А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

дель Рио, Гессельс, Варгас. Последний пользовался самой дурной славой, не имел понятия о чести и был вполне пригоден для позорного звания палача. Руководством к действию для этого трибунала служили шестнадцать статей, согласно которым в его ведение входили все дела об еретических учениях, об участии в разгроме священных изображений, вооруженном восстании против короля и прочее.
Неопределенность таких пунктов обвинения позволяла неправедным судьям истолковывать их по своему усмотрению. Для того, чтобы охарактеризовать это учреждение, достаточно прочитать протокол его действий за три месяца: в январе 1568 года приговорено к смерти в Валансьене 48 человек, 20 февраля задержано 95 человек, осуждено 37 человек, 20 мая – снова 53 человека, а слуги наместника заняты были поисками все новых жертв. Страна была в ужаснейшем положении. Торговля, главный жизненный нерв края, могла процветать лишь тогда, когда есть полная уверенность в спокойствии и безопасности, а здесь нельзя было ручаться ничем и за то, что может произойти в ближайшую минуту. Тысячи жителей бежали за море, в Англию, тысячи спасались в лесах и были готовы укрыться еще дальше. При этом мире жилось хуже, чем во время войны. Но и война не заставила себя долго ждать.
Морской «сброд». Казнь Эгмонта и Горна.
Изгнанники и беглецы не оставались в бездействии. Они собрали небольшое войско из своих единомышленников, французских «гугенотов», о которых будет вскоре речь, и немецких наемников. Эта незначительная армия, под начальством графа Людвига Нассаусского, храброго брата принца Оранского, перешла границу и разбила более многочисленный отряд грозных испанских ветеранов при монастыре Гейлигерле (май 1568 г.). Альба ответил на это предостережение судьбы новыми «юридически обоснованными» убийствами и казнью двух своих знаменитых узников, графов Эгмонта и Горна.
Особая комиссия для производства над ними суда прибыла в Гент в ноябре 1567 года. Многие высокопоставленные лица, в том числе даже император Максимилиан и сам Гранвелла, старались повлиять на короля Филиппа. Более всех прилагала к этому усилий несчастная жена Эгмонта, мать одиннадцати детей. Но все было тщетно, равно как и привилегия рыцарей Золотого Руна, на которую Эгмонт ссылался перед судьями в своем простодушии. Вслед за победой, одержанной «Сбродом», суд произнес свой приговор (2 июня): смерть и конфискация имущества в пользу короны. Оба осужденных были доставлены в Брюссель под надежной охраной. Там, на площади, все подступы к которой были заграждены солдатами, совершилось кровавое дело (5 июня). Палач исполнил свою обязанность, и голова победителя при Гравелингене была воткнута на один из воздвигнутых шестов. Через два часа был казнен и Горн. Оба павших оставались до конца верными своему заявлению, что умирают верными слугами короля. Герцог написал Филиппу о том тяжелом положении, в которой находится вдова Эгмонта. А в это время конфискованное имущество казненного препровождалось для умножения богатств, отнятых таким же образом у других лиц. Он заявлял в том же письме, что весьма утешается тем, что оба графа покончили жизнь добрыми католиками.
Казнь графов Эгмонта и Горна на торговой площади в Брюсселе. Гравюра на меди работы Франца Гогенберга
Вильгельм Оранский
Кара за все эти злодеяния наступила не скоро. Политика крови могла вполне прожить отведенное ей время. Надежды страны обратились к Диллендорфу-на-Лане, где Вильгельм Оранский окружил себя небольшим двором. В октябре принц вступил со значительными силами в Брабант, но Альба не принимал сражения. К тому времени средства на содержание армии у Вильгельма быстро истощились и он был вынужден снова покинуть страну. После этого тирания укрепилась еще больше. Однако в следующем году Альба потерпел поражение.
