А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


И бесшумно они по паркету скользят…
Но вглядитесь в лицо кавалера:
Как-то странны его и лицо, и наряд,
И лицо, и наряд, и манеры!..
Но вглядитесь в нее: очень странна она…
Неподвижно упали ресницы,
Взор застыл… И она — слишком, слишком бледна, Словно вышла на вальс из гробницы!..
— О, вальс, звени —
Про былые дни!
И белеют они в странном вальсе своем
Меж колонн в белом призрачном зале…
И, услышавши крик петуха за окном,
Вдруг растаяли в тихой печали…
О, звени, старый вальс, сквозь назойливый гам
Наших дней обезличенно-серых:
О надменных плечах белых пудреных дам,
О затянутых в шелк кавалерах!..
— О, вальс, звени —
Про былые дни!

НИКОЛЕТТА

Как-то раз, порой вечерней,
В покосившейся таверне
У красотки Николетты
(Чьи глаза, как два стилета)
Нас собралось ровно 7
(Пить хотелось очень всем!).
За бутылкою Киянти
Толковали мы о Канте,
Об его «императиве»,
О Бразилии, о Хиве,
О сидящих vis-a-vis
И, конечно, о любви!
Долго это продолжалось…
В результате ж оказалось,
Что красотка Николетта
(Чьи глаза, как два стилета!)
В развращенности своей
Делит страсть на 7 частей!!!
— Нет! — воскликнули мы хором:
— Не помиримся с позором!
Так мы этого не бросим:
Подзовем ее и спросим!
Пусть сгорает со стыда!
(Рассердились мы тогда!)
Почему, о Николетта
(Чьи глаза, как два стилета),
Вы связали ваше имя
Сразу с нами семерыми!..
Но ответ был дня ясней:
Ах, в неделе ведь 7 дней.
Больше мы ее не спросим:
— Слава Богу, что не 8.

ПЯТЬ МИНУТ

Бьет полдень! И чеканным шагом
Наряд дворцовых егерей,
Склонившись к золоченым шпагам,
У королевских встал дверей.
В заботах вечных о народе,
Любовью к подданным согрет,
Его Величество проходит
На пять минут в свой кабинет.
— Parbleu! — Как вы неосторожны!
Эй, тише там! Эй, чернь, молчать!
Тсс! Тише! Тише! Разве можно
Его Величеству мешать?!
Настала ночь! Потухли свечи!
Оделся тьмой дворцовый сад!
Лишь под боскетом чьи-то плечи
Зигзагом молнии блестят!
Забыв на время о народе
И чуть нарушив этикет,
Его Величество снисходит
На пять минут к мадам Жоржет.
— Parbleu! — Как вы неосторожны!
Эй, тише там! Эй, чернь, молчать!
Тсс! Тише! Тише! Разве можно
Его Величеству мешать?!
Блеснуло утро! И, как птица,
Сквозь гордый строй рапир и шпаг,
Над побледневшею столицей
Взметнулся гневно красный флаг!
И снова вспомнил о народе,
Увидев в первый раз народ,
Его Величество восходит
На пять минут на эшафот!..
— Parbleu! — Как вы неосторожны!
Эй, тише там! Эй, чернь, молчать!
Тсс! Тише! Тише! Разве можно
Его Величеству мешать?!

НИАМ-НИАМ

С рожденья (кстати ль иль некстати ль)
Всю жизнь свою отдав мечтам,
Жил-был коричневый мечтатель
Из племени ниам-ниам.
Простого сердца обладатель,
О мыле тихо по ночам
Мечтал коричневый мечтатель
Из племени ниам-ниам.
И внял его мольбе Создатель:
Приплыло мыло к берегам!
И… скушал мыло тот мечтатель
Из племени ниам-ниам…

ВОТ И ВСЕ!

В саду у дяди Кардинала,
Пленяя грацией манер,
Маркиза юная играла
В серсо с виконтом Сен-Альмер.
Когда ж, на солнце негодуя,
Темнеть стал звездный горизонт,
Тогда с ней там в игру другую
Сыграл блистательный виконт!..
И были сладки их объятья,
Пока маркизу не застал
За этим сладостным занятьем
Почтенный дядя — Кардинал!
В ее глазах потухли блестки
И, поглядевши на серсо,
Она поправила прическу
И прошептала: «Вот и всё!»


1 2 3 4