А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Багрянцев Борис

Отдать швартовы!


 

На этой странице выложена электронная книга Отдать швартовы! автора, которого зовут Багрянцев Борис. В электроннной библиотеке park5.ru можно скачать бесплатно книгу Отдать швартовы! или читать онлайн книгу Багрянцев Борис - Отдать швартовы! без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Отдать швартовы! равен 69.97 KB

Багрянцев Борис - Отдать швартовы! => скачать бесплатно электронную книгу



Багрянцев Борис Иванович
Отдать швартовы !
Борис БАГРЯНЦЕВ
Отдать швартовы!
Эта книга для тех, кто мечтает о море и соленом ветре, кто дорожит флотской дружбой, кто в службе морской видит свое призвание и цель. Книга поможет ребятам сделать первые шаги на пути, который в будущем приведет их на капитанские мостики.
ОГЛАВЛЕНИЕ
Одиссея Арчибальда Джонса
Планы Огурца
Сокровища английского купца
Подслушанный разговор
Ночная тревога
Неотправленная телеграмма
План "Морской дуб"
Кладоискатели отдыхают от забот
Паяльщик Огурец
Практическое ознакомление с морскими традициями
Сколько веревочке ни виться...
Открытие Ивана Лукича
Что вы на это скажете, морячки?
Иван Лукич укладывает чемоданы
Самый хороший день
Начало операции "Морской дуб"
Вторичное появление сэра Джонса
Дела минувших дней
Последний парад
Кто ищет, тот найдет
Вместо эпилога ______________________________________________________________________
- Вот тут на Балтике, - доносился до Юрки хрипловатый
голос деда, - начинался "путь из варяг в греки". Я это к тому
говорю, что проходил он, между прочим, и по Ладоге. Смотри
сюда. Из Ладоги по реке Волхов спускались заморские гости, так
купцов тогда называли, в озеро Ильмень. А оттуда по реке
Ловати добирались они до Западной Двины...
(Из разговора деда с внуком Борисом. С этого разговора,
подслушанного другим внуком - Юркой, - все и началось)
Об этих "гостях" Юрка слышал когда-то в школе. Юрка за них даже двойку схватил. Кому, спрашивается, интересно слушать, как они, надрываясь, волокли свою мануфактуру к Днепру! Видали мы этих варягов. Заскучавший Юрка хмыкнул и все свое внимание перенес на телевизор: начинался футбол. Полузащитник гостей сразу же ввел в прорыв своего форварда.
Между тем тот упал и начал кататься по траве. Болельщики повскакивали с мест, требуя у судьи пенальти. Дадут или не дадут? Не дали. Подбитый футболист вскочил на ноги, и игра возобновилась. Теперь Юрка снова мог воспринимать не только футбол, но и кое-что еще. Голос деда коснулся его ушей. Юрка послушал немного и сделал телевизор потише. Его заинтересовала...
...ОДИССЕЯ АРЧИБАЛЬДА ДЖОНСА
В отроческие годы Арчибальд Джонс сбежал из монастыря, где после смерти родителей из него хотели воспитать угодного богу человека. Этим и объясняется кличка Монах, прилипшая к нему на всю жизнь. Больше тридцати лет страшный Монах разбойничал на морских путях, ведущих из Америки, Африки и Ост-Индии в Старый Свет. Немало золота, серебра и драгоценных камней осело в сундуках удачливого пирата. Настал день, когда сэр Джонс (титул был пожалован ему за щедрые отчисления в казну) собрался на покой. Многие пираты, разбогатев, вкладывали деньги в промышленность, земледелие и торговлю. Сэр Джонс решил последовать их примеру.
Итак, весной 1555 года проездом в Лондон Арчибальд Джонс остановил коней у придорожной корчмы, чтобы выпить кружку эля и перекусить. Своими манерами и громким голосом он вызвал неудовольствие человека, сидевшего к нему спиной за соседним столом. Когда сэр Джонс во всю глотку заорал песню, тот не выдержал и повернулся к нему:
- Я бы попросил вас, милейший, доставить мне удовольствие и не реветь здесь как бык. От вашего голоса у меня портится аппетит.
