А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Меня и в самом деле оглоушило, - объяснил он Старику, путая итальянские и английские слова. - Сорвало то есть с катушек.
- Уж это можно понять, - Умберто с улыбкой кивнул в сторону Дикси, рассматривающей свою босую ступню. - Малышке не так - то легко приходится : с мягких ковров - и в самое пекло. А ведь голыми ножками по кочкам и раскаленным камням бегала, не жаловалась. Повезло нам с тобой, парень. Умберто вздохнул и подтолкнул Ала к девушке. - Помоги-ка девочке достать занозу, ковбой.
Участники киногруппы расположились в специально оборудованных фургонах : маленькая комната с зарешеченными оконцами в стене и в потолке предназначалась для двоих. Вернувшись после съемок Дикси заметила, что место Виты, разделившей с ней спальню, опустело - исчез чемодан и развешанные на стене платья. Тут только она догадалась, что демонстративная выходка соседки - последствие сцены в душе. Алан загипнотизировал её. Заняв с новой приятельницей смежные кабинки душа, Дикси не подумала о том, что совершила половой акт, практически, в присутствии постороннего человека. Уход Виты, так же как смешки и значительные взгляды других киношников, свидетельствовал о том, что Дикси ведет себя предосудительно.
"Они считают меня развратницей. И пусть ! - отмахнулась она от неприятных мыслей. - Во сто крат важнее то, что произошло сегодня : Дикси открыла смысл бытия! Как же все так потрясающе просто и невероятно загадочно! Главное на этой земле было есть и будет во веки веков извечное слияние самца и самки, двух половинок живого мира, cтремящихся к совершенству единения. Секрет состоит в том, чтобы найти пару. Пару... Ал моя пара..."
Она лежала в темноте на узкой походной кровати, устремив неподвижный взгляд в прямоугольное отверстие в потолке. Сквозь затягивающую оконце москитную сетку и тюремный переплет решетки сияли звезды. Небесная бездна уходила в бесконечность и Дикси казалось, что светила блуждают по небосводу в поисках пары, а найдя её - сливаются, образуя солнца.
- Эй, ты умница, что не заперлась, - быстро захлопнув за собой дверь, в комнате появился Ал. Бросив на кровать Виты сумку с вещами он старательно повернул в замке ключ и проверил надежность двери. - Здесь, говорят, дикое зверье пошаливает. Вон какие решетки - словно в тюряге.
- А я ждала тебя... - Дикси протягивая ему на встречу руки и только теперь поняла, что ждать можно не только умом, но и всем телом, каждой клеточкой своего существа, откликнувшегося тут же на объятия Ала.
- Ну что ж, тогда поехали ! Наспех сбросив одежду он с ходу овладел ею грубо и настойчиво, а потом взмокший во влажной духоте, cполз с узкой кровати на пол.
- Эй, малышка, кидай сюда простыни и не думай спать - я ненасытный.
В сумке у Ала оказалась бутылка вина, мясные консервы, крекеры.
- Ну мы прямо как янки во Вьетнаме. Только у них с харчами было получше, - он разлил вино в пластиковые стаканы. - А с девочками - похуже.
Дикси молчала. Все, что говорил этот простоватый парень казалось ей значительным, оригинальным, а ноздри с упоением ловили запах его пота.
Они не зажигали свет, яркая луна висела за окном, как фонарь.
- Смотри, здесь такая огромная луна, что даже горы и кратеры видно, удивилась Дикси.
Ал усмехнулся :
- Может кому-то и кратеры мерещатся, а мне везде только вот эти прелести. - Он кивнул на обнаженную девушку и слегка развел её колени руками.
Они вскоре оказались на полу и долго наслаждались предвкушением близости, давая телам возможность изведать все подступы и подходы к последней, огненной черте. После их первых, грубых и жадных слияний, игра показалась Дикси совершенно упоительной, граничащей со счастливым безумием : голова отключилась, властвовало, наслаждалось, неудержимо стремилось к высшей точке восторга или самоуничтожения жадное, пылающее тело. Но Алан не давал ему возможности утоления, возвращая назад, усложняя и удлинняя путь к финалу.
А когда он, наконец, обрушил на неё всю мощь захватчика и властелина, Дикси закричала и на мгновение потеряла сознание. Потом, лежа рядом, она обвила его шею руками и притянула к себе : - Не отпущу. Теперь я буду твоей частью, как сиамский близнец. Я никого ещё не любила так. Это похоже на смерть.
