А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Предлагаю заменить в гербе Вальдбрунна лютики крокусами. Раз уж так все сложилось. - Дикси метнула взгляд на Сола, не ведая о судьбе завещанной ему тетради.
Алан Герт ничего не понял из многозначительной беседы, уловив лишь оптимистическое утверждение барона.
- Да, Майкл, жизнь продолжается! Мы победили и ещё здорово отыграемся... - Он с аппетитом проглотил последний пельмень и промокнул салфеткой губы. - Только сдается мне,? во всей этой истории что-то есть... Что-то этакое. - Он неопределенно покрутил рукой у виска, означая, видим, некую выходящую за рамки разумного загадочность. - Всем известно, что я далеко не мистик и презираю все эти "тонкие материи". Но кое-что, для протокола, как говорят, рассказать должен.
- Погоди, Ал! Мы готовы слушать тебя хоть до глубокой ночи, но Рудольфа беспокоит завершение трапезы. В малой голубой столовой накрыт десерт в сопровождении тончайших вин из наших погребов. Дикси подмигнула гостям, предлагая переместиться в соседнюю комнату. Нелегко все же быть баронессой, сплошные церемонии!
- Все таки дворец, скажу я вам - это дворец! Не знаю уж, в чем тут штука, а как ни строй декорации, как не ставь свет - такого эффекта не выйдет. - Заметил Сол. - Отблески солнца в хрустале и бледный огонь в камине - невероятно, несовместимо, но создает настроение! А эти старые бутылки и нежненькие, едва народившиеся цветочки так и просятся в объектив... Может, я стал слишком сентиментальным. Так всегда получается, когда чересчур много знаешь о жизни. Начинаешь любить всякую беззащитную мелкоту - букашек, пляшущие на лесной тропинке тени, убегающие солнечные зайчики, распустившиеся на один день колокольчики...
- Погоди, Сол! Ты помнишь "Берег мечты"? Ага, старина, помнишь! Я тоже. И не собираюсь забывать, будь Дикси хоть трижды замужем. Это ведь настоящее искусство, классика! - Алан с удовольствием закурил, расположившись в кресле у балкона. - Веселые были деньки, и Умберто гений! Н я помню, как не странно, ещё кое-что...
Был у нас переводчик-индус - длинный такой, оливковый...
- Господин Лакшми! Деликатный, в белой чалме! - Напомнила Дикси, сидящая на диване бок о бок с Майклом.
- Да, точно, Лакшми. Однажды он отвел нас к некой слепой ведьме, которая, якобы, умела колдовать. Ну, предсказывать будущее и прочее... Шарлатанка, естественно, грязнуля и сразу за долларами тянется, причем, десятку от единицы запросто отличает...
- Мне она гадать вовсе не стала, оттолкнула руку и деньги вернула! Зачем аферистке деньги возвращать? Наплела бы, что в голову придет... Возразила Дикси.
- В том-то и дело! Я, как ты помнишь, с Лакшми вернулся к ней... ? Герт задумчиво дегустировал вино. - Редкий букет. Хотя я предпочел бы что-нибудь посерьезнее.
Соломон скомкал салфетку и пересел к камину.
- Простите, у меня что-то нога разнылась. Это все от тех пчел, что мне посоветовала баронесса. Да ещё от Герта... И где ты научился, Ал, туману напускать? Давай короче, ведь самое интересное ещё впереди, а ты вспоминаешь доисторическое прошлое...
- Извини, забыл, что мы не рекламу сигарет снимает: улыбка до ушей: "Привет, друзья!" - и получай гонорар. Ладно. Недавно встретил этого Лакшми снова. Маленький старикашка, весь в каких-то амулетах. Он консультировал картину "Проклятие богов", как главный мистик и знаток ритуалов. Подходит ко мне и говорит: "Я много думаю о вас, господин Герт, и той юной леди. О том дне, когда мы посетили слепую Гуаре... "Представляете, излагает, будто не прошло двух десятилетий! Она, говорит, давно ушла в обитель теней и сокровенных тайн, оставив мне свои книги...
Кажется, старик собирался прочесть курс лекций, но я сослался на срочные дела, раздумывая, сколько заплатить доходяге за отличную память.
"Мне не нужны деньги и даже ваша симпатия. Но я не могу умереть спокойно, пока не расскажу правду. Я переводил тогда откровения Гуаре и не был достаточно честен. Вы смеялись над колдуньей и я боялся за вас. И я не мог тогда правильно толковать её речи... Мудрость избегает скептика.