От такой наглости сэр Джонс оторопел. Недолго раздумывая, он направился к незнакомцу с намерением оторвать ему уши. Какие-то люди преградили ему дорогу. Но молодчики Джонса, поднаторевшие в абордажных схватках, накинулись на них, как волки на овец. Побледневший незнакомец обнажил шпагу и настороженно ждал. Хозяин корчмы пытался схватить Джонса за рукав и что-то сказать, но разъяренный Монах грубо оттолкнул его прочь. Он взглянул на шпагу в руках противника и криво ухмыльнулся - этих дворянских штучек он не понимал. Потом вытащил из ножен тяжелый пиратский нож и с пяти шагов всадил незнакомцу в грудь. Тот свалился, даже не охнув. Взволнованный хозяин подбежал к нему, расстегнул костюм, прижался ухом к груди. Сердце не билось.
- Что вы наделали? - сказал он, поднимаясь. - Вы убили члена королевской семьи.
Сэр Джонс побледнел как мел. Теперь спасти от казни его могло только собственное проворство. Переодевшись в платье простолюдина, всю ночь он гнал лошадей, чтобы успеть прихватить из дома хотя бы часть припрятанных богатств.
Знакомый капитан, которому сэр Джонс однажды оказал маленькую услугу, согласился тайно взять его к себе на борт.
* * *
Как оказалось, корабль направлялся в какую-то Московию, куда два года назад случайно заплыл Ричард Ченслер при попытке Северным морским путем пройти в Индию и Китай. Сразу после возвращения Ченслера на родину купцы основали "Московскую компанию", которая получила монополию на всю торговлю в тех областях. Теперь купцы этой компании направлялись туда, чтобы всерьез торговать с русскими людьми. Трюмы ломились от товаров. Лишь один сэр Джонс вез жалкий мешок с дешевыми сукнами, пистолями и часами, которыми снабдил его великодушный капитан.
Ветер быстро гнал корабли на восток. Море, словно набегающая дорога, само катилось под киль корабля. Без особых приключений достигли Северной Двины. Сэр Джонс был рад сойти на незнакомый берег. Зато купцы, надеявшиеся Северным путем достичь Китая, решили плыть дальше. Доверив сэру Джонсу изрядную толику своих товаров, они подняли паруса и растаяли за горизонтом.
В тот год царь Иван милостиво разрешил англичанам беспошлинно торговать в своей стране. Осмотревшись, сэр Джонс с удивлением обнаружил, что Московия - громадная земля, богатая воском и медом, льном и коноплей, кожами и рыбьим зубом, пенькой и корабельным лесом. А драгоценную пушнину - соболей и куниц, горностаев и выдр, бобров и лисиц - русские отдавали почти задаром.
Дела шли успешно. Торговля процветала. Через полгода сэр Джонс удвоил доверенный ему капитал, через год - утроил. В Холмогорах, у самой пристани, он поставил крепкие каменные амбары, завел прядильную мануфактуру, выстроил себе просторный дом для жилья. Из его окон он ревниво поглядывал на испанские и голландские корабли, которые вслед за английскими нашли дорогу в эти места.
А компаньоны словно в воду канули. Ходили смутные слухи, что далеко на востоке какой-то корабль раздавило льдом, а на людей напало дикое племя самоедов.
Разворачивая дела, энергичный англичанин предпринял путешествие в Москву. Много дней, поражаясь размерам страны (ее бесконечность напоминала ему океан), катил он на санях в русскую столицу. Город показался ему огромным. Лондон с предместьями и то, наверное, уступал Москве по величине. Среди необозримого множества раскиданных так и сяк деревянных домов и каменных хором сэр Джонс отыскал на Варварке подворье, где обосновались его земляки.
Толкаясь в торговых рядах, сэр Джойс видел множество привозного товара из разных стран. В ювелирных рядах шкафы и столы ломились от драгоценностей. В венецианских хрустальных вазах отражались золотые и серебряные братины. Во всей Европе не было столько драгоценностей, сколько в одной Москве. Изумруды, бечеты, яхонты, лалы, бирюза и жемчуг блистали и искрились на приемах у царя и бояр, украшали церковные книги и посуду в богатых домах, оружие начальных людей.
Драгоценности шли с Востока. И англичанин, как гончая, почуявшая след, устремился туда. Больше месяца добирался он до Астрахани по Волге-реке. Путь был небезопасен. Сторожевые городки встречались редко, разбойники - гораздо чаще. Их струги, легкие плоскодонные суда с отвесными бортами, невозможно было догнать. Впрочем, и уйти от них можно было только с помощью бога. Разбойники весьма ловко управляли веслами, а при попутном ветре ставили паруса. Русские купцы называли этих пиратов вольными казаками и, чтобы уберечься от них, сбивались в огромные караваны в несколько сотен судов.