- Приятно слышать. Хотя и слышал уже сто раз нечто подобное, да и ты, наверняка шептала всем своим парням про "первый раз". Ведь правда ? Все вы любите создавать иллюзию "первого бала" : - "никогда так не было", "ты у меня единственный". - Добродушно поддевал её Алан, отхлебывая вино. - Скажи еще, что все эти штучки умею вытворять я один и никому из представителей мужского пола не приходило в голову использовать твои прелести так утонченно.
- Сделай мне, пожалуйста, бутерброд с мясом. Я бы сейчас съела даже кишащие микробами местные лакомства. Втихаря от Старика, конечно. - Дикси вытянулась, закинув за голову руки, её тело казалось в голубом лунном свете отлитым из серебра, а глаза - черным омутом, прячущем чудовище страсти. Она знала, что хороша, впервые изведав это ощущение по-настоящему - через наслаждение быть желанной, возбуждающей, приводящей в экстаз. И она очень нравилась себе такой - жаждущей ласк, естественной, сбросившей вместе с одеждой, комплексы стыдливости и фальшивых приличий.
- Сегодня родилась новая Дикси, - тихо сказала она себе. Но Ал услышал и протянул ей бутерброд и стаканчик с вином. - Выпьем за это волшебное событие и за славного ковбоя Алана Герта - повивальную бабку нашей секс-звезды.
- Боюсь, что звезды уже не будет ... Я ничего не хочу - ни этих съемок, ни славы, ни людей вокруг, косо поглядывающих на нас ... Я хочу только тебя.
- Ты беспокоишься за Виту ? Страстная цыганка сразу попыталась залезть мне в штаны, а как только убедилась, что её обошли, вспомнила про добродетельность. Ну, а парни, естественно, жестоко переживают потерю в твоем лице. Как некстати появился я !
- Им бы все равно ничего не перепало, Ал. Я ведь жила как монашка ждала тебя. Ты - лучше всех.
... Алан остался в вагончике на всю ночь. Он умел спать совсем понемногу, глубоко проваливаясь в сон, словно умирал. И так же резко просыпался, тут же переходя к делу. Дикси думала, что не сможет утром подняться, утомленная бессонной ночью. Но когда первые лучи солнца заглянули в окно и часы показали шесть, она вскочила, переполненная радостью и опасениями.
- Ал, сумасшедший! С нами разорвут контракт! - тормошила она впавшего наконец в глубокий сон ковбоя. - Все уже собрались на площадке, Умберто что-то объясняет, наверное планы на день ... Господи, и теперь на виду у всех мы вывалимся отсюда в обнимочку, с бледными лицами и блудливыми глазами.
- А так же - с обкусанными губами. - Добавил Ал и коснулся пальцами вспухших губ Дикси. - Это я про тебя, детка - ты упустила этот момент. Заметь, что никаких телесных повреждений опытный Герт героине не нанес. Ни одного синяка - мастерская работа для "секс - машины". Ведь тебе сегодня, кажется, предстоит мелькать перед оком Сола в натуральном великолепии. - Ал живо натянул джинсы и футболку.
- Давай, выходи первый, я чуть погодя. Как представлю все эти хаханьки ... - замялась Дикси.
- Ничего такого не будет ! А ну пошли. - Ал подхватил Дикси на руки и толкнул ногой дверь. - И если будут поздравлять, не отпирайся. Дело в том, что я вчера признался Старику, что мы решили пожениться.
Новость потрясла коллектив. Отношение к жениху и невесте, действительно резко переменилось. Похоже все умилялись их раскованности и необузданному влечению. Через неделю никого не удивляло, что где-нибудь в "кадре" окружающего ландшафта, виднелась ненасытная пара, занимавшаяся любовью. Алану - таки удалось приобщить к своему жизненному кредо окружающих. Его естественное отношение к сексу, как части извечных природных явлений, его животное простодушие в удовлетворении телесных нужд и постоянная веселая вдохновленность страстью заражали Дикси.
