А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Только пока в это верилось с трудом. Малознакомый господин в качестве мужа, cтатус хозяйки дома, cветские обязанности супруги директора "Конто" все смахивало на сон, залетевший к Дикси по ошибке. Если она чего то и хотела от жизни, то не антуража состоятельной буржуазки. Да и её скоропалительный спутник жизни, вряд ли мечтал о мечущейся от депрессии к разгулу супруге.
- Скофилд, а ты не поторопился ? - Дикси встала и, cклонившись к сидящему в кресле мужу, обняла его за плечи. - Не промахнулся ли, дружок, а ? Ведь ты толком так и не знаешь, что приобрел.
Эжен накрыл её руки ладонями :
- Есть масса вещей, которых не следует знать друг о друге даже очень близким людям. Уверен, что сделал лучшее в своей жизни приобретение. К тому же, я не такой простак, дорогая. Согласись, в данном случае победу могла принести только стратегия молниеносной атаки. Времени на раздумья мне просто не оставалось. А вот хозяйка виллы "Ласточка" даже не догадывается, сколько в её доме комнат и какой великолепный у дома сад !
- Ты хочешь похвастаться, мой господин ? Отложим экскурсию на завтра. Мне кажется, молодоженам лучше пораньше запереться в спальне.
В глазах Эжена сверкнула радость - Дикси сказала именно то, что ему хотелось услышать.
... Почти пол года Дикси не узнавала себя. Она оказалась отменной хозяйкой и ничуть не жалела, что стала мадам Скофилд. Это имя больше подходило сдержанной, элегантной женщине, ведущей добропорядочный и чрезвычайно благополучный образ жизни. Вечерами супруги предпочитали проводить дома, лишь изредка совершая выезды на концерты и в оперу.
- Ты стала похожа на Патрицию. У тебя была великолепная мать. - Сказал как-то Эжен, глядя на изящно устроившуюся в низком кресле жену. Золотистый свет ламп мягко рассеивал полумрак уютной гостиной.
- На маму!? Это комплимент. Мама поражала меня своей терпимостью. А я - капризуля. И совершенно не умею мириться с недостатками. - Дикси отключила звук телевизора.
- Что ты хочешь сказать, Дикси ? Тебя что-то не устраивает в нашей жизни ? - Эжен отвернулся от экрана на котором бесновался обеззвученный Майкл Джексон.
- Нет, дорогой, все отлично. Просто ... просто мне иногда не хватает прежней атмосферы, привычного круга общения.
- Твой круг - неподходящее общество для уважающей себя женщины. Не удивительно, что ты предпочла иные знакомства. К счастью, моей жене нет необходимости зарабатывать себе на жизнь малозаметными рольками. И унижаться ради этого перед всякими... - Он чуть прибавил звук, заметив что в программе "Новостей" показывают арабских террористов, взорвавших кафе на Монмартре.
- Да, мне не всегда приходилось быть разборчивой. Очень скверно, когда девочка из состоятельной семьи в двадцать лет оказывается беспризорной и почти без средств. Ведь я не получила наследства, Эжен.
- Ты, кажется, упрекаешь меня за владение имуществом погибшей жены ? Так было условлено в нашем брачном контракте. Но я бы чувствовал себя очень неловко, если бы, как финансист, не оказал бывшему тестю ряд значительных услуг. Вполне законных, разумеется.
Дикси насмешливо фыркнула :
- Не убеждает меня, что у людей, ворочающих деньгами чистые руки. Все-таки меня чему-то научили в университете. Закон гласит : Нет ни одного состояния в основе которого не лежал бы хотя бы один грязный доллар. И нет ни одной крупной денежной операции, в результате которой обошлось бы без жертв. Конечно, не таких, как у этих бандитов. - Дикси кивнула на экран телевизора - санитары убирали с окровавленного асфальта тела пострадавших.
- Погоди, ты что-то знаешь ? - насторожился Эжен. - Что тебе известно о делах отца ?
- Делах отца ? - Дикси не могла сообразить, куда клонит Скофилд. Эрик Девизо был фанатом своей работы, а в остальном, думаю, не лучше других. Принципиальный и чистоплотный чиновник, играющий миллионами, как шахматными фигурками. Мне кажется - сражения в сфере бизнеса были для отца абстракцией.
Эжен надул щеки, раздумывая.
- Уфф ! - он с шумом выдохнул воздух. - Выходит, ты очень плохо знала своего отца, девочка.