У острова Четырех Бугров при впадении Волги в море англичанин перевалил свои товары на морские суда, которые взяли курс на Шемаху. Через неделю плавания подошли к пристани в устье речки Низабад. Товары перегрузили на вьюки и тронулись дальше. Каменистая дорога шла в гору. По обочинам белели лошадиные, верблюжьи и ослиные кости. На расстоянии дневного перехода друг от друга стояли караван-сараи. Их крепкие стены надежно защищали от разбоя. За ними усталых купцов ждала еда и постель, лошадей - конюшня и овес.
В Шемахе сэр Джойс не задержался. Жажда наживы уводила его все дальше и дальше на юг. Солнце палило. Ни одно облачко не показывалось на небе. От жары земля высохла и потрескалась. Пали три верблюда и шесть лошадей. Путники забыли вкус воды.
Только к исходу четвертого месяца пути сэр Джонс достиг Персидского залива. Из его вод поднимался удивительный остров. Это и был Ормуз. На здешние рынки стекались драгоценности со всего света, а близ самого острова искусные ныряльщики доставали самый крупный в мире жемчуг - гурмыжские зерна. У сэра Джонса жадно загорелись глаза. Он понял, почему побывавшие здесь русские люди говорили: "Аще бы свет был перстнем, Ормуз был бы его камнем".
ПЛАНЫ ОГУРЦА
- Юра, тебя спрашивают, - позвала мать.
- Скажи, что меня нет дома, - отозвался Юрка. Ему очень не хотелось вставать, чтобы не пропустить, чем кончилась только что начавшаяся на острове Ормузе любопытная история.
- Нет уж, не заставляй меня, пожалуйста, лгать. Если ты занят, скажи, пусть позвонят попозже.
Пришлось подойти. Звонил Огурец. Стоит ему чихнуть, как он тотчас бежит к телефону, чтобы сообщить об этом всем своим друзьям.
- Здорово, Юрчик! - сказал Огурец. - Ты что делаешь?
- По тебе скучаю, - ответил Юрка. - Давай скорее. Я долго не могу.
- Больно ты деловой. Не хочешь - не говори. Только потом сам жалеть будешь.
- Ну ладно, ладно. Слушаю.
- У меня отец в командировку уезжает.
- Поздравляю.
- А ты не смейся. Я тебе говорил, что он акваланг купил?
- Говорил. Ну и что?
- А то - можно взять и поплавать под водой. Запросто.
- Из-за этого ты мне и звонил?
- Ты погоди, не спеши. Я знаю место, где в прошлом году утонули золотые часы.
- С чего это они "утонули"?
- Два дядьки нашли в сарае старую лодку и поехали кататься. Начали спорить. Один говорит, что у него часы водонепроницаемые, а другой не верит. Ну, тот снимает их с руки, окунает в воду и давай полоскать. А его приятель подумал, что он хитрит, лег на борт и стал смотреть, как бы он там не обманул. Увлеклись они, ничего не замечают.
- И кто выиграл?
- Никто. Часы-то воду не пропускали, а лодка - вовсю. Один оглядывается, смотрит - ба, пол-лодки воды. Толкнул того, с часами, в бок. Тот оглянулся и с перепугу выронил их в воду. Они и до сих пор там лежат.
- Огурец, мне сейчас неудобно говорить, - сказал Юрка, которому рассказ об этих часах успел надоесть. - Я тебе попозже сам позвоню. Ладно?
Повесив трубку, он вернулся в комнату. Сэр Джонс продолжал наживаться и бесчинствовать. "И какой только дурак дал ему въездную визу!" - возмутился Юрка и стал слушать дальше.
СОКРОВИЩА АНГЛИЙСКОГО КУПЦА
На острове Ормуз сэр Джонс столкнулся с несколькими португальцами, в которых распознал отъявленных головорезов. В тайном притоне, который он открыл, краплеными картами шла игра на золото и камни. Людей настолько же богатых, насколько неосторожных, с проломленными черепами находили на морском берегу. Самоцветные камешки, на которые падал алчный взгляд "аглицкого купца", приобретали способность притягивать к своим владельцам пули и отравленное вино. И никому не приходило в голову, что почтенный торговец и главарь сухопутных пиратов одно и то же лицо.
Прожив в Ормузе осень и зиму, сэр Джонс вернулся назад в Москву. Тысячи опасностей, через которые он прошел, не охладили его пыл. За первым путешествием на Восток последовали другие. И каждый раз кованые сундуки "аглицкого" подворья на Варварке пополнялись самоцветами, которыми не погнушался бы любой государь.
Тем временем над Москвой сгустились тучи. Волей царя Ивана страна была брошена в омут опричных страстей.