- Да, ведь старуха нагадала тогда, что мы поженимся с тобой, Ал. И это в самом деле едва не произошло. До сих пор не понимаю, как у меня хватило духа сбежала от тебя. Словно кто-то дирижировал мной...
Сол хмыкнул и объяснил Майклу:
- Дикси была влюблена в вас до безумия, хотя просто не знала, что это за вещь и с чем её едят.
- Ты получил мой пакет?! Чего же молчал, Сол?
- Твоя тетрадь принадлежит теперь господину Артемьеву. Все написанное в ней, касается твоего мужа больше, чем любого другого человека на свете.
- Ну что за ярмарка, господа! Вы не даете мне перейти к главному. Пресек посторонние разговоры Ал. - Старик-индус смотрел на меня как провинившийся школьник. "Я тогда сказал, господин Герт, что Гуаре пророчила вам жениться на юной леди... Мне хотелось сделать вам приятное - вы были такой хорошей парой..." - Герт поперхнулся. - О'кей! Пропускаю воспоминания о наших отношениях с Дикси столетней давности... Так вот этот дряхлый звездочет прошептал, глядя мне в глаза, будто прочил конец света: "Гуаре сказала о вас: их свяжут узы жизни и смерти. И неспроста слепая Гуаре отказалась гадать девушке. Она вернула ей деньги. И сказала: "Мне не дано знать, какой путь изберет будущее. Черная карма и Белая башня решат между собой все. Но это будет нелегкая борьба".
Ал замолк, обводя глазами присутствующих. Все молчали, не зная, как отнестись к странному рассказу Герта.
- И ты, конечно, сразу смекнул, в чем дело? - хмыкнул Сол.
- Ах, я вообще ни черта не понял. Наскоро распрощался со стариком и выбросил из головы всю эту дребедень... Но вот в октябре прошлого года я узнал, что в поместье Дикси возвышается эта чертова Вайстурм! Я треснул себя ладонью по лбу и даже перекрестился. Если честно, я немного струхнул...
- Ал, у тебя получилась новелла из жизни "славного ковбоя и выдающегося мыслителя Алана Герта". Речь, насколько я понимаю, идет совсем о другом... - Тихо, но настойчиво вклинился Сол.
- Тогда рассказывай сам ? новеллу о "героическом и мудром иудее Соломоне Барсаке".
- Увы, я недостаточно красноречив. И от природы скромен. Передаю "микрофон" тебе, Герт. Только переходи сразу к делу.
- Мне кажется, я знаю, что должен сейчас услышать. - Вклинился в разговор глухой голос Барона. - Я даже уверен, что слышал эту историю тысячу раз, рассказанную голосом Дикси над моей больничной кроватью, затем невразумительным английским Рудольфа. Потом мне все очень красочно пересказала Труда, особенно, про мою руку и госпожу Девизо. Я также слышал по радио о процессе над неким синьором Хоганом, застрелившем режиссера Тино в ответ на оскорбление его личности. И ещё я читал о случившейся здесь истории в парижском журнале и даже видел свое фото. Правда, узнать ни того, ни другого не мог - ни истории, ни себя! - Майкл положил на колени жены свою забинтованную руку и Дикси покачивала её как ребенка.
- И вот наступил торжественный момент: господин Герт прибыл прямо из Лос-Анджелеса, а Соломон Барсак - из Рима, чтобы рассказать нам всю невероятную правду. - Продолжил макл. - Прошу вас, друзья, не торопитесь и постарайтесь быть как можно красноречивее. Нам с Дикси доставляет огромное удовольствие чудесная притча о нашем воскрешении.
Алан глубоко вздохнул, сосредотачиваясь, и приступил к рассказу:
- ...Конец октября. Я ушел из киномира и с головой погрузился в свой маленький автомобильный бизнес. Невеста бросила меня, великие идеи разбежались. Детишки из местного приюта, куда я регулярно вносил пожертвования, подарили мне ко дню рождения надувную куклу. Нет, не из секс-шопа. Настоящую Красную шапочку!