После недолгих препирательств, Скофилд рассказал жене все.
Эрик Девизо не был послушным и осмотрительным чиновником. Неудержимое тщеславие толкало его на безрассудства - ещё бы - ведь директор "Конто" считал себя потомком Цезарей ! Он непременно должен был осуществить в банковской сфере нечто грандиозное, cоздав свою, невиданную по масштабам финансовую империю. Он продумал и подготовил все очень тщательно.
В тот роковой год Эрик Девизо совершил крупное правонарушение, рискнув изъять из фондов банка большую сумму, должную сыграть в его операции роль запала. Далее процесс разорения соперников и перехода их капиталов в руках Эрика должно было идти по закону цепной реакции. Но господина Девизо подвело плохое знание людей - единственный человек, которого он должен был посвятить в свой замысел, cообщил совету директоров банка о хищении.
Секретное собрание приняло гуманное решение - Эрик лишался директорских полномочий и погашал долг за счет личных средств. Все двенадцать членов Совета директоров присягнули о неразглашении преступления господина Девизо, заключив с ним джентльменское соглашение. На утряску своих личных дел Эрик попросил десять дней. Канун Рождества смягчил разъяренных пайщиков. С учетом былых заслуг, Эрик был отпущен домой, подписав документ с принятым соглашением.
В тот же вечер он продумал до детали план отступления, решив уйти из жизни вместе с женой. Возможно, он рассказал все Патриции перед тем, как сметая дорожные столбики в первый час нового года, ринуться с обрыва в непроницаемую ночную тьму... Мне, как заместтелю, Эрик оставил письмо, умоляя сохранить причину его смерти втайне и помочь Сесили продать принадлежавшее семье имущество.
- Бабушка продала все... Она сказала, что вложила эти деньги в благотворительность... - Дикси все ещё не верила услышанному.
- Сесиль Аллен не хотела омрачать твою память об отце. Но... Но он сам распорядился по другому. Он оставил мне письмо для тебя и просил передать его Дикси "когда она станет достаточно взрослой, что бы понять меня".
- Я? Понять!? Да что я могу понять? Неудачливый бизнесмен опозорил свое имя и, в сущности, убил мою мать!
- Я думаю, Патриция добровольно приняла решение уйти из жизни вместе с мужем.
- Но она была так счастлива ! Мама покупала платья, делала прическу, готовясь к "свадебному путешествию !"
- Прочти письмо, милая. И детали встанут на свои места. - Эжен протянул Дикси конверт.
- Нет. Лучше оставим все как есть. Я ничего не спрашивала у тебя, а ты ни о чем не рассказывал. - Подойдя к камину, она бросила письмо в огонь. Прощай, Эрик. Все остается по старому. Я всегда буду думать, что ты действительно полюбил нас - меня и маму в те рождественские дни. И никогда не примирюсь со случайностью, убившей тебя в самом начале ... В начале новой, такой счастливой и долгой жизни.
...В память о родителях Дикси воздвигла два солидных "надгробия" придумала две версии их кончины, которыми пользовалась попеременно, в зависимости от настроения. Первая из них была невинна и абсолютно чудесна: Эрика просто-напрост посетило озарение. Он вдруг понял, что такое настоящее счастье, счастье быть удачливым мужем чудесной женщины и любящим отцом красивой дочери. Судьба-злодейка подложила бомбу в самый неподходящий момент - Эрик нелепо погиб в самом начале новой, радостной жизни. В этом варианте образ отца был подобен юродивому на полотнах примитивистов: святая сумасшедшинка в светлом взоре и ни капельки правдоподобия. Вторая "версия-памятник" служила Дикси в часы уныния, когда хотелось верить, что в роду Девизо скрывается нечто роковое, значительное. Здесь Эрик выступал неким лихим героем - азартным растратчиком, сбежавшим от скуки чиновничьей жизни, чтобы гульнуть напоследок. Хоть на один прощальный миг, он бросил в огонь жарких страстей себя и возлюбленную Пат. Вспышка озарения ценою в жизнь.