Они искали лишь разнообразия в удовольствиях тела, находя для любви самые невероятные места. Уютные, пронизанные солнцем недра лесов, манящих к слиянию, оказались не самым лучшим местом для двуногих. В то время, как разнообразные зверюшки, птицы и насекомые, казалось, только и были заняты проблемами размножения, обнаженному человеку здесь приходилось туго. Однажды, рухнувший под напором Дикси в шелковистую траву Ал был укушен в ягодицу каким - то жучком и два дня провалялся с высокой температурой. А потом не повезло Дикси - на развалинах храма, куда они забрались, чтобы совершить ритуальный акт совокупления, пришлось опасаться многочисленных ящериц и обезьян, облюбовавших каменные лабиринты. О змеях любовники не думали, как и о том, что переплетенные корнями растений выщербленные обломки стен, не слишком надежная сцена для "театра эротических действий". Разогретый солнцем камень с остатком неведомой надписи распалял воображение. Присев на него, Дикси задрала юбку, под которой ничего не было. Ее ноги в разбитых спортивных тапочках поднялись, опираясь на плечи Ала, он ринулся в атаку - и чудом успел подхватить девушку.
Упав в обнимку рядом, они с возбуждающим ужасом наблюдали, как предательский валун скатывался вниз.
- Баста: нагулялись. Объявляю пост. - Заявил Умберто. - Алан будет моим секретарем ровно два дня. Это значит - не отлучаться от моей персоны ни на минуту. Ночевать в моей комнате. К девочке приставлена Вита - она опытная дуэнья. Послезавтра снимаем эпизод вашей встречи. Мне нужны голодные глаза.
Понятно ? Жажда, требующая утоления. Возбуждение долгой разлуки, а не пресыщение. - Старик грозно насупил седые брови.
- Ну, до пресыщения, положим, далеко, - Алан с тоской глянул на Дикси, но подчинился. Старик впервые вмешался в их отношения и только для того, чтобы ещё подогреть страсть разлукой. Он был доволен романом героев. Дикси невероятно преобразилась - нежный бутон превратился в роскошный цветок. От её тела исходили осязаемые импульсы притяжения. Так, вероятно, заманивают партнеров самки животных. Редкость, конечно редкость - девятнадцатилетнее, цветущее, полное сил существо находилось как бы в спячке, в зимнем ледяном сне. Пробуждение оказалось бурным и прекрасным. Умберто на ходу изменял сценарий, усиливая тему всепобеждающей чувственности.
Подготовка к эпизоду под водопадом заняла много времени. Сол искал нужное место для съемок, рабочие из ближайшего селения вырубали на берегу кусты, cтроили платформу для камеры, перемещали в озерце валуны, так, чтобы образовалось нечто вроде природного бассейна.
Дикси отдыхала, играя с шестью щенками овчарки, должными исполнить роли волчат, и наблюдала за тем, как вдалеке Ал соревнуется с Солом в стрельбе из лука местного туземного производства. Они не встречались уже два дня - сорок часов, казавшихся вечностью.
Немудрено, что коронный эпизод сняли почти сразу - между Дикси, плещущейся под струями водопада и следующим за ней из зарослей парнем пробегали электрические разряды. Даже смешки и хихиканье, сопровождавшие подготовку пикантных сцен прекратились. Все приумолкли, словно опасаясь, что сгустившаяся атмосфера разразиться грозой и всех присутствующих здесь сразит любовная горячка.
- Боюсь, третьего дубля они не выдержат. Этот жеребец готов ринуться в атаку прямо под моей камерой. - Предупредил Старика Сол.
- Ну и пусть резвятся. Мы уже все сделали, дорогой. - Умберто склонил к Солу седую голову: - А уж я думаю, не жениться ли на девчонке, что прибирается у меня на ранчо в вольерах ? Знаешь, парень, у нас с ней кажется что-то серьезное. - Старик снял темные очки и зоркими глазами проследил за скрывшимися в цветущих зарослях героями. Тоненькая макушка дерева, возвышающаяся над кустами начала ритмично вздрагивать.
- Вот черти ! - Восхищенно прокомментировал явление Сол. - Знаете, маэстро, это, действительно, нечто абсолютно дикое ... Мечта !
Дикси вернулась домой. На столе её комнаты ждала стопка книг, подобранных две работы по экономике стран Восточной Европы. Она посмотрела на агрессивно-красную брошюру "Этапы зачаточного капитализма Венгрии" с такой брезгливостью, будто увидела читающего таракана.