Система его правления требовала громадных расходов, и герцог, не довольствуясь постоянными конфискациями и вопреки основам всякого, хотя бы самого властного управления, придумал ввести в стране, жившей исключительно куплей и продажей, испанскую «альковалу», то есть взимание одного сотого пфеннига со всякого движимого и недвижимого имущества, одного двадцатого пфеннига со всякой продаваемой недвижимости, и одного десятого с продаваемой движимости. Но он наткнулся при этом на пассивное сопротивление, с которым не могла справиться даже его тирания. В самой Испании смеялись над безрассудной мерой. Торговцы закрыли свои лавки, объявив, что им нечего продавать. Вскоре вся страна последовала такому примеру, и применение декрета о новом налоге пришлось отложить. Несостоятельность такого управления страной проявилась полностью и летом 1570 года была объявлена так называемая амнистия, но милостивый манифест был составлен так, что в другой стране был бы сочтен за суровую карательную меру, вследствие чего он не успокоил, а внес еще большее раздражение в умы.
Население, подававшее пример исключительного долготерпения, стало помышлять уже не о помилованиях, а об освобождении и мести. Правительство, презрев все и вся, лишь усилило бремя своего угнетения. Преследовалось все – дети, распевавшие на улицах кальвинистские псалмы, женщины, навещавшие своих мужей в изгнании, – но власть этим ничего не достигала. Между тем географическое положение страны и отчаяние изгнанных с родины граждан способствовали созданию своеобразного воинства, с которым правительству приходилось считаться. Эти воины приняли название «Морского сброда» и, не надеясь на помилование при существующей власти, занялись морскими разбоями и наносили большой вред испанцам, грабя и разоряя прибрежные местности.
Взятие Бриеля, 1572 г.
Эти буйные шайки, постепенно приобретавшие правильную организацию, овладели зеландским городком Бриелем. Бриель стал опорным пунктом для движения, распространявшегося по всем северным провинциям, и в то же лето (август 1572 г.) представители самой обширной нидерландской области, Голландии, признали на своем собрании в Додрехте законным королевским наместником в провинциях Голландии, Зеландии, Фрисландии и Утрехте принца Вильгельма Оранского. Принц выступил в поход и одержал победы, но побоище, которому подверглись протестанты во Франции в ночь с 23 на 24 августа, вследствие нового оборота французской политики, ободрило испанцев и свело на нет весь успех армии «Сброда».
Однако Альба не мог торжествовать. При всей своей ограниченности он понимал, что не достиг ничего в течение своего шестилетнего правления. Естественные последствия воплощения его системы были слишком очевидны. Суммы, добытые конфискациями, таяли у него в руках и грозили не пополняться более, его солдаты дичали, выполняя обязанности, которые считали позорящими их звание, хотя они и были грубы сами по себе. Альба сознавал, что в Мадриде им также не совсем довольны и немая, холодная, но всюду питаемая к нему ненависть начинала задевать за живое даже его жесткую и мрачную душу. Он подал просьбу об увольнении, предупреждая тем свою отставку, и покинул в декабре 1573 года страну, в которой своими деяниями исключил возможность дальнейшего испанского господства.
Военные действия, 1573-1576 гг.
Но об изменении испанской системы правления все же не было еще речи. После взятия Бриеля дела приняли, вообще, боевой характер и в германской части Нидерландов примирение с Испанией становилось уже немыслимым. Преемник Альбы, дон Луис Зунъига-и-Рекуезенс, был гораздо выше своего предшественника как по государственному уму, так и по военным способностям. Он понимал, в чем состояла сила противников и нанес им сокрушительное поражение на Моокерской равнине в апреле 1574 года. Два брата принца Оранского, Лудвиг и Генрих, пали в этом сражении, так что и третье предприятие принца Вильгельма кончилось неудачей.
