А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Когда он остановил коня рядом с ней, она встала. Застиранное цветастое платье было ей явно коротко, но взгляд Корда с удовольствием задержался на ее тонких лодыжках и босых ступнях.
– Мистер Макферсон, – поздоровалась она.
– Мисс Синклэр. – Он соскочил с лошади и… вдруг потерял дар речи.
Она выглядела такой серьезной, что он подумал: его предложение может ее оскорбить, так как эта девушка, несомненно, из хорошей семьи и не решится жить у него в доме, где нет другой женщины. Но желание не отпускать ее от себя оказалось сильнее приличий. Он понял, что единственный шанс уговорить ее – это выдержать деловой тон.
Она думала о нем три дня, и вот теперь он здесь, на верхушке холма, и направляется на своем огромном коне прямо к ней.
– Я приехал узнать, не нужно ли вам чего-нибудь, мэм.
Что ей нужно? Она только что кончила молиться. Ей казалось, что, взобравшись на самое высокое место в долине, она будет ближе к Богу. Рейчел просила Всевышнего помочь ей продержаться, так как денег оставалось совсем мало. И, словно посланник свыше, появился он – человек, не выходивший у нее из ума со вторника.
– Не нужно ли нам чего-нибудь? – повторила она его слова. – Спасибо, мистер Макферсон, но у нас с братьями все есть.
Девушка попыталась улыбнуться, но улыбки не получилось.
Корд Макферсон сдернул с головы широкополую шляпу и хлопнул ею по бедру.
– Я приехал не для того, чтобы обмениваться с вами любезностями, мэм. Я предпочитаю правду.
Не удержавшись от вздоха, она произнесла:
– Деньги почти кончились. Не знаю, сколько раз еще смогу съездить в Грин-Рэпидс за покупками.
– Вы были в Грин-Рэпидсе?
Она кивнула.
– Я с трудом нашла туда дорогу.
– Вас там никто не обидел?
– Нет. – Она улыбнулась, вспомнив приветливого продавца. – Хозяин магазина очень приятный человек. Он подарил мне коробочку чая.
– Конрад? – Корд с удивлением поднял бровь.
– Он показался мне весьма любезным. – Она опустила глаза и покраснела.
– Держу пари, что он был любезен, – грубоватым тоном произнес Корд. – Вас никто не беспокоил здесь?
– Нет. Вот только вчера заезжал один человек, все осмотрел и тут же уехал.
– Это Мозес. Я велел ему при случае заглянуть к вам.
– Вы спрашивали, не соглашусь ли я приезжать к вам стирать, мистер Макферсон. Вы не отказываетесь от своего предложения? – Она опять покраснела, теперь от собственной смелости.
– Вообще-то я именно поэтому и приехал, – вежливо ответил он.
У нее екнуло сердце. Это знак Божий в ответ на ее молитву!
– Вы хотите, чтобы я уехала вместе с вами и занялась стиркой? – Она лихорадочно соображала, что ей для этого надо приготовить.
Он улыбнулся во весь рот.
– Я хочу предложить вам, если пожелаете, заняться еще и готовкой.
– Но если у вас много белья, то на стирку уйдет целый день, и я не успею приготовить еду, – возразила Рейчел.
Он запустил ладонь в волосы, словно обмозговывал ее слова. Затем, надев шляпу, сделал вид, что принял решение.
– Я подумал, что, может, уговорю вас вести хозяйство в доме. Конечно, это трудная работа для юной девушки, но…
– Я вовсе не юная девушка, мистер Макферсон, – прервала его она. – Я несколько месяцев готовила и стирала, чтобы пропитаться, так что, разумеется, смогу приготовить еду мужчине и постирать его одежду.
– Видите ли… – Он как будто заколебался, а она затаила дыхание, боясь, что он ей откажет. – Это не только для меня, – сказал он, – но и для брата. И еще для четырех ковбоев и Сэма. Он нам готовит, но у него плохо получается, хоть он и старается. Выходит, придется стряпать на семерых мужчин. Правда, стирка только для меня и брата, но если вы захотите еще заработать и согласитесь стирать для остальных, уверен, что мужики будут просто счастливы. Они любят по субботам нарядиться в чистое.
Семеро мужчин! Обескураженная Рейчел чуть было не отказалась, но вовремя опомнилась и стала лихорадочно прикидывать в уме: если дом на ранчо находится более чем в часе езды, то тогда она проведет там и в дороге почти целый день и у нее не останется времени на свои дела. А как быть с мальчиками?