"Все, конец, - решила Дикси. - Мечты остались в зеленых дебрях, пахнущих ванилью и ландышем, растаяли, как фантастические облака. Надо жить тем, что всегда было, есть и будет в этой реальности - скукой и постоянным мучительным компромиссом". В тишине комфортабельного, блиставшего чистотой дома бродила Пат, сочинявшая очередные оправдания для вечно раздраженного мужа. Телефон молчал. За два дня он зазвонил лишь однажды - университетская приятельница сообщила Дикси, что Жан Беркинс скоропостижно скончался от злокачественной, бурно развившейся лейкемии.
"Бедняга Жанни...Ты не сказал мне правды даже в последнем, как оказалось, прощальном разговоре. А разве все, что ты говорил о прекрасной, вечной любви, было правдой? Эх, ты всегда был врунишкой, мой телефонный герой..." Дикси не могла плакать. Что-то холодное и тяжелое застыло в груди с той минуты, как из её жизни ушел Ал.
В конце съемок он признался Дикси, что заявление о помолвке было трюком, должным сбить с толку психологию обывателя, млеющего перед свадебными маршами.
- Нам прощали все шалости, потому что предвкушая долгие супружеские будни. Они, в сущности, злорадствовали, воображая семейные скандалы и неизбежный развод. Ведь я, птичка не для клетки ... Да и ты теперь тоже. Ал чмокнул её в щеку у трапа самолета. Он улетал в Лос-Анджелес, она должна была отбыть в Женеву.
В глазах Дикси метался ужас. Казалось, ещё секунда и сердце разорвется от боли.
- Не улетай, - прошептала она, боясь заикнуться о своей любви. Да и что такое любовь? "Кодовое словечко брачного ритуала", как насмешливо уверял Алан. - Не оставляй меня ... Я не смогу жить без тебя.
- Перестань, девочка ! - поморщился Ал. - К чему эта "обязательная программа" расставаний ? Ты прекрасна, горяча. У тебя впереди целый карнавал радостей. Зачем пытаться удержать отыгравшего роль Арлекина? Ну же - улыбнись, киска! Мне тоже больно, но конец - это всегда начало нового. Все лучшее, что причиталось нам двоим, мы уже слопали. Зачем же питаться объедками, когда стол полон свежих лакомств ?
- Ужасно. Ты просто ужасен, ковбой. Ты - убийца. - Дикси посмотрела на него с ненавистью и пустилась наутек, расталкивая спешащих на посадку пассажиров...
Она вздрогнула от телефонного звонка.
- Детка, я во Флориде. Лежу голый в отеле и весь на взводе, - доложил, прерывисто дыша Ал. - Выпроводил сейчас ни с чем одну очень аппетитную задницу. И все из - за тебя ... Вспомнил голенькую дикарку под струями водопада. Как ты смотрела на меня, Дикси ! Ну скажи что-нибудь, я хотя бы приласкаю твой голос ...
Дикси нажала на рычаг, оборвав связь.
Дикси чувствовала себя квартиранткой в большом доме, стараясь не попадаться на глаза в упор не замечавшего её Эрика. Патриция умоляла дочь подождать, пока отец успокоится, но, кажется, сама не верила в это. Относительно примирения с отцом у Дикси иллюзий не было - они, в сущности, давно были чужими и теперь испытывали от разрыва лишь облегчение. Жаль только мать - ускоренными темпами очаровательная Патриция превращалась в скучную престарелую даму. А ведь ей всего лишь сорок два.
В день своего рождения, 23 декабря Дикси проснулась от телефонного звонка :
- Поздравляю тебя, детка ! - зазвенел колокольчиком голос Пат, полный давно забытой весенней радости. С тобой хочет поговорить отец.
Дикси встрепенулась, отгоняя сон и сомневаясь в том, что правильно поняла мать, но в трубке зашуршало и непривычно мягкий голос Эрика как ни в чем не бывало произнес :
- Дочка, мы ждем тебя. Пожалуйста, не затягивай визит до вечера - дом ломится от подарков и вкусных вещей.
- Я... Я скоро приеду, папа ... - прошептала впавшая в оцепенение от неожиданности Дикси.
Она находилась в этом состоянии все рождественские праздники, не в силах совместить раздваивающиеся чувства : все было именно так, как мечталось с детства, но этого просто не могло быть ! День двадцатилетия, Рождество, елка, подарки, Сесиль и Маргарет, мирно беседующие у камина, Патриция, надевшая памятный браслет с бриллиантовой змейкой, Эрик ...