Но эта неудача не поколебала веры в правое дело. Огонь, однажды возгоревшийся в душе степенного народа, продолжал пылать непрерывно и знаменитая оборона Лейдена, жители которого пробили свои плотины для того, чтобы море пришло к ним на помощь против испанцев и в течение долгих месяцев выносили все ужасы осады, – эта оборона могла свидетельствовать об общей решимости. Город был награжден за это университетом, основанным все еще во имя короля, – для поддержания той верноподданической фикции, по которой Нидерланды боролись лишь против тех, кто был одновременно врагом и народа, и короля.
Рекуезенс умер в том же году. Он начал дело искусно, стараясь опираться на южные провинции, население которых было предано католицизму и потому более склонно к примирению. Но в течение двух месяцев, которые протекли до приезда нового главнокомандующего, испанские войска деморализовались полностью. Они превратились в разбойничьи шайки, опустошавшие страну, и ужасное разграбление Антверпена этой освирепевшей солдатчиной заставило южные провинции теснее примкнуть к северным. 8 ноября 1576 года представители тринадцати провинций заключили договор «Гентское умиротворение», содержавший программу общих действий, главными статьями которого были: удаление испанцев, созыв генеральных штатов и религиозная терпимость.
Дон Хуан Австрийский
Вскоре прибыл новый наместник – сводный брат короля Филиппа, дон Хуан австрийский, стяжавший себе европейскую славу еще в юные годы. Он заслужил свои боевые лавры в войнах против ислама, сначала сражаясь с маврами, от которых еще не вполне был очищен юг Испании. Полное уничтожение мавров входило в правительственную программу Филиппа. После того, как Филипп обезоружил мавров, он издал указ (1567 г.), согласно которому всякому мавру, по прошествии трехлетнего срока, запрещалось, публично или втайне, читать, писать или говорить по-арабски. Каждый их них в течение двух лет должен был одеться по-кастильски и выбрать себе кастильское имя. Преследование распространялось также на мусульманские музыкальные инструменты, на бани и песни. Мавры решились на отчаянную оборону, но тщетно. Многие из них бежали за море, остальные были покорены дон Хуаном, который решил таким славным подвигом первую задачу, возложенную на него Филиппом (1570 г.). Когда же в следующем году папа Пий V, Венецианская республика и король Филипп соединились для совместного противодействия вновь надвигавшимся османам, главное командование над союзным флотом было поручено дон Хуану, который одержал в Коринфском заливе, при Лепанто, 7 октября 1571 года одну из самых блистательных побед, когда-либо одержанных христианами над турками, которые потеряли около 35 000 человек и до 200 судов.
Дон Хуан Австрийский. Гравюра на дереве работы фон Лееста
Война. Александр Фарнезе
Желая дать другое направление честолюбию Александра Фарнезе, Филипп возложил на него Нидерландское наместничество – трудную задачу, которую Хуан выполнил отчасти успешно. Он принял «Гентское умиротворение» и провозгласил в своем «Вечном эдикте» (Edictum perpetuum), от февраля 1577 года, следующую программу: удаление испанских войск, терпимость ереси, созыв генеральных штатов. Южные провинции признали его наместником, но принц Оранский, стоявший во главе северных провинций, не изъявил согласия потому, что не доверял испанскому миролюбию – и вполне справедливо. Таким образом, дон Хуан не достиг своей цели. Он питал обширные замыслы, а Филипп не доверял ему. Снедаемый честолюбием, впав в немилость к королю, он умер в октябре 1578 года, дожив всего до тридцати трех лет.
Вместо него был назначен Александр Фарнезе, принц Пармский, сын бывшей правительницы, наиболее способный из всех тех, кто правил в это время Нидерландами. Он твердо сознавал, чего хочет, и сумел привлечь на свою сторону южные провинции. Получив от него подтверждение своих прежних привилегий и своего старинного внутреннего административного устройства, они обязались твердо поддерживать католическое вероисповедание, тогда как на севере вовсю распространилось протестантство, в которое формально с 1576 года перешел и сам принц Оранский.