Звонок Барсака чуть не сбил меня с ног! Пьян, как свинья, подумал я. "Руффино - Сатана! Шеф - преступник! - кричал Сол. - Эта банда жаждет крови. Им требуется два трупа, - два!" Понадобилось минут двадцать, чтобы понять, что за контракт заключила с некой фирмой Дикси и каков замысел финала. "Вот сволочи!" - взвился я. - "На "Оскаров" тянут, бессмертие в истории кино им понадобилось... Мразь, подонки!" Мы изощрялись с Соломоном в ругательствах, а время не ждало, - я-то сидел в Лос-Анджелесе, а в австрийский Вальдбрунн уже отправился из Рима этот монстр-извращенец Руффино... Но Алан Герт на трюковых съемках собаку съел, как и на "психологии", между прочим. - Он с вызовом посмотрел на Дикси. - Живо все прикинул: возможные мотивировки, длительность диалогов плюс время на развитие действия - то есть на дорогу, сборы команды. И понял: поспею лишь к финалу, а если эти стервецы сработают чисто, подстелю героям "соломку" ведь снимаются они без дублеров... Сказал Солу: двигай, старик, в поместье, и действуй по их сценарию. Нигде не отклоняйся, чтобы не спугнуть злодеев. Они ведь ради "высокого искусства" на все пойдут. А сам ты вряд ли сумеешь уладить дело. Не проявляй инициативы, но потяни время. Раньше 23.00 чтобы ни души на Башне не было...
- Я не сразу понял из разговора с шефом, что они хотят получить "второй дубль", то есть осуществить провалившуюся идею с самоубийством... Далась им эта Башня! - Сол задумчиво изучал рисунок на скатерти. - Но когда сопоставил факты: срочный выезд операторов, Стервятника, неожиданное "откровение" Зази со мной, то понял - жидовской своей хитрой жопой допер меня используют в качестве "подсадки", чтобы спровоцировать здесь кровавую бойню. Ни времени, ни идей у меня не было. Не звонить же в полицию заберут в дурдом, а пока разберутся, будет уже поздно. Я целиком доверился Алу... Да у меня и выбора не было, я лишь тянул и тянул, стараясь выиграть время и предотвратить катастрофу. Но Хоган действовал быстрее. После того, как "стервятник" предъявил Майклу компромат, сюжет развивался по закону цепной реакции... Я лишь успел дать распоряжение дворецкому тайком пропустить машину с помощниками Ала. Пришлось поклясться на иконе Божьей Матери, что действую в интересах хозяев. Не знаю, почему старик поверил мне...
- Вот уж действительно, была нервотрепка! - Спохватился Ал. - Все в этот день опаздывало - самолеты, поезда, часы... Когда я с тремя каскадерами из моей бывшей группы и с нашей страховочной сеткой подрулил к поместью, пробило одиннадцать часов!.. Боже! Я, кажется, набил морду придирчивому охраннику и ещё приложил одного крепенького паренька, дежурившего с камерой прямо под Башней. А на Башне! Красота-то какая! Стоят двое в обнимку и ни за что не держатся - только друг за дружку. А сзади поднимается огромная луна, окутывая парочку бледным, загадочным сиянием... Ну прямо сцена на кладбище из "Жизели"... Только ещё хуже
У парня в руке что-то зажато, - пригляделся - скрипка! Отлично, думаю, может, ещё играть будет. Ан нет: никаких музицирований. Едва мои ребята сетку растянуть успели - вспорхнули голубки. И камнем - в наш сачок. Только струны взвизгнули...
Дикси сжала ладонями виски и, алебастрово побледнев, откинулась на спинку кресла.
- Прекратите, Герт! Что за изуверские шутки - ты ж не из компании Руфино. - Соломон подскочил к Дикси и протянул ей бокал вина. - Один глоток, детка!
Майкл смотрел прямо перед собой пустыми, остановившимися глазами. Сол встряхнул его за плечи:
- Без паники, господин Артемьев! Здесь в любом парке мальчишки на "тарзанке" с башен прыгают, и ещё платят за удовольствие... Вы-то в Пратере тогда здорово порезвились!
Михаил глубоко вздохнул, возвращаясь к реальности, и улыбнулся:
- На пратерских аттракционах было очень страшно... Я словно несся в пропасть, очертя голову, боясь не дотянуться, не догнать Дикси... А на Башне - блаженно... Теперь я знаю: нет выше радости, чем радость прощения. - Он наклонился к жене, коснувшись её щеки губами.
- Никогда не забуду тот поцелуй наверху, на последней точке... Ни пленка, ни холст, ни слова не способны передать это. Они бессильны уловить запредельное. В том, что случилось там, на башне, в том, что произошло с нашими судьбами, с жизнью каждого из нас - есть замысел высшего Режиссера. Я не устаю благодарить Творца за великую щедрость... - Смутившись, Дикси умолкла.