– Могу ли я брать с собой братьев? – спросила она.
Он пожал плечами.
– А почему нет? Они вам помогут. Или поработают на конюшне.
– Но им тоже надо есть. Значит, я буду готовить на девять человек.
– На десять, – уточнил он. – Надеюсь, вы тоже будете столоваться с нами, мисс Синклэр. – Он торжествующе взглянул на нее.
– Ваш дом далеко отсюда?
– На телеге – час, а верхом – меньше, – ответил он.
– Мы будем готовы через несколько минут. – Она одернула лиф платья. – Я только переоденусь.
Корд откашлялся и посмотрел в сторону сарая, где стоял Джей.
– А почему бы вам не остаться жить в доме, раз уж вы все равно собираетесь там работать?
Она непонимающе заморгала, не представляя, как подобная мысль могла прийти ему в голову.
– Вы хотите, чтобы мы все переехали к вам?
Он кивнул.
– Именно это я имел в виду, мэм. Грузите вещи на телегу, я вам помогу.
– Рей, ты что там делаешь? – донесся пронзительный голосок Джея.
Рейчел повернула голову. Ее младший братишка, одетый в штанишки, из которых давно вырос, и в рубашку, в которой утонул, стоял у сарая, потирая одну о другую голые ноги.
– Я разговариваю с мистером Макферсоном, Джей. Сейчас приду. А ты разбуди Генри.
Мальчик кивнул и побежал в сарай.
– Вы поедете со мной? – спросил Корд.
– Послушайте, мистер Макферсон. Если бы у вас на руках были двое мальчиков, которых надо кормить и одевать, и к тому же вы не знали бы, где обоснуетесь в будущем, разве вы отказались бы от предложения, которое я только что получила?
– Вы сообразительны, – улыбнувшись, ответил он и, взяв лошадь под уздцы, стал спускаться впереди Рейчел по склону холма.
Какой он уверенный, подумала она, идя вслед за ним. Все принимает как должное и распоряжается их жизнью. Но ведь папа собирался поселиться на Западе, и она этого не забыла, а если остаться здесь, то мальчики никогда не увидят Запада, о котором мечтал их отец.
– Мистер Макферсон, а что, если мы заключим временную сделку? Вдруг я вам не подойду?
Он остановился и с удивлением на нее взглянул.
– Да я уверен, что вы прекрасно со всем справитесь, мисс Синклэр. У вас будет время освоиться. – Он махнул рукой в сторону поляны. – Если вы смогли вести хозяйство здесь, где нет никаких удобств, то ручаюсь, что сможете заткнуть за пояс моего помощника на кухне.
Рейчел сделала последнюю попытку воспротивиться его напору и проявить твердость.
– Мистер Макферсон, дело не только в жилье. Я могу вам не подойти, а мне, чтобы уехать, нужны деньги.
Он кивнул.
– Согласен – это справедливо. Давайте установим год испытательного срока.
– Год!
– Да, год. Не отправитесь же вы на Запад осенью? Это будет равноценно самоубийству. А узнать, подойдете вы или нет, меньше чем за год нельзя.
Она смущенно откашлялась, не представляя себе, как проведет целый год в обществе этого человека.
Он был олицетворением мужественности: высокий, мускулистый, широкоплечий, загорелый и прекрасно сложенный, а темные сверкающие глаза пронизывали насквозь.
Этот благодетель немного пугал ее. От него исходил магнетизм, которому она не могла противостоять.
Он молча ждал, когда она примет окончательное решение. Но у нее не было выбора: позади – Грин-Рэпидс, где ее могли приютить из милости, а впереди – неизвестность. И ровно посередине находится Корд Макферсон.
– Хорошо, но не весь год. В марте или апреле, при первой же возможности, мы уедем на Запад. Мне нужно будет заработать достаточно денег, чтобы купить пару волов. – Она закусила губу и продолжила: – Если же вы сочтете, что я не гожусь для работы, то вы мне об этом скажете.
Он окинул ее внимательным взглядом.
– Ладно. Так и поступим. – И подавил улыбку, чтобы не придавать легкомысленного оттенка их соглашению.
Рейчел вытерла ладонь о юбку, протянула ему руку и твердым голосом спросила:
– Мы заключили сделку, мистер Макферсон?
Длинные, мозолистые пальцы крепко сжали ей ладонь.
– Да, Рейчел.