Вторую годовщину свадьбы супруги отмечали в доме на Ривьере, пригласив множество гостей. Впервые за все время замужества Дикси, избегавшая прежних знакомств, пригласила своих давних друзей, преимущественно, именитых и состоявших некогда в её любовниках. Гостям было выделено цело крыло виллы и предлагался комфортабельный отдых. Но приехать смогли не многие. Алана Дикси не звала, а Чак Куин вообще не ответил на приглашение. Дикси ждала его до последнего, чувствуя, что вот-вот ворвется на празднество прямо с дороги запыленный, очаровательный в своей простодушной бесцеремонности Чарли.
Накрытые в саду столы блистали изысканной сервировкой, на специально сооруженной маленькой эстраде играл оркестр, в подсвеченном изнутри бассейне бурлили пенистые струи. Провернувший накануне удачную финансовую операцию, Эжен был в ударе, Дикси напряжена до предела, прислушиваясь к отдаленным голосам и автомобильным гудкам у гаражей.
Супруги представляли собой достойную пару, поддерживая непринужденный тон в разномастной компании. После торжественной части с произнесением поздравительных речей гости разбились на отдельные группы, связываемые в единое целое снующими с подносами официантами.
В саду зажглись фонари, мягко освещая кусты и деревья, фасад трехэтажной виллы с высокими окнами, свидетельствуя о богатстве и преуспевании. А моря совсем не было видно - за аллей кипарисов будто натянули бледно сиреневый занавес. Мерцающие крохотными огоньками корабли, казалось, двигались между землей и темнеющим небом - сказочные насекомые, живущие в темных кипарисовых кронах. Гости хозяйки дома под предводительством Кармино Римини (того самого итальянского продюссера, рукой и сердцем которого пренебрегла Дикси) затеяли игру в жмурки с пикантными фантами : проигравший снимал что-либо из одежды. Игра продолжалась не более полу часа, но пара мужчин уже осталась в одних трусах, скинув на траву все части вечерних костюмов. С дамами оказалось сложнее, приходилось довольствоваться украшениями, перчатками, шарфами, медленно подбираясь к платью. Кармино, привезший с собой сильную, как Диана юную американскую спортсменку, начисто забыл об отказах Дикси.
Спортсменка громко хохотала, щеголяя в одних трусиках, Кармино источал довольство, ловя сладострастные взгляды мужчин, ласкающие со всех сторон, его девочку.
Дикси удалось сбежать. Она стояла в тени кустов олеандра, глядя на печально-известный бассейн странными глазами. Выпитое шампанское не принесло облегчения - стало одиноко и страшно. Интуиция обманула - Чак не приехал.
Ее мутило от сознания никчемности всей этой затеи с празднеством. Гости казались пошлыми ничтожествами, от которых хотелось поскорее избавиться. Обидным казалось и то, что сегодня она была, явно, неотразима, придав своему облику чуть больше фривольности, чем было принято в кругу Эжена. Длинное вечернее платье из тонкой серебристой сетки позволяло видеть все её тело, просвечивающееся сквозь блестящую пелену. Освобожденная от бюстгальтера грудь выглядела неестественно-роскошной, вздымая чересчур откровенную ткань. Распущенные волосы, подхваченные с одного бока алмазной заколкой, вились до самых лопаток.
- Ненавижу ! - она с силой метнула в мраморный борт бассейна хрустальный бокал. Дикси ненавидела всех и особенно себя - запутавшуюся в противоречивых желаниях. Милейший Скофилд опостылел, но ещё менее привлекательно выглядели сейчас обломки её бывшего мирка, забавляющиеся раздеваньем.
- Ох, слава Богу, ты одна ! Представляешь, они чуть не сорвали с меня платье. - возмущалась Эльза Ли, запахивая на ходу разъехавшуюся по шву узкую юбку. Давнишняя приятельница Дикси оказалась в Каннах, где случайно встретилась с Кармино и узнав про торжество у Дикси решила сделать сюрприз.
- Мне так хотелось порадовать тебя, милая. Ведь знаю, как приятно помянуть юные безрассудства, а у нас есть что вспомнить ! - Она странно закудахтала, cтараясь не растягивать сжатый бантиком рот.
Бывшая Офелия, бывшая супруга бразильского нефтяного магната никогда не отличалась ни талантом, ни умом, ни вкусом. К тому же, она слишком наивно примазывалась к Дикси с воспоминаниями о молодых забавах. Разница в возрасте обеих женщин составляла не менее пятнадцати лет, но Эл сочла теперь возможным забыть о ней. Прибыв на банкет "сюрпризом", Эльза Ли считала себя чуть ли не героиней вечера, демонстрируя обществу виртуозно выполненную косметическую операцию и нового мужа - почти мальчишку, cмахивающего на латиноамериканского жиголо. На неподвижном кукольном лице Эльзы с гладко натянутой кожей, застыло, как маска, выражение чарующей наивности и юной радости жизни.