Изменилось отношение и к английским "гостям". Им еще разрешалось торговать беспошлинно, но чувствовалось, что скоро придет этому конец. Русские купцы настойчиво требовали поприжать наконец англичан. Да и царь, у которого война быстро опустошала казну, не мог равнодушно видеть чужое богатство. Сэр Джонс твердо решил уехать из Московии и немедля начал свертывать свои торговые дела. Золото считалось заповедным товаром. Вывозить его за границу строго-настрого запрещалось. А у сэра Джонса было его немало, и расставаться с ним он не хотел. Поэтому его сообщникам не составило большого труда уговорить Арчибальда через Ладогу тайно уплыть в Ливонию.
Так и поступили. По Волхову поднялись в Ладогу, но, вместо того чтобы грести вдоль восточного берега, поставили струг носом на град Кексгольм, что на западном берегу. И возложили надежды на силу рук своих и судьбу.
Упала ночь. Русский берег пропал во мраке. Поднялся ветер. Осенью плавание по Ладоге ненадежно. Сэр Джонс с тревогой смотрел, как тучи черным пологом затягивают небо. Но путь оставался только один вперед. Тут-то и порешили его сотоварищи расправиться со своим хозяином и захватить его сокровища. Посчитав, что до ливонского берега уже недалеко, один из гребцов бросил весло:
- Пора, хозяин! Давай делить камушки! А не то...
Сэр Джонс понял его и вытащил из ножен кривой турецкий ятаган. Слуга не изменил ему и встал рядом. На струге, ухающем с волны на волну, началась ожесточенная рубка.
Сэр Джонс был уже немолод, но сабля по-прежнему оставалась страшной в его руке. К тому же противники не могли навалиться на него всем скопом, а один на один у них было мало шансов его одолеть. Гребец на корме, державший струг против волны, с испугом видел, что дело принимает плохой оборот. В полной растерянности он встал и оставил без присмотра кормовое весло. Струг тотчас же развернуло боком, и волна, ударив в борт, поставила его торчком. Сэр Джонс едва устоял на ногах. Заговорщик, только что стоявший против него, с душераздирающим воплем полетел в кипящую воду. А из кромешного мрака уже надвигалась вторая водяная гора.
"Шкатулка, моя шкатулка!" - подумал сэр Джонс, и в этот миг...
ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР
- Ну и надымили! - недовольно сказала мать, входя в комнату. Папа, закрой дверь. Своими разговорами вы мешаете Юрику учить уроки. И пожалуйста, дыми поменьше. Хоть бы догадались форточку открыть...
- Никто мне не мешает, - возразил Юрка. Взрослые всегда так: встревают как раз тогда, когда ты их меньше всего об этом просишь.
- Почему у тебя свет падает с правой стороны? - Мать все не оставляла его в покое. - Сядь так, чтобы тень от руки не ложилась на тетрадь. Не порти себе глаза.
Юрка крутился как на гвоздях, ожидая, когда она уйдет. С сэром Джонсом неизвестно что, а тут мать завела разговор про какую-то тень. Покончив с этим, очень "кстати" стала спрашивать, когда их отпустят на каникулы.
- Скоро! - закричал Юрка. - Отпустят, не беспокойся!
- Юра! - удивилась мать. - Ты последнее время стал какой-то нервный. Что с тобой?
- Ничего, - сказал Юрка и с досады лбом стукнулся о стол. Человек не знает, жив сэр Джонс или уже утоп, а тут начинают интересоваться твоей нервной системой.
- Ладно, ладно, - обиделась мать. - Я ухожу.
Только она отошла от стола, раздался звонок. Вошла соседка и сладким голосом запричитала:
- Юрочка, голубчик! Мы купили сервант. Помоги, пожалуйста, внести. Не откажи! Ах, какой у вас хороший мальчик!
Когда сервант был водворен на место, Юрка бегом бросился назад. Увидев, что дверь в комнату деда плотно затворена, он подкрался на цыпочках и приложил к ней ухо. Голоса звучали приглушенно, но слова можно было разобрать.
- Понимаешь, дедушка, - говорил Борька. - Произошло это примерно здесь. Но где точно, никто не знает. Столько времени прошло - попробуй найди. Я в прошлом году нырял-нырял - и ничего.
- Там глубоко?
- Порядком.
- Не отчаивайся, брат. Кто ищет, тот всегда найдет. Глядишь, и тебе повезет.
- Буду стараться, а там как выйдет.
- Да-а! - протяжно сказал дед. - Лет пролетело много.