- Милая, это говорит твоя душа! В нее-то и хотели влезть "фирмачи". Они задумали вывернуть потроха наизнанку, препарировать душу и заснять, как этот механизм работает! Только не дарованными им средствами - не "великой силой искусства", нет! Скальпелем патологоанатома. Мерзавцы! - Сол в сердцах саданул кулаком по столу. Задребезжало серебро, всплеснулись в бокалах винные бури. - Они промахнулись... Мне удалось проникнуть в тайники "фирмы" и уничтожить их проклятый архив. Пусть теперь охотятся на старика Соломона - не очень-то перспективное занятие. В художественном смысле! - Он хрипло, невесело засмеялся.
- И кто тебя просил?! - возмутился Ал. - Архив мог стать неопровержимой уликой в судебном процессе. Теперь Руффино, отделавшись от Шефа, постарается выйти из воды чистеньким... Ничего, скоро этот хамелеон проглотит свой язык! - Ал победно сверкнул глазами. - Немедля запускаю новый фильм. "Полет над лунным садом". Дикси в главной роли. Господин Артемьев - консультант. Ты, Сол - действующее лицо и оператор. Симбиоз документа, психологического разбирательства и трагедии. Да и финал у меня снят - натуральный, без дублеров! Это же настоящая "пуля"... Ну, конечно, без страховочной сетки...
- Ал... Я, наверно, не поняла? Ты хочешь подхватить идею "фирмы", досняв их "сценарий"?!. Ты и вправду полагаешь, что смерть и любовь неразлучны? - Дикси недоуменно озиралась, ища сочувствия у присутствующих.
Майкл обнял ее:
- Он ошибается, девочка. Он просто слишком жизнелюбив, поэтому и заигрывает со смертью. Здоровая полнокровность... это, это... - Эх, жаль, я бы смог сыграть свою мысль. - Майкл с трудом поднял забинтованную руку. - Я хотел сказать, что очень здоровое, биологически полноценное тело подобно скафандру. Оно предохраняет душу от воздействия таких тонких материй, как музыка, сочувствие, милосердие, умиление... Ты сказала, Дикси, что искусство не в силах передать запредельное. Музыка может... Моя погибшая скрипка - могла! Теперь за неё сыграет Саша - сын стал настоящим пианистом!
- Да, да, да! - бурно поддержал Майкла Алан. - Это очень важно - сразу же задать высокий тон! Я плакал, слушая ваши пьесы, и особенно, эти "Прогулки". Что-то открылось для меня... что-то важное... - он в растерянности посмотрел на Дикси. - А знаешь, девочка, ты фантастическим права! Фантастически! - Ал взлохматил жесткие вихры:
- Понял, понял! Я, наконец, все понял! Не "Полет", а именно "Прогулки"! С беспечной радостью и насмешкой над беззубой старухой с косой. Именно так, как написал свою музыку Майкл!
Дикси встала, и подойдя к нему сзади, положила руку на плечи:
- Ты и впрямь "интеллектуальный ковбой", Ал! Просто гениальный малый. - Послушайте. - Поцеловав его в макушку, Дикси обратилась к мужчинам. - В нашем фильме будет звучать музыка Микки. И вообще, все будет, как было: с верным Соломоном, с отважным ковбоем Алом, поспевшим как раз вовремя, и с его спасительной сеткой! Под прощальное баюканье "Прогулок" мы будем мирно качаться в сетке, как в колыбели. Не разжимая объятий... Мы назовем наш фильм "Сладкий роман". Ведь этого больше всего боялась "фирма"?
- Браво, детка! Хеппи энд необходим этому миру как солнце после полярной ночи... Миру детей, запуганных темнотой, финальной неизбежной тьмой... - Ал задумался. - Как это мудрейший шеф Сола и "тонкач" Руфино упустили такую простую вещь: люди рождаются для радости! А все остальное от сатаны!
- Изощрившиеся в смаковании человеческих пороков, эти люди не знали, что формула Высокой любви проста. Грация, Фантазия, Героизм, Искусство плюс - Комедия! Они спутали одну составляющую, подменив смех смертью. - Ища поддержки, Майкл обнял жену здоровой рукой.
- Вы думаете, это должна быть комедия, Майкл? - удивленно поднял брови Ал.
- О, нет! Снимайте правдиво, и если вам не помешает соблазн украшательства, смех все равно будет! Достаточно посмотреть на меня, Сола, да и на всю эту историю серьезно!
- Ну, что же, например, Микки, комичного в такой сцене, которая, я знаю это - обязательно случится... - Под взглядами присутствующих Дикси подошла к балконной двери и, распахнув её во всю ширь, представила открывшуюся панораму.