Весь вечер Эльза пыталась завладеть Дикси, приготовив сногсшибательный рассказ о своем замужестве.
- Прелестная заколка, - в качестве вступления проворковала она, любуясь сверкающими в волосах Дикси камнями. - Это стразы ?
- Разумеется бриллианты, Эжен не любит фальшивок - профессиональный принцип. Тем более - в юбилейном подарке. - Дикси откинула назад пышные завитки.
- Чудесно ! Он дико в тебя влюблен, это сразу бросается в глаза ... Мой Нани - просто чудо ! Знаешь - носит меня на руках и называет "детка" ! Мы познакомились на Канарах. - Эльза приблизила к Дикси свое обновленное лицо и громко прошептала :
- И какой жеребчик ! Ну не поверишь - затрахал. Вроде твоего Чака. Он ведь у нас теперь звезда. Кстати вы часто видитесь ?
- Нет. У меня совсем другой круг и я - примерная жена, Эл. - Дикси, подалась вперед, увидев идущего к ним прямо через клумбы мужчину, но тут же разочарованно вздохнула. Кто-то из подвыпивших гостей решил облегчиться в кустах.
- Ой, ой ! Не надо ! Вешай лапшу на уши, только не мне. Я тебя все-таки немножечко знаю : в монастырь не уйдешь. А твой Скофилд - сплошная преснятина. Все добродетели, кроме той что в штанах ! - Она сдержала смех, ограничившись кривой улыбкой.
- Ты что, и Эжена попробовала? - Дикси направилась к дому.
- Мне не надо ничего пробовать, - обиделась Эльза. - Да и Чак меня тогда по пьянке лишь слегка облапал ... А у твоего благоверного сплошная святость на челе. И ниже пояса ... Милый, мальчик мой, принеси своей детке накидку ! - Крикнула она веселившемуся в группе "стриптизеров" юному мужу.
- Ну что за ребячество, в самом деле ... - упрекнула Эльза успевшего обнажиться до трусов Нани. Окинув плотоядным взглядом атлетическую смуглую фигуру супруга, она победно подмигнула Дикси.
... Дикси не спалось. В саду ещё догуливали наиболее стойкие гости, а Эжен, сославшись на усталость, предложил жене незаметно покинуть затухающее празднество. Она с радостью последовала за ним. Чак не приехал, все остальные вызывали только раздражение. Прощаясь с хозяевами, Эльза усиленно демонстрировала, что собирается прямо тут же в автомобиле уступить натиску своего пылкого мужа.
- Не понравилась мне твоя богемная братия. Особенно эта кукла с восковым лицом и купленным на состояние бывшего мужа сосунком-любовником.
- Что здесь плохого ? Эльза чувственная женщина и не хочет превращаться в старуху. - С раздражением защитила неприятную ей особу Дикси. Она знает, что постель - лучшее лекарство от старости.
- Но ведь у нас с тобой все хорошо, детка ? Я, правда, не мальчик, но свои чувства к тебе с полным правом могу назвать страстью. - Откинув одеяло Эжен поцеловал спину отвернувшейся Дикси. - Если бы ты знала, как волнуешь меня ... Ну приласкай меня, девочка ...
Дикси резко повернулась и муж впервые увидел в её глазах сокрушительную неприязнь.
- Ты говоришь о страсти, да что ты знаешь о ней ? То, чем мы занимаемся в постели не имеет к ней никакого отношения ...
- Прости, прости, милая, ты переутомилась ... Пожалуй, я лучше пойду в свою комнату. - Эжен поднялся и одел халат. - Тебе прислать чего-нибудь выпить ? Не получив ответа, он заторопился прочь. - Спокойной ночи, девочка.