Он пил шампанское, обнимал жену, хвастался своей дочерью и шутил ! Эрик рассказывал анекдоты, раздавал подарки, и явно любовался Дикси - не возможно ! Дикси постоянно щипала себя за руку, прогоняя наваждение. Но мираж счастья не желал исчезать.
Пробравшись под утро в спальню дочери, Патриция зашептала :
- Девочка, послезавтра мы уезжаем ! Эрик хочет повторить "медовый месяц" ... Уже две ночи мы спим вместе ...
Она засмущалась, как гимназистка, запахивая плотнее новый нарядный пеньюар.
- Что?! - Дикси села в кровати и замотала головой. - Я не понимаю, ма... Честное слово, ничего не понимаю ! Медовый месяц ?
- Он увозит меня в Альпы. Мы поедем на автомобиле, останавливаясь в маленьких отелях, как было тогда, в наше свадебное путешествие! Мы заедем в Париж, в Вену,
в Зальцбург !
- Да что случилось ? - Дикси уставилась на мать. - Кто-то из нас сошел с ума ...
- Похоже, похоже, детка... Но какое счастливое безумие! - Пат разрыдалась на груди дочери и та по-матерински успокаивала её, ласково перебирая волосы.
Весь день перед отъездом родителей был сплошным великолепием. Казалось, под самый новый год наступила бурная весна - вмиг ожили парки и скверы, засияло сказочно - ласковое солнце. Патриция и Дикси посетили очень дорогой косметический салон, где Патриция провела почти половину дня, и не напрасно. Она помолодела лет на пятнадцать, вернув ту прическу, которую Дикси помнила с детства - мягкие, падающие на плечи волны светло-каштановых волос. Ее лицо сияло и трудно было понять, кого благодарить за это мастера-косметолога, или все же Эрика, возродившего в увядающей супруге былую, уверенную в своих женских чарах, красавицу.
Объемистый "пежо", приобретенный Эриком специально для поездки, был забит чемоданами Пат. Под руководством Дикси она обновила свой гардероб, запасаясь целой коллекцией курортной одежды - от костюмов для лыжных прогулок и бассейнов, до вечерних платьев на случай интимного ужина в ресторане.
У готового к путешествию автомобиля, Пат крепко прижала к груди дочь и шепнула :
- Я буду звонить, детка.
Эрик коротко попрощался с домочадцами и решительно направился к автомобилю. Вдруг он обернулся. Его голубые глаза устремились к дому, у подъезда которого, как на фото, стояли Маргарет, Сесиль и Дикси. На мгновение в них мелькнуло что-то похожее на призыв о помощи.
- Папа! - бросилась к нему Дикси. Она хотела сказать очень многое, но только выдавила банальность:
- Будь осторожен, береги маму!
Дикси показалось, что подбородок отца дрогнул. Он судорожно вздохнул, проглатывая сжавший горло комок:
- Ну, вот и все, Дикси ... Не люблю покидать дом ... Будь умницей, дочка и ... Прости, если я был не тем отцом ... Не таким, как тебе нужен...
Губы Эрика коснулись лба дочери и Дикси прижимаясь к его прохладной, пахнущей горьким одеколоном щеке. В одно мгновение пронеслись мысли, что делает она это впервые и что отец сказал ей сейчас самое главное. Он, всегда считавший дочку обманом злодейки-судьбы, понял, что и сам обманул её, лишив своей любви. Он догадался, что Дикси тоже могла страдать !
- С Богом, дети ! - Сесиль перекрестила вслед отбывающий автомобиль и закрыла глаза. Она не хотела, чтобы растерянно моргающая, вконец обескураженная Маргарет увидела её слезы.
Шел первый день нового года. В доме царила тишина - все ходили чуть ли не на цыпочках, говорили вполголоса, словно боясь спугнуть чудо. И опасались смотреть друг другу в глаза - Сесиль, Маргарет, Дикси. "Наверно, каждая из нас думает, что сбрендила", - догадалась Дикси, избегавшая, как и бабушки, обсуждать загадку перемены Эрика.
Звонок из Франции довершил безумие. Комиссар полиции округа Прованс сообщил госпоже Сесилии Аллен, что её дочь и зять найдены ночью в разбившемся автомобиле.
- Они не мучались, мадам. Смерть наступила мгновенно ... Мне очень жаль ... Никто не виноват. Дорога была совсем пустой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36