Едва пробуждающийся для новой жизни парк спускался к реке. Садящееся за холмы солнце любовно покрывало позолотой вечерний, разомлевший перед сном мир.
- Не позже, думаю, чем через месяц, вон там, на полянке у подножия Белой башки будет бегать малышка с жесткими черными кудряшками и синими, как васильки, глазами...
Все переглянулись, опасаясь за состояние Дикси, все ещё тяжело переживающей потерю такого желанного ребенка.
- Не надо об этом, детка... - Майкл осторожно обнял жену.
- Я не свихнулась и теперь уже никогда не свихнусь. Если, конечно, не считать "безумия счастья", которым мы с Микки заболели уже давно. - Дикси достала из ящика секретера цветное фото и протянула его мужу.
Изучив изображение, Майкл блаженно закрыл глаза:
- Я невероятно счастливый Барон! И теперь точно знаю: Белая башня победила Черную карму!
Фото пошло по кругу, вызывая непроизвольные улыбки: темнокожая малышка лет четырех смотрела на мир широко распахнутыми голубыми глазами.
- А вот что пишет моя Лола: "Девочка, мы с Джеком приедем в мае и думаю, загостим надолго. Я всегда мечтала нянчить твоего ребенка. В больнице, где я работаю сиделкой, мне отдали эту сиротку. Конечно, пришлось повоевать, да и вам с бароном ещё предстоит бумажная волокита... Но все это не труднее, чем вырастить хорошего человека. Мишель подобрали полуживую в подвале, где её бросила запертой алкоголичка-мать. Теперь она почти здоровенькая и очень ждет путешествия домой..."
- Вот видите сами, Микки так похожа на своих родителей... - Дикси прижалась к Майклу. На секунду мелькнула мысль - а что подумал бы Эрик, обзаведясь темнокожей внучкой? Но сомнение тут же развеялось: дед обожал бы эту девчушку! Потому что у людей все должно быть по-людски. А значит - с любовью.
- Уфф! Шикарная история с этой малышкой! Только, надеюсь, она произойдет уже во второй серии нашего фильма. - Соломон налил себе вина. Где-то я согласен с Шефом - не стоит слишком увлекаться сладостями.
- Я рассчитываю на то, что мы проведем съемки в хорошем темпе, ? поддержал его Герт, а во время фестивального просмотра нашего фильма или на церемонии вручения "Оскаров" мне удастся завоевать сердце какой-нибудь Изабель Аджани или, ещё лучше, русской актрисы, которую "дублировала" в моем фильме Дикси.
- Я уж постараюсь вписаться в хэппи-энд и непременно заполучить русскую подружку, не затягивая удовольствия. Пора, наконец, реализовать идею законного брака - Ал подмигнул Солу. - Не грусти, старина, Башня позаботилась и о тебе. Сдается мне, совсем скоро сюда заявится милейшая гостья. Говорят, бывшая супруга Артемьева совсем не дурна, а Не обижайся, я хоть и пошляк, а ворожу не хуже этой слепой индуски. Вон какой убойный сценарий подарило мне провидение. Можно сказать, идея и герои прост свалились мне на голову.?
Алан огляделся, ища глазами хозяев, и крякнул от удовольствия: прекрасный кадр! И как здорово монтируется с финальным!
У балконного парапета тесно прижавшись стояли двое. Ветер спутал их волосы, руки сплелись. Словно ладони в мольбе, прижались друг к другу тела... Единое существо, слившиеся для совершенной гармонии половинки. Как тогда, на Башне. Только вокруг - ликует весенний свет, а в забинтованной, отяжелевшей руке маэстро нет скрипки. Той, легкой и мудрой, что лучше всех могла бы рассказать об этом.
P. S. Дикси Девизо-Артемьева.
Скоро Рождество. Посапывает сладко спящая дочка. На прибывшей из леса елке мерцает серебристая пыль. В тишине, словно хрустальные мотыльки, порхают звуки клавесина...
Исповеди и признания, спрятанные в этой тетрадке, кажутся мне теперь глупым и не слишком удачным художеством. Но три цветка на обложке взывают о милости. Я не бросаю тетрадь в камин. Я смотрю на спину играющего Майкла, на его чуть покачивающийся в такт колыбельной затылок, и не могу поверить, что весь этот необъятный покой, всю заключенную в звуках вечную нежность, прощение и любовь дарит лишь одна его рука - рука моего Микки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36