На то, чтобы погрузить жалкое имущество в фургон и запереть сарай, ушло меньше часа. Корд запряг лошадей и подвел фургон к двери, где среди коробок и ящиков стояла Рейчел.
– Мы готовы, – сказала она.
Он протянул руку и помог ей взобраться на сиденье фургона.
– Тогда в путь.
Корд на своем огромном мерине ехал впереди. Рейчел хлестнула лошадей, и фургон двинулся следом.
– Он хороший, да, Рей? – тихонько спросил Генри.
Она кивнула и, глубоко вздохнув, посмотрела на небо, по которому неслись облака. И вдруг из-за гряды облаков появилось солнце и, словно знамение свыше и предвестник чего-то хорошего, залило все вокруг светом. Чувство покоя и… восторга охватило Рейчел. Она с улыбкой посмотрела на мужчину, ехавшего впереди, восхищаясь тем, как ловко и легко он держится в седле.
Глава третья
– Рейчел, этому проклятому псу не место в доме!
Корд, нахмурив брови, сурово смотрел на кухарку. Рубашка у него на груди была залита кофе.
Рейчел, сжав губы, со страхом уставилась на разгневанного хозяина.
– Простите, мистер Макферсон. Мальчики искупали Бастера и принесли его в дом, чтобы он не извалялся в грязи. Я заперла его в кладовке на время завтрака, но он, видно, убежал оттуда.
Корд стянул с себя рубашку, ругаясь на несчастную собачонку, которая выглядывала из-за двери кладовки.
– Рейчел, существует определенный порядок – собакам не место в доме.
– Давайте я смажу ожог маслом, – предложила она.
– Сойдет холодная тряпка.
Она схватила мокрое кухонное полотенце и передала ему.
Без одежды обнаженные руки и плечи Корда казались еще мощнее. Ее взгляд был прикован к курчавившимся темным волосам на его широкой груди. Какой же он большой!
Рейчел сжала ладони, как будто боялась не удержаться и дотронуться до крепких выпирающих мускулов на его голых, загорелых только до локтей руках.
– Пожалуйста, принесите мне чистую рубашку. – Он указал на свои пыльные сапоги. – Не хочу пачкать ковры. Моя комната наверху, у лестницы.
Рейчел покраснела и, опустив глаза, торопливо вышла из кухни. Он еще подумает, что она дурочка, раз таращится на него. Что она, не видела голой мужской груди? Папа частенько раздевался до пояса и мылся перед едой над раковиной в кухне.
Но с Кордом Макферсоном ему, конечно, не сравниться. Да с ним не сравнится ни один мужчина!
Рейчел взбежала по ступеням и, приоткрыв дверь его спальни, остановилась на пороге. С первого взгляда было понятно, что это комната мужчины. У дальней стены между двух окон стоял громадный комод. Она выдвинула верхний ящик и увидела стопку нижнего белья. Щеки у нее запылали, и она захлопнула ящик. Выдвинув следующий, она обнаружила аккуратно сложенные четыре рубашки, от которых исходил запах щелочного мыла. От рубашек пахло также кожей, свежестью и мускусом. Этот аромат она почувствовала еще за завтраком.
Взяв рубашку, она закрыла комод и поспешила вниз. Быстро сбежав по лестнице, она застыла на пороге кухни, увидев своего хозяина, стоящего спиной к ней у раковины и выжимавшего полотенце.
Рейчел разглядела бледные полоски шрамов у него на теле и, не удержавшись, в ужасе вскрикнула.
Он обернулся и сердито посмотрел на нее.
– Надо было предупредить, что вы вошли, – сказал он. – Давайте рубашку.
Привычным движением он просунул руки в рукава и закатал их. Быстро застегнув пуговицы, он с усмешкой произнес:
– Не изволите ли отвернуться?
С горящими от стыда щеками Рейчел повернулась к двери. Она слышала у себя за спиной шелестящие звуки: это он расстегнул брюки и заправил рубашку внутрь.
– Извините, я не нарочно, – с трудом выговорила она.
Он кашлянул.
– Это я виноват, Рейчел. Я вас смутил и прошу прощения.
Он взял ее за плечи и повернул к себе лицом. Она увидела у себя перед глазами завиток темных волос в вороте рубашки. Ее поразил его интимный жест. Они стояли совсем-совсем близко, и на нее снова пахнуло мускусом.
– Вас били, – прошептала она.