Они помолчали.
- Ну, побалакали, и хватит. - Вставая, дед скрипнул креслом. Пойду-ка я куплю "Вечерку".
Юрка едва успел отскочить от двери и сесть за стол.
- А ты все сидишь? - удивился дед. - Ишь ты какой сегодня прилежный! За один день недельную норму отсидел.
Юрка обидчиво шмыгнул носом и промолчал. Вслед за дедом ушел куда-то и Борис. Мать хлопотала на кухне. Пытаясь сосредоточиться на услышанном, Юрка заглянул в комнату деда. На столике перед радиоприемником лежал скомканный клочок бумаги. Юрка повертел его в руках и развернул. На нем была лишь неровная замкнутая линия. Словно малый ребенок неуверенной рукой пытался начертить круг. Внутри круга стоял аккуратный крестик. Увидев его, Юрка чуть не лишился чувств. Торопясь как на пожар, он достал с полки толстую книгу и отыскал в ней карту Ладожского озера. Взглянул на нее, и замкнутая линия на клочке бумаги сразу перестала быть неуверенной и случайной. Борька отлично умел рисовать, и контуры Ладожского озера получились у него так, словно он пользовался копиркой "А что означает крестик?" - подумал Юрка, и тотчас в его ушах прозвучали недавно слышанные Борькины слова: "Я в прошлом году нырял-нырял - и ничего". А дед еще ответил. "Не отчаивайся, брат. Кто ищет, тот всегда найдет".
- Да это же место, где затонул струг сэра Джонса! То-то они все секретничали!
Юрка опустился на стул, обхватил голову руками и попытался обдумать все холодно и спокойно. Но давалось ему это с трудом. Кровь шумела в висках. Мысли разбегались.
"Тоже мне, еще брат называется! - распалял он самого себя. - И дед туда же. Скрыть такую вещь от ближайшего родственника! Авантюристы, заговорщики - вот они кто. А все улыбаются, нотации читают, хорошими прикидываются. Верь людям после этого!"
На душе у Юрки стало так горько, что он незаметно для себя заплакал. Крупные слезы покатились по щекам и часто-часто закапали на тетрадь.
- Жадины-говядины! - совсем по-детски бормотал он себе под нос. Шкатулки еще и в помине нет, а они уже боятся, как бы чего не вышло. Ну да ладно! Все равно по-вашему не быть. Я не то что некоторые. У меня от ребят тайн нет. А вместе мы все можем. Мы эту шкатулку мигом найдем. Еще посмотрим, кто кого опередит!
Юрка живо представил, как он вместе со своими верными друзьями Витькой Веснушкиным и Женькой Огурцовым вытаскивает из глубины заветную шкатулку, и на душе у него отлегло. Он представил себе Борькино лицо, когда до него дойдет эта весть, и на душе стало совсем хорошо. Погодите только, утрем Борьке нос по всем правилам. Отучим его задаваться раз и навсегда! Деньги они, конечно, пожертвуют на строительство танка или самолета. Само собой. "Пионерская правда" напишет об этом целую статью. У стенда в школьном коридоре соберется толпа. Он, Юрка, заранее никому ничего не скажет. Сядет на подоконник и будет болтать ногами. Потом самый умный наконец поймет, что речь идет не о ком-нибудь, а об ученике из их класса. Тут поднимется вавилонское столпотворение: шум, расспросы, восторги, а кое-кто даже завидовать начнет. "Юра, как тебе удалось такое трудное дело?" спросит Милка Щеглова и заглянет ему в глаза. "Очень просто, - ответит он скучным голосом и даже зевнет. - Нырнул поглубже и достал. А чего вы так удивляетесь?"
От этих мечтаний Юрка так распалился, что не выдержал бездействия и побежал к Огурцу. С видом заговорщика вытащил его из дома и молча потащил к Веснушкину. По дороге Юрка стоически молчал, хотя вопросы сыпались на него как град. У Веснушкиных были гости. Чтобы назойливые взрослые не мешали совещаться, пришлось запереться в ванной. Только здесь, в тесном кругу своих ближайших друзей, Юрка позволил себе раскрыть рот.
- Товарищи мои! Только вам могу я это доверить, - сказал он таинственным шепотом, притягивая ребят поближе. - Я знаю, где лежит клад.
Наступило драматическое молчание. Первым нарушил его Веснушкин.
- Сейчас попросит рубль взаймы, - сказал он, обращаясь к Огурцу.

Багрянцев Борис - Отдать швартовы! => читать онлайн книгу далее