Александр Фарнезе, принц Пармский. Гравюра работы Криспэна де Пасса
Размежевание южных провинций, в которых господствовали французский язык и католическая религия, от северных, немецких и исповедывавших протестантство, свершилось, а последние – Голландия, Зеландия, Гельдерн, Цютфен, Фрисланд, Утрехт, Оверисель – заключили между собой в январе 1579 года Утрехтский союз.
Утрехтский союз, 1579 г.
Это был военный союз, в котором предполагались общие военные издержки, общая армия, устранение посторонних договоров. Следовательно, в отношении противников образовывалось как бы одно государство, но внутренние дела каждой области, каждого города или сословия продолжали ведаться по своим старинным уставам. Внешне соблюдалась и конституционная форма: союз был заключен от имени короля, но эта фикция никого не обманывала. В июне 1580 года принц Оранский был торжественно объявлен Филиппом вне закона: «Всякий испанский подданный или чужеземец, достаточно благородный душой на то, чтобы избавить короля от этой язвы, Вильгельма Нассаусского, этого врага рода человеческого, мог получить, доставив его живым или мертвым, 250 000 крон награждения. Кроме того, будучи не дворянского рода, он получал дворянство; будучи преступником, – какое бы злодеяние ни совершил, – получал полное королевское прощение». Так взывал король Филипп к сотрудничеству убийц против врага, которого не мог одолеть в честном бою.
В ответ на это депутаты союзных провинций, собравшись в Гааге (июль 1581 г.), подписали формальный акт отделения от испанской короны. «Всякому известно, – гласил документ, – что государи поставляются Богом для того, чтобы творить добро своим подданным, хранить их, как пастырь хранит свое стадо. Если же государь не исполняет этого долга, угнетает своих подданных, отнимает у них старинные их права, обращается с ними, как с рабами, то его надо считать не государем, а только тираном, на основании чего сословные чины нашей страны могут, по праву и разуму, отречься от него и избрать другого на его место». Так и поступила страна, избрав своим главой принца Оранского.
Но полное завоевание свободы Нидерландами зависело от исхода общей великой борьбы, в которой непосредственно принимали участие Испания, Англия, Шотландия и Франция, – борьбы, достигшей в это десятилетие данного века решительного момента. Поэтому необходимо бросить сначала взгляд на Францию, судьба которой теснейшим образом сплеталась с событиями, происходившим в Нидерландах, стране, двадцать лет боровшейся за свою свободу.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Франция при четырех последних Валуа. Кальвин и реформация в Женеве. Гугенотские войны. Первые шаги Генриха IV

Франция
Политический союз с протестантами, в который Франциск I вступал не один раз за время своей борьбе с Карлом V не означал, однако, что он разделяет их воззрения. Он отличался самостоятельностью суждений и решений, поощрял разумно и участливо всякие научные труды, однако находился при этом под влиянием сестры своей, королевы Маргариты Наваррской, которая, обладая более смелым и независимым умом, нежели он сам, сделала решительный шаг и примкнула к новому учению. Но проявлять интерес к науке и искусству и понимать, что учение монахов и их уставы уже устарели, не является еще действительным поиском истины.
Франциск был человек поглощенный мирскими и политическими интересами, настоящий французский дворянин, храбрый солдат, бесстрашный рыцарь, но он не обладал достаточным мужеством для борьбы с силами, которыми располагала старая Церковь. К чести его служило уже и то, что он не давал полной воли тому яростному преследованию, на которое были готовы даже близкие ему лица, хотя, впрочем, такое преследование лишь помогло бы распространению протестантства. Во время переговоров с Карлом V Франциск I хвалился тем, что в его владениях нет еретиков. К этому времени приверженцы нового учения еще не объединились в общину.
Генрих II
Преемник Франциска I, Генрих II, мог видеть, что в его коронных владениях это дело поставлено было иначе.