Он пожал плечами, желая показать, что это ерунда, но его пальцы крепче сжали ей плечи. Ее охватила дрожь от сострадания к нему и от гнева на того, кто причинил ему боль, а также от страха за себя, так как в ней за несколько секунд проснулась женщина. Рейчел сознавала, что во власти Корда Макферсона погубить ее. Он может прижать ее к себе и поцеловать, а она, не знавшая до того мужской ласки, охотно ему подчинится.
С ее стороны было неразумно приехать сюда.
– Рейчел? Вы здоровы?
Она очнулась и с улыбкой – как ей казалось, спокойной – встретилась с ним взглядом.
– Вполне здорова, мистер Макферсон. Он отпустил ее, и она сделала шаг назад. Женственность Рейчел искушала его.
Глупо было вводить ее в свой дом, подумал Корд. И рубашку снимать при ней не следовало. Поэтому его голос прозвучал нарочито резко:
– Это старые шрамы, Рейчел. Вам нечего о них беспокоиться.
Она опустила ресницы, чтобы не смотреть на него.
– Вы правы. Это не мое дело.
– Замочите-ка лучше рубашку, а то кофейное пятно не отойдет, – приказал он, отвернулся и вышел.
– Хорошо… – тихо ответила она.
Корд поддел ком грязи, отбросил его в сторону и с силой хлопнул шляпой по ноге.
– Шамус! – гаркнул он, и от этого крика задрожали балки в конюшне.
– Нечего орать, Макферсон, не то кобыла окочурится, – невнятно пробормотал Шамус Куинн. Он стоял, нагнувшись к заднему копыту лошади, а изо рта у него торчали гвозди.
Корд уперся кулаком в бедро и нахлобучил на лоб помятую шляпу.
– Кто здесь хозяин – я или ты? – прорычал он.
Шамус выплюнул гвозди в ладонь и положил их в передний карман кожаного фартука. Опустив ногу кобылы на земляной пол, он потянулся, разминая спину, запустил руку в копну непослушных рыжих волос и поскреб в затылке.
– Да мне с этим все ясно, Макферсон. Он был кривоног и загорел, как и полагалось человеку, много времени проводящему в седле.
– Помнится, что я велел тебе сначала заняться новым жеребцом. – Гнев Корда понемногу утихал, когда он глядел на человека, с которым дружил с детства.
Шамус кивнул.
– Да, ты так сказал. – Он вернулся к кобыле, поднял ей копыто и положил себе на ногу. – Стой спокойно, девочка, – пробормотал он. – Я сейчас кончаю. – Он ловко приладил подкову, загибая клещами торчащие гвозди.
– Я хочу сегодня поездить на нем. – Голос Корда звучал уже совсем спокойно.
Шамус искоса посмотрел на него.
– Конь готов. Я сразу им занялся, как встал, еще до завтрака. – Отпустив кобылу, Шамус спросил: – А ты не ошибся, наняв эту девочку?
– Какое отношение ко всему имеет Рейчел? – сощурил глаза Корд.
Шамус пожал плечами и усмехнулся.
– Не знаю, но ты сам не свой с тех пор, как она вчера приехала. Она на тебя плохо действует. Может, тебе в город съездить?
Корд снова разозлился.
– Нам нужна стряпуха. У Сэма и так полно возни с Джейком.
Корд думал о женщине на кухне. Он ведь в порыве гнева ее отругал, так как не любил, чтобы около него суетились… хотя при мысли о тонких пальцах Рейчел, дотрагивающихся до его старых рубцов, он непроизвольно вздрогнул.
Она слишком хорошая повариха, и не стоит ее терять, а если он станет распускаться, то она наверняка убежит от него со всех ног.
Шамус повел кобылу в дальний конец конюшни, и Корд пошел за ним.
– Принеси мое седло, – крикнул он, остановившись у большого стойла, где поместили нового жеребца. Конь настороженно посмотрел на него, затем вскинул голову и приблизился, вытянув шею и раздувая ноздри.
Корд схватился за кожаный недоуздок.
– Помнишь меня? – Он говорил тихо и двигался осторожно. – Мы с тобой поладим.
Открыв дверь, он вывел жеребца из стойла, по пути сняв с крючка уздечку.
Умелыми движениями он сменил недоуздок на уздечку и удила. Из конца конюшни доносилось тихое посвистывание Шамуса. Наконец он подошел к Корду.
– Бак и Джейми отобрали последних бычков. Думаю, что загон почти полон. Они заходили туда сразу после завтрака.
– Я проверю, – ответил Корд и легко опустил седло на широкую спину жеребца.
