвиля в Васси увидел кальвинистскую общину, отправлявшую свое воскресное богослужение в овине. Он набросился на собравшихся, очевидно, провоцируя столкновения, и безоружные люди были перебиты сопровождавшей его свитой. Страсти разгорелись снова. Конде и его сторонники не могли оставаться в Париже, где взволнованное население грозило ежеминутно расправиться с ними при помощи оружия. Смелость католической партии и ее вождей, вошедших в соглашение с Испанией, стала проявляться тогда в такой степени, что регентше приходилось или управлять в духе этой партии, или примкнуть к гугенотам, что было против ее взглядов. Январский эдикт был признан недействительным для Парижа.
Война
Гугеноты могли догадаться о том, что их ожидает. Они подняли оружие. Их вожди и проповедники не сомневались в дозволенности такого восстания. Дело шло об освобождении короля из рук вражеской партии, удерживавшей его в плену. Вокруг главы протестантской партии, принца крови Конде, собрались все дворяне-гугеноты и их клиенты. К ним присоединились и некоторые города. Английская королева Елизавета, у которой были свои причины опасаться Гизов, помогла партии деньгами, а старый ландграф Гессенский Филипп прислал им около двух тысяч своих рейтаров и стрелков. С другой стороны, партия Гизов привлекала к себе испанцев, швейцарцев и немецких наемников.
Настало время первой французской междоусобной войне, – первой из восьми, которые можно насчитать вообще, – и в пламени ее, разжигаемом борющимися партиями и их иностранными пособниками, королевская власть становилась бессильной. В первой битве при Дре, на Эре, гугеноты потерпели поражение, а сам Конде попал в плен. Но та же участь постигла и его противника, коннетабля Монморанси. Адмирал Колиньи, главный вождь гугенотов, проявил свои боевые способности, успев сохранить порядок среди своих войск после проигранного сражения и поддержать их мужество.
Борьба продолжалась и осада такого важного пункта, как Орлеан, предпринятая Гизом, могла быть для гугенотов гораздо гибельнее полупоражения, понесенного ими при Дре. Но тут произошло одно из тех злодейств, которыми было так богато это время: герцог Гиз был предательски убит одним фанатиком-гугенотом, неким Польтро де Мерей. Этот молодой человек говорил с проповедниками своей партии и с самим адмиралом Колиньи об особой миссии Божией, возложенной на него – не трудно было догадаться, на что он намекает. Они серьезно предостерегали его, говоря, что он рискует спасением своей души. Но далее этого они не пошли, не приняли мер к предотвращению убийства, не предупредили своего врага, и немецкий историк справедливо замечает, что возбужденное религиозное чувство той эпохи низводило людей до нравственной бездны. Они дерзновенно решались даже предрешать суд Божий.
Убийство Генриха Гиза. Амбуазский эдикт
Почти прямым последствием этого религиозно-политического убийства было желание регентши вступить в новые переговоры и в марте 1563 года был издан Амбуазский эдикт, повторявший в главных чертах провозглашенное Сен-Жерменским эдиктом: протестантам дозволялось открыто совершать свое богослужение повсюду, за исключением Парижа и тех мест, в которых пребывал бы двор. Но мир продолжался лишь четыре года. Королева Екатерина могла теперь думать о самостоятельном правлении и с этой целью заставила парламент объявить совершеннолетним ее четырнадцатилетнего сына.
Принц Конде и адмирал Колиньи прибыли ко двору. Однако декреты тридентского собора, только что закончившего свои заседания, не были составлены таким образом, чтобы правительство могло принять их без дальнейших обсуждений. Объезжая Францию со своим сыном в 1564– 1565 годах, Екатерина встретилась в Байонне (июнь 1565 г.) со своей дочерью, испанской королевой, и герцогом Альбой, который изложил ей свои взгляды и приглашал ее принять энергичные меры против ереси. Екатерина, как дочь Итальянского дома, отличавшегося государственным умом, и лично вовсе не одержимая фанатизмом, хорошо понимала, что за религиозными интересами тут скрываются и другие, мирские. Поэтому она не дала никаких обязательств, но при общем напряжении умов, в особенности поддерживаемом известиями из Нидерландов, это свидание заставило поволноваться обе партии. Обе стороны стали готовиться к бою и вскоре опасения и вражда прорвали тонкую плотину, сдерживавшую страсти благодаря перемирию.
Военные действия, 1567 г.
В один день, а именно 27 сентября 1567 года, гугеноты поднялись во всей Франции. Благодаря хорошей организации своих сил они смогли предупредить удар, который готовила им враждебная партия. Перед их надвигавшимся войском двор бежал в Париж, но столкновение последовало близ столицы, у Сен-Дени. Сражение кончилось поражением для гугенотов, но и их противники понесли чувствительные потери. А в это время на помощь гугенотам спешили из Германии от восьми до десяти тысяч человек кавалерии и пехоты, посланные ревнителем протестантства, пфальцграфом Иоганном Казимиром. Может быть, ради того, чтобы не принимать помощи, охотно предлагаемой Альбой из Нидерландов, французское правительство снова решилось на мир и подтвердило договором в Лонжюмо постановления Амбуазского эдикта от 28 марта 1563 года.
Лонжюмоский договор, 1568 г. Война
Однако эти меры не могли разрешить противоречия. В это самое время герцог Альба лил потоки крови в Нидерландах и все, по выражению одного итальянского посла, были в какой-то ярости. При таких обстоятельствах вопрос о том, не замышляли ли обе стороны нарушить договор в то самое время, когда его заключали, становится почти праздным. Пламя должно было само вспыхнуть на раскаленной почве.
Двор был увлечен фанатизмом парижского населения и мнимыми успехами Альбы в Нидерландах. У канцлера Лопиталя, человека умеренного, были отняты государственные печати, мирный договор был торжественно взят обратно и заменен по требованию папы другим, который, допуская домашнюю свободу совести, не дозволял, под страхом смерти, публичного отправления других богослужений, кроме католического.
С жестокостью, проявляемой обеими сторонами, снова началась страшная война,– третья из французских междоусобных войн, вскоре превратившаяся во всеобщую, потому что в нее были вовлечены также Нидерланды, Англия и Шотландия. События 1568 года, в течение которого борьба происходила преимущественно в Нидерландах, уже были упомянуты выше. В 1569 году она была перенесена, главным образом, во французские земли. Гугеноты потерпели поражение при Жарнаке, где пал геройской смертью Конде, и при Монконтуре. Тем не менее, они уже слишком укоренились в стране, и особенно важно было то, что богатый и сильный приморский город Ла-Рошель держал сторону протестантства и стал уже центром небольшой протестантской территории.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73