Дикси разрыдалась, кусая от злости подушку. Благополучие, покой, забота мужа, обожавшего её, все радости богатства и безделья казались ей трясиной смертельной скуки, хищно засасывающей свою жертву. Она пресытилась, объелась пресным счастьем, в котором начисто отсутствовали пряности. Размеренность жизни, уверенность в завтрашнем дне, в преданности человека, живущего рядом - что значат эти "ценности" в сравнении с горькой отравой настоящей страсти ? Да за часы бесплодного ожидания Чака она пережила больше, чем за все два года безоблачного счастья ! Она надеялась, мечтала о чем-то, ощущая в теле былой трепет, она содрогалась от обиды и боли, убедившись, что ждала напрасно ... Боже, милостивый - Скофилд ничего не заметил. Он не понял даже, что жена находится на грани истерики - её любящий, внимательный муж ! Скофилд просил приласкать его, приученный к тому, что инициатива в постели всегда принадлежала Дикси ... Бедный, бедный наивный олух, верящий в свою непогрешимость, в надежность жены и все ждущий, что Дикси захочет иметь от него детей.
- Давай немного подождем. Не стоит торопиться. - Сказала она мужу вскоре после свадьбы и приняла меры против нежеланного зачатия. "Еще немного покапризничаю, и решусь" - убеждала себя Дикси, приглядываясь к чужим детям и стараясь ощутить в себе жажду материнства. Скофилд терпеливо ждал.
И вот теперь как-то вдруг стало ясно, что они лишь обманывали себя и ничего этого уже не будет - ни семейной идиллии, ни детишек с фамилией Скофилд.
Дикси не готовилась к серьезному разговору и даже не собиралась затевать что-либо подобное. Все произошло само собой. Мирный домашний вечер, столбики мошкары, пляшущие над столом, накрытым для ужина на веранде.
Шумел в траве разбрызгиваемый вертушкой дождик, сладко пахли расцветшие в кашпо балюстрады ночные фиалки. Свечи не зажгли, чтобы не привлекать мошкару. В сумерках ярко белели цветущие карликовые вишни, cветились ацетиленом тяжелые кисти турецкой сирени. Дикси казалось, что она сидит вот так уже сто лет, превратившись в дряхлую, морщинистую старуху.
- ... Нолленс дал мне отступную. Думаю, он ещё схватится за голову, но будет поздно. - Делился своими директорскими проблемами Эжен, разминая в бледных пальцах листок мяты.
- Эжен, скажи, я очень изменилась ?
- Ты о чем, девочка ? Глупости ! Уже вся Европа знает, что у меня жена - красавица. И ведь, шельмец, не подумал о главном. Это я о Мэтью Нолленсе. Нельзя таким людям соваться в бизнес...
- А ведь я не люблю тебя ...
- Ой, дорогая моя, я лучше пойду просмотрю бумаги. У меня завтра тяжелый день. - Эжен поспешил ретироваться, но Дикси поймала его за руку. Завтра я уйду. И пришлю тебе необходимые бумаги, мы не можем больше жить вместе. Это нечестно, глупо, жестоко.
- У тебя другой мужчина ? Впрочем, - остановил жену Эжен. - Это не столь уж важно. Это ерунда, ошибки молодости ... Голос его дрогнул, он рванулся, чтобы уйти, но Дикси посмотрела с мольбой : - Я очень серьезно. Не стоит больше удерживать, то чего давно уже нет. И никогда не было.
- Нет было ! Тот первый вечер был ! И свадебное путешествие и чудесные дни в этом доме - были ! Мы были счастливы, Дикси ! - Он не пытался скрыть слезы.
- Ты дал мне уверенность и покой. Я очень благодарна тебе, Скофилд, но я не могу так больше. Я начинаю ненавидеть тебя и себя. Это скотство. Прости.
Эжен рухнул в скрипнувшее под ним плетеное кресло, а Дикси ринулась в свою комнату и начала лихорадочно собирать вещи. Она торопилась, словно в доме разгорелся пожар - она спешила разорвать связывающие их узы, пока благоразумие или жалость к мужу, не призовут к примирению.
Стоящий у окна своего кабинета Эжен слышал, как выехал из гаража и умчался в сторону Парижа, подаренным им жене темно-синий "пежо".
- Ну вот я и дома. Роль мадам Скофилд сыграна до конца. Вряд ли стоит думать о пальмовой ветви на Каннском фестивале. - Дикси кивнула на не распакованные чемоданы. - Зато трофеи - фантастика ! Шубы, "Пежо" у подъезда и ещё вот это. - Подняв золотистую прядь у виска она рассматривала блестящие в ней седые нити.
- Такой положительный мужчина был... Не для тебя, видать, птичка.
- сокрушалась Лола. Дикси нахмурилась:
- Положительный? Да он был НИКАКОЙ!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36