– Джейк не в себе? – как бы между прочим спросил Шамус. – Он не ужинал, и сегодня утром Сэм ничего про него не сказал.
– У него просто плохое настроение, – отговорился Корд, – и он не хочет есть. Сэм считает, что это пройдет само собой.
– А твоя кухарка будет за ним ухаживать? – осторожно осведомился Шамус.
– Она пока про него ничего не знает, но в любом случае ухаживать за ним – не ее забота. За обедом я с ней поговорю.
– Хорошо бы, чтобы он не устраивал сцен в доме, а то она мигом удерет в город. – Шамус усмехнулся себе под нос: – Черт, у этой девушки получается вкусное печенье, так что ты за нее держись, Макферсон.
Корд вскочил в седло, а жеребец, показывая норов, стал пятиться задом, но Корд крепко держал поводья и тихо разговаривал с животным. Из-за ограды загона за ним с интересом наблюдали братья Рейчел.
– Эй, ребята, хотите чем-нибудь заняться? – крикнул им Корд.
– Да, сэр, мы могли бы помочь, – кивнул Генри. – Рейчел сказала, чтобы мы работали.
– Идите на конюшню и скажите Шамусу, что вас прислал я. Он покажет вам, как собирать яйца и приглядывать за цыплятами.
Улыбка исчезла с лица Генри.
– Я думал, сэр, что мы поможем ухаживать за лошадьми.
– Пока что начните с цыплят. У вашей сестры сегодня утром не было времени этим заняться.
– Я чистил папиных лошадей, – тихо ответил Генри, которому очень не хотелось возиться с курами.
Корд присмотрелся к мальчику: стоит, широко расправив плечи и подняв подбородок.
– Сегодня займитесь курами, а завтра я разрешу вам помогать ухаживать за годовалыми жеребцами.
Глаза Генри снова засверкали.
– Как замечательно, сэр! Мы с Джеем быстро научимся кормить цыплят.
– Да, сэр, мы научимся, – кивнул головой из-за спины брата Джей.
Корд поправил шляпу.
– Смотрите не безобразничайте.
– Нет, сэр, что вы! Мы не будем, – пропищал Джей, и мальчики понеслись к конюшне.
Рейчел стояла на задней веранде, вытряхивая плетеный половик, затоптанный дюжиной грязных сапог. Она видела, как Корд отъехал от конюшни, и их взгляды встретились.
– Может, стоит сейчас поговорить с ней о Джейке, – пробурчал себе под нос Корд, жалея, что не сделал этого вчера.
Но тут его внимание отвлек крик, донесшийся со стороны загона, и он повернул коня туда. Он увидел облако дыма от костра и унюхал запах жженого дерева. Кажется, ковбои занялись делом без него. Корд пришпорил коня и поскакал к загону, а спустя несколько минут присоединился к своим работникам, которые клеймили скот.
Рейчел отодвинула котелок с мясом на край плиты и оглядела свою кухню. С той самой минуты, как она вчера днем надела фартук, кухня стала для нее своей.
Она уже переставила продукты на полках в кладовке по своему вкусу и добавила собственные скромные запасы к обильному количеству консервных банок и мешков. Ей не верилось, что в доме может быть такое изобилие.
Она с воодушевлением принялась готовить жаркое. Сразу после завтрака нарезала и обжарила куски мяса, добавив для остроты несколько луковиц. Найдя мешок проросшей картошки и отобрав картофелины получше, она бросила их в раковину. А заготовленные на зиму овощи она наверняка найдет в подполе во дворе.
В кладовке она обнаружила жестянки с персиками и решила приготовить фруктовый пирог и украсить его сладким печеньем. Увидев банки с домашним яблочным пюре, она глазам своим не поверила.
Теперь-то удастся вернуть румянец щечкам Джея и Генри, которые так долго сидели на овсяной каше и маисовом хлебе, лишь иногда получая овощи и рыбу!
Рейчел, напевая, чистила картошку.
Вчера днем через открытые двустворчатые двери передней гостиной она углядела пианино и с тоской подумала о том, как ей не хватает музыки. Может, удастся еще разок взглянуть на прекрасный инструмент?
Весь дом поражал своими размерами. Ясно, что Корд Макферсон – человек с достатком.
Она вытерла руки полотенцем и оглядела кухню. Утреннее солнце залило светом сосновый пол, несмотря на грязные окна, и Рейчел решила достать бочонок уксуса и вымыть их, а не пытаться совать нос в укромные уголки дома Корда Макферсона.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12