Кальвин
Стремления к разрыву с папской Церковью и восстановлению истинного христианства связывались для Франции и, вообще, для романского мира с тем, что происходило в небольшом, поставленном в особые бытовые условия, городке– Женеве. Жители этого города с трудом отстояли свои права перед герцогом Савойским, который старался превратить свой протекторат над ними в реальное владычество. Они также успели отклонить притязания епископов, которых поддерживали правительственные власти.
Выдающимся историческим деятелем был при этом Гильом Фарель, французский проповедник, ученик мастера Жака Фабри из Этапля. Его можно считать патриархом французских реформатов. Он был одним из главнейших и наиболее рьяных апостолов этой эпохи, пренебрегавший опасностью. В окружении бед, грозивших осужденному городу со стороны епископов и герцога, он успел основать протестантскую общину. В это время (1536 г.) в Женеве появился человек, с именем которого наряду с Цвингли, связана вторая главная форма протестантского учения. Это был Иоанн Кальвин (Jean Chauvin).
Иоанн Кальвин. Анонимная гравюра
Жан Шовен был французский подданный, уроженец Северной Франции. Он родился 10 июля 1509 года, в Нойоне (Пикардия), отец его был чиновник. Пройдя курс богословия в Париже, он получил приход. Но его уже мучили сомнения: он сдал свою должность и принялся за изучение права. Новая наука представляла ему уже нечто завершенное, но он не довольствовался этим, углублялся в нее, перерабатывая все собственным умом. Строгие черты его лица, худоба его изможденного тела свидетельствовали о рвении, с которым он предавался занятиям, стремясь уяснить себе основы науки. При своих необыкновенных способностях он мог бы составить себе блестящую карьеру, оставаясь верным старой Церкви, но Шовен, как и многие люди в это время, приносил выгоды в жертву своим убеждениям. Он посещал университетские лекции в Бурже и Орлеане, затем, с 1532 года, занялся снова богословием и с тех пор стал столпом небольшой реформатской общины в Париже, однако вскоре был вынужден покинуть этот город. Он отправился в Базель и написал там свой знаменитый догматический трактат: «Руководство к христианской религии» (Institutio christianae religionis, 1535 г.).
Наряду с основными сочинениями Лютера это было важнейшей догматической книгой всего века и самым сильным опровержением римско-церковного учения, за что Рим и считал его наравне с Лютером самым опасным и ненавистным из своих врагов. Кальвин еще резче Лютера восстановил августинское учение о предопределении, подкрепляя его глубокомысленными доказательствами. Эта вера в безусловное божеское назначение всех судеб, которое сам Кальвин именует «страшной тайной», давала ему и многим другим после него то могущество, которое укрепляло их против врага, недоступного никакому земному оружию. В силу этого, когда Кальвин прибыл в Женеву, возвращаясь из своей поездки в Италию, Фарель потребовал, чтобы он остался в городе, грозя ему гневом Божиим в случае, если бы он пренебрег распространением здесь своего учения.
Реформация в Женеве
Оба учителя рьяно принялись за дело. Их община возросла потому, что все надеялись на их помощь в борьбе города против епископа. Многие также ожидали, что при новом учении их жизнь станет более свободной, но они ошиблись. Кальвин был из тех, которые не отступали перед крайними выводами там, где требовалось установить во всей строгости христианский уклад жизни. При наступлении Пасхи 1538 года он решил отказать всей общине в причащении, если его требования не будут исполнены. Это вызвало такое смятение, что Кальвин и Фарель были вынуждены оставить город.
Но Кальвин был неустрашим. После нескольких лет, проведенных в учении и странствиях, он вернулся и правил почти безграничной властью маленькой республикой со всей силой своего целостного, сурово-величавого характера. Согласно его учению, все люди уже обречены либо на избрание, либо на осуждение. Избранные составляют истинную Церковь, и только они. Однако хотя человеку не подобает решать и судить и каждый должен считаться за принадлежащего к Церкви, если придерживается ее учения, но, тем не менее, из нее должны исключаться все, отрицающие ее словом или делом, то есть не только неверующие, отклоняющиеся от божественного откровения, но и распутники.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73